Bicicletta zaino

216 Share

Bicicletta zaino

Свернув, оно промчалось через ворота Санта-Крус, обломав в узком проезде боковое зеркало. Беккер знал, что он выиграл. Санта-Крус - самый старый район Севильи, где нет проездов между зданиями, лишь лабиринт узких ходов, восходящих еще к временам Древнего Рима. Протиснуться здесь могли в крайнем случае только пешеходы, проехал бы мопед. Беккер когда-то сам заблудился в его узких проходах. Набирая скорость на последнем отрезке Матеус-Гаго, он увидел впереди горой вздымающийся готический собор XI века. Рядом с собором на сто двадцать метров вверх, прямо в занимающуюся зарю, поднималась башня Гиральда. Это и был Санта-Крус, квартал, в котором находится второй по величине собор в мире, а также живут самые старинные и благочестивые католические семьи Севильи.

По мне, так поделом Стратмору. - Грег, - сказала Сьюзан, стараясь не показать своего возмущения, - этот черный ход позволял АНБ расшифровывать электронную почту, представляющую угрозу нашей безопасности. - Что ты говоришь? - Хейл невинно вздохнул.  - И в качестве милого побочного развлечения читать переписку простых граждан. - Мы не шпионим за простыми гражданами, и ты это отлично знаешь. ФБР имеет возможность прослушивать телефонные разговоры, но это вовсе не значит, что оно прослушивает. - Будь у них штат побольше, прослушивали. Сьюзан оставила это замечание без ответа.

Вцепившись в левую створку, он тянул ее на себя, Сьюзан толкала правую створку в противоположном направлении. Через некоторое время им с огромным трудом удалось расширить щель до одного фута. - Не отпускай, - сказал Стратмор, стараясь изо всех сил.  - Еще чуточку. Сьюзан удалось протиснуть в щель плечо. Теперь ей стало удобнее толкать. Створки давили на плечо с неимоверной силой. Не успел Стратмор ее остановить, как она скользнула в образовавшийся проем. Он попытался что-то сказать, но Сьюзан была полна решимости. Ей хотелось поскорее оказаться в Третьем узле, и она достаточно хорошо изучила своего шефа, чтобы знать: Стратмор никуда не уйдет, пока она не разыщет ключ, спрятанный где-то в компьютере Хейла.

Но Цифровая крепость никогда не устареет: благодаря функции меняющегося открытого текста она выдержит людскую атаку и не выдаст ключа. Новый стандарт шифрования. Отныне и навсегда. Шифры, которые невозможно взломать. Банкиры, брокеры, террористы, шпионы - один мир, один алгоритм. Анархия. - Какой у нас выбор? - спросила Сьюзан. Она хорошо понимала, что в отчаянной ситуации требуются отчаянные меры, в том числе и от АНБ.

Выглянув в пустую шифровалку, он принял решение. На загрузку программы и поиск вируса уйдет минут пятнадцать. Скажи, что ничего нет, - прошептал.  - Абсолютно. Скажи папе, что все в порядке. Но нутром он чувствовал, что это далеко не. Интуиция подсказывала ему, что в глубинах дешифровального чудовища происходит что-то необычное. ГЛАВА 10 - Энсей Танкадо мертв? - Сьюзан почувствовала подступившую к горлу тошноту.  - Вы его убили. Вы же сказали… - Мы к нему пальцем не притронулись, - успокоил ее Стратмор.

Она была убеждена, что должно найтись какое-то другое объяснение. Сбой. Вирус. Все, что угодно, только не шифр, не поддающийся взлому. Стратмор сурово посмотрел на. - Этот алгоритм создал один самых блестящих умов в криптографии. Сьюзан пришла в еще большее смятение: самые блестящие умы в криптографии работают в ее отделе, и уж она-то наверняка хоть что-нибудь услышала бы об этом алгоритме. - Кто? - требовательно сказала .

650 Share

Bicicletta zaino

По приезде группу сразу же разделили. Все они подверглись проверке на полиграф-машине, иными словами - на детекторе лжи: были тщательно проверены их родственники, изучены особенности почерка, и с каждым провели множество собеседований на всевозможные темы, включая сексуальную ориентацию и соответствующие предпочтения. Когда интервьюер спросил у Сьюзан, не занималась ли она сексом с животными, она с трудом удержалась, чтобы не выбежать из кабинета, но, так или иначе, верх взяли любопытство, перспектива работы на самом острие теории кодирования, возможность попасть во Дворец головоломок и стать членом наиболее секретного клуба в мире - Агентства национальной безопасности. Беккер внимательно слушал ее рассказ. - В самом деле спросили про секс с животными. Сьюзан пожала плечами. - Обычная проверка кандидата. - Ну и ну… - Беккер с трудом сдержал улыбку.  - И что же ты ответила. Она ткнула его в ногу носком туфли.

За углом показалась смотровая площадка. Лестница, ведущая наверх, была пуста. Его жертва не приготовилась к отпору. Хотя, быть может, подумал Халохот, Беккер не видел, как он вошел в башню. Это означало, что на его, Халохота, стороне фактор внезапности, хотя вряд ли он в этом так уж нуждается, у него и так все козыри на руках. Ему на руку была даже конструкция башни: лестница выходила на видовую площадку с юго-западной стороны, и Халохот мог стрелять напрямую с любой точки, не оставляя Беккеру возможности оказаться у него за спиной, В довершение всего Халохот двигался от темноты к свету. Расстрельная камера, мысленно усмехнулся. Халохот оценил расстояние до входа. Семь ступеней.

