Miglior zaino da caccia con larco

485 Share

Miglior zaino da caccia con larco

Все люди на подиуме потянулись к терминалу в одно и то же мгновение, образовав единое сплетение вытянутых рук. Но Сьюзан, опередив всех, прикоснулась к клавиатуре и нажала цифру 3. Все повернулись к экрану, где над всем этим хаосом появилась надпись: ВВЕСТИ ПАРОЛЬ. 3 - Да! - скомандовал Фонтейн.  - Нажимайте. Сьюзан задержала дыхание и опустила палец на клавишу Ввод. Компьютер издал звуковой сигнал. Никто не мог даже пошевелиться. Спустя три мучительные секунды все еще ничего не произошло.

Хейл продолжал взывать к ней: - Я отключил Следопыта, подумав, что ты за мной шпионишь. Заподозрила, что с терминала Стратмора скачивается информация, и вот-вот выйдешь на. Правдоподобно, но маловероятно. - Зачем же ты убил Чатрукьяна? - бросила. - Я не убивал его! - Крик Хейла перекрыл вой сирены.  - Его столкнул вниз Стратмор. Я все это видел, потому что прятался в подсобке. Чатрукьян хотел вызвать службу безопасности, что разрушило бы все планы Стратмора. Ну и ловок, подумала Сьюзан. На все у него готов ответ.

Эта машина помогла предотвратить десятки преступлений, но связанная с ней информация строго засекречена и никогда не будет раскрыта. Причина такой секретности проста: правительство не может допустить массовой истерии. Никто не знает, как поведет себя общество, узнав, что группы фундаменталистов дважды за прошлый год угрожали ядерным объектам, расположенным на территории США. Ядерное нападение было, однако, не единственной угрозой. Только в прошлом месяце благодаря ТРАНСТЕКСТУ удалось предотвратить одну из самых изощренных террористических акций, с которыми приходилось сталкиваться агентству. Некая антиправительственная организация разработала план под кодовым названием Шервудский лес. Его целью была Нью-Йоркская фондовая биржа, а замыслом - перераспределение богатства. За шесть дней члены группы установили в зданиях вокруг биржи двадцать семь взрывобезопасных легкоплавких контейнеров.

Беккер набрал первый из трех номеров. - Servicio Social de Sevilla, - прозвучал приятный женский голос. Беккер постарался придать своему испанскому тяжелый немецкий акцент: - Hola, hablas Aleman. - Нет, но я говорю по-английски, - последовал ответ. Беккер перешел на ломаный английский: - Спасибо. Не могли бы вы мне помочь. - О да, конечно, - медленно проговорила женщина, готовая прийти на помощь потенциальному клиенту.  - Вам нужна сопровождающая. - Да-да.

Не знал он только одного - что в его планы вмешается судьба. В феврале того года, когда Энсею исполнилось двенадцать, его приемным родителям позвонили из токийской фирмы, производящей компьютеры, и предложили их сыну-калеке принять участие в испытаниях новой клавиатуры, которую фирма сконструировала для детей с физическими недостатками. Родители согласились. Хотя Энсей Танкадо никогда прежде не видел компьютера, он как будто инстинктивно знал, как с ним обращаться. Компьютер открыл перед ним мир, о существовании которого он даже не подозревал, и вскоре заполнил всю его жизнь. Повзрослев, он начал давать компьютерные уроки, зарабатывать деньги и в конце концов получил стипендию для учебы в Университете Досися. Вскоре слава о фугуся-кисай, гениальном калеке, облетела Токио. Со временем Танкадо прочитал о Пёрл-Харборе и военных преступлениях японцев. Ненависть к Америке постепенно стихала.

У АН Б не было иного выбора, кроме как остановить его любой ценой. Арест и депортация Танкадо, широко освещавшиеся средствами массовой информации, стали печальным и позорным событием. Вопреки желанию Стратмора специалисты по заделыванию прорех такого рода, опасаясь, что Танкадо попытается убедить людей в существовании ТРАНСТЕКСТА, начали распускать порочащие его слухи. Энсей Танкадо стал изгоем мирового компьютерного сообщества: никто не верил калеке, обвиняемому в шпионаже, особенно когда он пытался доказать свою правоту, рассказывая о какой-то фантастической дешифровальной машине АНБ. Самое странное заключалось в том, что Танкадо, казалось, понимал, что таковы правила игры. Он не дал волю гневу, а лишь преисполнился решимости. Когда службы безопасности выдворяли его из страны, он успел сказать несколько слов Стратмору, причем произнес их с ледяным спокойствием: - Мы все имеем право на тайну. И я постараюсь это право обеспечить.

866 Share

Miglior zaino da caccia con larco

 Нет. - Может быть, сказала, куда идет. - Нет. По-испански говорила очень плохо. - Она не испанка? - спросил Беккер. - Нет. Думаю, англичанка. И с какими-то дикими волосами - красно-бело-синими. Беккер усмехнулся, представив это зрелище.

