Zaino sottile da uomo

318 Share

Zaino sottile da uomo

Сьюзан взглянула ему в. - Вы хотите отправить его домой. - Нет. Пусть остается.  - Стратмор кивнул в сторону лаборатории систем безопасности.  - Чатрукьян уже, надеюсь, ушел. - Не знаю, я его не видела. - Господи Иисусе, - простонал Стратмор.  - Ну прямо цирк.  - Он провел рукой по подбородку, на котором темнела полуторасуточная щетина.

 - Слово элемент имеет несколько значений. - Какие же, мистер Беккер? - спросил Фонтейн. Все остальные встретили слова Беккера недоуменным молчанием. - Элементы! - повторил Беккер.  - Периодическая таблица. Химические элементы. Видел ли кто-нибудь из вас фильм Толстый и тонкий о Манхэттенском проекте. Примененные атомные бомбы были неодинаковы. В них использовалось разное топливо - разные элементы.

ГЛАВА 32 Дэвид Беккер остановился в коридоре у номера 301. Он знал, что где-то за этой витиеватой резной дверью находится кольцо. Вопрос национальной безопасности. За дверью послышалось движение, раздались голоса. Он постучал. Послышался голос с сильным немецким акцентом: - Ja. Беккер молчал. - Ja. Дверь слегка приоткрылась, и на него уставилось круглое немецкое лицо.

 - Стратмор пожал плечами.  - Имея партнера в Америке, Танкадо мог разделить два ключа географически. Возможно, это хорошо продуманный ход. Сьюзан попыталась осознать то, что ей сообщил коммандер. Она сомневалась, что Танкадо мог передать ключ какому-то человеку, который не приходился ему близким другом, и вспомнила, что в Штатах у него практически не было друзей. - Северная Дакота, - вслух произнесла она, пытаясь своим умом криптографа проникнуть в скрытый смысл этого имени.  - Что говорится в его посланиях на имя Танкадо. - Понятия не имею.

Вы рассказываете ей только то, что считаете нужным. Знает ли она, что именно вы собираетесь сделать с Цифровой крепостью. - И что. Хейл понимал: то, что он сейчас скажет, либо принесет ему свободу, либо станет его смертным приговором. Он набрал в легкие воздуха. - Вы хотите приделать к Цифровой крепости черный ход. Его слова встретило гробовое молчание. Хейл понял, что попал в яблочко.

Я не видела смысла впутывать моего спутника, да и самой впутываться в дела, связанные с полицией. Беккер рассеянно кивнул, стараясь осмыслить этот жестокий поворот судьбы. Она отдала это чертово кольцо. - Я пыталась помочь умирающему, - объясняла Росио.  - Но сам он, похоже, этого не. Он… это кольцо… он совал его нам в лицо, тыкал своими изуродованными пальцами. Он все протягивал к нам руку - чтобы мы взяли кольцо. Я не хотела брать, но мой спутник в конце концов его .

589 Share

Zaino sottile da uomo

Выхода. Судьба в это утро не была благосклонна к Беккеру. Выбегая из собора в маленький дворик, он зацепился пиджаком за дверь, и плотная ткань резко заставила его остановиться, не сразу разорвавшись. Он потерял равновесие, шатаясь, выскочил на слепящее солнце и прямо перед собой увидел лестницу. Перепрыгнув через веревку, он побежал по ступенькам, слишком поздно сообразив, куда ведет эта лестница. Теперь Дэвид Беккер стоял в каменной клетке, с трудом переводя дыхание и ощущая жгучую боль в боку. Косые лучи утреннего солнца падали в башню сквозь прорези в стенах. Беккер посмотрел .

Вопрос национальной безопасности. За дверью послышалось движение, раздались голоса. Он постучал. Послышался голос с сильным немецким акцентом: - Ja. Беккер молчал. - Ja. Дверь слегка приоткрылась, и на него уставилось круглое немецкое лицо. Дэвид приветливо улыбнулся.

У Бринкерхоффа был такой вид, словно он вот-вот лишится чувств. - Десять секунд. Глаза Сьюзан неотрывно смотрели на Танкадо. Отчаяние. Сожаление. Снова и снова тянется его рука, поблескивает кольцо, деформированные пальцы тычутся в лица склонившихся над ним незнакомцев. Он что-то им говорит. Но что. Дэвид на экране застыл в глубокой задумчивости.

Он относится к ТРАНСТЕКСТУ как к священной корове. Мидж кивнула. В глубине души она понимала, что абсурдно обвинять в нерадивости Стратмора, который был беззаветно предан своему делу и воспринимал все зло мира как свое личное. Попрыгунчик был любимым детищем коммандера, смелой попыткой изменить мир. Увы, как и большинство других поисков божества, она закончилась распятием. - Хорошо, - сказала.  - Я немного погорячилась. - Немного? - Глаза Бринкерхоффа сузились.

Взбираясь по решетчатым ступенькам, Сьюзан смотрела на массивную дубовую дверь кабинета, украшенную эмблемой АНБ, на которой был изображен могучий орел, терзающий когтями старинную отмычку. За этой дверью находился один из самых великих людей, которых ей довелось знать. Пятидесятишестилетний коммандер Стратмор, заместитель оперативного директора АНБ, был для нее почти как отец. Именно он принимал ее на работу, именно он сделал АНБ для нее родным домом. Когда десять лет назад Сьюзан поступила в агентство, Стратмор возглавлял Отдел развития криптографии, являвшийся тренировочной площадкой для новых криптографов, криптографов мужского пола. Хотя Стратмор терпеть не мог выделять кого-нибудь из подчиненных, он с особым вниманием относился к своей единственной сотруднице. Когда его обвиняли в фаворитизме, он в ответ говорил чистую правду: Сьюзан Флетчер - один из самых способных новых сотрудников, которых он принял на работу. Это заявление не оставляло места обвинениям в сексуальном домогательстве, однако как-то один из старших криптографов по глупости решил проверить справедливость слов шефа. Однажды, в первый год своей работы в агентстве, Сьюзан заглянула в комнату новых криптографов за какими-то бумагами. Уже направляясь к двери, она увидела свое фото на доске объявлений и едва не лишилась чувств.