Боль стала утихать, туман перед глазами постепенно таял. Он посмотрелся в зеркало. Вид был такой, будто он не переставая рыдал несколько дней подряд. Беккер вытер лицо рукавом пиджака, и тут его осенило. От волнений и переживаний он совсем забыл, где находится. Он же в аэропорту. Где-то там, на летном поле, в одном из трех частных ангаров севильского аэропорта стоит Лирджет-60, готовый доставить его домой. Пилот сказал вполне определенно: У меня приказ оставаться здесь до вашего возвращения. Трудно даже поверить, подумал Беккер, что после всех выпавших на его долю злоключений он вернулся туда, откуда начал поиски. Чего же он ждет.

Программист намеревался выставить ее на аукционе и отдать тому, кто больше всех заплатит. Далее в заметке сообщалось, что, хотя алгоритм вызвал громадный интерес в Японии, несколько американских производителей программного обеспечения, прослышавших о Цифровой крепости, считают эту информацию нелепой - чем-то вроде обещания превратить свинец в золото. Формула, утверждают они, - это мистификация, к которой не следует относиться серьезно. - Аукцион? - Сьюзан подняла. Стратмор кивнул: - Как раз сейчас японские компании скачивают зашифрованную версию Цифровой крепости и пытаются ее взломать. С каждой минутой, уходящей на эти бесплодные попытки, ее цена растет. - Но это же абсурд, - не согласилась Сьюзан.  - Ни один из новых шифрованных файлов нельзя вскрыть без ТРАНСТЕКСТА.

Сьюзан так и подумала. Старшие должностные лица АНБ имели право разбираться со своими кризисными ситуациями, не уведомляя об этом исполнительную власть страны. АНБ было единственной разведывательной организацией США, освобожденной от обязанности отчитываться перед федеральным правительством. Стратмор нередко пользовался этой привилегией: он предпочитал творить свое волшебство в уединении. - Коммандер, - все же возразила она, - это слишком крупная неприятность, и с ней не стоит оставаться наедине. Вам следовало бы привлечь кого-то. - Сьюзан, появление Цифровой крепости влечет за собой очень серьезные последствия для всего будущего нашего агентства. Я не намерен информировать президента за спиной директора.

 Коммандер. Северная Дакота - это Грег Хейл. Сьюзан едва ли не физически ощутила повисшее молчание. Оно показалось ей нескончаемо долгим. Наконец Стратмор заговорил. В его голосе слышалось скорее недоумение, чем шок: - Что ты имеешь в виду. - Хейл… - прошептала Сьюзан.  - Он и есть Северная Дакота.

245 Share

Bicicletta zaino

Но когда ТРАНСТЕКСТ расшифровал эти потоки информации, аналитики тут же увидели в них синхронизированный через Интернет отсчет времени. Устройства были обнаружены и удалены за целых три часа до намеченного срока взрыва. Сьюзан знала, что без ТРАНСТЕКСТА агентство беспомощно перед современным электронным терроризмом. Она взглянула на работающий монитор. Он по-прежнему показывал время, превышающее пятнадцать часов. Даже если файл Танкадо будет прочитан прямо сейчас, это все равно будет означать, что АНБ идет ко дну. С такими темпами шифровалка сумеет вскрывать не больше двух шифров в сутки. В то время как даже при нынешнем рекорде - сто пятьдесят вскрытых шифров в день - они не успевают расшифровывать всю перехватываемую информацию. - Танкадо звонил мне в прошлом месяце, - сказал Стратмор, прервав размышления Сьюзан.

 Никому не позволено действовать в обход фильтров. - Ошибаешься, - возразила.  - Я только что говорила с Джаббой. Он сказал, что в прошлом году сам установил переключатель. Личный помощник директора отказывался верить ее словам. - Никогда не слышал об. - Никто не слышал. Это было сделано тайно.

Так вот почему Дэвид отложил поездку в Стоун-Мэнор. - Сегодня утром я послал за ним машину. Он сказал, что позвонит тебе перед вылетом. Прости, я думал… - Зачем вы послали его в Испанию. Стратмор выдержал паузу и посмотрел ей прямо в. - Чтобы он получил второй ключ. - Что еще за второй ключ. - Тот, что Танкадо держал при. Сьюзан была настолько ошеломлена, что отказывалась понимать слова коммандера.

 - Бринкерхофф посмотрел на нее осуждающе.  - Дай парню передохнуть. Ни для кого не было секретом, что Мидж Милкен недолюбливала Тревора Стратмора. Стратмор придумал хитроумный ход, чтобы приспособить Попрыгунчика к нуждам агентства, но его схватили за руку. Несмотря ни на что, АН Б это стоило больших денег. Фонд электронных границ усилил свое влияние, доверие к Фонтейну в конгрессе резко упало, и, что еще хуже, агентство перестало быть анонимным. Внезапно домохозяйки штата Миннесота начали жаловаться компаниям Америка онлайн и Вундеркинд, что АНБ, возможно, читает их электронную почту, - хотя агентству, конечно, не было дела до рецептов приготовления сладкого картофеля. Провал Стратмора дорого стоил агентству, и Мидж чувствовала свою вину - не потому, что могла бы предвидеть неудачу коммандера, а потому, что эти действия были предприняты за спиной директора Фонтейна, а Мидж платили именно за то, чтобы она эту спину прикрывала. Директор старался в такие дела не вмешиваться, и это делало его уязвимым, а Мидж постоянно нервничала по этому поводу.