Ядерное нападение было, однако, не единственной угрозой. Только в прошлом месяце благодаря ТРАНСТЕКСТУ удалось предотвратить одну из самых изощренных террористических акций, с которыми приходилось сталкиваться агентству. Некая антиправительственная организация разработала план под кодовым названием Шервудский лес. Его целью была Нью-Йоркская фондовая биржа, а замыслом - перераспределение богатства. За шесть дней члены группы установили в зданиях вокруг биржи двадцать семь взрывобезопасных легкоплавких контейнеров. Одновременный подрыв этих тщательно замаскированных устройств должен был создать магнитное поле такой мощности, что вся информация на магнитных носителях - жестких дисках компьютеров, в постоянных запоминающих устройствах, в резервных файлах и даже на гибких дисках - оказалась бы стерта. Все данные, свидетельствующие о том, кто чем владел, должны были исчезнуть навсегда. Поскольку для одновременного подрыва устройств была необходима точнейшая координация действий, все эти изделия были связаны между собой телефонными линиями через Интернет. Двое суток встроенные часы устройств обменивались бесконечными потоками зашифрованной синхронизирующейся информации.

Я позвоню в телефонную компанию. Я уверена, что они смогут сказать. Нуматака тоже был уверен, что компания это сделает. В эпоху цифровой связи понятие неприкосновенности частной жизни ушло в прошлое. Записывается. Телефонные компании могут сообщить, кто вам звонил и как долго вы говорили. - Сделайте это, - приказал.  - И тут же доложите. ГЛАВА 34 Сьюзан сидела одна в помещении Третьего узла, ожидая возвращения Следопыта. Хейл решил выйти подышать воздухом, за что она была ему безмерно благодарна.

Хейл подтянул ноги и немного приподнялся на корточках, желая переменить позу. Он открыл рот, чтобы что-то сказать, но сделать этого не успел. Когда Хейл перестал на нее давить, Сьюзан почувствовала, что ее онемевшие ноги ожили. Еще толком не отдавая себе отчета в своих действиях и повинуясь инстинкту, она резким движением согнула ноги и со всей силы ударила Хейла коленом в промежность, ощутив, как ее коленные чашечки впились в его мягкие незащищенные ткани. Хейл взвыл от боли, и все его тело сразу же обмякло. Он скатился набок, сжавшись в клубок, а Сьюзан, высвободившись из-под него, направилась к двери, отлично понимая, что у нее не хватит сил ее открыть. Но тут ее осенило. Она остановилась у края длинного стола кленового дерева, за которым они собирались для совещаний. К счастью, ножки стола были снабжены роликами.

Довольно консервативные брюки в клетку, белая блузка без рукавов. В руке красная туристская сумка фирмы Л. Белл. Светлые волосы тщательно уложены. - Прошу меня извинить, - пробормотал Беккер, застегивая пряжку на ремне.  - Мужская комната оказалась закрыта… но я уже ухожу. - Ну и проваливай, пидор. Беккер посмотрел на нее внимательнее. К ней как-то не шло сквернословие - как неуместны сточные воды в хрустальном графине. Но, приглядевшись, он убедился, что она вовсе не такая изысканная особа, как ему показалось вначале.

ВЫ УВЕРЕНЫ. Он снова ответил Да. Мгновение спустя компьютер подал звуковой сигнал. СЛЕДОПЫТ ОТОЗВАН Хейл улыбнулся. Компьютер только что отдал ее Следопыту команду самоуничтожиться раньше времени, так что ей не удастся найти то, что она ищет. Помня, что не должен оставлять следов, Хейл вошел в систему регистрации действий и удалил все свои команды, после чего вновь ввел личный пароль Сьюзан. Монитор погас. Когда Сьюзан вернулась в Третий узел, Грег Хейл как ни в чем не бывало тихо сидел за своим терминалом. ГЛАВА 30 Альфонсо XIII оказался небольшим четырехзвездочным отелем, расположенным в некотором отдалении от Пуэрта-де-Хереса и окруженным кованой чугунной оградой и кустами сирени.

191 Share

Miglior zaino da caccia con larco

И вы хотите его упустить. - Следи за мной, - холодно парировал Стратмор. - А как же Сьюзан? - Хейл запнулся.  - Если вы позвоните, она умрет. Стратмора это не поколебало. - Я готов рискнуть. - Чепуха. Вы жаждете обладать ею еще сильнее, чем Цифровой крепостью. Я вас знаю. На такой риск вы не пойдете.

Кольцо снова блеснуло на солнце. Женщина отвернулась. Танкадо, задыхаясь и не в силах произнести ни звука, в последней отчаянной надежде посмотрел на тучного господина. Пожилой человек вдруг поднялся и куда-то побежал, видимо, вызвать скорую. Танкадо явно терял последние силы, но по-прежнему совал кольцо прямо в лицо тучному господину. Тот протянул руку, взял Танкадо за запястье, поддерживая остававшуюся на весу руку умирающего. Танкадо посмотрел вверх, на свои пальцы, на кольцо, а затем, умоляюще, - на тучного господина. Это была предсмертная мольба.

Вопрос национальной безопасности. Консьерж покачал головой: - Невозможно. Быть может, вы оставите… - Всего на одну минуту. Она в столовой. Консьерж снова покачал головой: - Ресторан закрылся полчаса. Полагаю, Росио и ее гость ушли на вечернюю прогулку. Если вы оставите для нее записку, она получит ее прямо с утра.  - Он направился к полке с ячейками для ключей и почты.

