Disegno dello zaino

426 Share

Disegno dello zaino

У нас вирус. Я уверен. Вы должны… Сьюзан вырвала руку и посмотрела на него с возмущением. - Мне кажется, коммандер приказал вам уйти. - Но монитор. Она показывает восемнадцать… - Коммандер Стратмор велел вам уйти. - Плевал я на Стратмора! - закричал Чатрукьян, и его слова громким эхом разнеслись по шифровалке. - Мистер Чатрукьян? - послышался сверху звучный возглас.

Серые глаза светились уверенностью, с которой сочеталась профессиональная скрытность, но сегодня в них проглядывали беспокойство и нерешительность. - У вас испуганный вид, - сказала Сьюзан. - Настали не лучшие времена, - вздохнул Стратмор. Не сомневаюсь, - подумала. Сьюзан никогда еще не видела шефа столь подавленным. Его редеющие седые волосы спутались, и даже несмотря на прохладу, создаваемую мощным кондиционером, на лбу у него выступили капельки пота. Его костюм выглядел так, будто он в нем спал. Стратмор сидел за современным письменным столом с двумя клавиатурами и монитором в расположенной сбоку нише. Стол был завален компьютерными распечатками и выглядел каким-то чужеродным в этом задернутом шторами помещении. - Тяжелая неделя? - спросила .

 Итак, вы хотите продать ключ, имеющийся в вашем распоряжении. Интересно. А что по этому поводу думает Энсей Танкадо. - Я ничем не обязан мистеру Танкадо. Он зря мне доверился. Ключ стоит в сотни раз больше того, что он платит мне за его хранение. - Извините, но ваш ключ сам по себе ничего не стоит. Как только Танкадо узнает о том, что вы сделали, он опубликует свою копию, и рынок рухнет. - Вы получите оба экземпляра, - прозвучал голос.

Не хватало еще ввязаться в драку. Пора отсюда сматываться. - Куда ты девал мои бутылки? - угрожающе зарычал парень. В его ноздрях торчала английская булавка. Беккер показал на бутылки, которые смахнул на пол. - Они же пустые. - Пустые, но мои, черт тебя дери. - Прошу прощения, - сказал Беккер, поворачиваясь, чтобы уйти. Парень загородил ему дорогу.

 Коммандер, - все же возразила она, - это слишком крупная неприятность, и с ней не стоит оставаться наедине. Вам следовало бы привлечь кого-то. - Сьюзан, появление Цифровой крепости влечет за собой очень серьезные последствия для всего будущего нашего агентства. Я не намерен информировать президента за спиной директора. У нас возник кризис, и я пытаюсь с ним справиться.  - Он задумчиво посмотрел на.  - Я являюсь заместителем оперативного директора агентства.  - Усталая улыбка промелькнула на его лице.  - И потом, я не. Рядом со мной Сьюзан Флетчер.

ГЛАВА 81 С мутными слезящимися глазами Беккер стоял возле телефонной будки в зале аэровокзала. Несмотря на непрекращающееся жжение и тошноту, он пришел в хорошее расположение духа. Все закончилось. Действительно закончилось. Теперь можно возвращаться домой. Кольцо на пальце и есть тот Грааль, который он искал. Беккер поднял руку к свету и вгляделся в выгравированные на золоте знаки. Его взгляд не фокусировался, и он не мог прочитать надпись, но, похоже, она сделана по-английски.

816 Share

Disegno dello zaino

Сообщите, когда узнаете. Телефонистка поклонилась и вышла. Нуматака почувствовал, как расслабляются его мышцы. Код страны - 1. Действительно хорошая новость. ГЛАВА 54 - Пусти. А потом раздался нечеловеческий крик. Это был протяжный вопль ужаса, издаваемый умирающим зверем. Сьюзан замерла возле вентиляционного люка.

 - Он засмеялся.  - Попрыгунчик - древняя история. Стратмор дал маху. Но надо идти вперед, а не оглядываться все время.  - В трубке воцарилась тишина, и Джабба подумал, что зашел слишком.  - Прости меня, Мидж. Я понимаю, что ты приняла всю эту историю близко к сердцу. Стратмор потерпел неудачу. Я знаю, что ты о нем думаешь. - Это не имеет никакого отношения к Попрыгунчику, - резко парировала .

Я рассказал о нем полицейскому. Я отказался взять кольцо, а эта фашистская свинья его схватила. Беккер убрал блокнот и ручку. Игра в шарады закончилась. Дело принимает совсем дурной оборот. - Итак, кольцо взял немец. - Верно. - Куда он делся. - Понятия не имею.

Когда Мидж заговорила, ее голос был мрачным: - Стратмор мог обойти фильтры. Джабба снова вздохнул. - Это была шутка, Мидж.  - Но он знал, что сказанного не вернешь. ГЛАВА 62 Коммандер и Сьюзан стояли у закрытого люка и обсуждали, что делать. - Итак, внизу у нас погибший Чатрукьян, - констатировал Стратмор.  - Если мы вызовем помощь, шифровалка превратится в цирк. - Так что же вы предлагаете? - спросила Сьюзан.