Они ничего не питают, ни к чему не относятся, никуда не ведут и обычно удаляются в процессе окончательной проверки и антивирусной обработки. Джабба взял в руки распечатку. Фонтейн молча стоял. Сьюзан заглянула в распечатку через плечо Джаббы. - Выходит, нас атакует всего лишь первый набросок червя Танкадо. - Набросок или отшлифованный до блеска экземпляр, - проворчал Джабба, - но он дал нам под зад коленом. - Не верю, - возразила Сьюзан.  - Танкадо был известен стремлением к совершенству.

864 Share

Zaino sottile da uomo

Это означает конец нашей разведки. Но мысли Сьюзан были далеко от политических последствий создания Цифровой крепости. Она пыталась осознать истинный смысл случившегося. Всю свою жизнь она посвятила взламыванию шифров, отвергая саму возможность разработки абсолютно стойкого шифра. Любой шифр можно взломать - так гласит принцип Бергофского. Она чувствовала себя атеистом, лицом к лицу столкнувшимся с Господом Богом. - Если этот шифр станет общедоступным, - прошептала она, - криптография превратится в мертвую науку. Стратмор кивнул: - Это наименьшая из наших проблем. - Не можем ли мы подкупить Танкадо. Я знаю, он нас ненавидит, но что, если предложить ему несколько миллионов долларов.

ГЛАВА 81 С мутными слезящимися глазами Беккер стоял возле телефонной будки в зале аэровокзала. Несмотря на непрекращающееся жжение и тошноту, он пришел в хорошее расположение духа. Все закончилось. Действительно закончилось. Теперь можно возвращаться домой. Кольцо на пальце и есть тот Грааль, который он искал. Беккер поднял руку к свету и вгляделся в выгравированные на золоте знаки. Его взгляд не фокусировался, и он не мог прочитать надпись, но, похоже, она сделана по-английски. Первая буква вроде бы О, или Q, или ноль: глаза у него так болели.

Она взглянула на скоростное печатное устройство позади письменного стола шефа. В нем ничего не. - Сьюзан, - тихо сказал Стратмор, - с этим сначала будет трудно свыкнуться, но все же послушай меня хоть минутку.  - Он прикусил губу.  - Шифр, над которым работает ТРАНСТЕКСТ, уникален. Ни с чем подобным мы еще не сталкивались.  - Он замолчал, словно подбирая нужные слова.  - Этот шифр взломать невозможно.

Давай выбираться отсюда. Внезапно Стратмор сбросил оцепенение. - Иди за мной! - сказал. И направился в сторону люка. - Коммандер. Хейл очень опасен. Он… Но Стратмор растворился в темноте. Сьюзан поспешила за ним, пытаясь увидеть его силуэт.

Он уже ничего не видел и только чувствовал, как тошнотворный комок подкатил к горлу. Его крик эхом отозвался в черноте, застилавшей. Беккер не знал, сколько времени пролежал, пока над ним вновь не возникли лампы дневного света. Кругом стояла тишина, и эту тишину вдруг нарушил чей-то голос. Кто-то звал. Он попытался оторвать голову от пола. Мир кругом казался расплывчатым, каким-то водянистым. И снова этот голос.

 Это долгая история. Она повернулась к монитору и показала на работающего Следопыта. - Я никуда не спешу. Стратмор сокрушенно вздохнул и начал мерить шагами комнату. - Очевидно, когда Танкадо умер, рядом находились свидетели. Согласно словам офицера, который отвел Дэвида в морг, некий канадский турист сегодня утром в панике позвонил в полицию и сказал, что у одного японца в парке случился сердечный приступ. Прибыв на место, офицер увидел мертвого Танкадо, рядом с которым находился упомянутый канадец, и тут же по рации вызвал скорую. Когда санитары отвезли тело Танкадо в морг, офицер попытался расспросить канадца о том, что произошло. Единственное, что он понял из его сбивчивого рассказа, - это что перед смертью Танкадо отдал кольцо. - Танкадо отдал кольцо? - скептически отозвалась Сьюзан.

126 Share

Zaino sottile da uomo

В этот момент в нескольких метрах под помещением шифровалки Стратмор сошел с лестницы на площадку. Сегодняшний день стал для него днем сплошных фиаско. То, что началось как в высшей степени патриотическая миссия, самым неожиданным образом вышло из-под контроля. Коммандер был вынужден принимать невероятные решения, совершать чудовищные поступки, на которые, как ему казалось раньше, не был способен. Это единственное решение. Единственное, что остается. Нужно было думать о долге - о стране и о чести. Стратмор полагал, что у него еще есть время.

Она отправляла его на фиктивный адрес этого клиента, и переадресующая компания, выполняя свои договорные обязательства, пересылала этот маяк на подлинный адрес. Попав по назначению, программа фиксировала свое местонахождение в Интернете и передавала его в АНБ, после чего бесследно уничтожала маяк. Начиная с того дня, анонимные переадресующие компании перестали быть для АНБ источником серьезных неприятностей. - Вы сможете его найти? - спросил Стратмор. - Конечно. Почему вы не позвонили мне раньше. - Честно говоря, - нахмурился Стратмор, - я вообще не собирался этого делать. Мне не хотелось никого в это впутывать. Я сам попытался отправить твой маячок, но ты использовала для него один из новейших гибридных языков, и мне не удалось привести его в действие.

За открытыми воротами виднелась площадь, на которой не было ни души, а за ней, вдали, - стены Санта-Круса. Беккер не мог исчезнуть, тем более так. Халохот оглядел дворик. Он. Он должен быть. Дворик под названием Апельсиновый сад прославился благодаря двум десяткам апельсиновых деревьев, которые приобрели в городе известность как место рождения английского мармелада. В XVI11 веке некий английский купец приобрел у севильской церкви три десятка бушелей апельсинов и, привезя их в Лондон, обнаружил, что фрукты горькие и несъедобные. Он попытался сделать из апельсиновой кожуры джем, но чтобы можно было взять его в рот, в него пришлось добавить огромное количество сахара. Так появился апельсиновый мармелад. Халохот пробирался между деревьями с пистолетом в руке.

 - Вы отправили его в Испанию? - В ее голосе послышались сердитые нотки.  - Зачем. Стратмор казался озадаченным. Он не привык, чтобы кто-то повышал на него голос, пусть даже это был его главный криптограф. Он немного смешался. Сьюзан напряглась как тигрица, защищающая своего детеныша. - Сьюзан, ты же говорила с. Разве Дэвид тебе не объяснил. Она была слишком возбуждена, чтобы ответить.

