Zaino adidas nero

904 Share

Zaino adidas nero

Даже за широким кольцом терминалов она почувствовала резкий запах одеколона и поморщилась. - Замечательный одеколон, Грег. Вылил целую бутылку. Хейл включил свой компьютер. - Специально для тебя, дорогая. Он стал ждать, когда его компьютер разогреется, и Сьюзан занервничала. Что, если Хейл захочет взглянуть на включенный монитор ТРАНСТЕКСТА. Вообще-то ему это ни к чему, но Сьюзан знала, что его не удовлетворит скороспелая ложь о диагностической программе, над которой машина бьется уже шестнадцать часов. Хейл потребует, чтобы ему сказали правду. Но именно правду она не имела ни малейшего намерения ему открывать.

Я думал, что он похоронен в Доминиканской Республике. - Да нет же, черт возьми. И кто только распустил этот слух. Тело Колумба покоится здесь, в Испании. Вы ведь, кажется, сказали, что учились в университете. Беккер пожал плечами: - Наверное, в тот день я прогулял лекцию. - Испанская церковь гордится тем, что ей принадлежат его останки. Испанская церковь.

Вся деятельность в крыле, где размещалась шифровалка, якобы сводилась к попыткам зализать раны после своего фиаско ценой в два миллиарда долларов. Правду знала только элита АНБ - ТРАНСТЕКСТ взламывал сотни шифров ежедневно. В условиях, когда пользователи были убеждены, что закодированные с помощью компьютера сообщения не поддаются расшифровке - даже усилиями всемогущего АНБ, - секреты потекли рекой. Наркобароны, боссы, террористы и люди, занятые отмыванием криминальных денег, которым надоели перехваты и прослушивание их переговоров по сотовым телефонам, обратились к новейшему средству мгновенной передачи сообщений по всему миру - электронной почте. Теперь, считали они, им уже нечего было опасаться, представ перед Большим жюри, услышать собственный записанный на пленку голос как доказательство давно забытого телефонного разговора, перехваченного спутником АНБ. Никогда еще получение разведывательной информации не было столь легким делом. Шифры, перехваченные АНБ, вводились в ТРАНСТЕКСТ и через несколько минуты выплевывались из машины в виде открытого текста. Секретов отныне больше не существовало.

Какая-то бессмыслица. Вначале был зарегистрирован нормальный ввод замка, в тот момент, когда она выходила из помещения Третьего узла, однако время следующей команды отпирания показалось Сьюзан странным. Две эти команды разделяло меньше одной минуты, но она была уверена, что разговаривала с коммандером больше минуты. Сьюзан просмотрела все команды. То, что она увидела, привело ее в ужас. С интервалом в три минуты была зарегистрирована вторая серия команд запирания-отпирания. Согласно регистру, кто-то открывал ее компьютер, пока ее не было в комнате. Но это невозможно.

Стратмор подошел еще ближе. Он хотел прикоснуться к ней, но не посмел. Услышав имя Дэвида, произнесенное вслух, Сьюзан дала волю своему горю. Сначала она едва заметно вздрогнула, словно от озноба, и тут же ее захлестнула волна отчаяния. Приоткрыв дрожащие губы, она попыталась что-то сказать, но слов не последовало. Не спуская со Стратмора ледяного взгляда, Сьюзан сделала шаг вперед и протянула к нему руку с зажатым в ней предметом. Стратмор был почти уверен, что в руке Сьюзан сжимала беретту, нацеленную ему в живот, но пистолет лежал на полу, стиснутый в пальцах Хейла. Предмет, который она держала, был гораздо меньшего размера. Стратмор опустил глаза и тут же все понял. Время для него остановилось.

 - Какой смысл хлестать мертвую кобылу. Парень был уже мертв, когда прибыла скорая. Они пощупали пульс и увезли его, оставив меня один на один с этим идиотом-полицейским. Странно, - подумал Беккер, - интересно, откуда же взялся шрам. Но он тут же выбросил эту мысль из головы и перешел к главному. - А что с кольцом? - спросил он как можно более безразличным тоном. - Лейтенант рассказал вам про кольцо? - удивился Клушар, - Рассказал. - Что вы говорите! - Старик был искренне изумлен.