 - Надо думать. Есть различие, которое мы все время упускаем. Что-то очень простое. - Ой, дорогие мои… - сказала вдруг Соши. Она открыла на экране второе окно и просматривала остальную часть документов Лаборатории вне закона. - В чем дело? - спросил Фонтейн.  - Вы что-то нашли. - Вроде.  - У Соши был голос провинившегося ребенка.

Вообще-то ему это ни к чему, но Сьюзан знала, что его не удовлетворит скороспелая ложь о диагностической программе, над которой машина бьется уже шестнадцать часов. Хейл потребует, чтобы ему сказали правду. Но именно правду она не имела ни малейшего намерения ему открывать. Она не доверяла Грегу Хейлу. Он был из другого теста - не их фирменной закваски. Она с самого начала возражала против его кандидатуры, но АНБ посчитало, что другого выхода. Хейл появился в порядке возмещения ущерба. После фиаско Попрыгунчика.

914 Share

Disegno dello zaino

Черные линии, сбившись в кучу вокруг ядра, настолько сгустились, что их масса стала совсем непрозрачной и легонько подрагивала. Мидж отвернулась. Фонтейн стоял очень прямо, глядя прямо перед. У Бринкерхоффа был такой вид, словно он вот-вот лишится чувств. - Десять секунд. Глаза Сьюзан неотрывно смотрели на Танкадо. Отчаяние. Сожаление. Снова и снова тянется его рука, поблескивает кольцо, деформированные пальцы тычутся в лица склонившихся над ним незнакомцев. Он что-то им говорит.

Оперативные агенты сообщают последние данные о ходе выполнения поставленных перед ними задач. Банк данных АНБ - это основа основ тысяч правительственных операций. Отключить все это без подготовки - значит парализовать разведдеятельность во всем мире. - Я отдаю себе отчет в последствиях, сэр, - сказал Джабба, - но у нас нет выбора. - Объясните, - потребовал Фонтейн. Он посмотрел на Сьюзан, стоявшую рядом с ним на платформе. Казалось, все происходящее было от нее безумно. Джабба вздохнул и снова вытер пот со лба. По выражению его лица было ясно: то, что он собирается сказать, не понравится директору и остальным. - Этот червь, - начал он, - не обычный переродившийся цикл.

По-видимому, Танкадо считал, что два эти события чем-то различались между. Выражение лица Фонтейна не изменилось. Но надежда быстро улетучивалась. Похоже, нужно было проанализировать политический фон, на котором разворачивались эти события, сравнить их и перевести это сопоставление в магическое число… и все это за пять минут. ГЛАВА 124 - Атаке подвергся последний щит. На ВР отчетливо было видно, как уничтожалось окно программной авторизации. Черные всепроникающие линии окружили последний предохранительный щит и начали прорываться к сердцевине банка данных. Алчущие хакеры прорывались со всех уголков мира. Их количество удваивалось каждую минуту. Еще немного, и любой обладатель компьютера - иностранные шпионы, радикалы, террористы - получит доступ в хранилище секретной информации американского правительства.

Сьюзан понимающе кивнула. Это звучало вполне логично: Танкадо хотел заставить АНБ рассказать о ТРАНСТЕКСТЕ всему миру. По сути, это был самый настоящий шантаж. Он предоставил АНБ выбор: либо рассказать миру о ТРАНСТЕКСТЕ, либо лишиться главного банка данных. Сьюзан в ужасе смотрела на экран. Внизу угрожающе мигала команда: ВВЕДИТЕ КЛЮЧ Вглядываясь в пульсирующую надпись, она поняла. Вирус, ключ, кольцо Танкадо, изощренный шантаж… Этот ключ не имеет к алгоритму никакого отношения, это противоядие. Ключ блокирует вирус.

И они делают их все более и более миниатюрными, - подумал. Прикрыв глаза, давая им долгожданный отдых, он вдруг почувствовал, что кто-то тянет его за ногу. - Джабба. Вылезай скорее! - послышался женский голос. Мидж все же его разыскала. Он застонал. - Джабба. Скорее вылезай.

В том, что он, Нуматака, в конце концов решил приобрести ключ Энсея Танкадо, крылась определенная ирония. Токуген Нуматака познакомился с Танкадо много лет. Молодой программист приходил когда-то в Нуматек, тогда он только что окончил колледж и искал работу, но Нуматака ему отказал. В том, что этот парень был блестящим программистом, сомнений не возникало, но другие обстоятельства тогда казались более важными. Хотя Япония переживала глубокие перемены, Нуматака оставался человеком старой закалки и жил в соответствии с кодексом менбоко - честь и репутация. Если он примет на работу калеку, его компания потеряет лицо. Он выкинул его автобиографию в мусорную корзину, даже не прочитав. Нуматака в очередной раз посмотрел на часы. Американец по кличке Северная Дакота должен был бы уже позвонить. Нуматака начал слегка нервничать.

149 Share

Disegno dello zaino

Стратмор задумался. - С какой стати он должен на него смотреть? - спросил. Сьюзан взглянула ему в. - Вы хотите отправить его домой. - Нет. Пусть остается.  - Стратмор кивнул в сторону лаборатории систем безопасности.  - Чатрукьян уже, надеюсь, ушел. - Не знаю, я его не видела. - Господи Иисусе, - простонал Стратмор.