В этот момент в тридцати метрах от них, как бы отвергая мерзкие признания Стратмора, ТРАНСТЕКСТ издал дикий, душераздирающий вопль. Звук был совершенно новым - глубинным, зловещим, нарастающим, похожим на змею, выползающую из бездонной шахты. Похоже, фреон не достиг нижней части корпуса. Коммандер отпустил Сьюзан и повернулся к своему детищу стоимостью два миллиарда долларов. Глаза его расширились от ужаса. - Нет! - Он схватился за голову.  - Нет. Шестиэтажная ракета содрогалась. Стратмор нетвердыми шагами двинулся к дрожащему корпусу и упал на колени, как грешник перед лицом рассерженного божества. Все предпринятые им меры оказались бесполезными.

Люди отпивали по глотку вина, крестились и поднимались, направляясь к выходу. Хорошо бы помедленнее. Беккеру не хотелось так быстро уходить от алтаря, но когда две тысячи людей ждут причастия, а обслуживают их всего восемь священнослужителей, было бы неприличным медлить с этим священным глотком. Чаша была уже совсем близко, когда Халохот заметил человека в пиджаке и брюках разного цвета. - Estas ya muerto, - тихо прошептал он, двигаясь по центральному проходу. Ты уже мертвец. Времени на какие-либо уловки уже не. Два выстрела в спину, схватить кольцо и исчезнуть. Самая большая стоянка такси в Севилье находилась всего в одном квартале от Матеус-Гаго.

565 Share

Zaino sottile da uomo

Сьюзан потеряла счет времени, потраченного на ожидание Следопыта. Два часа. Три. Она перевела взгляд на пустую шифровалку. Скорее бы просигналил ее терминал. Но тот молчал. Конец лета. Солнце уже зашло. Над головой автоматически зажглись лампы дневного света.

Он поднял глаза на видеомониторы, и у него закружилась голова. Одна и та же картинка смотрела на него со всех двенадцати мониторов наподобие какого-то извращенного балета. Вцепившись руками в спинку стула, Бринкерхофф в ужасе смотрел на экраны. - Чед? - услышал он голос у себя за спиной. Обернувшись, Бринкерхофф начал всматриваться в темноту. Мидж как ни чем не бывало стояла в приемной возле двойной двери директорского кабинета и протягивала к нему руку ладонью вверх. - Ключ, Чед. Бринкерхофф покраснел до корней волос и повернулся к мониторам. Ему хотелось чем-то прикрыть эти картинки под потолком, но. Он был повсюду, постанывающий от удовольствия и жадно слизывающий мед с маленьких грудей Кармен Хуэрты.

Он всегда питал слабость к Мидж Милкен. Умница, да к тому же единственная женщина, не упускавшая случая с ним пококетничать.  - Как твои дела. - Не жалуюсь. Джабба вытер губы. - Ты на месте. - А-га. - Не хочешь составить мне компанию.

Дэвид Беккер должен был погибнуть за первое, второе и третье. ГЛАВА 103 Стратмор возник из аварийного люка подобно Лазарю, воскресшему из мертвых. Несмотря на промокшую одежду, он двигался легкой походкой. Коммандер шел в Третий узел - к Сьюзан. К своему будущему. Шифровалка снова купалась в ярких огнях. Внизу фреон протекал сквозь дымящийся ТРАНСТЕКСТ, как обогащенная кислородом кровь. Стратмор знал, что охладителю потребуется несколько минут, чтобы достичь нижней части корпуса и не дать воспламениться расположенным там процессорам. Он был уверен, что все сделал вовремя, и усмехнулся. Он не сомневался в своей победе, не зная, что опоздал.

Стоявшая за стойкой симпатичная андалузка посмотрела на него и ответила с извиняющейся улыбкой: - Acaba de salir. Вы на чуть-чуть опоздали.  - Ее слова словно повисли в воздухе. Все-таки он опоздал. Плечи Беккера обмякли. - А на этот рейс были свободные места. - Сколько угодно, - улыбнулась женщина.  - Самолет улетел почти пустой.

ГЛАВА 61 Джабба лежал на спине, верхняя часть туловища скрывалась под разобранным компьютером. Во рту у него был фонарик в виде авторучки, в руке - паяльник, а на животе лежала большая схема компьютера. Он только что установил новый комплект аттенюаторов на неисправную материнскую плату, когда внезапно ожил его мобильный. - Проклятие! - выругался он, потянувшись к телефону сквозь сплетение проводов.  - Джабба слушает. - Джабба, это Мидж. Он просиял. - Второй раз за один вечер. Что подумают люди. - В шифровалке проблемы.

396 Share

Zaino sottile da uomo

Это приказ. Чатрукьян замер от неожиданности. - Но, сэр, мутация… - Немедленно! - крикнул Стратмор. Чатрукьян некоторое время смотрел на него, лишившись дара речи, а потом бегом направился прочь из шифровалки. Стратмор повернулся и с удивлением увидел Хейла. Сьюзан поняла, в чем дело: все это время Хейл вел себя тихо, подозрительно тихо, поскольку отлично знал, что нет такой диагностики, в которой использовалась бы цепная мутация, тем более такая, которая занимала ТРАНСТЕКСТ уже восемнадцать часов. Хейл не проронил ни слова. Казалось, вспыхнувшая на его глазах перепалка абсолютно его не касается. Очевидно, Стратмор вдруг задумался:. У Сьюзан имелся на это ответ.

Как и многие другие сотрудники АНБ, он использовал разработанную агентством программу Мозговой штурм - безопасный способ разыгрывать сценарий типа Что, если?. на защищенном от проникновения компьютере. Мозговой штурм был своего рода разведывательным экспериментом, который его создатели называли Симулятором причин и следствий. Сначала он предназначался для использования в ходе избирательных кампаний как способ создания в режиме реального времени моделей данной политической среды. Загруженная громадным количеством информации программа создавала паутину относительных величин - гипотетическую модель взаимодействия политических переменных, включая известных политиков, их штабы, личные взаимоотношения, острые проблемы, мотивации, отягощенные такими факторами, как секс, этническая принадлежность, деньги и власть. Пользователь имел возможность создать любую гипотетическую ситуацию, и Мозговой штурм предсказывал, как эта ситуация повлияет на среду. Коммандер относился к этой программе с религиозным трепетом, но использовал ее не в политических целях: она служила ему для расчета времени, оценки информации и схематического отображения ситуации, выработки сложных стратегических решений и своевременного выявления слабых мест. Сьюзан не оставляло подозрение, что в компьютере шефа кроется нечто, чему в один прекрасный день суждено изменить весь мир. Да, я была с ним слишком сурова, - подумала Сьюзан. Ее мысли были прерваны внезапным звуковым сигналом входной двери Третьего узла.