664 Share

Zaino adidas nero

Глаза канадца на мгновение блеснули. - Ее зовут… Не отключайся, дружище… - Роса… - Глаза Клушара снова закрылись. Приближающаяся медсестра прямо-таки кипела от возмущения. - Роса? - Беккер сжал руку Клушара. Старик застонал. - Он называл ее… - Речь его стала невнятной и едва слышной. Медсестра была уже совсем близко и что-то кричала Беккеру по-испански, но он ничего не слышал. Его глаза не отрывались от губ Клушара. Он еще раз сжал его руку, но тут наконец подбежала медсестра. Она вцепилась Беккеру в плечо, заставив его подняться - как раз в тот момент, когда губы старика шевельнулись.

В дальнем конце три полоски света, прорываясь сквозь прорези, четкими прямоугольниками падали на брусчатку мостовой. Один из прямоугольников вдруг закрыла чья-то тень. Даже не взглянув на верхушку башни, Халохот бросился к лестнице. ГЛАВА 99 Фонтейн время от времени стучал кулаком по ладони другой руки, мерил шагами комнату для заседаний, то и дело посматривая на вращающиеся огни шифровалки. - Отключить. Черт побери, немедленно отключить. Мидж появилась в дверях со свежей распечаткой в руке. - Директор, Стратмору не удается отключить ТРАНСТЕКСТ.

Именно это и нравилось ей в нем - спонтанность решений. Она надолго прижалась губами к его губам. Он обвил ее руками, и они сами собой начали стягивать с нее ночную рубашку. - Я понимаю это как знак согласия, - сказал он, и они не отрывались друг от друга всю ночь, согреваемые теплом камина. Этот волшебный вечер был шесть месяцев назад, до того как Дэвида неожиданно назначили главой факультета современных языков. С тех пор их отношения развивались с быстротой скольжения по склону горы. ГЛАВА 4 Потайная дверь издала сигнал, выведя Сьюзан из состояния печальной задумчивости. Дверь повернулась до положения полного открытия. Через пять секунд она вновь закроется, совершив вокруг своей оси поворот на триста шестьдесят градусов.

Интуиция подсказывала ей спасаться бегством, но у нее не было пароля от двери лифта. Сердце говорило ей, что она должна помочь Стратмору, но. Повернувшись в полном отчаянии, она ожидала услышать шум смертельной борьбы на полу, но все было тихо. Все вдруг сразу же смолкло: как если бы Хейл, сбив коммандера с ног, снова растворился в темноте. Сьюзан ждала, вглядываясь во тьму и надеясь, что Стратмор если и пострадал, то не сильно. После паузы, показавшейся ей вечностью, она прошептала: - Коммандер. И в тот же миг осознала свою ошибку. Она ощутила запах Хейла, но повернулась слишком поздно.

Падре Херрера, главный носитель чаши, с любопытством посмотрел на одну из скамей в центре, где начался непонятный переполох, но вообще-то это его мало занимало. Иногда кому-то из стариков, которых посетил Святой Дух, становилось плохо. Только и делов - вывести человека на свежий воздух. Халохот отчаянно озирался, но Беккера нигде не было. Сотни людей стояли на коленях перед алтарем, принимая причастие. Может быть, Беккер был среди. Халохот внимательно оглядывал согнутые спины. Он приготовился стрелять метров с пятидесяти и продвигался. El cuerpo de Jesus, el pan del cielo.

Кроме того, он был фанатом всевозможных прибамбасов, и его автомобиль стал своего рода витриной: он установил в нем компьютерную систему глобального позиционирования, замки, приводящиеся в действие голосом, пятиконечный подавитель радаров и сотовый телефонфакс, благодаря которому всегда мог принимать сообщения на автоответчик. На номерном знаке авто была надпись МЕГАБАЙТ в обрамлении сиреневой неоновой трубки. Ранняя юность Грега Хейла не была омрачена криминальными историями, поскольку он провел ее в Корпусе морской пехоты США, где и познакомился с компьютером. Он стал лучшим программистом корпуса, и перед ним замаячила перспектива отличной военной карьеры. Но за два дня до окончания третьего боевого дежурства в его будущем произошел резкий зигзаг. В пьяной драке Хейл случайно убил сослуживца. Корейское искусство самозащиты, тхеквондо, оказалось в большей мере смертоносным, нежели оборонительным. Военной службе пришел конец.