Люди на подиуме с нетерпением ждали, когда на экране появится их бывший сослуживец Энсей Танкадо. Ускоренное проигрывание видеозаписи придавало изображению некоторую комичность. Вот Танкадо вышел на открытое место и залюбовался открывшимся перед ним зрелищем. Он козырьком поднес руку к глазам и стал разглядывать шпили над внушительным фасадом. - Смотрите внимательно, - предупредил Смит.  - Халохот - профессионал. Это его первый выстрел в публичном месте. Смит был прав.

Но затем я сделал несколько тестов и обнаружил… - Он остановился, вдруг почувствовав себя не в своей тарелке.  - Я обнаружил, что кто-то обошел систему фильтров вручную. Эти слова были встречены полным молчанием. Лицо Стратмора из багрового стало пунцовым. Сомнений в том, кого именно обвиняет Чатрукьян, не. Единственный терминал в шифровалке, с которого разрешалось обходить фильтры Сквозь строй, принадлежал Стратмору. Когда коммандер заговорил, в его голосе звучали ледяные нотки: - Мистер Чатрукьян, я не хочу сказать, что вас это не касается, но фильтры обошел.  - Очевидно, что Стратмор с трудом сдерживает гнев.  - Я уже раньше объяснял вам, что занят диагностикой особого рода.

145 Share

Bicicletta zaino

 Да. Я заплачу ему десять тысяч долларов за один день работы. Он заберет личные вещи Танкадо и вернется домой. Разве это не услуга. Сьюзан промолчала. Она поняла: все дело в деньгах. Она перенеслась мыслями в тот вечер, когда президент Джорджтаунского университета предложил Дэвиду повышение - должность декана факультета лингвистики. Президент объяснил, что преподавательских часов будет меньше, бумажной работы больше, - но гораздо выше будет и жалованье.

Наконец она поняла, что каждая цифра обозначала букву с соответствующим порядковым номером. Она старательно расшифровывала текст, завороженная тем, как на первый взгляд произвольный набор цифр превращался в красивые стихи. В тот момент она поняла, что нашла свою любовь - шифры и криптография отныне станут делом ее жизни. Почти через двадцать лет, получив степень магистра математики в Университете Джонса Хопкинса и окончив аспирантуру по теории чисел со стипендией Массачусетского технологического института, она представила докторскую диссертацию- Криптографические методы, протоколы и алгоритмы ручного шифрования. По-видимому, ее работу прочел не только научный руководитель, потому что вскоре последовал телефонный звонок, а затем по почте ей доставили авиационный билет от АНБ. Все, кто имел отношение к криптографии, знали, что о АНБ собраны лучшие криптографические умы нашей планеты. Каждую весну, когда частные фирмы начинают охоту за талантливой молодежью, соблазняя ее неприлично высокими окладами и фондовыми опционами в придачу, АНБ внимательно наблюдает за этим, выделяет наиболее подходящих и удваивает предлагаемую сумму. АНБ покупает все, что ему требуется.

Асфальт впереди становился светлее и ярче. Такси приближалось, и свет его фар бросал на дорогу таинственные тени. Раздался еще один выстрел. Пуля попала в корпус мотоцикла и рикошетом отлетела в сторону. Беккер изо всех сил старался удержаться на шоссе, не дать веспе съехать на обочину. Я должен добраться до ангара. Интересно, увидит ли пилот лирджета, что он подъезжает. Есть ли у него оружие. Откроет ли он вовремя дверцу кабины.

Сюда. В этой встрече было что-то нереальное - нечто, заставившее снова напрячься все его нервные клетки. Он поймал себя на том, что непроизвольно пятится от незнакомцев. Тот, что был пониже ростом, смерил его холодным взглядом. - Сюда, мистер Беккер. Быстрее. Беккер повернулся и побежал, но успел сделать только один шаг. Мужчина выхватил оружие и выстрелил. Острая боль обожгла грудь Беккера и ударила в мозг.

И снова покачал головой, когда она скрылась из виду. Дойдя до конца туннеля, Сьюзан уткнулась в круглую сейфовую дверь с надписью СЕКРЕТНО - огромными буквами. Вздохнув, она просунула руку в углубление с цифровым замком и ввела свой личный код из пяти цифр. Через несколько секунд двенадцатитонная стальная махина начала поворачиваться. Она попыталась собраться с мыслями, но они упрямо возвращали ее к. Дэвид Беккер. Единственный мужчина, которого она любила. Самый молодой профессор Джорджтаунского университета, блестящий ученый-лингвист, он пользовался всеобщим признанием в академическом мире.

Остается только заполнить. Беккер снова вздохнул, решительно подошел к двери и громко постучал. Пора переходить к решительным действиям. Немец рывком открыл дверь и собрался было закричать, но Беккер его опередил. Помахав карточкой теннисного клуба Мериленда, он рявкнул: - Полиция. После чего вошел в номер и включил свет. Немец не ожидал такого оборота. - Wasmachst… - Помолчите! - Беккер перешел на английский.

201 Share

Bicicletta zaino

 Что с тобой? - удивленно спросил Хейл. Сьюзан встретилась с ним взглядом и прикусила губу. - Ничего, - выдавила. Но это было не. Терминал Хейла ярко светился. Она забыла его отключить. ГЛАВА 37 Спустившись вниз, Беккер подошел к бару. Он совсем выбился из сил. Похожий на карлика бармен тотчас положил перед ним салфетку. - Que bebe usted.

Лиланд Фонтейн окинул своего помощника убийственным взглядом. - Я был. Но сейчас я. ГЛАВА 69 - Эй, мистер. Беккер, шедший по залу в направлении выстроившихся в ряд платных телефонов, остановился и оглянулся. К нему приближалась девушка, с которой он столкнулся в туалетной комнате. Она помахала ему рукой. - Подождите, мистер.