Энсей Танкадо стал изгоем мирового компьютерного сообщества: никто не верил калеке, обвиняемому в шпионаже, особенно когда он пытался доказать свою правоту, рассказывая о какой-то фантастической дешифровальной машине АНБ. Самое странное заключалось в том, что Танкадо, казалось, понимал, что таковы правила игры. Он не дал волю гневу, а лишь преисполнился решимости. Когда службы безопасности выдворяли его из страны, он успел сказать несколько слов Стратмору, причем произнес их с ледяным спокойствием: - Мы все имеем право на тайну. И я постараюсь это право обеспечить. ГЛАВА 7 Мозг Сьюзан лихорадочно работал: Энсей Танкадо написал программу, с помощью которой можно создавать шифры, не поддающиеся взлому. Она никак не могла свыкнуться с этой мыслью. - Цифровая крепость, - сказал Стратмор.  - Так назвал ее Танкадо. Это новейшее оружие, направленное против разведслужб.

Беккер рванулся к двери, рука его опустилась мимо поручня, и он чуть не упал. Еще одно усилие. Где-то под брюхом автобуса клацнуло сцепление: сейчас водитель переключит рычаг скоростей. Сейчас переключит. Мне не успеть. Но когда шестерни разомкнулись, чтобы включилась другая их пара, автобус слегка притормозил, и Беккер прыгнул. Шестерни сцепились, и как раз в этот момент его пальцы схватились за дверную ручку. Руку чуть не вырвало из плечевого сустава, когда двигатель набрал полную мощность, буквально вбросив его на ступеньки. Беккер грохнулся на пол возле двери.

Развяжи. Развяжи, пока не явились агенты безопасности. - Они не придут, - сказала она безучастно. Хейл побледнел. - Что это. - Стратмор только сделал вид, что звонил по телефону. Глаза Хейла расширились. Слова Сьюзан словно парализовали его, но через минуту он возобновил попытки высвободиться. - Он убьет. Я чувствую.

На лице Стратмора тут же появилось виноватое выражение. Он улыбнулся, стараясь ее успокоить. - С Дэвидом все в порядке. Просто мне приходится быть крайне осторожным. В тридцати футах от них, скрытый за стеклом односторонней видимости Грег Хейл стоял у терминала Сьюзан. Черный экран. Хейл бросил взгляд на коммандера и Сьюзан, затем достал из кармана бумажник, извлек из него крохотную каталожную карточку и прочитал то, что было на ней написано. Еще раз убедившись, что Сьюзан и коммандер поглощены беседой, Хейл аккуратно нажал пять клавиш на клавиатуре ее компьютера, и через секунду монитор вернулся к жизни.

Стратмор сидел на диване, небрежно положив берет-ту на колени. Вернувшись к терминалу Хейла, Сьюзан приступила к линейному поиску. Четвертая попытка тоже не дала результата. - Пока не везет.  - Она вздохнула.  - Быть может, придется ждать, пока Дэвид не найдет копию Танкадо. Стратмор посмотрел на нее неодобрительно. - Если Дэвид не добьется успеха, а ключ Танкадо попадет в чьи-то руки… Коммандеру не нужно было договаривать. Сьюзан и так его поняла. Пока файл Цифровой крепости не подменен модифицированной версией, копия ключа, находившаяся у Танкадо, продолжает представлять собой огромную опасность.

941 Share

Disegno dello zaino

 Ты имеешь в виду работающий монитор. Чатрукьян растерялся. - Так вы обратили внимание. - Конечно. Он работает уже шестнадцать часов, если не ошибаюсь. Чатрукьян не знал, что сказать. - Да, сэр. Шестнадцать часов.

 В марте я испробовала алгоритм с сегментированным ключом в миллион бит. Ошибка в функции цикличности, сотовая автоматика и прочее. ТРАНСТЕКСТ все равно справился. - Время. - Три часа. Стратмор поднял брови. - Целых три часа. Так долго.

Она попыталась выбросить их из головы. Мысли ее вернулись к Дэвиду. Сьюзен надеялась, что с ним все в порядке. Ей трудно было поверить, что он в Испании. Чем скорее будет найден ключ и все закончится, тем лучше для. Сьюзан потеряла счет времени, потраченного на ожидание Следопыта. Два часа. Три. Она перевела взгляд на пустую шифровалку.

Корпоративные программисты во всем мире озаботились решением проблемы безопасности электронной почты. В конце концов оно было найдено - так родился доступный широкой публике способ кодирования. Его концепция была столь же проста, сколь и гениальна. Она состояла из легких в использовании программ для домашнего компьютера, которые зашифровывали электронные послания таким образом, что они становились абсолютно нечитаемыми. Пользователь писал письмо, пропускал его через специальную программу, и на другом конце линии адресат получал текст, на первый взгляд не поддающийся прочтению, - шифр. Тот же, кто перехватывал такое сообщение, видел на экране лишь маловразумительную абракадабру. Расшифровать сообщение можно было лишь введя специальный ключ - секретный набор знаков, действующий как ПИН-код в банкомате. Ключ, как правило, был довольно длинным и сложным и содержал всю необходимую информацию об алгоритме кодирования, задействуя математические операции, необходимые для воссоздания исходного текста. Теперь пользователь мог посылать конфиденциальные сообщения: ведь если даже его послание перехватывалось, расшифровать его могли лишь те, кто знал ключ-пароль. АНБ сразу же осознало, что возникла кризисная ситуация.