 - Я опытный диагност. К тому же умираю от любопытства узнать, какая диагностика могла заставить Сьюзан Флетчер выйти на работу в субботний день. Сьюзан почувствовала прилив адреналина и бросила взгляд на Следопыта. Она понимала, что не может допустить, чтобы Хейл его увидел, - последует слишком много вопросов. - Я хочу сохранить это в тайне, - сказала. Но Хейл продолжал приближаться. Когда он был уже почти рядом, Сьюзан поняла, что должна действовать. Хейл находился всего в метре от нее, когда она встала и преградила ему дорогу. Его массивная фигура буквально нависла над ней, запах одеколона ударил в ноздри. - Я сказала .

Она посмотрела на шефа. - Вы уничтожите этот алгоритм сразу же после того, как мы с ним познакомимся. - Конечно. Так, чтобы не осталось и следа. Сьюзан нахмурилась. Она понимала, что найти принадлежащую Хейлу копию ключа будет очень трудно. Найти ее на одном из жестких дисков - все равно что отыскать носок в спальне размером со штат Техас. Компьютерные поисковые системы работают, только если вы знаете, что ищете; этот пароль - некая неопределенность. К счастью, поскольку сотрудникам шифровалки приходилось иметь дело с огромным количеством достаточно неопределенных материалов, они разработали сложную процедуру так называемого неортодоксального поиска.

В конце концов оно было найдено - так родился доступный широкой публике способ кодирования. Его концепция была столь же проста, сколь и гениальна. Она состояла из легких в использовании программ для домашнего компьютера, которые зашифровывали электронные послания таким образом, что они становились абсолютно нечитаемыми. Пользователь писал письмо, пропускал его через специальную программу, и на другом конце линии адресат получал текст, на первый взгляд не поддающийся прочтению, - шифр. Тот же, кто перехватывал такое сообщение, видел на экране лишь маловразумительную абракадабру. Расшифровать сообщение можно было лишь введя специальный ключ - секретный набор знаков, действующий как ПИН-код в банкомате. Ключ, как правило, был довольно длинным и сложным и содержал всю необходимую информацию об алгоритме кодирования, задействуя математические операции, необходимые для воссоздания исходного текста. Теперь пользователь мог посылать конфиденциальные сообщения: ведь если даже его послание перехватывалось, расшифровать его могли лишь те, кто знал ключ-пароль. АНБ сразу же осознало, что возникла кризисная ситуация. Коды, с которыми столкнулось агентство, больше не были шифрами, что разгадывают с помощью карандаша и листка бумаги в клетку, - теперь это были компьютеризированные функции запутывания, основанные на теории хаоса и использующие множественные символические алфавиты, чтобы преобразовать сообщение в абсолютно хаотичный набор знаков.

891 Share

Miglior zaino da caccia con larco

 Втроем, - поправила Сьюзан.  - Коммандер Стратмор у. Советую исчезнуть, пока он тебя не засек. Хейл пожал плечами: - Зато он не имеет ничего против твоего присутствия. Тебе он всегда рад. Сьюзан заставила себя промолчать. Хейл хмыкнул себе под нос и убрал упаковку тофу. Затем взял бутылку оливкового масла и прямо из горлышка отпил несколько глотков. Он считал себя большим знатоком всего, что способствовало укреплению здоровья, и утверждал, что оливковое масло очищает кишечник. Он вечно навязывал что-то коллегам, например морковный сок, и убеждал их, что нет ничего важнее безукоризненного состояния кишечника.

Стратмор покачал головой: - Отнюдь. - Но… служба безопасности… что. Они сейчас здесь появятся. У нас нет времени, чтобы… - Никакая служба здесь не появится, Сьюзан. У нас столько времени, сколько. Сьюзан отказывалась понимать. Не появится. - Но вы же позвонили… Стратмор позволил себе наконец засмеяться. - Трюк, старый как мир.

Откуда-то сверху накатывали приглушенные волны классической музыки. Бранденбургский концерт, - подумал Беккер.  - Номер четыре. Они со Сьюзан слушали этот концерт в прошлом году в университете в исполнении оркестра Академии Святого Мартина. Ему вдруг страшно захотелось увидеть ее - сейчас. Прохладный ветерок кондиционера напомнил ему о жаре на улице. Он представил себе, как бредет, обливаясь потом, по душным, пропитанным запахом наркотиков улицам Трианы, пытаясь разыскать девчонку-панка в майке с британским флагом на груди, и снова подумал о Сьюзан. - Zumo de arandano, - с удивлением услышал он собственный голос.

 - Дай мне двадцать минут, чтобы уничтожить файлы лаборатории систем безопасности. После этого я сразу перейду к своему терминалу и выключу ТРАНСТЕКСТ. - Давайте скорее, - сказала Сьюзан, пытаясь что-нибудь разглядеть сквозь тяжелую стеклянную дверь. Она знала, что, пока ТРАНСТЕКСТ будет продолжать сжирать аварийное питание, она останется запертой в Третьем узле. Стратмор отпустил створки двери, и тонюсенькая полоска света исчезла. Сьюзан смотрела, как фигура Стратмора растворяется во тьме шифровалки. ГЛАВА 63 Новообретенная веспа Дэвида Беккера преодолевала последние метры до Aeropuerto de Sevilla. Костяшки его пальцев, всю дорогу судорожно сжимавших руль, побелели.

Мы обыскали обоих. Осмотрели карманы, одежду, бумажники. Ничего похожего. У Халохота был компьютер Монокль, мы и его проверили. Похоже, он не передал ничего хотя бы отдаленно похожего на набор букв и цифр - только список тех, кого ликвидировал. - Черт возьми! - не сдержался Фонтейн, теряя самообладание.  - Он должен там. Ищите. Джабба окончательно убедился: директор рискнул и проиграл.