Сьюзан пойдет со. А вы останетесь. - Мне неприятно тебе это говорить, - сказал Стратмор, - но лифт без электричества - это не лифт. - Вздор! - крикнул Хейл.  - Лифт подключен к энергоснабжению главного здания. Я видел схему. - Да мы уже пробовали, - задыхаясь, сказала Сьюзан, пытаясь хоть чем-то помочь шефу.  - Он обесточен. - Вы оба настолько заврались, что в это даже трудно поверить.

И все переформатирую. - Нет! - жестко парировал Стратмор.  - Не делай. Скорее всего Хейл держит там копию ключа. Она мне нужна. Сьюзан даже вздрогнула от неожиданности. - Вам нужен ключ. Я поняла так, что весь смысл в том, чтобы его уничтожить.

Смит был прав. Между деревьев в левой части кадра что-то сверкнуло, и в то же мгновение Танкадо схватился за грудь и потерял равновесие. Камера, подрагивая, словно наехала на него, и кадр не сразу оказался в фокусе. А Смит тем временем безучастно продолжал свои комментарии: - Как вы видите, у Танкадо случился мгновенный сердечный приступ. Сьюзан стало дурно оттого, что она увидела. Танкадо прижал изуродованную руку к груди с выражением недоумения и ужаса на лице. - Вы можете заметить, - продолжал Смит, - что взгляд его устремлен. Он ни разу не посмотрел по сторонам. - Это так важно? - полувопросительно произнес Джабба. - Очень важно, - сказал Смит.

Сигналы продолжались. Источник их находился где-то совсем близко. Сьюзан поворачивалась то влево, то вправо. Она услышала шелест одежды, и вдруг сигналы прекратились. Сьюзан замерла. Мгновение спустя, как в одном из самых страшных детских кошмаров, перед ней возникло чье-то лицо. Зеленоватое, оно было похоже на призрак. Это было лицо демона, черты которого деформировали черные тени.

712 Share

Zaino sottile da uomo

Это культовая фигура, икона в мире хакеров. Если Танкадо говорит, что алгоритм не поддается взлому, значит, так оно и. - Но ведь для обычных пользователей они все не поддаются взлому. - Верно… - Стратмор задумался.  - На какое-то время. - Что это. Стратмор вздохнул: - Двадцать лет назад никто не мог себе представить, что мы научимся взламывать ключи объемом в двенадцать бит. Но технология не стоит на месте.

Фонтейн промолчал. И словно по волшебству в этот момент открылась дверь, и в комнату оперативного управления, запыхавшись, вбежала Мидж. Поднявшись на подиум, она крикнула: - Директор. На коммутатор поступает сообщение. Фонтейн тотчас повернулся к стене-экрану. Пятнадцать секунд спустя экран ожил. Сначала изображение на экране было смутным, точно смазанным сильным снегопадом, но постепенно оно становилось все четче и четче. Это была цифровая мультимедийная трансляция - всего пять кадров в секунду. На экране появились двое мужчин: один бледный, коротко стриженный, другой - светловолосый, с типично американской внешностью.

Он смотрел в ее глаза, надеясь увидеть в них насмешливые искорки. Но их там не. - Сью… зан, - заикаясь, начал.  - Я… я не понимаю. - Я не могу, - повторила.  - Я не могу выйти за тебя замуж.  - Она отвернулась. Ее плечи подрагивали. Она закрыла лицо руками.

Он присмотрелся внимательнее. Офицер выключил свет, и комната погрузилась в темноту. - Подождите, - сказал Беккер.  - Включите на секунду. Лампы, замигав, зажглись. Беккер поставил коробку на пол и подошел к столу. Наклонился и осмотрел пальцы левой руки. Лейтенант следил за его взглядом.

Она услышала шелест одежды, и вдруг сигналы прекратились. Сьюзан замерла. Мгновение спустя, как в одном из самых страшных детских кошмаров, перед ней возникло чье-то лицо. Зеленоватое, оно было похоже на призрак. Это было лицо демона, черты которого деформировали черные тени. Сьюзан отпрянула и попыталась бежать, но призрак схватил ее за руку. - Не двигайся! - приказал. На мгновение ей показалось, что на нее были устремлены горящие глаза Хейла, но прикосновение руки оказалось на удивление мягким. Это был Стратмор. Лицо его снизу подсвечивалось маленьким предметом, который он извлек из кармана.

 Стопроцентный бестселлер. Она засмеялась. - Сам удивишься. Дэвид сунул руку в карман халата и вытащил маленький предмет. - Закрой. У меня есть кое-что для. Она зажмурилась. - Попробую угадать.

679 Share

Zaino sottile da uomo

Что же, это очередной Попрыгунчик. Вторично разоблачив попытку АНБ пристроить к алгоритму черный ход, Грег Хейл превратится в мировую знаменитость. И одновременно пустит АНБ ко дну. Сьюзан внезапно подумала, что Хейл, возможно, говорит правду, но потом прогнала эту мысль. Нет, решила. Конечно. Хейл продолжал взывать к ней: - Я отключил Следопыта, подумав, что ты за мной шпионишь. Заподозрила, что с терминала Стратмора скачивается информация, и вот-вот выйдешь на .

Я хотел уйти с сознанием, что добился своей цели. - Но вы добились своей цели, - словно со стороны услышала Сьюзан собственный голос, - Вы создали ТРАНСТЕКСТ. Казалось, Стратмор ее не слышал. - В последние несколько лет наша работа здесь, в агентстве, становилась все более трудной. Мы столкнулись с врагами, которые, как мне казалось, никогда не посмеют бросить нам вызов. Я говорю о наших собственных гражданах. О юристах, фанатичных борцах за гражданские права, о Фонде электронных границ - они все приняли в этом участие, но дело в другом. Дело в людях. Они потеряли веру.