 Вирус. - Да, какой-то повторяющийся цикл. Что-то попало в процессор, создав заколдованный круг, и практически парализовало систему. - Знаешь, - сказала она, - Стратмор сидит в шифровалке уже тридцать шесть часов. Может быть, он сражается с вирусом. Джабба захохотал. - Сидит тридцать шесть часов подряд. Бедняга.

Пожилой человек отстранился. Танкадо посмотрел на женщину, поднеся исковерканные пальцы прямо к ее лицу, как бы умоляя понять. Кольцо снова блеснуло на солнце. Женщина отвернулась. Танкадо, задыхаясь и не в силах произнести ни звука, в последней отчаянной надежде посмотрел на тучного господина. Пожилой человек вдруг поднялся и куда-то побежал, видимо, вызвать скорую. Танкадо явно терял последние силы, но по-прежнему совал кольцо прямо в лицо тучному господину. Тот протянул руку, взял Танкадо за запястье, поддерживая остававшуюся на весу руку умирающего. Танкадо посмотрел вверх, на свои пальцы, на кольцо, а затем, умоляюще, - на тучного господина. Это была предсмертная мольба.

 Ты сошла с ума! - крикнул в ответ Хейл.  - Я вовсе не Северная Дакота! - И он отчаянно забился на полу. - Не лги, - рассердилась Сьюзан.  - Почему же вся переписка Северной Дакоты оказалась в твоем компьютере. - Я ведь тебе уже говорил! - взмолился Хейл, не обращая внимания на вой сирены.  - Я шпионил за Стратмором. Эти письма в моем компьютере скопированы с терминала Стратмора - это сообщения, которые КОМИНТ выкрал у Танкадо. - Чепуха. Ты никогда не смог бы проникнуть в почту коммандера.

С каждым завыванием сирены слова Хейла эхом отдавались в ее мозгу: Я сожалею о Дэвиде Беккере. Сьюзан казалось, что она сходит с ума. Она уже готова была выскочить из комнаты, когда Стратмор наконец повернул рубильник и вырубил электропитание. В одно мгновение в шифровалке установилась полная тишина. Сирены захлебнулись, мониторы Третьего узла погасли. Тело Грега Хейла растворилось в темноте, и Сьюзан, инстинктивно поджав ноги, прикрылась пиджаком Стратмора. В шифровалке никогда еще не было так тихо, здесь всегда слышался гул генераторов. Теперь все умолкло, так что можно было различить облегченный вздох раненого чудовища - ТРАНСТЕКСТА, постепенно стихающее шипение и посвистывание, сопутствующие медленному охлаждению. Сьюзан закрыла глаза и начала молиться за Дэвида.

735 Share

Bicicletta zaino

 Подите к черту. - Очень остроумно. - Вы болван, Стратмор, - сказал Хейл, сплюнув.  - К вашему сведению, ваш ТРАНСТЕКСТ перегрелся. - Что ты говоришь? - засмеялся Стратмор.  - Что же ты предлагаешь. Открыть дверь и вызвать сотрудников отдела систем безопасности, я угадал. - Совершенно .

Переложив берет-ту в левую руку, правой он взялся за перила. Он прекрасно знал, что левой рукой стрелял так же плохо, как и правой, к тому же правая рука была ему нужна, чтобы поддерживать равновесие. Грохнуться с этой лестницы означало до конца дней остаться калекой, а его представления о жизни на пенсии никак не увязывались с инвалидным креслом. Сьюзан, ослепленная темнотой шифровалки, спускалась, не отрывая руки от плеча Стратмора. Даже в полуметре от шефа она не видела очертаний его фигуры. Всякий раз, ступая на очередную ступеньку, она носком туфли первым делом старалась нащупать ее край. К ней снова вернулись страхи, связанные с новой попыткой найти ключ Хейла в Третьем узле. Коммандер был абсолютно убежден в том, что у Хейла не хватит духу на них напасть, но Сьюзан не была так уж уверена в. Хейл теряет самообладание, и у него всего два выхода: выбраться из шифровалки или сесть за решетку.

 - Докладывайте. В задней части комнаты Сьюзан Флетчер отчаянно пыталась совладать с охватившим ее чувством невыносимого одиночества. Она тихо плакала, закрыв. В ушах у нее раздавался непрекращающийся звон, а все тело словно онемело. Хаос, царивший в комнате оперативного управления, воспринимался ею как отдаленный гул. Люди на подиуме не отрываясь смотрели на экран. Агент Смит начал доклад. - По вашему приказу, директор, - говорил он, - мы провели в Севилье два дня, выслеживая мистера Энсея Танкадо. - Расскажите, как он погиб, - нетерпеливо сказал Фонтейн.

Он попытался вернуться назад, но совладать с мощным потоком было невозможно - все равно как плыть против сильного течения могучей реки. Беккер обернулся. Двери оказались прямо перед ним, словно приглашая его принять участие в празднестве, до которого ему не было никакого дела. Внезапно он понял, что входит в собор. ГЛАВА 90 В шифровалке завывали сирены. Стратмор не имел представления о том, сколько времени прошло после ухода Сьюзан. Он сидел один в полутьме, и гул ТРАНСТЕКСТА звучал в его ушах. Вы всегда добиваетесь своего… вы добьетесь… Да, - подумал.  - Я добиваюсь своих целей, но честь для меня важнее. Я скорее предпочту умереть, чем жить в тени позора.