Надо звонить Стратмору. - Домой? - ужаснулся Бринкерхофф.  - Вечером в субботу. - Нет, - сказала Мидж.  - Насколько я знаю Стратмора, это его дела. Готова спорить на любые деньги, что он. Чутье мне подсказывает.  - Второе, что никогда не ставилось под сомнение, - это чутье Мидж.

 Коммандер. Хейл очень опасен. Он… Но Стратмор растворился в темноте. Сьюзан поспешила за ним, пытаясь увидеть его силуэт. Коммандер обогнул ТРАНСТЕКСТ и, приблизившись к люку, заглянул в бурлящую, окутанную паром бездну. Молча обернулся, бросил взгляд на погруженную во тьму шифровалку и, нагнувшись приподнял тяжелую крышку люка. Она описала дугу и, когда он отпустил руку, с грохотом закрыла люк. Шифровалка снова превратилась в затихшую черную пещеру.

780 Share

Disegno dello zaino

 - Если бы вы согласились мне помочь. Это так важно. - Извините, - холодно ответила женщина. - Все совсем не так, как вы подумали. Если бы вы только… - Доброй ночи, сэр.  - Кассирша опустила металлическую шторку и скрылась в служебной комнате. Беккер шумно вздохнул и поднял глаза к потолку. Успокойся, Дэвид. Спокойно.

Выросший в протестантской семье, он всегда считал, что католики ужасно медлительны. Теперь он молил Бога, чтобы священник не торопился, ведь как только служба закончится, он будет вынужден встать, хотя бы для того чтобы пропустить соседей по скамье. А в своем пиджаке он обречен. Беккер понимал, что в данный момент ничего не может предпринять. Ему оставалось только стоять на коленях на холодном каменном полу огромного собора. Старик утратил к нему всякий интерес, прихожане встали и запели гимн. Ноги у него свело судорогой. Хорошо бы их вытянуть. Терпи, - сказал он .

Ее мысли прервал шипящий звук открываемой пневматической двери. В Третий узел заглянул Стратмор. - Какие-нибудь новости, Сьюзан? - спросил Стратмор и тут же замолчал, увидав Грега Хейла.  - Добрый вечер, мистер Хейл.  - Он нахмурился, глаза его сузились.  - Сегодня суббота. Чем мы обязаны. Хейл невинно улыбнулся: - Просто хотел убедиться, что ноги меня еще носят. - Понимаю.  - Стратмор хмыкнул, раздумывая, как поступить, потом, по-видимому, также решил не раскачивать лодку и произнес: - Мисс Флетчер, можно поговорить с вами минутку.

 Может быть, и нет, - сказала Сьюзан.  - Во множестве шифров применяются группы из четырех знаков. Возможно, это и есть ключ. - Вот именно, - простонал Джабба.  - Он над вами издевается. А вы тем временем погибаете.  - Он посмотрел на экран.  - Осталось девять минут. Сьюзан, не слушая его, повернулась к Соши.

 - Шифровалка вот-вот взорвется, а Стратмор не отвечает на звонки. ГЛАВА 98 Халохот выбежал из святилища кардинала Хуэрры на слепящее утреннее солнце. Прикрыв рукой глаза, он выругался и встал возле собора в маленьком дворике, образованном высокой каменной стеной, западной стороной башни Гиральда и забором из кованого железа. За открытыми воротами виднелась площадь, на которой не было ни души, а за ней, вдали, - стены Санта-Круса. Беккер не мог исчезнуть, тем более так. Халохот оглядел дворик. Он. Он должен быть. Дворик под названием Апельсиновый сад прославился благодаря двум десяткам апельсиновых деревьев, которые приобрели в городе известность как место рождения английского мармелада.

Три. Она перевела взгляд на пустую шифровалку. Скорее бы просигналил ее терминал. Но тот молчал. Конец лета. Солнце уже зашло. Над головой автоматически зажглись лампы дневного света. Сьюзан нервничала: прошло уже слишком много времени. Взглянув на Следопыта, она нахмурилась.

365 Share

Disegno dello zaino

Сьюзан сжала ее руку. - Давайте скорее. Попробуем порыскать. ГЛАВА 125 - Сколько у нас времени? - крикнул Джабба. Техники в задней части комнаты не откликнулись. Все их внимание было приковано к ВР. Последний щит угрожающе таял. Сьюзан и Соши занялись поисками во Всемирной паутине. - Лаборатория вне закона? - спросила Сьюзан.