824 Share

Zaino adidas nero

Внезапно он почувствовал страшный упадок сил. Если Меган продала кольцо и улетела, нет никакой возможности узнать, где оно. Беккер закрыл глаза и попытался сосредоточиться. Итак, каков следующий шаг. Он решил подумать об этом через минуту. Сейчас ему надо было совершить давно уже откладываемую прогулку в туалетную комнату. ГЛАВА 64 Сьюзан осталась одна в тишине и сумерках Третьего узла. Стоявшая перед ней задача была проста: войти в компьютер Хейла, найти ключ и уничтожить все следы его переписки с Танкадо. Нигде не должно остаться даже намека на Цифровую крепость. Сьюзан снова завладели прежние сомнения: правильно ли они поступают, решив сохранить ключ и взломать Цифровую крепость.

Слава Богу, разрешено хоть. Стратмор требовал запретить всяческий доступ, но Фонтейн настоял на. - В шифровалке нет камер слежения? - удивился Бринкерхофф. - А что, - спросила она, не отрываясь от монитора, - нам с Кармен нужно укромное местечко. Бринкерхофф выдавил из себя нечто невразумительное. Мидж нажала несколько клавиш. - Я просматриваю регистратор лифта Стратмора.  - Мидж посмотрела в монитор и постучала костяшками пальцев по столу.  - Он здесь, - сказала она как о чем-то само собой разумеющемся.  - Сейчас находится в шифровалке.

Я все это видел, потому что прятался в подсобке. Чатрукьян хотел вызвать службу безопасности, что разрушило бы все планы Стратмора. Ну и ловок, подумала Сьюзан. На все у него готов ответ. - Отпусти меня! - попросил Хейл.  - Я ничего не сделал. - Ничего не сделал? - вскричала Сьюзан, думая, почему Стратмор так долго не возвращается.  - Вы вместе с Танкадо взяли АНБ в заложники, после чего ты и его обвел вокруг пальца. Скажи, Танкадо действительно умер от сердечного приступа или же его ликвидировал кто-то из ваших людей.

Парень побелел. Беккер попридержал его еще минутку, потом отпустил. Затем, не сводя с него глаз, нагнулся, поднял бутылки и поставил их на стол. - Ну, доволен. Тот потерял дар речи. - Будь здоров, - сказал Беккер. Да этот парень - живая реклама противозачаточных средств. - Убирайся к дьяволу! - завопил панк, видя, что над ним все смеются.

 Есть, но отец ее заблокировал. Он думает, что я балуюсь наркотиками. - А это не так? - спросил Беккер холодно, глядя на ее припухший локоть. - Конечно, нет! - возмущенно ответила девушка. Она смотрела на него невинными глазами, и Беккер почувствовал, что она держит его за дурака.  - Да будет. На вид вы человек состоятельный. Дайте немножко денег, чтобы я могла вернуться домой. Я вам все верну. Беккер подумал, что деньги, которые он ей даст, в конечном счете окажутся в кармане какого-нибудь наркоторговца из Трианы.

 Что. - Может случиться так, что компьютер, найдя нужный ключ, продолжает поиски, как бы не понимая, что нашел то, что искал.  - Стратмор смотрел на нее отсутствующим взглядом.  - Я полагаю, у этого алгоритма меняющийся открытый текст. Сьюзан затаила дыхание. Первое упоминание о меняющемся открытом тексте впервые появилось в забытом докладе венгерского математика Джозефа Харне, сделанном в 1987 году. Ввиду того что компьютеры, действующие по принципу грубой силы, отыскивают шифр путем изучения открытого текста на предмет наличия в нем узнаваемых словосочетаний, Харне предложил шифровальный алгоритм, который, помимо шифрования, постоянно видоизменял открытый текст. Теоретически постоянная мутация такого рода должна привести к тому, что компьютер, атакующий шифр, никогда не найдет узнаваемое словосочетание и не поймет, нашел ли он искомый ключ. Вся эта концепция чем-то напоминала идею колонизации Марса - на интеллектуальном уровне вполне осуществимую, но в настоящее время выходящую за границы человеческих возможностей. - Откуда вы взяли этот файл? - спросила .