Жертва ощутила прикосновение смерти, и началась совершенно иная игра. Беккер мчался, не видя ничего вокруг, постоянно сворачивал, избегая прямых участков. Шаги неумолимо приближались. В голове у него не было ни единой мысли - полная пустота. Он не знал ни где он находится, ни кто его преследует и мчался, подгоняемый инстинктом самосохранения. Он не чувствовал никакой боли - один лишь страх. Пуля ударила в кафельную плитку азульехо чуть сзади. Осколки посыпались вниз и попали ему в шею. Беккер рванулся влево, в другую улочку. Он слышал собственный крик о помощи, но, кроме стука ботинок сзади и учащенного дыхания, утренняя тишина не нарушалась ничем.

180 Share

Miglior zaino da caccia con larco

Я в этом уверена.  - Она подошла вплотную к окну. Бринкерхофф почувствовал, как его тело покрывается холодным. Мидж продолжала читать. Мгновение спустя она удовлетворенно вскрикнула: - Я так и знала. Он это сделал. Идиот! - Она замахала бумагой.  - Он обошел Сквозь строй.

Но более страшным стало то, что он увидел в следующее мгновение. Скрытые тенью, на него смотрели глаза Грега Хейла, глаза, полные ужаса. Тогда Стратмор понял, что Грег Хейл должен умереть. В ТРАНСТЕКСТЕ послышался треск, и Стратмор приступил к решению стоявшей перед ним задачи - вырубить электричество. Рубильник был расположен за фреоновыми насосами слева от тела Чатрукьяна, и Стратмор сразу же его. Ему нужно было повернуть рубильник, и тогда отключилось бы электропитание, еще остававшееся в шифровалке. Потом, всего через несколько секунд, он должен был включить основные генераторы, и сразу же восстановились бы все функции дверных электронных замков, заработали фреоновые охладители и ТРАНСТЕКСТ оказался бы в полной безопасности. Но, приближаясь к рубильнику, Стратмор понял, что ему необходимо преодолеть еще одно препятствие - тело Чатрукьяна на ребрах охлаждения генератора.

 Хорошо. Давайте попробуем.  - Он потянулся к клавиатуре.  - Мистер Беккер, пожалуйста, продиктуйте надпись. Медленно и отчетливо. Дэвид Беккер начал читать, Джабба печатал следом за. Когда все было закончено, они проверили орфографические ошибки и удалили пробелы. В центре панели на экране, ближе к верхнему краю, появились буквы: QUISCUSTODIETIPSOSCUSTODES - Мне это не нравится, - тихо проговорила Сьюзан.  - Не вижу чистоты. Джабба занес палец над клавишей Ввод.

Свет от фары пробежал по цементным стенам. - В главный банк данных попал вирус, - сказал Бринкерхофф. - Я знаю, - услышала Сьюзан собственный едва слышный голос. - Нам нужна ваша помощь. Она с трудом сдерживала слезы. - Стратмор… он… - Мы знаем, - не дал ей договорить Бринкерхофф.  - Он обошел систему Сквозь строй. - Да… и… - слова застревали у нее в горле. Он убил Дэвида. Бринкерхофф положил руку ей на плечо.

Она собиралась купить билет прямо перед вылетом. Женщина нахмурилась: - Извините, сэр. Этим рейсом улетели несколько пассажиров, купивших билет перед вылетом. Но мы не имеем права сообщать информацию личного характера… - Это очень важно, - настаивал Беккер.  - Мне просто нужно узнать, улетела ли. И больше. Женщина сочувственно кивнула. - Поссорились. На мгновение Беккер задумался.

 - Значит, тебе известно про Цифровую крепость. А я-то думал, что ты будешь это отрицать. - Подите к черту. - Очень остроумно. - Вы болван, Стратмор, - сказал Хейл, сплюнув.  - К вашему сведению, ваш ТРАНСТЕКСТ перегрелся. - Что ты говоришь? - засмеялся Стратмор.  - Что же ты предлагаешь. Открыть дверь и вызвать сотрудников отдела систем безопасности, я угадал. - Совершенно .

411 Share

Miglior zaino da caccia con larco

И он в отчаянии прошептал ей на ухо: - Сьюзан… Стратмор убил Чатрукьяна. - Отпусти ее, - спокойно сказал Стратмор.  - Она тебе все равно не поверит. - Да уж конечно, - огрызнулся Хейл.  - Лживый негодяй. Вы промыли ей мозги. Вы рассказываете ей только то, что считаете нужным. Знает ли она, что именно вы собираетесь сделать с Цифровой крепостью. - И что. Хейл понимал: то, что он сейчас скажет, либо принесет ему свободу, либо станет его смертным приговором.

В конце концов ей пришлось смириться. Когда они в ту ночь отправились спать, она старалась радоваться с ним вместе, но что-то в глубине души говорило ей: все это кончится плохо. Она оказалась права, но никогда не подозревала насколько. - Вы заплатили ему десять тысяч долларов? - Она повысила голос.  - Это грязный трюк. - Трюк? - Теперь уже Стратмор не мог скрыть свое раздражение.  - Это вовсе не трюк. Да я вообще слова ему не сказал о деньгах. Я попросил оказать мне личную услугу. И он согласился поехать.