 Не могу с ним не согласиться, - заметил Фонтейн.  - Сомневаюсь, что Танкадо пошел бы на риск, дав нам возможность угадать ключ к шифру-убийце. Сьюзан рассеянно кивнула, но тут же вспомнила, как Танкадо отдал им Северную Дакоту. Она вглядывалась в группы из четырех знаков, допуская, что Танкадо играет с ними в кошки-мышки. - Туннельный блок наполовину уничтожен! - крикнул техник. На ВР туча из черных нитей все глубже вгрызалась в оставшиеся щиты. Дэвид сидел в мини-автобусе, тихо наблюдая за драмой, разыгрывавшейся перед ним на мониторе. - Сьюзан! - позвал.  - Меня осенило. Здесь шестнадцать групп по четыре знака в каждой.

 Могу биться об заклад.  - Он откусил кусок пирога и заговорил с набитым ртом.  - Максимальное время, которое ТРАНСТЕКСТ когда-либо тратил на один файл, составляет три часа. Это включая диагностику, проверку памяти и все прочее. Единственное, что могло бы вызвать зацикливание протяженностью в восемнадцать часов, - это вирус. Больше нечему. - Вирус. - Да, какой-то повторяющийся цикл.

Пожилой уборщик наклонился и выключил мотор. - Eh. - Una nina? - повторил Беккер.  - Pelo rojo, azul, y bianco. Красно-бело-синие волосы. Мужчина засмеялся: - Que fea. Ничего себе зрелище.  - Он покачал головой и возобновил работу. Дэвид Беккер стоял в центре пустого зала и думал, что делать. Весь вечер оказался сплошной комедией ошибок.

Трудно было даже пошевельнуться: события вчерашнего дня вычерпали все ее силы без остатка. - Дэвид… - тихо простонала. Ответа не последовало. Она открыла глаза, не в состоянии даже протянуть руку. Простыня на его половине кровати была холодной. Дэвид исчез. Значит, приснилось, подумала Сьюзан и села в кровати. Комната в викторианском стиле, сплошь кружева и антиквариат - лучший гостиничный номер в Стоун-Мэнор.

 - Я добиваюсь своих целей, но честь для меня важнее. Я скорее предпочту умереть, чем жить в тени позора. А ждет его именно. Он скрыл информацию от директора, запустил вирус в самый защищенный компьютер страны, и, разумеется, ему придется за это дорого заплатить. Он исходил из самых патриотических соображений, но все пошло вкривь и вкось. Результатом стали смерть и предательство. Теперь начнутся судебные процессы, последуют обвинения, общественное негодование. Он много лет служил своей стране верой и правдой и не может допустить такого конца. Я просто добивался своей цели, - мысленно повторил .

792 Share

Disegno dello zaino

 Что. - Местная валюта, - безучастно сказал пилот. - Я понимаю.  - Беккер запнулся.  - Но тут… тут слишком. Мне нужны только деньги на такси.  - Он прикинул в уме, сколько в этой пачке в пересчете на доллары.  - Да тут несколько тысяч долларов. - Я действую по инструкции, сэр.

Фонтейн по-прежнему смотрел на ВР, перебирая в уме остающиеся возможности. - Директор! - взорвался Джабба.  - Когда эти стены рухнут, вся планета получит высший уровень допуска к нашим секретам. Высший уровень. К отчетам о секретных операциях. К зарубежной агентурной сети. Им станут известны имена и местонахождение всех лиц, проходящих по федеральной программе защиты свидетелей, коды запуска межконтинентальных ракет. Мы должны немедленно вырубить электроснабжение.

В левом верхнем углу появилось послание Танкадо: ТЕПЕРЬ ВАС МОЖЕТ СПАСТИ ТОЛЬКО ПРАВДА Правая часть экрана отображала внутренний вид мини-автобуса и сгрудившихся вокруг камеры Беккера и двух агентов. В центре возник нечеткий из-за атмосферных помех кадр, который затем превратился в черно-белую картинку парка. - Трансляция началась, - объявил агент Смит. Это было похоже на старое кино. Кадр казался неестественно вытянутым по вертикали и неустойчивым, как бывает при дрожащем объективе, - это было результатом удаления кадров, процесса, сокращающего видеозапись вдвое и экономящего время. Объектив, скользнув по огромной площади, показал полукруглый вход в севильский парк Аюнтамьенто. На переднем плане возникли деревья. Парк был пуст. - Фильтр Х-одиннадцать уничтожен, - сообщил техник.  - У этого парня зверский аппетит.

Она посмотрела на него недовольно. В том, что касалось Мидж Милкен, существовали две вещи, которые никому не позволялось ставить под сомнение. Первой из них были предоставляемые ею данные. Бринкерхофф терпеливо ждал, пока она изучала цифры. - Хм-м, - наконец произнесла.  - Вчерашняя статистика безукоризненна: вскрыто двести тридцать семь кодов, средняя стоимость - восемьсот семьдесят четыре доллара. Среднее время, потраченное на один шифр, - чуть более шести минут. Потребление энергии на среднем уровне. Последний шифр, введенный в ТРАНСТЕКСТ… - Она замолчала. - Что .