263 Share

Zaino adidas nero

Хейл должен был умереть - за страну… и честь. Агентство не может позволить себе еще одного скандала. Стратмору нужен был козел отпущения. Кроме всего прочего, Хейл был настоящим ходячим несчастьем, готовым свалиться на голову в любую минуту. Из задумчивости Стратмора вывел звонок мобильного телефона, едва слышный в завывании сирен и свисте пара. Не останавливаясь, он отстегнул телефон от брючного ремня. - Говорите. - Где мой ключ? - прозвучал знакомый голос. - Кто со мной говорит? - крикнул Стратмор, стараясь перекрыть шум.

 Тогда почему бы не вызвать службу безопасности, которая могла бы его задержать. - Пока рано, - сказал Стратмор.  - Если служба безопасности обнаружит затянувшуюся надолго работу ТРАНСТЕКСТА, перед нами возникнет целый ряд новых проблем. Я хочу уничтожить все следы Цифровой крепости до того, как мы откроем двери. Сьюзан неохотно кивнула. План неплохой. Когда служба безопасности извлечет Хейла из подсобного помещения и обвинит в убийстве Чатрукьяна, он скорее всего попытается шантажировать их обнародованием информации о Цифровой крепости. Но все доказательства к этому моменту будут уничтожены, и Стратмор сможет сказать, что не знает, о чем речь.

Она уже собиралась вылезать, как вдруг ожил радиотелефон. Сьюзан быстро встала и, расплескивая воду, потянулась к трубке, лежавшей на краю раковины. - Дэвид. - Это Стратмор, - прозвучал знакомый голос. Сьюзан плюхнулась обратно в ванну. - Ох! - Она не могла скрыть разочарование.  - Здравствуйте, шеф. - Думала, кое-кто помоложе? - засмеялся Стратмор. - Да нет, сэр, - попыталась она сгладить неловкость.  - Не в этом дело… - Да в этом.

Она понимала, что не может допустить, чтобы Хейл его увидел, - последует слишком много вопросов. - Я хочу сохранить это в тайне, - сказала. Но Хейл продолжал приближаться. Когда он был уже почти рядом, Сьюзан поняла, что должна действовать. Хейл находился всего в метре от нее, когда она встала и преградила ему дорогу. Его массивная фигура буквально нависла над ней, запах одеколона ударил в ноздри. - Я сказала.  - Она смотрела ему прямо в. Хейл наклонил голову набок, явно заинтригованный такой скрытностью.

Дэвид подмигнул крошечной Сьюзан на своем мониторе. - Шестьдесят четыре буквы. Юлий Цезарь всегда с нами. Мидж развела руками. - О чем. - Квадрат Цезаря, - просияла Сьюзан.  - Читается сверху. Танкадо прислал нам письмо. ГЛАВА 122 - Шесть минут! - крикнул техник.

ОБЪЕКТ: ДЭВИД БЕККЕР - ЛИКВИДИРОВАН Коммандер опустил голову. Его мечте не суждено сбыться. ГЛАВА 104 Сьюзан вышла из комнаты. ОБЪЕКТ: ДЭВИД БЕККЕР - ЛИКВИДИРОВАН Как во сне она направилась к главному выходу из шифровалки. Голос Грега Хейла эхом отдавался в ее сознании: Сьюзан, Стратмор меня убьет, коммандер влюблен в. Она подошла к огромному круглому порталу и начала отчаянно нажимать кнопки. Дверь не сдвинулась с места. Она пробовала снова и снова, но массивная плита никак не реагировала.

351 Share

Zaino adidas nero

Беккер искал какой-нибудь перекресток, любой выход, но с обеих сторон были только запертые двери. Теперь он уже бежал по узкому проходу. Шаги все приближались. Беккер оказался на прямом отрезке, когда вдруг улочка начала подниматься вверх, становясь все круче и круче. Он почувствовал боль в ногах и сбавил скорость. Дальше бежать было некуда. Как трасса, на продолжение которой не хватило денег, улочка вдруг оборвалась. Перед ним была высокая стена, деревянная скамья и больше .

 За. - Ваши планы относительно Цифровой крепости… они рухнули. Стратмор покачал головой: - Отнюдь. - Но… служба безопасности… что. Они сейчас здесь появятся. У нас нет времени, чтобы… - Никакая служба здесь не появится, Сьюзан. У нас столько времени, сколько. Сьюзан отказывалась понимать.