Без воска… Этот шифр она еще не разгадала. Что-то шевельнулось в углу. Сьюзан подняла. На плюшевом диване, закутавшись в махровый халат, грелся на солнце Дэвид и внимательно за ней наблюдал. Она протянула руку, поманив его к. - Без воска? - тихо спросила она, обнимая. - Без воска.  - Он улыбнулся в ответ. Она поцеловала .

Развяжи. Развяжи, пока не явились агенты безопасности. - Они не придут, - сказала она безучастно. Хейл побледнел. - Что это. - Стратмор только сделал вид, что звонил по телефону. Глаза Хейла расширились. Слова Сьюзан словно парализовали его, но через минуту он возобновил попытки высвободиться. - Он убьет .

947 Share

Bicicletta zaino

Шифры, которые невозможно взломать. Банкиры, брокеры, террористы, шпионы - один мир, один алгоритм. Анархия. - Какой у нас выбор? - спросила Сьюзан. Она хорошо понимала, что в отчаянной ситуации требуются отчаянные меры, в том числе и от АНБ. - Мы не можем его устранить, если ты это имела в виду. Именно это она и хотела узнать. За годы работы в АНБ до нее доходили слухи о неофициальных связях агентства с самыми искусными киллерами в мире - наемниками, выполняющими за разведывательные службы всю грязную работу. - Танкадо слишком умен, чтобы предоставить нам такую возможность, - возразил Стратмор.

Мысли его вернулись к Кармен. Перед глазами возникло ее гибкое тело, темные загорелые бедра, приемник, который она включала на всю громкость, слушая томную карибскую музыку. Он улыбнулся. Может, заскочить на секунду, когда просмотрю эти отчеты. Бринкерхофф взял первую распечатку. ШИФРОВАЛКА - ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТЬРАСХОДЫ Настроение его сразу же улучшилось. Мидж оказала ему настоящую услугу: обработка отчета шифровалки, как правило, не представляла собой никаких трудностей. Конечно, он должен был проверить все показатели, но единственная цифра, которая по-настоящему всегда интересовала директора, - это СЦР, средняя цена одной расшифровки. Иными словами, СЦР представляла собой оценочную стоимость вскрытия ТРАНСТЕКСТОМ одного шифра.

Бринкерхофф возмутился. - У нас ничего такого не случалось. - Вот.  - Она едва заметно подмигнула.  - В этом все и. - Мидж… - Доброй ночи, Чед.  - Она направилась к двери. - Ты уходишь. - Ты же знаешь, что я бы осталась, - сказала она, задержавшись в дверях, - но у меня все же есть кое-какая гордость. Я просто не желаю играть вторую скрипку - тем более по отношению к подростку.

Я хотел внести исправления тихо и спокойно. Изначальный план состоял в том, чтобы сделать это незаметно и позволить Танкадо продать пароль. Сьюзан должна была признать, что прозвучало это довольно убедительно. У Танкадо не было причин подозревать, что код в Интернете не является оригиналом. Никто не имел к нему доступа, кроме него самого и Северной Дакоты. Если бы Танкадо не вернулся к анализу программы после ее выпуска свет, он ничего бы не узнал про этот черный ход. Но он так долго трудился над Цифровой крепостью, что вряд ли ему захотелось бы к ней возвращаться. Сьюзан понадобилось некоторое время, чтобы все это осмыслить.

 - Я… я не могу. Дэвид даже вздрогнул. Он смотрел в ее глаза, надеясь увидеть в них насмешливые искорки. Но их там не. - Сью… зан, - заикаясь, начал.  - Я… я не понимаю. - Я не могу, - повторила.  - Я не могу выйти за тебя замуж.

 Наверное, стоит выключить ТРАНСТЕКСТ, - предложила Сьюзан.  - Потом мы запустим его снова, а Филу скажем, что ему все это приснилось. Стратмор задумался над ее словами, затем покачал головой: - Пока не стоит. ТРАНСТЕКСТ работает пятнадцать часов. Пусть пройдут все двадцать четыре часа - просто чтобы убедиться окончательно. Сьюзан это показалось разумным. Цифровая крепость впервые запустила функцию переменного открытого текста; быть может, ТРАНСТЕКСТ сумеет взломать шифр за двадцать четыре часа. Но честно говоря, она в это уже почти не верила. - Пусть ТРАНСТЕКСТ работает, - принял решение Стратмор.  - Я хочу быть абсолютно уверен, что это абсолютно стойкий шифр.

662 Share

Bicicletta zaino

Она села за терминал Джаббы и перепечатала все группы, а закончив, подбежала к Сьюзан. Все посмотрели на экран. PFEE SESN RETM MFHA IRWE ENET SHAS DCNS IIAA IEER OOIG MEEN NRMA BRNK FBLE LODI Улыбалась одна только Сьюзан. - Нечто знакомое, - сказала.  - Блоки из четырех знаков, ну прямо ЭНИГМА. Директор понимающе кивнул. ЭНИГМА, это двенадцатитонное чудовище нацистов, была самой известной в истории шифровальной машиной. Там тоже были группы из четырех знаков.

Беккер пересек мощенную камнем площадь. Единственный выстрел, к счастью, прозвучал слишком поздно. Беккер на своем мотоцикле скрылся в узком проходе Каллита-де-ля-Вирген. ГЛАВА 88 Фара веспы отбрасывала контрастные тени на стены по обе стороны от узкой дорожки. Переключая передачи, Беккер мчался вперед между белокаменными стенами. Улочка имела множество поворотов и тупиков, и он быстро потерял направление. Он поднял вверх голову, надеясь увидеть Гиральду, но окружившие его со всех сторон стены были так высоки, что ему не удалось увидеть ничего, кроме тоненькой полоски начинающего светлеть неба. Беккер подумал, где может быть человек в очках в тонкой металлической оправе.