Складывалось впечатление, что он отключился сам по. Сьюзан знала, что такое могло произойти только по одной причине - если бы в Следопыте завелся вирус. Вирусы были самой большой неприятностью, с которой сталкивались в своей работе программисты. Поскольку компьютеры должны были выполнять операции в абсолютно точном порядке, самая мелкая ошибка могла иметь колоссальные последствия. Простая синтаксическая ошибка - если бы, например, программист по ошибке ввел вместо точки запятую - могла обрушить всю систему. Происхождение термина вирус всегда казалось Сьюзан весьма забавным. Этот термин возник еще во времена первого в мире компьютера Марк-1 - агрегата размером с комнату, построенного в 1944 году в лаборатории Гарвардского университета. Однажды в компьютере случился сбой, причину которого никто не мог установить.

Дэвид посмотрел ей в глаза: - Ты выйдешь за меня замуж. У нее перехватило дыхание. Она посмотрела на него, потом на кольцо. Глаза ее увлажнились. - О, Дэвид… у меня нет слов. - Скажи. Она отвернулась. Дэвид терпеливо ждал. - Сьюзан Флетчер, я люблю .

156 Share

Disegno dello zaino

 - Почему среди нас нет ни одного ядерного физика. Сьюзан, глядя на мультимедийный клип, понимала, что все кончено. Она следила за смертью Танкадо - в который уже. Он хотел говорить, но слова застревали у него в горле. Он протягивал свою изуродованную руку… пытаясь что-то сообщить. Танкадо хотел спасти наш банк данных, - говорила она.  - А мы так и не узнаем, как это сделать. - Захватчики у ворот. Джабба взглянул на экран. - Вот и все! - По его лицу стекали ручейки пота.

Все подняли головы. - Три! - крикнула Сьюзан, перекрывая оглушающую какофонию сирен и чьих-то голосов. Она показала на экран. Все глаза были устремлены на нее, на руку Танкадо, протянутую к людям, на три пальца, отчаянно двигающихся под севильским солнцем. Джабба замер. - О Боже! - Он внезапно понял, что искалеченный гений все это время давал им ответ. - Три - это простое число! - сказала Соши.  - Три - это простое число. Фонтейн пребывал в изумлении. - Неужели так .

 Думала, кое-кто помоложе? - засмеялся Стратмор. - Да нет, сэр, - попыталась она сгладить неловкость.  - Не в этом дело… - Да в этом.  - Он все еще посмеивался.  - Дэвид Беккер хороший малый. Не упусти. - Спасибо, шеф. Голос шефа из смешливого вдруг стал жестким: - Сьюзан, я звоню потому, что ты нужна мне. Срочно. Она попыталась собраться с мыслями.

Неужели Большой Брат следит за тем, что делается в кладовке. Большой Брат, или Брат, как его обычно называла Мидж, - это аппарат Сентрекс-333, размещавшийся в крохотном, похожем на подсобку кабинетике рядом с директорскими апартаментами. Большой Брат был частью мира, в котором царила Мидж. Он получал информацию со 148 камер кабельного телевидения, 399 электронных дверей, 377 устройств прослушивания телефонов и еще 212 жучков, установленных по всему комплексу АНБ. Директора АН Б дорого заплатили за осознание того факта, что двадцать шесть тысяч сотрудников не только огромная ценность, но и источник больших неприятностей. Все крупные провалы в сфере безопасности в истории агентства происходили внутри этого здания. В обязанности Мидж как эксперта по обеспечению внутренней безопасности входило наблюдение за всем, что творилось в стенах АНБ… в том числе и в кладовке столовой агентства. Бринкерхофф поднялся со своего места, словно стоя ему было легче защищаться, но Мидж уже выходила из его кабинета.

Неужели все это был сон. Сьюзан повернулась к тумбочке. На ней стояли пустая бутылка из-под шампанского, два бокала… и лежала записка. Протерев глаза, она натянула на плечи одеяло и прочла: Моя драгоценная Сьюзан. Я люблю. Без воска, Дэвид. Она просияла и прижала записку к груди. Это был Дэвид, кто же. Без воска… Этот шифр она еще не разгадала.

Возвращение домой оказалось долгим и слишком утомительным. Последний месяц был для Лиланда Фонтейна временем больших ожиданий: в агентстве происходило нечто такое, что могло изменить ход истории, и, как это ни странно директор Фонтейн узнал об этом лишь случайно. Три месяца назад до Фонтейна дошли слухи о том, что от Стратмора уходит жена. Он узнал также и о том, что его заместитель просиживает на службе до глубокой ночи и может не выдержать такого напряжения. Несмотря на разногласия со Стратмором по многим вопросам, Фонтейн всегда очень высоко его ценил. Стратмор был блестящим специалистом, возможно, лучшим в агентстве. И в то же время после провала с Попрыгунчиком Стратмор испытывал колоссальный стресс. Это беспокоило Фонтейна: к коммандеру сходится множество нитей в агентстве, а директору нужно оберегать свое ведомство. Фонтейну нужен был кто-то способный наблюдать за Стратмором, следить, чтобы он не потерял почву под ногами и оставался абсолютно надежным, но это было не так-то. Стратмор - человек гордый и властный, наблюдение за ним следует организовать так, чтобы никоим образом не подорвать его авторитета.