Дэвид Беккер умрет. Халохот поднимался вверх с пистолетом в руке, прижимаясь вплотную к стене на тот случай, если Беккер попытается напасть на него сверху. Железные подсвечники, установленные на каждой площадке, стали бы хорошим оружием, если бы Беккер решил ими воспользоваться. Но если держать дистанцию, можно заметить его вовремя. У пистолета куда большая дальность действия, чем у полутораметрового подсвечника. Халохот двигался быстро, но осторожно. Ступени были настолько крутыми, что на них нашли свою смерть множество туристов. Это вам не Америка - никаких предупреждающих знаков, никаких поручней, никаких табличек с надписями, что страховые компании претензий не принимают. Это Испания. Если вы по глупости упадете, то это будет ваша личная глупость, кто бы ни придумал эти ступени.

 Хорошо. Давайте попробуем.  - Он потянулся к клавиатуре.  - Мистер Беккер, пожалуйста, продиктуйте надпись. Медленно и отчетливо. Дэвид Беккер начал читать, Джабба печатал следом за. Когда все было закончено, они проверили орфографические ошибки и удалили пробелы. В центре панели на экране, ближе к верхнему краю, появились буквы: QUISCUSTODIETIPSOSCUSTODES - Мне это не нравится, - тихо проговорила Сьюзан.  - Не вижу чистоты.

 Я не могу, - повторила.  - Я не могу выйти за тебя замуж.  - Она отвернулась. Ее плечи подрагивали. Она закрыла лицо руками. Дэвид не мог прийти в. - Но, Сьюзан… я думал… - Он взял ее за дрожащие плечи и повернул к. И тогда он увидел, что Сьюзан вовсе не плакала. - Я не выйду за тебя замуж! - Она расхохоталась и стукнула его подушкой.  - До тех пор, пока ты не объяснишь, что такое без воска.

Поэтому я и узнал о его намерении модифицировать Цифровую крепость. Я читал все его мозговые штурмы. Мозговые штурмы. Сьюзан замолчала. По-видимому, Стратмор проверял свой план с помощью программы Мозговой штурм. Если кто-то имеет возможность читать его электронную почту, то и остальная информация на его компьютере становится доступной… - Переделка Цифровой крепости - чистое безумие! - кричал Хейл.  - Ты отлично понимаешь, что это за собой влечет - полный доступ АНБ к любой информации.  - Сирена заглушала его слова, но Хейл старался ее перекричать.

630 Share

Zaino adidas nero

 - Звоните Танкадо. Скажите, что мы сдаемся. Немедленно! - Джабба достал из кармана мобильник.  - Давайте мне его номер. Я сам позвоню этому… - Не беспокойтесь, - прошептала Сьюзан.  - Танкадо мертв. Все замерли в изумлении. Возможные последствия полученного известия словно пулей пронзили Джаббу.

Три пальца. Дело было вовсе не и кольце, a в человеческой плоти. Танкадо не говорил, он показывал. Он открывал секрет, открывал ключ к шифру-убийце - умоляя, чтобы люди его поняли… моля Бога, чтобы его секрет вовремя достиг агентства. - Три, - прошептала она, словно оглушенная. - Три! - раздался крик Дэвида из Испании. Но в общем хаосе их никто, похоже, не слышал. - Мы тонем! - крикнул кто-то из техников. ВР начала неистово мигать, когда ядро захлестнул черный поток. Под потолком завыли сирены.

Машина была оплачена человеком в очках в тонкой металлической оправе, и он должен был его дождаться. Беккер оглянулся и, увидев, как Халохот бежит по залу аэропорта с пистолетом в руке, бросил взгляд на свою стоящую на тротуаре веспу. Я погиб. Халохот вырвался из вращающейся двери в тот момент, когда Беккер попытался завести мотоцикл. Убийца улыбнулся и начал поднимать пистолет. Заслонка. Беккер повернул рычажок под топливным баком и снова нажал на стартер. Мотор кашлянул и захлебнулся. - El anillo.