Я говорю о наших собственных гражданах. О юристах, фанатичных борцах за гражданские права, о Фонде электронных границ - они все приняли в этом участие, но дело в другом. Дело в людях. Они потеряли веру. Они стали параноиками. Они внезапно стали видеть врага в. И мы, те, кто близко к сердцу принимает интересы страны, оказались вынужденными бороться за наше право служить своей стране. Мы больше не миротворцы.

Сьюзан смотрела, как фигура Стратмора растворяется во тьме шифровалки. ГЛАВА 63 Новообретенная веспа Дэвида Беккера преодолевала последние метры до Aeropuerto de Sevilla. Костяшки его пальцев, всю дорогу судорожно сжимавших руль, побелели. Часы показывали два часа с минутами по местному времени. Возле главного здания аэровокзала Беккер въехал на тротуар и соскочил с мотоцикла, когда тот еще двигался. Машина упала на бок и замерла. На затекших ногах Беккер прошел через вращающуюся дверь. Больше никаких мотоциклов, пообещал он. Ярко освещенное помещение аэровокзала сияло стерильной чистотой. Здесь не было ни души, если не считать уборщицы, драившей пол.

У всех сегодня красно-бело-синие прически. Беккер потянулся и дернул шнурок вызова водителя. Пора было отсюда вылезать. Дернул. Никакой реакции. Он дернул шнурок в третий раз, более резко. И снова. - На маршруте двадцать семь их отсоединяют.  - Панк снова сплюнул в проход.

Сьюзан. Сьюзан. Сьюзан… Она знала, что его уже нет в живых, но его голос по-прежнему преследовал. Она снова и снова слышала свое имя. Сьюзан… Сьюзан… И в этот момент она все поняла. Дрожащей рукой она дотянулась до панели и набрала шифр. S…U…Z…A…N И в то же мгновение дверца лифта открылась. ГЛАВА 108 Лифт Стратмора начал стремительно спускаться. В кабине Сьюзан жадно вдохнула свежий прохладный воздух и, почувствовав головокружение, прижалась к стенке лифта. Вскоре спуск закончился, переключились какие-то шестеренки, и лифт снова начал движение, на этот раз горизонтальное.

355 Share

Bicicletta zaino

По сути, это был самый настоящий шантаж. Он предоставил АНБ выбор: либо рассказать миру о ТРАНСТЕКСТЕ, либо лишиться главного банка данных. Сьюзан в ужасе смотрела на экран. Внизу угрожающе мигала команда: ВВЕДИТЕ КЛЮЧ Вглядываясь в пульсирующую надпись, она поняла. Вирус, ключ, кольцо Танкадо, изощренный шантаж… Этот ключ не имеет к алгоритму никакого отношения, это противоядие. Ключ блокирует вирус. Она много читала о таких вирусах - смертоносных программах, в которые встроено излечение, секретный ключ, способный дезактивировать вирус. Танкадо и не думал уничтожать главный банк данных - он хотел только, чтобы мы обнародовали ТРАНСТЕКСТ.

Помня, что не должен оставлять следов, Хейл вошел в систему регистрации действий и удалил все свои команды, после чего вновь ввел личный пароль Сьюзан. Монитор погас. Когда Сьюзан вернулась в Третий узел, Грег Хейл как ни в чем не бывало тихо сидел за своим терминалом. ГЛАВА 30 Альфонсо XIII оказался небольшим четырехзвездочным отелем, расположенным в некотором отдалении от Пуэрта-де-Хереса и окруженным кованой чугунной оградой и кустами сирени. Поднявшись по мраморным ступенькам, Дэвид подошел к двери, и она точно по волшебству открылась. Привратник проводил его в фойе. - Багаж, сеньор. Я могу вам помочь.

Дэвид, задержавшись в будке, тяжко вздохнул. Взял потрепанный справочник Guia Telefonica и начал листать желтые страницы. - Ничего не выйдет, - пробормотал. В разделе Служба сопровождения в справочнике было только три строчки; впрочем, ничего иного все равно не оставалось. Беккер знал лишь, что немец был с рыжеволосой спутницей, а в Испании это само по себе большая редкость. Клушар вспомнил, что ее звали Капля Росы. Беккер скорчил гримасу: что это за имя. Скорее кличка коровы, чем имя красавицы.

Выключив паяльник, он отложил в сторону фонарик и некоторое время отдыхал, лежа под большим стационарным компьютером. Затекшая шея причиняла ему сильную боль. Такая работа была непростой, особенно для человека его комплекции. И они делают их все более и более миниатюрными, - подумал. Прикрыв глаза, давая им долгожданный отдых, он вдруг почувствовал, что кто-то тянет его за ногу. - Джабба. Вылезай скорее! - послышался женский голос. Мидж все же его разыскала. Он застонал. - Джабба.

И проклинала. Как я могла не выключить монитор. Сьюзан понимала: как только Хейл заподозрит, что она искала что-то в его компьютере, то сразу же поймет, что подлинное лицо Северной Дакоты раскрыто. И пойдет на все, лишь бы эта информация не вышла из стен Третьего узла. А что, подумала Сьюзан, если броситься мимо него и побежать к двери. Но осуществить это намерение ей не пришлось. Внезапно кто-то начал колотить кулаком по стеклянной стене. Оба они - Хейл и Сьюзан - даже подпрыгнули от неожиданности. Это был Чатрукьян. Он снова постучал.

