Piccolo zaino da moto

102 Share

Piccolo zaino da moto

 Атомный вес! - возбужденно воскликнул Джабба.  - Единственное различие - их атомный вес. Это и есть ключ. Давайте оба веса. Мы произведем вычитание. - Подождите, - сказала Соши.  - Сейчас найду. Вот. Все прочитали: - Разница в весе незначительна… разделяются вследствие газовой диффузии… 10,032498X10134 в сравнении с 1939484X1023.

Стратмор протянул Сьюзан газетную вырезку. Это был перевод рекламного сообщения Никкей симбун, японского аналога Уолл-стрит джорнал, о том, что японский программист Энсей Танкадо открыл математическую формулу, с помощью которой можно создавать не поддающиеся взлому шифры. Формула называется Цифровая крепость, говорилось в заметке, и доступна для ознакомления в Интернете. Программист намеревался выставить ее на аукционе и отдать тому, кто больше всех заплатит. Далее в заметке сообщалось, что, хотя алгоритм вызвал громадный интерес в Японии, несколько американских производителей программного обеспечения, прослышавших о Цифровой крепости, считают эту информацию нелепой - чем-то вроде обещания превратить свинец в золото. Формула, утверждают они, - это мистификация, к которой не следует относиться серьезно. - Аукцион? - Сьюзан подняла. Стратмор кивнул: - Как раз сейчас японские компании скачивают зашифрованную версию Цифровой крепости и пытаются ее взломать. С каждой минутой, уходящей на эти бесплодные попытки, ее цена растет. - Но это же абсурд, - не согласилась Сьюзан.

Скорее всего Северная Дакота попал в ловушку. Стратмор опустился на колени и повернул тяжелый винтовой замок. Теперь крышку не поднять изнутри. Подсобка компьютера надежно закрыта. Ни он, ни Сьюзан не услышали тихих шагов в направлении Третьего узла. ГЛАВА 60 По зеркальному коридору Двухцветный отправился с наружной террасы в танцевальный зал. Остановившись, чтобы посмотреть на свое отражение в зеркале, он почувствовал, что за спиной у него возникла какая-то фигура. Он повернулся, но было уже поздно.

Поэтому я мог бы избавить вас от хлопот с полицией. - Не знаю… - В голосе слышалась нерешительность.  - Я бы только… - Не надо спешить, друг. Мне стыдно это говорить, но полиция у нас в Севилье далеко не так эффективна, как на севере. Паспорт этому человеку вернут только через несколько дней. Если вы назовете мне его имя, я сделаю все, чтобы он получил свой паспорт немедленно. - Да что вы… Мне кажется, что… - Зашелестели перелистываемые страницы.  - Имя немецкое. Не знаю, как оно правильно произносится… Густа… Густафсон. Ролдан слышал имя впервые, но у него были клиенты из самых разных уголков мира, и они никогда не пользовались настоящими именами.

Формула Цифровой крепости зашифрована с помощью Цифровой крепости. Танкадо предложил бесценный математический метод, но зашифровал. Зашифровал, используя этот самый метод. - Сейф Бигглмана, - протянула Сьюзан. Стратмор кивнул. Сейф Бигглмана представляет собой гипотетический сценарий, когда создатель сейфа прячет внутри его ключ, способный его открыть. Чтобы ключ никто не нашел, Танкадо проделал то же самое с Цифровой крепостью. Он спрятал свой ключ, зашифровав его формулой, содержащейся в этом ключе.

Но стрелять не понадобилось. Халохот был мертв. Беккер отшвырнул пистолет и без сил опустился на ступеньку. Впервые за целую вечность он почувствовал, что глаза его застилают слезы, и зажмурился, прогоняя влажную пелену. Он знал, что для эмоций еще будет время, а теперь пора отправляться домой. Он попробовал встать, но настолько выбился из сил, что не смог ступить ни шагу и долго сидел, изможденный вконец, на каменных ступеньках, рассеянно разглядывая распростертое у его ног тело. Глаза Халохота закатились, глядя в пустоту. Странно, но его очки ничуть не пострадали. Странные очки, подумал Беккер, увидев проводок, который тянулся от ушных дужек к коробочке, пристегнутой к брючному ремню. Но он настолько устал, что ему было не до любопытства.

717 Share

Piccolo zaino da moto

 - Он откашлялся.  - Он нацелен на фильтры безопасности. Фонтейн побледнел. Он, конечно, понял, чем это грозит: червь сожрет фильтры, содержащие информацию в тайне, и без них она станет доступна всем без исключения. - Нам необходимо отключиться от Интернета, - продолжил Джабба.  - Приблизительно через час любой третьеклассник с модемом получит высший уровень допуска к американской секретной информации. Фонтейн погрузился в раздумья. Джабба терпеливо ждал, наконец не выдержал и крикнул ассистентке: - Соши. Немедленно. Соши побежала к своему терминалу.