 Вы хотите сказать, что нашли этот номер. - Да, я сегодня нашел в парке чей-то паспорт. Ваш номер был записан на клочке бумаги и вложен в паспорт. Я было подумал, что это номер гостиницы, где тот человек остановился, и хотел отдать ему паспорт. Но вышла ошибка. Я, пожалуй, занесу его в полицейский участок по пути в… - Perdon, - прервал его Ролдан, занервничав.  - Я мог бы предложить вам более привлекательную идею.  - Ролдан был человек осторожный, а визит в полицию мог превратить его клиентов в бывших клиентов.  - Подумайте, - предложил .

Вы не шутите. - Если бы я шутил… Я поставил его вчера в одиннадцать тридцать вечера. Шифр до сих пор не взломан. Сьюзан от изумления застыла с открытым ртом. Она посмотрела на часы, потом на Стратмора. - Все еще не взломан. Через пятнадцать с лишним часов. Стратмор подался вперед и повернул к Сьюзан монитор компьютера. На черном поле светилось небольшое желтое окно, на котором виднелись две строчки: ВРЕМЯ ПОИСКА: 15:09:33 ИСКОМЫЙ ШИФР: Сьюзан недоуменно смотрела на экран.

Ненавидел американскую еду, американские нравы, но более всего ему было ненавистно то, что американцы железной хваткой держали мировой рынок компьютерных программ. У Стратмора был смелый план - создать всемирный стандарт шифрования с черным ходом для Агентства национальной безопасности. Он страстно желал разделить эту мечту со Сьюзан, осуществить ее с ней вместе, но знал, что это невозможно. Хотя смерть Энсея Танкадо спасет в будущем тысячи жизней, Сьюзан никогда не примет ничего подобного: она убежденная пацифистка. Я тоже пацифист, - подумал Стратмор, - я просто не могу позволить себе роскошь вести себя как пацифист. У него никогда не возникало сомнений по поводу того, кто убьет Танкадо. Танкадо находился в Испании, а Испания - вотчина Халохота. Сорокадвухлетний португальский наемник был одним из лучших профессионалов, находящихся в его распоряжении.

229 Share

Zaino adidas nero

 Сьюзан! - рявкнул голос у нее за спиной. Она в страхе повернулась, думая, что это Хейл. Однако в дверях появился Стратмор. Бледная, жуткая в тусклом свете мониторов фигура застыла, грудь шефа тяжело вздымалась. - Ком… мандер! - вскрикнула она от неожиданности.  - Хейл в Третьем узле. Он напал на. - Что. Этого не может. Он заперт внизу.

 Ты уверена, что мы должны его беспокоить. - Я не собираюсь его беспокоить, - сказала Мидж, протягивая ему трубку.  - Это сделаешь. ГЛАВА 48 - Что? - воскликнула Мидж, не веря своим ушам.  - Стратмор говорит, что у нас неверные данные. Бринкерхофф кивнул и положил трубку. - Стратмор отрицает, что ТРАНСТЕКСТ бьется над каким-то файлом восемнадцать часов. - Он был крайне со мной любезен, - просияв, сказал Бринкерхофф, довольный тем, что ему удалось остаться в живых после телефонного разговора.  - Он заверил меня, что ТРАНСТЕКСТ в полной исправности. Сказал, что он взламывает коды каждые шесть минут и делал это даже пока мы с ним говорили.

Такого понятия, как шифр, не поддающийся взлому, не существует: на некоторые из них требуется больше времени, но любой шифр можно вскрыть. Есть математическая гарантия, что рано или поздно ТРАНСТЕКСТ отыщет нужный пароль. - Простите. - Шифр не поддается взлому, - сказал он безучастно. Не поддается. Сьюзан не могла поверить, что это сказал человек, двадцать семь лет работавший с шифрами. - Не поддается, сэр? - с трудом произнесла.  - А как же принцип Бергофского. О принципе Бергофского Сьюзан узнала еще в самом начале своей карьеры.

Слишком поздно. Мы упустили что-то очень важное. На экране ВР у входа толпились и множились хакеры, число их за последние минуты удвоилось. Теперь оно начало расти в геометрической прогрессии. Хакеры подобны гиенам: это одна большая семья, радостно возвещающая о любой возможности поживиться. Лиланд Фонтейн решил, что с него довольно этого зрелища. - Выключите, - приказал.  - Выключите эту чертовщину. Джабба смотрел прямо перед собой, как капитан тонущего корабля. - Мы опоздали, сэр.