Кожа на левой руке загорелая, если не считать узкой светлой полоски на мизинце. Беккер показал лейтенанту эту полоску. - Смотрите, полоска осталась незагорелой. Похоже, он носил кольцо. Офицер был поражен этим открытием. - Кольцо? - Он вдруг забеспокоился. Вгляделся в полоску на пальце и пристыжено покраснел.  - О Боже, - хмыкнул он, - значит, эта история подтверждается.

723 Share

Bicicletta zaino

Слишком рано. Беккер беззвучно выругался. Уже два часа утра. - Pi'dame uno. Вызовите мне машину. Мужчина достал мобильник, сказал несколько слов и выключил телефон. - Veinte minutos, - сказал. -Двадцать минут? - переспросил Беккер.  - Yel autobus. Охранник пожал плечами.

 Это не доказательство, - сказал Стратмор.  - Но кажется довольно подозрительным. Сьюзан кивнула. - То есть вы хотите сказать, Танкадо не волновало, что кто-то начнет разыскивать Северную Дакоту, потому что его имя и адрес защищены компанией ARA. - Верно. Сьюзан на секунду задумалась. - ARA обслуживает в основном американских клиентов. Вы полагаете, что Северная Дакота может быть где-то .

Худоба и неловкость подростка бесследно исчезли. С годами она приобрела гибкость и грацию. У нее была высокая стройная фигура с пышной грудью и по-юношески плоским животом. Дэвид шутил, что она может стать первой моделью для рекламы купальников, имеющей докторскую степень по прикладной математике и теории чисел. Через несколько месяцев оба начали подозревать, что обрели нечто такое, что может продлиться всю жизнь. Они были вместе уже два года, когда Дэвид вдруг сделал ей предложение. Это случилось во время поездки на уик-энд в Смоки-Маунтинс. Они лежали на широкой кровати под балдахином в Стоун-Мэнор. О кольце он позаботиться не успел, слова пришли сами .

 О! - Старик радостно улыбнулся.  - Так вы говорите на языке цивилизованного мира. - Да вроде бы, - смущенно проговорил Беккер. - Это не так важно, - горделиво заявил Клушар.  - Мою колонку перепечатывают в Соединенных Штатах, у меня отличный английский. - Мне говорили, - улыбнулся Беккер. Он присел на край койки.  - Теперь, мистер Клушар, позвольте спросить, почему такой человек, как вы, оказался в таком месте. В Севилье есть больницы получше. - Этот полицейский… - Клушар рассердился.

Punqui. - Панк. - Да, панк, - сказала Росио на плохом английском и тотчас снова перешла на испанский.  - Mucha joyeria. Вся в украшениях. В одном ухе странная серьга, кажется, в виде черепа. - В Севилье есть панки и рокеры. Росио улыбнулась: - Todo bajo el sol. Чего только нет под солнцем. - Это был девиз туристского бюро Севильи.

Тревор Стратмор заключил в своей жизни достаточно сделок, когда на кону были высочайшие ставки, чтобы понимать: Хейл взвинчен и крайне опасен. Молодой криптограф загнал себя в угол, а от противника, загнанного в угол, можно ожидать чего угодно: он действует отчаянно и непредсказуемо. Стратмор знал, что его следующий шаг имеет решающее значение. От него зависела жизнь Сьюзан, а также будущее Цифровой крепости. Стратмор также понимал, что первым делом нужно разрядить ситуацию. Выдержав паузу, он как бы нехотя вздохнул: - Хорошо, Грег. Ты выиграл. Чего ты от меня хочешь. Молчание.

925 Share

Bicicletta zaino

Стратмор был поражен до глубины души. Никто никогда не позволял себе говорить с заместителем директора АНБ в таком тоне. - Сьюзан, - проговорил он, стараясь сдержать раздражение, - в этом как раз все. Мне было нужно… Но тигрица уже изготовилась к прыжку. - В вашем распоряжении двадцать тысяч сотрудников. С какой стати вы решили послать туда моего будущего мужа. - Мне был нужен человек, никак не связанный с государственной службой. Если бы я действовал по обычным каналам и кто-то узнал… - И Дэвид Беккер единственный, кто не связан с государственной службой. - Разумеется, не единственный. Но сегодня в шесть часов утра события стали разворачиваться стремительно.

Позвоните Танкадо. Скажите, что вы согласны на его условия. Нам нужен этот шифр-убийца, или все здесь провалится сквозь землю. Все стояли не шелохнувшись. - Да вы просто с ума все сошли, что ли? - закричал Джабба.  - Звоните Танкадо. Скажите, что мы сдаемся. Немедленно! - Джабба достал из кармана мобильник.  - Давайте мне его номер. Я сам позвоню этому… - Не беспокойтесь, - прошептала Сьюзан.

Она была похожа на самую обычную старомодную пишущую машинку с медными взаимосвязанными роторами, вращавшимися сложным образом и превращавшими открытый текст в запутанный набор на первый взгляд бессмысленных групп знаков. Только с помощью еще одной точно так же настроенной шифровальной машины получатель текста мог его прочесть. Беккер слушал как завороженный. Учитель превратился в ученика. Однажды вечером на университетском представлении Щелкунчика Сьюзан предложила Дэвиду вскрыть шифр, который можно было отнести к числу базовых. Весь антракт он просидел с ручкой в руке, ломая голову над посланием из одиннадцати букв: HL FKZC VD LDS В конце концов, когда уже гасли огни перед началом второго акта, его осенило. Шифруя послание, Сьюзан просто заменила в нем каждую букву на предшествующую ей алфавите. Для расшифровки Беккеру нужно было всего лишь подставить вместо имеющихся букв те, что следовали непосредственно за ними: А превращалось в В, В - в С и так далее.