718 Share

Disegno dello zaino

 Травматическая пуля, - задумчиво повторил Беккер.  - Вот откуда шрам. - Весьма сомнительно, чтобы Танкадо связал свои ощущения с выстрелом. - И все же он отдал кольцо, - сказал Фонтейн. - Вы правы, сэр. Но он не искал глазами убийцу. Жертва всегда ищет глазами убийцу. Она делает это инстинктивно. Фонтейна эти слова озадачили.

Я скорее предпочту умереть, чем жить в тени позора. А ждет его именно. Он скрыл информацию от директора, запустил вирус в самый защищенный компьютер страны, и, разумеется, ему придется за это дорого заплатить. Он исходил из самых патриотических соображений, но все пошло вкривь и вкось. Результатом стали смерть и предательство. Теперь начнутся судебные процессы, последуют обвинения, общественное негодование. Он много лет служил своей стране верой и правдой и не может допустить такого конца. Я просто добивался своей цели, - мысленно повторил. Ты лжешь, - ответил ему внутренний голос. Да, это .

 El anillo. Внезапно Беккера охватило чувство, которого он никогда прежде не испытывал. Словно по сигналу, поданному инстинктом выживания, все мышцы его тела моментально напряглись. Он взмыл в воздух в тот момент, когда раздался выстрел, и упал прямо на Меган. Пуля ударилась в стену точно над. - Mierda! - вскипел Халохот. Беккеру удалось увернуться в последнее мгновение. Убийца шагнул к. Беккер поднялся над безжизненным телом девушки.

Голоса заглушал шум генераторов. Казалось, говорившие находились этажом ниже. Один голос был резкий, сердитый. Похоже, он принадлежал Филу Чатрукьяну. - Ты мне не веришь. Мужчины начали спорить. - У нас вирус. Затем раздался крик: - Нужно немедленно вызвать Джаббу. Послышались другие звуки, похожие на шум борьбы.

Халохот прокручивал в голове дальнейшие события. Все было очень просто: подойдя к жертве вплотную, нужно низко держать револьвер, чтобы никто не заметил, сделать два выстрела в спину, Беккер начнет падать, Халохот подхватит его и оттащит к скамье, как друга, которому вдруг стало плохо. Затем он быстро побежит в заднюю часть собора, словно бы за помощью, и в возникшей неразберихе исчезнет прежде, чем люди поймут, что произошло. Пять человек. Четверо. Всего трое. Халохот стиснул револьвер в руке, не вынимая из кармана. Он будет стрелять с бедра, направляя дуло вверх, в спину Беккера. Пуля пробьет либо позвоночник, либо легкие, а затем сердце. Если даже он не попадет в сердце, Беккер будет убит: разрыв легкого смертелен.

Фонтейн кивнул. Агенты связались с ним, когда он находился в Южной Америке, и сообщили, что операция прошла неудачно, поэтому Фонтейн в общих чертах уже знал, что случилось. Тут вступил агент Колиандер: - Как вы приказали, мы повсюду следовали за Халохотом. В морг он не пошел, поскольку в этот момент напал на след еще какого-то парня в пиджаке и галстуке, вроде бы штатского. - Штатского? - переспросил Фонтейн. Скорее всего это игры Стратмора: он мудро решил не впутывать в это дело агентство. - Фильтры Протокола передачи файлов выходят из строя! - крикнул кто-то из технического персонала. - Нам нужен этот предмет, - сказал Фонтейн.

502 Share

Disegno dello zaino

И все-таки он пошел в обход. Интересно, о чем он. У Бринкерхоффа подогнулись колени. Он не мог понять, почему Мидж всегда права. Он не заметил отражения, мелькнувшего за оконным стеклом рядом с. Крупная фигура возникла в дверях директорского кабинета. - Иису… - Слова застряли у Бринкерхоффа в глотке.  - Ты думаешь, что в ТРАНСТЕКСТ проник вирус.

И тогда ты решишь, уходить тебе или. Повисла долгая тишина. Сьюзан словно во сне подошла и села с ним. - Сьюзан, - начал он, - я не был с тобой вполне откровенен. ГЛАВА 73 У Дэвида Беккера было такое ощущение, будто его лицо обдали скипидаром и подожгли. Он катался по полу и сквозь мутную пелену в глазах видел девушку, бегущую к вращающейся двери. Она бежала короткими испуганными прыжками, волоча по кафельному полу туристскую сумку. Беккер хотел подняться на ноги, но у него не было на это сил.

 Наверное, хотел сюда переехать, - сухо предположил Беккер. - Да. Первая неделя оказалась последней. Солнечный удар и инфаркт. Бедолага. Беккер ничего не сказал и продолжал разглядывать пальцы умершего. - Вы уверены, что на руке у него не было перстня. Офицер удивленно на него посмотрел. - Перстня. - Да.

Она надолго прижалась губами к его губам. Он обвил ее руками, и они сами собой начали стягивать с нее ночную рубашку. - Я понимаю это как знак согласия, - сказал он, и они не отрывались друг от друга всю ночь, согреваемые теплом камина. Этот волшебный вечер был шесть месяцев назад, до того как Дэвида неожиданно назначили главой факультета современных языков. С тех пор их отношения развивались с быстротой скольжения по склону горы. ГЛАВА 4 Потайная дверь издала сигнал, выведя Сьюзан из состояния печальной задумчивости. Дверь повернулась до положения полного открытия. Через пять секунд она вновь закроется, совершив вокруг своей оси поворот на триста шестьдесят градусов.