ORG У человека, назвавшегося Северной Дакотой, анонимные учетные данные, но Сьюзан знала, что это ненадолго. Следопыт проникнет в ARA, отыщет Северную Дакоту и сообщит истинный адрес этого человека в Интернете. Если все сложится нормально, она скоро выяснит местонахождение Северной Дакоты, и Стратмор конфискует ключ. Тогда дело будет только за Дэвидом. Когда он найдет копию ключа, имевшуюся у Танкадо, оба экземпляра будут уничтожены, а маленькая бомба с часовым механизмом, заложенная Танкадо, - обезврежена и превратится во взрывное устройство без детонатора. Сьюзан еще раз прочитала адрес на клочке бумаги и ввела информацию в соответствующее поле, посмеялась про себя, вспомнив о трудностях, с которыми столкнулся Стратмор, пытаясь самолично запустить Следопыта. Скорее всего он проделал это дважды и каждый раз получал адрес Танкадо, а не Северной Дакоты. Элементарная ошибка, подумала Сьюзан, Стратмор, по-видимому, поменял местами поля информации, и Следопыт искал учетные данные совсем не того пользователя. Она завершила ввод данных и запустила Следопыта. Затем щелкнула по кнопке возврат.

 Я сказал тебе - подними. Одуревшие от наркотиков панки за соседними столиками начали поворачивать головы в их сторону, привлеченные перепалкой. - Не советую тебе так себя вести, парень, - тихо сказал Беккер. - Я тебя предупредил! - кипятился панк.  - Это мой столик. Я прихожу сюда каждый вечер. Подними, говорю. Беккер терял терпение.

Извините. Дэвид - это отличная кандидатура. Стратмор отрешенно кивнул: - Он вернется сегодня вечером. Сьюзан представила себе, что пришлось пережить коммандеру, - весь этот груз бесконечного ожидания, бесконечные часы, бесконечные встречи. Говорили, что от него уходит жена, с которой он прожил лет тридцать. А в довершение всего - Цифровая крепость, величайшая опасность, нависшая над разведывательной службой. И со всем этим ему приходится справляться в одиночку. Стоит ли удивляться, что он находится на грани срыва?. - С учетом обстоятельств, я полагаю, - сказала Сьюзан, - вам все же нужно позвонить директору. Стратмор покачал головой, и капля пота с его лба упала на стол.

 Послушай, Мидж, к Стратмору я не отношусь ни плохо ни хорошо. Ну, понимаешь, он криптограф. Они все, как один, - эгоцентристы и маньяки. Если им что нужно, то обязательно еще вчера. Каждый затраханный файл может спасти мир. - И что же из этого следует. - Из этого следует, - Джабба шумно вздохнул, - что Стратмор такой же псих, как и все его сотруднички. Однако я уверяю тебя, что ТРАНСТЕКСТ он любит куда больше своей дражайшей супруги.

654 Share

Zaino sottile da uomo

В подобной ситуации надо известить только одного человека - старшего администратора систем безопасности АНБ, одышливого, весящего четыреста фунтов компьютерного гуру, придумавшего систему фильтров Сквозь строй. В АНБ он получил кличку Джабба и приобрел репутацию полубога. Он бродил по коридорам шифровалки, тушил бесконечные виртуальные пожары и проклинал слабоумие нерадивых невежд. Чатрукьян знал: как только Джабба узнает, что Стратмор обошел фильтры, разразится скандал. Какая разница? - подумал.  - Я должен выполнять свои обязанности. Он поднял телефонную трубку и набрал номер круглосуточно включенного мобильника Джаббы. ГЛАВА 45 Дэвид Беккер бесцельно брел по авенида дель Сид, тщетно пытаясь собраться с мыслями.

Должен быть способ убедить его не выпускать ключ из рук. Мы обязаны утроить самое высокое сделанное ему предложение. Мы можем восстановить его репутацию. Мы должны пойти на. - Слишком поздно, - сказал Стратмор. Он глубоко вздохнул.  - Сегодня утром Энсея Танкадо нашли мертвым в городе Севилья, в Испании. ГЛАВА 8 Двухмоторный Лирджет-60 коснулся раскаленной посадочной полосы. Голый ландшафт испанской нижней Эстремадуры бежал за окном, слившись в неразличимый фон, затем замедлил свой бег. - Мистер Беккер! - послышался голос.

Он стирает только те файлы, которые отвечают определенным параметрам. - Вы хотите сказать, что он не нападет на весь банк данных? - с надеждой спросил Бринкерхофф.  - Это ведь хорошо, правда. - Нет! - взорвался Джабба.  - Это плохо. Это очень и очень плохо. - Спокойствие, - потребовал Фонтейн.  - На какие же параметры нацелен этот червь. На военную информацию.

Два безжизненных глаза неподвижно смотрят из-за очков в тонкой металлической оправе. Человек наклонился, и его рот оказался у самого уха двухцветного. Голос был странный, какой-то сдавленный: - Adonde file. Куда он поехал? - Слова были какие-то неестественные, искаженные. Панк замер. Его парализовало от страха. - Adonde fue? - снова прозвучал вопрос.  - Американец. - В… аэропорт. Aeropuerto, - заикаясь сказал Двухцветный.

 - Он улыбнулся.  - Поверь. При первых же признаках опасности я отправлю к нему профессионалов. Слова Стратмора внезапно были прерваны постукиванием по стеклянной стене Третьего узла. Они обернулись. Сотрудник отдела обеспечения системной безопасности Фил Чатрукьян, приникнув лицом к стеклу, отчаянно барабанил по нему, стараясь разглядеть, есть ли кто-нибудь внутри. Он что-то говорил, но сквозь звуконепроницаемую перегородку слов не было слышно. У него был такой вид, словно он только что увидел привидение.

Эти группы из четырех знаков… - Уберите пробелы, - повторил. Сьюзан колебалась недолго, потом кивнула Соши. Соши быстро удалила пробелы, но никакой ясности это не внесло. PFEESESNRETMMFHAIRWEOOIGMEENNRMА ENETSHASDCNSIIAAIEERBRNKFBLELODI Джабба взорвался: - Довольно. Игра закончена. Червь ползет с удвоенной скоростью. У нас осталось всего восемь минут. Мы ищем число, а не произвольный набор букв.

438 Share

Zaino sottile da uomo

 Успокойтесь, Джабба, - приказал директор, - и доложите ситуацию. Насколько опасен вирус. Джабба пристально посмотрел на директора и вдруг разразился смехом. - Вирус? - Его грубый хохот разнесся по подземелью.  - Так вы считаете, что это вирус. Фонтейн оставался невозмутимым. Грубость Джаббы была недопустима, но директор понимал, что сейчас не время и не место углубляться в вопросы служебной этики. Здесь, в командном центре, Джабба выше самого Господа Бога, а компьютерные проблемы не считаются со служебной иерархией. - Это не вирус? - с надеждой в голосе воскликнул Бринкерхофф. Джабба презрительно хмыкнул.