Еще одна игра слов мистера Танкадо: разница означает результат вычитания. - Верно! - сказал Беккер с экрана.  - Может быть, у этих элементов разное число протонов или чего-то. Если вычесть… - Он прав, - сказал Джабба, повернувшись к Соши.  - На этих таблицах есть числа. Количество протонов. Период полураспада. Что-нибудь, что можно было бы вычесть одно из другого.

Сьюзан повернулась и направилась к двери, но на полпути оглянулась. - Коммандер, - сказала.  - Это еще не конец. Мы еще не проиграли. Если Дэвид успеет найти кольцо, мы спасем банк данных. Стратмор ничего не. - Позвоните в банк данных! - приказала Сьюзан.  - Предупредите их о вирусе.

Сначала используемые пароли были довольно короткими, что давало возможность компьютерам АНБ их угадывать. Если искомый пароль содержал десять знаков, то компьютер программировался так, чтобы перебирать все комбинации от 0000000000 до 9999999999, и рано или поздно находил нужное сочетание цифр. Этот метод проб и ошибок был известен как применение грубой силы. На это уходило много времени, но математически гарантировало успех. Когда мир осознал возможности шифровки с помощью грубой силы, пароли стали все длиннее и длиннее. Компьютерное время, необходимое для их угадывания, растягивалось на месяцы и в конце концов - на годы. К началу 1990-х годов ключи имели уже более пятидесяти знаков, в них начали использовать весь алфавит АСКИ - Американского национального стандартного кода для обмена информацией, состоящего из букв, цифр и символов. Число возможных комбинаций приблизилось к 10 в 120-й степени - то есть к единице со 120 нулями.

906 Share

Bicicletta zaino

 Ну и ну… - Беккер с трудом сдержал улыбку.  - И что же ты ответила. Она ткнула его в ногу носком туфли. - Я сказала нет! - И, выдержав паузу, добавила: - И до вчерашней ночи это была правда. В глазах Сьюзан Дэвид был самим совершенством - насколько вообще такое. Одно только ее беспокоило: всякий раз, когда они куда-то ходили, он решительно противился тому, чтобы она сама платила за. Сьюзан не могла с этим смириться, видя, как он выкладывает за их обед свою дневную заработную плату, но спорить с ним было бесполезно. Она в конце концов перестала протестовать, но это продолжало ее беспокоить.

 - В чем. Она не шевельнулась. - Ты волнуешься о Дэвиде. Ее верхняя губа чуть дрогнула. Стратмор подошел еще ближе. Он хотел прикоснуться к ней, но не посмел. Услышав имя Дэвида, произнесенное вслух, Сьюзан дала волю своему горю. Сначала она едва заметно вздрогнула, словно от озноба, и тут же ее захлестнула волна отчаяния. Приоткрыв дрожащие губы, она попыталась что-то сказать, но слов не последовало.

Для Сьюзан это не составляло проблемы: она была безмерно счастлива в своей скромной двухкомнатной квартире, водила вольво и довольствовалась весьма консервативным гардеробом. Но вот туфли - совсем другое. Даже во время учебы в колледже она старалась покупать самую лучшую обувь. Нельзя дотянуться до звезд, если чувствуешь себя ущемленной, - сказала как-то ее тетушка.  - И если уж попала туда, куда стремилась, постарайся выглядеть на все сто. Сьюзан сладко потянулась и взялась за. Она загрузила программу Следопыт и, приготовившись отправиться на охоту, взглянула на адрес электронной почты, который вручил ей Стратмор. NDAKOTAARA.

Сьюзан остается в живых, Цифровая крепость обретает черный ход. Если не преследовать Хейла, черный ход останется секретом. Но Стратмор понимал, что Хейл не станет долго держать язык за зубами. И все же… секрет Цифровой крепости будет служить Хейлу единственной гарантией, и он, быть может, будет вести себя благоразумно. Как бы там ни было, Стратмор знал, что Хейла можно будет всегда ликвидировать в случае необходимости. - Решайтесь, приятель! - с издевкой в голосе сказал Хейл.  - Мы уходим или нет? - Его руки клещами сжимали горло Сьюзан. Стратмор знал, что, если он сейчас достанет мобильник и позвонит в службу безопасности, Сьюзан будет жить. Он готов был спорить на что угодно, хоть на собственную жизнь, потому что ясно представлял себе весь сценарий.

 Я забыла: как называется вид спорта, которым ты увлекаешься? - спросила Сьюзан.  - Цуккини. - Сквош, - чуть не застонал Беккер. Сьюзан сделала вид, что не поняла. - Это похоже на цуккини, - пояснил он, - только корт поменьше. Она ткнула его локтем в бок. Левый крайний Джорджтауна, подавая угловой, отправил мяч в аут, и трибуны негодующе загудели. Защитники поспешили на свою половину поля. - А ты? - спросил Беккер.  - Что предпочитаешь .

 Хейл… - прошептала Сьюзан.  - Он и есть Северная Дакота. Снова последовало молчание: Стратмор размышлял о том, что она сказала. - Следопыт? - Он, похоже, был озадачен.  - Следопыт вышел на Хейла. - Следопыт так и не вернулся. Хейл его отключил. И Сьюзан принялась объяснять, как Хейл отозвал Следопыта и как она обнаружила электронную почту Танкадо, отправленную на адрес Хейла. Снова воцарилось молчание. Стратмор покачал головой, отказываясь верить тому, что услышал.

Zaino timberland

About Kajimuro

Никто не задаст вопросов. Никто ни в чем его не обвинит. Он сам расскажет о том, что случилось.

Related Posts

699 Comments

Post A Comment