Чатрукьян некоторое время смотрел на него, лишившись дара речи, а потом бегом направился прочь из шифровалки. Стратмор повернулся и с удивлением увидел Хейла. Сьюзан поняла, в чем дело: все это время Хейл вел себя тихо, подозрительно тихо, поскольку отлично знал, что нет такой диагностики, в которой использовалась бы цепная мутация, тем более такая, которая занимала ТРАНСТЕКСТ уже восемнадцать часов. Хейл не проронил ни слова. Казалось, вспыхнувшая на его глазах перепалка абсолютно его не касается. Очевидно, Стратмор вдруг задумался:. У Сьюзан имелся на это ответ. - Коммандер, - она снова попыталась настоять на своем, - нам нужно поговорить. - Минутку! - отрезал Стратмор, вопросительно глядя на Хейла.  - Мне нужно закончить разговор.

Беккер поднялся по растрескавшимся ступенькам. Внутри было темно и шумно. Приемный покой представлял собой бесконечный узкий коридор с выстроившимися в ряд во всю его длину складными стульями. Установленная на треноге картонная табличка с надписью OFICINA стрелкой указывала направление. Беккер двинулся по едва освещенному коридору. Все здесь напоминало зловещую декорацию к голливудскому фильму ужасов. В воздухе стоял тяжелый запах мочи. Лампочки в конце коридора не горели, и на протяжении последних двадцати метров можно было различать только смутные силуэты. Женщина с кровотечением… плачущая молодая пара… молящаяся маленькая девочка.

За секунду до смерти Танкадо успел отдать его какому-то туристу. - Это возмутительно! - взорвался Нуматака.  - Каким же образом вы выполните обещание об эксклюзивном… - Не волнуйтесь, - спокойно ответил американец.  - Эксклюзивные права у вас. Это я гарантирую. Как только найдется недостающая копия ключа, Цифровая крепость - ваша. - Но с ключа могут снять копию. - Каждый, кто к нему прикоснется, будет уничтожен.

Беккер держался той же версии: он - немецкий турист, готовый заплатить хорошие деньги за рыжеволосую, которую сегодня нанял его брат. На этот раз ему очень вежливо ответили по-немецки, но снова сказали, что рыжих девочек у них. - Keine Rotkopfe, простите.  - Женщина положила трубку. Вторая попытка также ни к чему не привела. Беккер заглянул в телефонный справочник. Оставался последний номер. Конец веревочки.

Сейчас. Джабба тяжко вздохнул. Он знал, что Фонтейн прав: у них нет иного выбора. Время на исходе. Джабба сел за монитор. - Хорошо. Давайте попробуем.  - Он потянулся к клавиатуре.

107 Share

Piccolo zaino da moto

Что бы ни случилось, коммандер Тревор Стратмор всегда будет надежным ориентиром в мире немыслимых решений. - Так ты со мной, Сьюзан? - спросил. Сьюзан улыбнулась: - Да, сэр. На сто процентов. - Отлично. А теперь - за работу. ГЛАВА 12 Дэвиду Беккеру приходилось бывать на похоронах и видеть мертвых, но на этот раз его глазам открылось нечто особенно действующее на нервы. Это не был тщательно загримированный покойник в обитом шелком гробу. Обнаженное тело, бесцеремонно брошенное на алюминиевый стол. Глаза, которые еще не приобрели отсутствующего безжизненного взгляда, закатились вверх и уставились в потолок с застывшим в них выражением ужаса и печали.

 - Прости меня, Мидж. Я понимаю, что ты приняла всю эту историю близко к сердцу. Стратмор потерпел неудачу. Я знаю, что ты о нем думаешь. - Это не имеет никакого отношения к Попрыгунчику, - резко парировала. Вот это чистая правда, - подумал Джабба. - Послушай, Мидж, к Стратмору я не отношусь ни плохо ни хорошо. Ну, понимаешь, он криптограф. Они все, как один, - эгоцентристы и маньяки. Если им что нужно, то обязательно еще вчера.

Чатрукьян просмотрел список и изумился еще. Все файлы прошли проверку, в них не было обнаружено ничего необычного, а это означало, что ТРАНСТЕКСТ безукоризненно чист. На что же уходит такая уйма времени. - спросил он, обращаясь в пустоту и чувствуя, как покрывается. Наверное, придется потревожить этой новостью Стратмора. Проверка на наличие вируса, - решительно сказал он себе, стараясь успокоиться.  - Я должен сделать проверку на наличие вируса. Чатрукьян знал: это первое, чего в любом случае потребует Стратмор. Выглянув в пустую шифровалку, он принял решение. На загрузку программы и поиск вируса уйдет минут пятнадцать.

А потом они со Сьюзан будут лежать в кровати с балдахином в Стоун-Мэнор и наверстывать упущенное время. Девушка наконец нашла то, что искала, - газовый баллончик для самозащиты, экологически чистый аналог газа мейс, сделанный из острейшего кайенского перца и чили. Одним быстрым движением она выпрямилась, выпустила струю прямо в лицо Беккеру, после чего схватила сумку и побежала к двери. Когда она оглянулась, Дэвид Беккер лежал на полу, прижимая ладони к лицу и корчась от нестерпимого жжения в глазах. ГЛАВА 71 Токуген Нуматака закурил уже четвертую сигару и принялся мерить шагами кабинет, потом схватил телефонную трубку и позвонил на коммутатор. - Есть какие-нибудь сведения о номере? - выпалил он, прежде чем телефонистка успела сказать алло. - Пока ничего, сэр. Кажется, придется повозиться дольше, чем ожидалось, - это был звонок с мобильника. С мобильника, - мысленно повторил Нуматака.