Мозговой штурм был своего рода разведывательным экспериментом, который его создатели называли Симулятором причин и следствий. Сначала он предназначался для использования в ходе избирательных кампаний как способ создания в режиме реального времени моделей данной политической среды. Загруженная громадным количеством информации программа создавала паутину относительных величин - гипотетическую модель взаимодействия политических переменных, включая известных политиков, их штабы, личные взаимоотношения, острые проблемы, мотивации, отягощенные такими факторами, как секс, этническая принадлежность, деньги и власть. Пользователь имел возможность создать любую гипотетическую ситуацию, и Мозговой штурм предсказывал, как эта ситуация повлияет на среду. Коммандер относился к этой программе с религиозным трепетом, но использовал ее не в политических целях: она служила ему для расчета времени, оценки информации и схематического отображения ситуации, выработки сложных стратегических решений и своевременного выявления слабых мест. Сьюзан не оставляло подозрение, что в компьютере шефа кроется нечто, чему в один прекрасный день суждено изменить весь мир. Да, я была с ним слишком сурова, - подумала Сьюзан. Ее мысли были прерваны внезапным звуковым сигналом входной двери Третьего узла. Стратмор чуть ли не вбежал в комнату.

Внезапно он взвился в воздух и боком полетел вниз, прямо над Беккером, распростертым на животе с вытянутыми вперед руками, продолжавшими сжимать подсвечник, об который споткнулся Халохот. Халохот ударился сначала о внешнюю стену и только затем о ступени, после чего, кувыркаясь, полетел головой. Пистолет выпал из его рук и звонко ударился о камень. Халохот пролетел пять полных витков спирали и замер. До Апельсинового сада оставалось всего двенадцать ступенек. ГЛАВА 101 Дэвид Беккер никогда не держал в руках оружия. Сейчас ему пришлось это сделать. Скрюченное тело Халохота темнело на тускло освещенной лестнице Гиральды. Беккер прижал дуло к виску убийцы и осторожно наклонился.

И на другом конце сразу же сняли трубку. - Buenas noches, Mujeres Espana. Чем могу служить. Беккер держался той же версии: он - немецкий турист, готовый заплатить хорошие деньги за рыжеволосую, которую сегодня нанял его брат. На этот раз ему очень вежливо ответили по-немецки, но снова сказали, что рыжих девочек у них. - Keine Rotkopfe, простите.  - Женщина положила трубку. Вторая попытка также ни к чему не привела. Беккер заглянул в телефонный справочник. Оставался последний номер.

Когда серебряный кубок оказался на уровне его глаз, возникло какое-то движение, и в полированной поверхности смутно отразилась приближающаяся фигура. Беккер заметил металлический блеск в тот самый миг, когда убийца поднимал пистолет, и, как спринтер, срывающийся с места при звуке стартового выстрела, рванулся. Насмерть перепуганный священник упал, чаша взлетела вверх, и красное вино разлилось по белому мрамору пола. Монахи и служки у алтаря бросились врассыпную, а Беккер тем временем перемахнул через ограждение. Глушитель кашлянул, Беккер плашмя упал на пол. Пуля ударилась о мрамор совсем рядом, и в следующее мгновение он уже летел вниз по гранитным ступеням к узкому проходу, выходя из которого священнослужители поднимались на алтарь как бы по милости Божьей. У подножия ступенек Беккер споткнулся и, потеряв равновесие, неуправляемо заскользил по отполированному камню. Острая боль пронзила вес его тело, когда он приземлился на бок, но мгновение спустя он уже был на ногах и, скрываемый занавешенным входом, сбежал вниз по деревянным ступенькам.

Меган сказала, что, если тереть глаза, будет только хуже. Он даже представить себе не может, насколько хуже. Не в силах сдержать нетерпение, Беккер попытался позвонить снова, но по-прежнему безрезультатно. Больше ждать он не мог: глаза горели огнем, нужно было промыть их водой. Стратмор подождет минуту-другую. Полуслепой, он направился в туалетную комнату. Смутные очертания тележки все еще виднелись у двери в мужской туалет, поэтому Беккер снова подошел к дамской комнате. Ему показалось, что внутри звучали какие-то голоса. Он постучал. - Hola.

730 Share

Zaino sottile da uomo

Знает ли она, что именно вы собираетесь сделать с Цифровой крепостью. - И что. Хейл понимал: то, что он сейчас скажет, либо принесет ему свободу, либо станет его смертным приговором. Он набрал в легкие воздуха. - Вы хотите приделать к Цифровой крепости черный ход. Его слова встретило гробовое молчание. Хейл понял, что попал в яблочко. Но невозмутимость Стратмора, очевидно, подверглась тяжкому испытанию.

 Она не клюнет на твою тактику разделяй и властвуй, - сказал Стратмор, подходя еще ближе.  - Отпусти. - Чатрукьян был совсем мальчишка. Ради всего святого, зачем вы это сделали. Чтобы скрыть свою маленькую тайну. Стратмор сохранял спокойствие. - И что же это за секрет. - Вы отлично знаете это. Это Цифровая крепость. - Вот как? - снисходительно произнес Стратмор холодным как лед голосом.

Тогда Стратмор напрягся и рванул тело изо всех сил. Внезапно его швырнуло назад, и он больно ударился спиной о кожух генератора. Пытаясь подняться на ноги, Стратмор в ужасе смотрел на предмет, зажатый в его пальцах: это была рука Чатрукьяна, обломившаяся в локтевом суставе. Наверху Сьюзан ждала возвращения коммандера, сидя на диване в Третьем узле словно парализованная. Она не могла понять, что задержало его так надолго. У ее ног лежало тело Хейла. Прошло еще несколько минут. Она пыталась не думать о Дэвиде, но безуспешно. С каждым завыванием сирены слова Хейла эхом отдавались в ее мозгу: Я сожалею о Дэвиде Беккере. Сьюзан казалось, что она сходит с ума.

За едва заметным изгибом коридора Беккер услышал голоса. Он пошел на звук и уткнулся в стеклянную дверь, за которой, судя по доносящемуся оттуда шуму и гвалту, происходило нечто вроде драки. Преодолев отвращение, Беккер открыл дверь. Регистратура. Бедлам. Так он и. Очередь из десяти человек, толкотня и крик. Испания не славится эффективностью бюрократического аппарата, и Беккер понял, что ему придется простоять здесь всю ночь, чтобы получить информацию о канадце. За конторкой сидела только одна секретарша, норовившая избавиться от назойливых пациентов. Беккер застыл в дверях, не зная, как поступить.