 Директор, у нас нет выбора. Мы должны вырубить питание главного банка данных. - Это невозможно, - сказал директор.  - Вы представляете, каковы будут последствия. Джабба отлично знал, что директор прав. Более трех тысяч узлов Независимой цифровой сети связывают весь мир с базой данных агентства. Каждый день военные оценивают моментальные спутниковые снимки всех передвижений по территории потенциальных противников. Инженеры компании Локхид скачивают подробные чертежи новых систем вооружения.

Фонтейн сурово смотрел на Джаббу: - И на что же запрограммирован этот червяк. - Понятия не имею, - сказал Джабба.  - Пока он ползет и присасывается к нашей секретной информации. После этого он способен на. Он может стереть все файлы, или же ему придет в голову напечатать улыбающиеся рожицы на документах Белого дома. Голос Фонтейна по-прежнему звучал спокойно, деловито: - Можете ли вы его остановить. Джабба тяжко вздохнул и повернулся к экрану. - Не знаю. Все зависит от того, что ударило в голову автору.

 Пожалуйста, - взмолилась. Но дверца не открылась. - Сьюзан, - тихо сказал Стратмор.  - Нужен код. - Код? - сердито переспросила. Она посмотрела на панель управления. Под главной клавиатурой была еще одна, меньшего размера, с крошечными кнопками. На каждой - буква алфавита. Сьюзан повернулась к .

Дверь отворилась, и Сьюзан вышла в помещение шифровалки. Здесь она снова замерла. Все выглядело совсем не так, как несколько минут. ТРАНСТЕКСТ выступал серым силуэтом в слабом сумеречном свете, проникавшем сквозь купол потолка. Все лампы наверху погасли. Не было видно даже кнопочных электронных панелей на дверях кабинетов. Когда ее глаза привыкли к темноте, Сьюзан разглядела, что единственным источником слабого света в шифровалке был открытый люк, из которого исходило заметное красноватое сияние ламп, находившихся в подсобном помещении далеко внизу. Она начала двигаться в направлении люка.

249 Share

Miglior zaino da caccia con larco

После минутного упорства ему придется уступить. Но если я вызову агентов безопасности, весь мой план рухнет, - подумал. Хейл сдавил горло Сьюзан немного сильнее, и она вскрикнула от боли. - Ну что, вы решили. Я ее убиваю. Стратмор мгновенно взвесил все варианты. Если он позволит Хейлу вывести Сьюзан из шифровалки и уехать, у него не будет никаких гарантий. Они уедут, потом остановятся где-нибудь в лесу. У него будет пистолет… От этой мысли у Стратмора свело желудок. Кто знает, что произойдет, прежде чем он решит освободить Сьюзан… если он ее вообще освободит.

Стратмор поднял руку, давая понять, что ему нужно подумать. Сьюзан опасливо перевела взгляд в сторону люка. Его не было видно за корпусом ТРАНСТЕКСТА, но красноватое сияние отражалось от черного кафеля подобно огню, отражающемуся ото льда. Ну давай же, вызови службу безопасности, коммандер. Отключи ТРАНСТЕКСТ. Давай выбираться отсюда. Внезапно Стратмор сбросил оцепенение. - Иди за мной! - сказал .

Халохот услышал, как где-то ниже тело Беккера упало на каменные ступеньки, и бросился вниз, сжимая в руке пистолет. В поле его зрения попало окно. Здесь. Халохот приблизился к внешней стене и стал целиться. Ноги Беккера скрылись из виду за поворотом, и Халохот выстрелил, но тут же понял, что выстрел пришелся в пустоту. Пуля срикошетила от стены. Рванувшись вниз за своей жертвой, он продолжал держаться вплотную к внешней стене, что позволило бы ему стрелять под наибольшим углом. Но всякий раз, когда перед ним открывался очередной виток спирали, Беккер оставался вне поля зрения и создавалось впечатление, что тот постоянно находится впереди на сто восемьдесят градусов.

 - Во множестве шифров применяются группы из четырех знаков. Возможно, это и есть ключ. - Вот именно, - простонал Джабба.  - Он над вами издевается. А вы тем временем погибаете.  - Он посмотрел на экран.  - Осталось девять минут. Сьюзан, не слушая его, повернулась к Соши. - Сколько там этих сироток? - спросила. Соши развела руками.

Она раскусила эту тактику разделяй и властвуй, тактику отставного морского пехотинца. Солги и столкни лбами своих врагов. - Это чистая правда! - кричал.  - Мы должны позвать людей на помощь. Нам обоим грозит опасность. Сьюзан не верила ни единому его слову. Хейл подтянул ноги и немного приподнялся на корточках, желая переменить позу. Он открыл рот, чтобы что-то сказать, но сделать этого не успел. Когда Хейл перестал на нее давить, Сьюзан почувствовала, что ее онемевшие ноги ожили. Еще толком не отдавая себе отчета в своих действиях и повинуясь инстинкту, она резким движением согнула ноги и со всей силы ударила Хейла коленом в промежность, ощутив, как ее коленные чашечки впились в его мягкие незащищенные ткани.