Он искал глазами Сьюзан Флетчер, но она уже стояла прямо перед экраном, на котором крупным планом было видно лицо Дэвида Беккера. - Дэвид. - Привет, красавица.  - Он улыбнулся. - Возвращайся домой. Прямо. - Встретимся в Стоун-Мэнор. Она кивнула, и из ее глаз потекли слезы. - Договорились.

Разве так могут назвать католичку. Должно быть, Клушар ослышался. Беккер набрал первый из трех номеров. - Servicio Social de Sevilla, - прозвучал приятный женский голос. Беккер постарался придать своему испанскому тяжелый немецкий акцент: - Hola, hablas Aleman. - Нет, но я говорю по-английски, - последовал ответ. Беккер перешел на ломаный английский: - Спасибо. Не могли бы вы мне помочь.

880 Share

Disegno dello zaino

Сьюзан положила голову ему на грудь и слушала, как стучит его сердце. А ведь еще вчера она думала, что потеряла его навсегда. - Дэвид, - вздохнула она, заметив на тумбочке его записку.  - Скажи мне, что такое без воска. Ты же знаешь, что шифры, которые не поддаются, не выходят у меня из головы. Дэвид молчал. - Расскажи.  - Она надулась.  - Если не скажешь, тебе меня больше не видать. - Врешь.

Тогда, при чтении сверху вниз, перед глазами магически возникало тайное послание. С течением времени этот метод преобразования текста был взят на вооружение многими другими и модифицирован, с тем чтобы его труднее было прочитать. Кульминация развития докомпьютерного шифрования пришлась на время Второй мировой войны. Нацисты сконструировали потрясающую шифровальную машину, которую назвали Энигма. Она была похожа на самую обычную старомодную пишущую машинку с медными взаимосвязанными роторами, вращавшимися сложным образом и превращавшими открытый текст в запутанный набор на первый взгляд бессмысленных групп знаков. Только с помощью еще одной точно так же настроенной шифровальной машины получатель текста мог его прочесть. Беккер слушал как завороженный. Учитель превратился в ученика. Однажды вечером на университетском представлении Щелкунчика Сьюзан предложила Дэвиду вскрыть шифр, который можно было отнести к числу базовых. Весь антракт он просидел с ручкой в руке, ломая голову над посланием из одиннадцати букв: HL FKZC VD LDS В конце концов, когда уже гасли огни перед началом второго акта, его осенило.

Пьер Клушар спал глубоким сном и не видел склонившегося над ним человека. Игла похищенного у медсестры шприца блеснула в темноте и погрузилась в вену чуть выше запястья Клушара. Шприц был наполнен тридцатью кубиками моющего средства, взятого с тележки уборщицы. Сильный палец нажал на плунжер, вытолкнув синеватую жидкость в старческую вену. Клушар проснулся лишь на несколько секунд. Он успел бы вскрикнуть от боли, если бы сильная рука не зажала ему рот. Старик не мог даже пошевелиться. Он почувствовал неимоверный жар, бегущий вверх по руке. Нестерпимая боль пронзила плечо, сдавила грудь и, подобно миллиону осколков, вонзилась в мозг. Клушар увидел яркую вспышку света… и черную бездну.

Только сейчас она поняла, почему он настаивал на том, чтобы ТРАНСТЕКСТ продолжал работать. Если Цифровой крепости суждено стать любимой игрушкой АНБ, Стратмор хотел убедиться, что взломать ее невозможно. - Ты по-прежнему хочешь уйти. Сьюзан посмотрела на. Сидя рядом с великим Тревором Стратмором, она невольно почувствовала, что страхи ее покинули. Переделать Цифровую крепость - это шанс войти в историю, принеся громадную пользу стране, и Стратмору без ее помощи не обойтись. Хоть и не очень охотно, она все же улыбнулась: - Что будем делать. Стратмор просиял и, протянув руку, коснулся ее плеча.

Мидж покачала головой. - Только если файл не заражен вирусом. Бринкерхофф даже подпрыгнул. - Вирус. Кто тебе сказал про вирус. - Это единственное разумное объяснение, - сказала.  - Джабба уверяет, что вирус - единственное, что могло привести к столь долгой работе ТРАНСТЕКСТА. - Подожди минутку! - махнул он рукой, словно прося ее остановиться.  - Стратмор сказал, что у них все в порядке.

Вспомнить арифметику. Он сам считает как фокусник. Она знала, что он перемножает цифры и намертво запоминает словари, не хуже ксерокса. - Таблица умножения, - сказал Беккер. При чем здесь таблица умножения? - подумала Сьюзан.  - Что он хочет этим сказать. - Четыре на шестнадцать, - повторил профессор. - Лично я проходил это в четвертом классе. Сьюзан вспомнила стандартную школьную таблицу.

Zaino da caccia alce

About Dotaur

К человеку в моем положении часто приходят с… ну, вы понимаете. - Да, мистер Клушар, конечно, понимаю.

Related Posts

874 Comments

Post A Comment