 - Итак, если Танкадо хотел, чтобы мы обнаружили его почту, зачем ему понадобился секретный адрес. Сьюзан снова задумалась. - Может быть, для того, чтобы вы не заподозрили, что это приманка. Может быть, Танкадо защитил его ровно настолько, чтобы вы на него наткнулись и сочли, что вам очень повезло. Это придает правдоподобность его электронной переписке. - Тебе следовало бы работать в полиции, - улыбнулся Стратмор.  - Идея неплохая, но на каждое послание Танкадо, увы, поступает ответ. Танкадо пишет, его партнер отвечает. - Убедительно.  - Сьюзан нахмурилась.

Его редеющие седые волосы спутались, и даже несмотря на прохладу, создаваемую мощным кондиционером, на лбу у него выступили капельки пота. Его костюм выглядел так, будто он в нем спал. Стратмор сидел за современным письменным столом с двумя клавиатурами и монитором в расположенной сбоку нише. Стол был завален компьютерными распечатками и выглядел каким-то чужеродным в этом задернутом шторами помещении. - Тяжелая неделя? - спросила. - Не тяжелей, чем обычно.  - Стратмор пожал плечами.  - Фонд электронных границ замучил неприкосновенностью частной жизни и переписки. Сьюзан хмыкнула. Этот фонд, всемирная коалиция пользователей компьютеров, развернул мощное движение в защиту гражданских свобод, прежде всего свободы слова в Интернете, разъясняя людям реальности и опасности жизни в электронном мире.

728 Share

Zaino sottile da uomo

Формула Цифровой крепости зашифрована с помощью Цифровой крепости. Танкадо предложил бесценный математический метод, но зашифровал. Зашифровал, используя этот самый метод. - Сейф Бигглмана, - протянула Сьюзан. Стратмор кивнул. Сейф Бигглмана представляет собой гипотетический сценарий, когда создатель сейфа прячет внутри его ключ, способный его открыть. Чтобы ключ никто не нашел, Танкадо проделал то же самое с Цифровой крепостью. Он спрятал свой ключ, зашифровав его формулой, содержащейся в этом ключе.

Дэвид Беккер поднялся на последнюю крутую ступеньку и, едва держась на ногах, шагнул в крошечную каменную клетку. Со всех сторон его окружали высокие стены с узкими прорезями по всему периметру. Выхода. Судьба в это утро не была благосклонна к Беккеру. Выбегая из собора в маленький дворик, он зацепился пиджаком за дверь, и плотная ткань резко заставила его остановиться, не сразу разорвавшись. Он потерял равновесие, шатаясь, выскочил на слепящее солнце и прямо перед собой увидел лестницу. Перепрыгнув через веревку, он побежал по ступенькам, слишком поздно сообразив, куда ведет эта лестница. Теперь Дэвид Беккер стоял в каменной клетке, с трудом переводя дыхание и ощущая жгучую боль в боку. Косые лучи утреннего солнца падали в башню сквозь прорези в стенах.

Она перечитала его послание. СЕЙЧАС ВАС МОЖЕТ СПАСТИ ТОЛЬКО ПРАВДА - Правда? - спросила.  - Какая правда. Стратмор тяжело дышал. - ТРАНСТЕКСТ. Правда о ТРАНСТЕКСТЕ. Сьюзан понимающе кивнула. Это звучало вполне логично: Танкадо хотел заставить АНБ рассказать о ТРАНСТЕКСТЕ всему миру. По сути, это был самый настоящий шантаж.

Так долго. Сьюзан нахмурилась, почувствовав себя слегка оскорбленной. Ее основная работа в последние три года заключалась в тонкой настройке самого секретного компьютера в мире: большая часть программ, обеспечивавших феноменальное быстродействие ТРАНСТЕКСТА, была ее творением. Шифр в миллион бит едва ли можно было назвать реалистичным сценарием. - Ладно, - процедил Стратмор.  - Итак, даже в самых экстремальных условиях самый длинный шифр продержался в ТРАНСТЕКСТЕ около трех часов. - Да. Более или менее так, - кивнула Сьюзан. Стратмор замолчал, словно боясь сказать что-то, о чем ему придется пожалеть. Наконец он поднял голову: - ТРАНСТЕКСТ наткнулся на нечто непостижимое.

И закрыла. О Боже, пожалуйста. Не. ГЛАВА 65 Бринкерхофф мерил шагами кабинет Мидж Милкен. - Никому не позволено действовать в обход фильтров. - Ошибаешься, - возразила.  - Я только что говорила с Джаббой. Он сказал, что в прошлом году сам установил переключатель. Личный помощник директора отказывался верить ее словам.

Она отвернулась. Дэвид терпеливо ждал. - Сьюзан Флетчер, я люблю. Будьте моей женой. Она подняла голову. Глаза ее были полны слез. - Прости меня, Дэвид, - прошептала.  - Я… я не могу. Дэвид даже вздрогнул. Он смотрел в ее глаза, надеясь увидеть в них насмешливые искорки.

760 Share

Zaino sottile da uomo

 Я сделал это ради нас обоих. Мы созданы друг для друга. Сьюзан, я люблю.  - Слова лились потоком, словно ждали много лет, чтобы сорваться с его губ.  - Я люблю. Я люблю. В этот момент в тридцати метрах от них, как бы отвергая мерзкие признания Стратмора, ТРАНСТЕКСТ издал дикий, душераздирающий вопль. Звук был совершенно новым - глубинным, зловещим, нарастающим, похожим на змею, выползающую из бездонной шахты. Похоже, фреон не достиг нижней части корпуса. Коммандер отпустил Сьюзан и повернулся к своему детищу стоимостью два миллиарда долларов.

 - Она наклонилась к микрофону и четко произнесла: - Сьюзан Флетчер. Компьютер немедленно распознал частоту ее голоса, и дверь, щелкнув, открылась. Сьюзан проследовала. Охранник залюбовался Сьюзан, шедшей по бетонной дорожке. Он обратил внимание, что сегодня взгляд ее карих глаз казался отсутствующим, но на щеках играл свежий румянец, а рыжеватые до плеч волосы были только что высушены. От нее исходил легкий аромат присыпки Джонсонс беби. Его взгляд скользнул по стройной фигурке, задержался на белой блузке с едва различимым под ней бюстгальтером, на юбке до колен цвета хаки и, наконец, на ее ногах… ногах Сьюзан Флетчер. Трудно поверить, что такие ножки носят 170 баллов IQ.