Казалось, она его не слышала. Хейл понимал, что говорит полную ерунду, потому что Стратмор никогда не причинит ей вреда, и она это отлично знает. Хейл вгляделся в темноту, выискивая глазами место, где прятался Стратмор. Шеф внезапно замолчал и растворился во тьме. Это пугало Хейла. Он понимал, что времени у него. Агенты могут появиться в любую минуту. Собрав все силы, Хейл, сильнее обхватив Сьюзан за талию, начал пятясь подниматься по лестнице. Она пыталась цепляться каблуками за ступеньки, чтобы помешать ему, но все было бесполезно. Он был гораздо сильнее, и ему легче было бы подталкивать ее вверх, тем более что площадка подсвечивалась мерцанием мониторов в кабинете Стратмора.

622 Share

Miglior zaino da caccia con larco

В интересах сохранения в тайне этого успеха коммандер Стратмор немедленно организовал утечку информации о том, что проект завершился полным провалом. Вся деятельность в крыле, где размещалась шифровалка, якобы сводилась к попыткам зализать раны после своего фиаско ценой в два миллиарда долларов. Правду знала только элита АНБ - ТРАНСТЕКСТ взламывал сотни шифров ежедневно. В условиях, когда пользователи были убеждены, что закодированные с помощью компьютера сообщения не поддаются расшифровке - даже усилиями всемогущего АНБ, - секреты потекли рекой. Наркобароны, боссы, террористы и люди, занятые отмыванием криминальных денег, которым надоели перехваты и прослушивание их переговоров по сотовым телефонам, обратились к новейшему средству мгновенной передачи сообщений по всему миру - электронной почте. Теперь, считали они, им уже нечего было опасаться, представ перед Большим жюри, услышать собственный записанный на пленку голос как доказательство давно забытого телефонного разговора, перехваченного спутником АНБ. Никогда еще получение разведывательной информации не было столь легким делом. Шифры, перехваченные АНБ, вводились в ТРАНСТЕКСТ и через несколько минуты выплевывались из машины в виде открытого текста.

Его руки двигались по ее груди. Сьюзан ничего не чувствовала. Неужели он ее трогает. Она не сразу поняла, что он пытается застегнуть верхнюю пуговицу ее блузки. - Сьюзан, - позвал он, задыхаясь.  - Ты должна помочь мне выбраться отсюда. Она ничего не понимала. Все это было лишено всякого смысла. - Сьюзан, ты должна мне помочь.

Он вообще не в курсе дела. Сьюзан смотрела на Стратмора, не веря своим ушам. У нее возникло ощущение, что она разговаривает с абсолютно незнакомым человеком. Коммандер послал ее жениха, преподавателя, с заданием от АНБ и даже не потрудился сообщить директору о самом серьезном кризисе в истории агентства. - Вы не поставили в известность Лиланда Фонтейна. Терпение Стратмора иссякло. Он взорвался: - Сьюзан, выслушай. Я вызвал тебя сюда, потому что мне нужен союзник, а не следователь. Сегодня у меня было ужасное утро.

Но сразу же об этом пожалел. Глаза немца расширились. - Was tust du. Что вы делаете. Беккер понял, что перегнул палку. Он нервно оглядел коридор. Его уже выставили сегодня из больницы, и он не хотел, чтобы это случилось еще. - Nimm deinen FuB weg! - прорычал немец.  - Уберите ногу.

А не заберет ли он ключ. Фонтейну нужно было какое-то прикрытие - на всякий случай, - и он принял необходимые меры. ГЛАВА 113 - Ни в коем случае! - крикнул мужчина с короткой стрижкой, глядя в камеру.  - У нас приказ. Мы отчитываемся перед директором Лиландом Фонтейном, и только перед. Фонтейна это позабавило. - Вы знаете, кто. - Какая разница? - огрызнулся светловолосый. - Позвольте вам сразу кое-что объяснить, - сказал директор.

Стратмор продолжал: - Внезапно я увидел в Цифровой крепости шанс, который выпадает раз в жизни. Ведь если внести в код ряд изменений, Цифровая крепость будет работать на нас, а не против. Ничего более абсурдного Сьюзан слышать еще не доводилось. Цифровая крепость - не поддающийся взлому код, он погубит агентство. - Если бы я сумел слегка модифицировать этот код, - продолжал Стратмор, - до его выхода в свет… - Он посмотрел на нее с хитрой улыбкой. Сьюзан потребовалось всего мгновение. Стратмор сразу заметил изумление, мелькнувшее в ее глазах, и взволнованно изложил свой план: - Если бы я получил ключ, то смог бы взломать наш экземпляр Цифровой крепости и внести нужные изменения… - Черный ход, - сказала Сьюзан, мгновенно забыв о том, что Стратмор ей лгал. Она все поняла.  - Вроде Попрыгунчика. Стратмор кивнул: - Тогда мы смогли бы подменить интернетовский файл, который Танкадо собирается выбросить на рынок, нашей измененной версией.

127 Share

Miglior zaino da caccia con larco

Представь себе мое изумление, когда я обнаружил множество сообщений Энсея Танкадо.  - Стратмор приподнял брови.  - В них постоянно упоминается Цифровая крепость и его планы шантажа АНБ. Сьюзан отнеслась к словам Стратмора скептически. Ее удивило, что он так легко клюнул на эту приманку. - Коммандер, - возразила она, - Танкадо отлично понимал, что АНБ может найти его переписку в Интернете, он никогда не стал бы доверять секреты электронной почте. Это ловушка. Энсей Танкадо всучил вам Северную Дакоту, так как он знал, что вы начнете искать. Что бы ни содержалось в его посланиях, он хотел, чтобы вы их нашли, - это ложный след.