Если вычесть… - Он прав, - сказал Джабба, повернувшись к Соши.  - На этих таблицах есть числа. Количество протонов. Период полураспада. Что-нибудь, что можно было бы вычесть одно из другого. - Три минуты! - послышался крик. - А сверхкритическая масса? - предложила Соши.  - Тут сказано, что сверхкритическая масса плутония составляет тридцать пять и две десятых фунта.

Это был уже не тот раздавленный отчаянием человек, каким она видела его десять минут. Коммандер Тревор Стратмор снова стал самим собой - человеком железной логики и самообладания, делающим то, что полагалось делать. Последние слова предсмертной записки Хейла крутились у нее в голове, не повинуясь никаким приказам. И в первую очередь я искренне сожалею о Дэвиде Беккере. Простите. Я был ослеплен своими амбициями. Ее тревога не была напрасной. Дэвид в опасности… или того хуже.

243 Share

Zaino adidas nero

 - Стратмор начал спокойно излагать свой план.  - Мы сотрем всю переписку Хейла с Танкадо, уничтожим записи о том, что я обошел систему фильтров, все диагнозы Чатрукьяна относительно ТРАНСТЕКСТА, все данные о работе компьютера над Цифровой крепостью, одним словом -. Цифровая крепость исчезнет бесследно. Словно ее никогда не. Мы похороним ключ Хейла и станем молиться Богу, чтобы Дэвид нашел копию, которая была у Танкадо. Дэвид, вспомнила Сьюзан. Она заставляла себя не думать о. Ей нужно было сосредоточиться на неотложных вещах, требующих срочного решения. - Я возьму на себя лабораторию систем безопасности, - сказал Стратмор.

 - Она наклонилась к микрофону и четко произнесла: - Сьюзан Флетчер. Компьютер немедленно распознал частоту ее голоса, и дверь, щелкнув, открылась. Сьюзан проследовала. Охранник залюбовался Сьюзан, шедшей по бетонной дорожке. Он обратил внимание, что сегодня взгляд ее карих глаз казался отсутствующим, но на щеках играл свежий румянец, а рыжеватые до плеч волосы были только что высушены. От нее исходил легкий аромат присыпки Джонсонс беби. Его взгляд скользнул по стройной фигурке, задержался на белой блузке с едва различимым под ней бюстгальтером, на юбке до колен цвета хаки и, наконец, на ее ногах… ногах Сьюзан Флетчер. Трудно поверить, что такие ножки носят 170 баллов IQ. Охранник покачал головой.

 Я знаю.  - Он улыбнулся.  - Но на этот раз, - он вытянул левую руку так, чтобы она попала в камеру, и показал золотой ободок на безымянном пальце, - на этот раз у меня есть кольцо. ГЛАВА 116 - Читайте, мистер Беккер! - скомандовал Фонтейн. Джабба сидел весь потный, положив руки на клавиатуру. - Да, да, - сказал он, - читайте эту благословенную надпись. Сьюзан стояла рядом, у нее подгибались колени и пылали щеки. Все в комнате оставили свои занятия и смотрели на огромный экран и на Дэвида Беккера. Профессор вертел кольцо в пальцах и изучал надпись. - Читайте медленно и точно! - приказал Джабба.

 Несколько недель назад, когда я прослышал о том, что Танкадо предложил выставить Цифровую крепость на аукцион, я вынужден был признать, что он настроен весьма серьезно. Я понимал, что если он продаст свой алгоритм японской компании, производящей программное обеспечение, мы погибли, поэтому мне нужно было придумать, как его остановить. Я подумал о том, чтобы его ликвидировать, но со всей этой шумихой вокруг кода и его заявлений о ТРАНСТЕКСТЕ мы тут же стали бы первыми подозреваемыми. И вот тогда меня осенило.  - Он повернулся к Сьюзан.  - Я понял, что Цифровую крепость не следует останавливать. Сьюзан смотрела на него в растерянности. Стратмор продолжал: - Внезапно я увидел в Цифровой крепости шанс, который выпадает раз в жизни.