Он хотел говорить, но слова застревали у него в горле. Он протягивал свою изуродованную руку… пытаясь что-то сообщить. Танкадо хотел спасти наш банк данных, - говорила она.  - А мы так и не узнаем, как это сделать. - Захватчики у ворот. Джабба взглянул на экран. - Вот и все! - По его лицу стекали ручейки пота. Последняя защитная стенка на центральном экране почти совсем исчезла.

Что это за имя такое - Капля Росы. Он в последний раз взглянул на Клушара. - Капля Росы. Вы уверены. Но Пьер Клушар провалился в глубокое забытье. ГЛАВА 23 Сьюзан, сидя в одиночестве в уютном помещении Третьего узла, пила травяной чай с лимоном и ждала результатов запуска Следопыта. Как старшему криптографу ей полагался терминал с самым лучшим обзором. Он был установлен на задней стороне компьютерного кольца и обращен в сторону шифровалки.

Не знал он только одного - что в его планы вмешается судьба. В феврале того года, когда Энсею исполнилось двенадцать, его приемным родителям позвонили из токийской фирмы, производящей компьютеры, и предложили их сыну-калеке принять участие в испытаниях новой клавиатуры, которую фирма сконструировала для детей с физическими недостатками. Родители согласились. Хотя Энсей Танкадо никогда прежде не видел компьютера, он как будто инстинктивно знал, как с ним обращаться. Компьютер открыл перед ним мир, о существовании которого он даже не подозревал, и вскоре заполнил всю его жизнь. Повзрослев, он начал давать компьютерные уроки, зарабатывать деньги и в конце концов получил стипендию для учебы в Университете Досися. Вскоре слава о фугуся-кисай, гениальном калеке, облетела Токио. Со временем Танкадо прочитал о Пёрл-Харборе и военных преступлениях японцев. Ненависть к Америке постепенно стихала.

Мы были свидетелями убийства, поскольку находились всего в пятидесяти метрах от места. Все данные говорят, что Танкадо ни о чем таком даже не подозревал. - Данные? - спросил Бринкерхофф.  - Какие такие данные. Танкадо отдал кольцо. Вот и все доказательства. - Агент Смит, - прервал помощника директор.  - Почему вы считаете, будто Танкадо не знал, что на него совершено покушение. Смит откашлялся. - Халохот ликвидировал его с помощью НТП - непроникающей травматической пули.

222 Share

Zaino sottile da uomo

Беккер снисходительно покачал головой: - Иногда все выглядит не так, как есть на самом деле. Лицо немца стало белым как полотно. Беккер был доволен. Ложь подействовала: бедняга даже вспотел. - Че-че-го же вы хотите? - выдавил он заикаясь.  - Я ничего не знаю. Беккер зашагал по комнате. - На руке умершего было золотое кольцо.

 Да, да, конечно… очень приятно. - Так вы гражданин Канады. - Разумеется. Как глупо с моей стороны. Прошу меня извинить. К человеку в моем положении часто приходят с… ну, вы понимаете. - Да, мистер Клушар, конечно, понимаю. Это цена, которую приходится платить за известность. - Действительно.

Именно это и нравилось ей в нем - спонтанность решений. Она надолго прижалась губами к его губам. Он обвил ее руками, и они сами собой начали стягивать с нее ночную рубашку. - Я понимаю это как знак согласия, - сказал он, и они не отрывались друг от друга всю ночь, согреваемые теплом камина. Этот волшебный вечер был шесть месяцев назад, до того как Дэвида неожиданно назначили главой факультета современных языков. С тех пор их отношения развивались с быстротой скольжения по склону горы. ГЛАВА 4 Потайная дверь издала сигнал, выведя Сьюзан из состояния печальной задумчивости. Дверь повернулась до положения полного открытия. Через пять секунд она вновь закроется, совершив вокруг своей оси поворот на триста шестьдесят градусов.

ГЛАВА 91 В соборе всегда ночь. Тепло дня здесь сменяется влажной прохладой, а шум улицы приглушается мощными каменными стенами. Никакое количество люстр под сводами не в состоянии осветить бесконечную тьму. Тени повсюду. И только в вышине витражи окон впускают внутрь уродство мира, окрашивая его в красновато-синие тона. Севильский собор, подобно всем великим соборам Европы, в основании имеет форму креста. Святилище и алтарь расположены над центром и смотрят вниз, на главный алтарь. Деревянные скамьи заполняют вертикальную ось, растянувшись на сто с лишним метров, отделяющих алтарь от основания креста.

 Я серьезно. Рано или поздно я отсюда смоюсь. - Я этого не переживу. В этот момент Сьюзан поймала себя на том, что готова взвалить на Хейла вину за все свои неприятности. За Цифровую крепость, волнения из-за Дэвида, зато, что не поехала в Смоуки-Маунтинс, - хотя он был ко всему этому не причастен. Единственная его вина заключалась в том, что она испытывала к нему неприязнь. Сьюзан важно было ощущать свое старшинство. В ее обязанности в качестве главного криптографа входило поддерживать в шифровалке мирную атмосферу - воспитывать. Особенно таких, как Хейл, - зеленых и наивных. Сьюзан посмотрела на него и подумала о том, как жаль, что этот человек, талантливый и очень ценный для АНБ, не понимает важности дела, которым занимается агентство.

 Ну, на самом деле. Все было совсем не. - Да вы не стесняйтесь, сеньор. Мы служба сопровождения, нас нечего стесняться. Красивые девушки, спутницы для обеда и приемов и все такое прочее. Кто дал вам наш номер. Уверен, наш постоянный клиент. Мы можем обслужить вас по особому тарифу. - Ну… вообще-то никто не давал мне ваш номер специально.  - В голосе мужчины чувствовалось какая-то озабоченность.

Come regolare lo zaino del falco pescatore

About Mibei

Дэвид шутил, что она может стать первой моделью для рекламы купальников, имеющей докторскую степень по прикладной математике и теории чисел. Через несколько месяцев оба начали подозревать, что обрели нечто такое, что может продлиться всю жизнь.

Related Posts

654 Comments

Post A Comment