И горячей воды. Беккер почувствовал комок в горле. - Когда она уезжает. Двухцветный словно будто только что очнулся. - Когда? - Он заржал.  - Она давно уехала. Отправилась в аэропорт несколько часов. Самое место, где толкнуть колечко: богатые туристы и все такое прочее.

Мне не хотелось никого в это впутывать. Я сам попытался отправить твой маячок, но ты использовала для него один из новейших гибридных языков, и мне не удалось привести его в действие. Он посылал какую-то тарабарщину. В конце концов пришлось смирить гордыню и вызвать тебя. Сьюзан это позабавило. Стратмор был блестящими программистом-криптографом, но его диапазон был ограничен работой с алгоритмами и тонкости этой не столь уж изощренной и устаревшей технологии программирования часто от него ускользали. К тому же Сьюзан написала свой маячок на новом гибридном языке, именуемом LIMBO, поэтому не приходилось удивляться, что Стратмор с ним не справился. - Я возьму это на себя, - улыбнулась она, вставая.

В обязанности Мидж как эксперта по обеспечению внутренней безопасности входило наблюдение за всем, что творилось в стенах АНБ… в том числе и в кладовке столовой агентства. Бринкерхофф поднялся со своего места, словно стоя ему было легче защищаться, но Мидж уже выходила из его кабинета. - Руки на стол, - бросила она через плечо.  - Когда я уйду, пожалуйста, никаких глупостей. И у стен есть. Бринкерхофф опустился на стул, слушая, как стук ее каблуков затихает в конце коридора. По крайней мере Мидж не станет болтать. У нее есть и свои слабости. Она ведь и сама кое-что себе позволяла: время от времени они массировали друг другу спину.

Бринкерхофф растерянно постоял минутку, затем подбежал к окну и встал рядом с Мидж. Та показала ему последние строчки текста. Бринкерхофф читал, не веря своим глазам. - Какого чер… В распечатке был список последних тридцати шести файлов, введенных в ТРАНСТЕКСТ. За названием каждого файла следовали четыре цифры - код команды добро, данной программой Сквозь строй. Последний файл в списке таким кодом не сопровождался, вместо этого следовала запись: ФИЛЬТР ОТКЛЮЧЕН ВРУЧНУЮ. Господи Иисусе! - подумал Бринкерхофф.  - Мидж снова оказалась права. - Идиот! - в сердцах воскликнула .

 Я ничего не говорила, - ответила Сьюзан. Хейл удивленно поднял брови. - Ах какие мы скрытные. А ведь у нас в Третьем узле нет друг от друга секретов. Один за всех и все за одного. Сьюзан отпила глоток чая и промолчала. Хейл пожал плечами и направился к буфету. Буфет всегда был его первой остановкой.

861 Share

Miglior zaino da caccia con larco

Он получал информацию со 148 камер кабельного телевидения, 399 электронных дверей, 377 устройств прослушивания телефонов и еще 212 жучков, установленных по всему комплексу АНБ. Директора АН Б дорого заплатили за осознание того факта, что двадцать шесть тысяч сотрудников не только огромная ценность, но и источник больших неприятностей. Все крупные провалы в сфере безопасности в истории агентства происходили внутри этого здания. В обязанности Мидж как эксперта по обеспечению внутренней безопасности входило наблюдение за всем, что творилось в стенах АНБ… в том числе и в кладовке столовой агентства. Бринкерхофф поднялся со своего места, словно стоя ему было легче защищаться, но Мидж уже выходила из его кабинета. - Руки на стол, - бросила она через плечо.  - Когда я уйду, пожалуйста, никаких глупостей. И у стен есть. Бринкерхофф опустился на стул, слушая, как стук ее каблуков затихает в конце коридора.

Стратмор медленно приближался к застывшему в гротескной лозе телу, не сводя с него глаз. Он схватил убитого за запястье; кожа была похожа на обгоревший пенопласт, тело полностью обезвожено. Коммандер зажмурился, сильнее сжал запястье и потянул. Труп сдвинулся на несколько сантиметров. Он потянул сильнее. Труп сдвинулся еще чуть-чуть. Тогда Стратмор напрягся и рванул тело изо всех сил. Внезапно его швырнуло назад, и он больно ударился спиной о кожух генератора. Пытаясь подняться на ноги, Стратмор в ужасе смотрел на предмет, зажатый в его пальцах: это была рука Чатрукьяна, обломившаяся в локтевом суставе.

 - Кто знает, какая разница между этими элементами. На лицах тех застыло недоумение. - Давайте же, ребята. -сказал Джабба.  - Вы же учились в колледжах. Ну, кто-нибудь. Разница между ураном и плутонием. Ответа не последовало. Сьюзан повернулась к Соши.

Длинное одноэтажное здание с огромными окнами и ветхое крыло, прилепившееся сзади. Беккер поднялся по растрескавшимся ступенькам. Внутри было темно и шумно. Приемный покой представлял собой бесконечный узкий коридор с выстроившимися в ряд во всю его длину складными стульями. Установленная на треноге картонная табличка с надписью OFICINA стрелкой указывала направление. Беккер двинулся по едва освещенному коридору. Все здесь напоминало зловещую декорацию к голливудскому фильму ужасов. В воздухе стоял тяжелый запах мочи. Лампочки в конце коридора не горели, и на протяжении последних двадцати метров можно было различать только смутные силуэты. Женщина с кровотечением… плачущая молодая пара… молящаяся маленькая девочка.