Глаза Беккера расширились. - Ты его. Двухцветный равнодушно кивнул. - Где оно? - не отставал Беккер. - Понятия не имею.  - Парень хмыкнул.  - Меган все пыталась его кому-нибудь сплавить. - Она хотела его продать. - Не волнуйся, приятель, ей это не удалось.

Сьюзан положила голову ему на грудь и слушала, как стучит его сердце. А ведь еще вчера она думала, что потеряла его навсегда. - Дэвид, - вздохнула она, заметив на тумбочке его записку.  - Скажи мне, что такое без воска. Ты же знаешь, что шифры, которые не поддаются, не выходят у меня из головы. Дэвид молчал. - Расскажи.  - Она надулась.

357 Share

Zaino adidas nero

Algo? - настаивал бармен.  - Fino. Jerez. Откуда-то сверху накатывали приглушенные волны классической музыки. Бранденбургский концерт, - подумал Беккер.  - Номер четыре. Они со Сьюзан слушали этот концерт в прошлом году в университете в исполнении оркестра Академии Святого Мартина. Ему вдруг страшно захотелось увидеть ее - сейчас .

 Меган? - позвал он и постучал. Никто не ответил, и Беккер толкнул дверь.  - Здесь есть кто-нибудь? - Он вошел. Похоже, никого. Пожав плечами, он подошел к раковине. Раковина была очень грязной, но вода оказалась холодной, и это было приятно. Плеснув водой в глаза, Беккер ощутил, как стягиваются поры. Боль стала утихать, туман перед глазами постепенно таял. Он посмотрелся в зеркало.

 Да. Шестнадцать. - Уберите пробелы, - твердо сказал Дэвид. - Дэвид? - сказала Сьюзан.  - Ты, наверное, не понял. Эти группы из четырех знаков… - Уберите пробелы, - повторил. Сьюзан колебалась недолго, потом кивнула Соши. Соши быстро удалила пробелы, но никакой ясности это не внесло. PFEESESNRETMMFHAIRWEOOIGMEENNRMА ENETSHASDCNSIIAAIEERBRNKFBLELODI Джабба взорвался: - Довольно.

Это новейшее оружие, направленное против разведслужб. Если эта программа попадет на рынок, любой третьеклассник, имеющий модем, получит возможность отправлять зашифрованные сообщения, которые АНБ не сможет прочесть. Это означает конец нашей разведки. Но мысли Сьюзан были далеко от политических последствий создания Цифровой крепости. Она пыталась осознать истинный смысл случившегося. Всю свою жизнь она посвятила взламыванию шифров, отвергая саму возможность разработки абсолютно стойкого шифра. Любой шифр можно взломать - так гласит принцип Бергофского. Она чувствовала себя атеистом, лицом к лицу столкнувшимся с Господом Богом. - Если этот шифр станет общедоступным, - прошептала она, - криптография превратится в мертвую науку.

 - Идем, - сказала она, вставая.  - Выясним, права ли. Бринкерхофф проследовал за Мидж в ее кабинет. Она села и начала, подобно пианисту-виртуозу, перебирать клавиши Большого Брата. Бринкерхофф посмотрел на мониторы, занимавшие едва ли не всю стену перед ее столом. На каждом из них красовалась печать АНБ. - Хочешь посмотреть, чем занимаются люди в шифровалке? - спросил он, заметно нервничая. - Вовсе нет, - ответила Мидж.  - Хотела бы, но шифровалка недоступна взору Большого Брата.

Если он скажет да, его подвергнут большому штрафу, да к тому же заставят предоставить одну из лучших сопровождающих полицейскому комиссару на весь уик-энд за здорово живешь. Когда Ролдан заговорил, голос его звучал уже не так любезно, как прежде: - Сэр, это Агентство услуг сопровождения Белен. Могу я поинтересоваться, кто со мной говорит. - А-а… Зигмунд Шмидт, - с трудом нашелся Беккер. - Кто вам дал наш номер. - La Guia Telefonica - желтые страницы. - Да, сэр, мы внесены туда как агентство сопровождения.  - Да-да, я и ищу спутницу.  - Беккер понял, что совершил какой-то промах. - Да, наше агентство предоставляет сопровождающих бизнесменам для обедов и ужинов.

Miglior zaino per i viaggi aerei

About Meztilkis

Беккер ощутил тупую боль в желудке. - У кого же .

Related Posts

846 Comments

Post A Comment