Консьерж бросил внимательный взгляд в его спину, взял конверт со стойки и повернулся к полке с номерными ячейками. Когда он клал конверт в одну из ячеек, Беккер повернулся, чтобы задать последний вопрос: - Как мне вызвать такси. Консьерж повернул голову и. Но Беккер не слушал, что тот. Он рассчитал все. Рука консьержа только что покинула ячейку под номером 301. Беккер поблагодарил его и быстро зашагал, ища глазами лифт. Туда и обратно, - повторил он мысленно. ГЛАВА 31 Сьюзан вернулась в Третий узел. После разговора со Стратмором она начала беспокоиться о безопасности Дэвида, а ее воображение рисовало страшные картины.

 Вовсе. Пересек границу неделю. - Наверное, хотел сюда переехать, - сухо предположил Беккер. - Да. Первая неделя оказалась последней. Солнечный удар и инфаркт. Бедолага. Беккер ничего не сказал и продолжал разглядывать пальцы умершего. - Вы уверены, что на руке у него не было перстня. Офицер удивленно на него посмотрел.

170 Share

Miglior zaino da caccia con larco

Она попыталась собраться с мыслями, но они упрямо возвращали ее к. Дэвид Беккер. Единственный мужчина, которого она любила. Самый молодой профессор Джорджтаунского университета, блестящий ученый-лингвист, он пользовался всеобщим признанием в академическом мире. Наделенный феноменальной памятью и способностями к языкам, он знал шесть азиатских языков, а также прекрасно владел испанским, французским и итальянским. На его лекциях по этимологии яблоку негде было упасть, и он всегда надолго задерживался в аудитории, отвечая на нескончаемые вопросы. Он говорил авторитетно и увлеченно, не обращая внимания на восторженные взгляды студенток. Беккер был смуглым моложавым мужчиной тридцати пяти лет, крепкого сложения, с проницательным взглядом зеленых глаз и потрясающим чувством юмором. Волевой подбородок и правильные черты его лица казались Сьюзан высеченными из мрамора.

Хейл же был уверен, что галит - некий драгоценный камень, поэтому считал, что это прозвище вполне соответствует его выдающимся умственным способностям и прекрасному телосложению. Будь он менее самонадеян, он, конечно же, заглянул бы в энциклопедию и обнаружил, что это не что иное, как солевой осадок, оставшийся после высыхания древних морей. Как и все криптографы АНБ, Хейл зарабатывал огромные деньги, однако вовсе не стремился держать этот факт при. Он ездил на белом лотосе с люком на крыше и звуковой системой с мощными динамиками. Кроме того, он был фанатом всевозможных прибамбасов, и его автомобиль стал своего рода витриной: он установил в нем компьютерную систему глобального позиционирования, замки, приводящиеся в действие голосом, пятиконечный подавитель радаров и сотовый телефонфакс, благодаря которому всегда мог принимать сообщения на автоответчик. На номерном знаке авто была надпись МЕГАБАЙТ в обрамлении сиреневой неоновой трубки. Ранняя юность Грега Хейла не была омрачена криминальными историями, поскольку он провел ее в Корпусе морской пехоты США, где и познакомился с компьютером. Он стал лучшим программистом корпуса, и перед ним замаячила перспектива отличной военной карьеры.

Все данные говорят, что Танкадо ни о чем таком даже не подозревал. - Данные? - спросил Бринкерхофф.  - Какие такие данные. Танкадо отдал кольцо. Вот и все доказательства. - Агент Смит, - прервал помощника директор.  - Почему вы считаете, будто Танкадо не знал, что на него совершено покушение. Смит откашлялся.

Танкадо отдал кольцо. Вот и все доказательства. - Агент Смит, - прервал помощника директор.  - Почему вы считаете, будто Танкадо не знал, что на него совершено покушение. Смит откашлялся. - Халохот ликвидировал его с помощью НТП - непроникающей травматической пули. Это резиновая капсула, которая при попадании растворяется. Все тихо и чисто.

Всю ответственность я беру на. Быстрее. Хейл выслушал все это, не сдвинувшись с места и не веря своим ушам. Хватка на горле Сьюзан слегка ослабла. Стратмор выключил телефон и сунул его за пояс. - Твоя очередь, Грег, - сказал. ГЛАВА 81 С мутными слезящимися глазами Беккер стоял возле телефонной будки в зале аэровокзала. Несмотря на непрекращающееся жжение и тошноту, он пришел в хорошее расположение духа. Все закончилось. Действительно закончилось.

 Нисколько.  - Беккер взял подушку с соседней койки и помог Клушару устроиться поудобнее. Старик умиротворенно вздохнул. - Так гораздо лучше… спасибо. - Pas du tout, - отозвался Беккер. - О! - Старик радостно улыбнулся.  - Так вы говорите на языке цивилизованного мира. - Да вроде бы, - смущенно проговорил Беккер.

Zaino alpi svizzere

About Doujinn

 - Мидж вздохнула.  - Я ошиблась.  - Она сдвинула брови, задумавшись, почему ТРАНСТЕКСТ за весь день не взломал ни единого шифра.

Related Posts

776 Comments

Post A Comment