Примененные атомные бомбы были неодинаковы. В них использовалось разное топливо - разные элементы. Соши хлопнула в ладоши. - Он прав. Я читала об. В бомбах было разное топливо. В одной урановое, в другой плутониевое. Это два разных элемента.

 Уберите пробелы, - твердо сказал Дэвид. - Дэвид? - сказала Сьюзан.  - Ты, наверное, не понял. Эти группы из четырех знаков… - Уберите пробелы, - повторил. Сьюзан колебалась недолго, потом кивнула Соши. Соши быстро удалила пробелы, но никакой ясности это не внесло. PFEESESNRETMMFHAIRWEOOIGMEENNRMА ENETSHASDCNSIIAAIEERBRNKFBLELODI Джабба взорвался: - Довольно. Игра закончена. Червь ползет с удвоенной скоростью. У нас осталось всего восемь минут.

385 Share

Piccolo zaino da moto

Внезапно она встала. В голосе ее прозвучала удивительная решимость: - Мы должны установить с ним контакт. Должен быть способ убедить его не выпускать ключ из рук. Мы обязаны утроить самое высокое сделанное ему предложение. Мы можем восстановить его репутацию. Мы должны пойти на. - Слишком поздно, - сказал Стратмор. Он глубоко вздохнул.  - Сегодня утром Энсея Танкадо нашли мертвым в городе Севилья, в Испании. ГЛАВА 8 Двухмоторный Лирджет-60 коснулся раскаленной посадочной полосы.

Миллиард долларов. Соблазнительный образ Кармен тут же улетучился. Код ценой в один миллиард долларов. Некоторое время он сидел словно парализованный, затем в панике выбежал в коридор. - Мидж. Скорее. ГЛАВА 44 Фил Чатрукьян, киля от злости, вернулся в лабораторию систем безопасности. Слова Стратмора эхом отдавались в его голове: Уходите немедленно.

Соединения долго не. Наконец раздались длинные гудки. Ну давай. Окажись дома. Через пять гудков он услышал ее голос. - Здравствуйте, Это Сьюзан Флетчер. Извините, меня нет дома, но если вы оставите свое сообщение… Беккер выслушал все до конца. Где же. Наверняка Сьюзан уже начала волноваться. Уж не уехала ли она в Стоун-Мэнор без .

Беккер наклонил голову и открыл дроссель до конца. Веспа шла с предельной скоростью. Прикинув, что такси развивает миль восемьдесят - чуть ли не вдвое больше его скорости, - он сосредоточил все внимание на трех ангарах впереди. Средний. Там его дожидается лирджет. Прогремел выстрел. Пуля ударила в асфальт в нескольких метрах позади. Беккер оглянулся.

Вопреки отчаянным попыткам подавить охвативший ее страх Сьюзан явственно ощущала, что это чувство завладевает ею безраздельно. Она металась между дверцами кабинок и рукомойниками. Потеряв ориентацию, двигалась, вытянув перед собой руки и пытаясь восстановить в памяти очертания комнаты. Споткнулась о мусорный бачок и едва не наткнулась на кафельную стенку. Ведя рукой по прохладному кафелю, она наконец добралась до двери и нащупала дверную ручку. Дверь отворилась, и Сьюзан вышла в помещение шифровалки. Здесь она снова замерла. Все выглядело совсем не так, как несколько минут. ТРАНСТЕКСТ выступал серым силуэтом в слабом сумеречном свете, проникавшем сквозь купол потолка. Все лампы наверху погасли.

Сьюзан знала, что без ТРАНСТЕКСТА агентство беспомощно перед современным электронным терроризмом. Она взглянула на работающий монитор. Он по-прежнему показывал время, превышающее пятнадцать часов. Даже если файл Танкадо будет прочитан прямо сейчас, это все равно будет означать, что АНБ идет ко дну. С такими темпами шифровалка сумеет вскрывать не больше двух шифров в сутки. В то время как даже при нынешнем рекорде - сто пятьдесят вскрытых шифров в день - они не успевают расшифровывать всю перехватываемую информацию. - Танкадо звонил мне в прошлом месяце, - сказал Стратмор, прервав размышления Сьюзан. - Танкадо звонил вам? - удивилась .

200 Share

Piccolo zaino da moto

Он отдал распоряжение вырубить электропитание, но это все равно произойдет на двадцать минут позже, чем следует. Акулы со скоростными модемами успеют скачать чудовищные объемы секретной информации через открывшееся окно. Из размышлений об этом кошмаре его вывела Соши, подбежавшая к подиуму со свежей распечаткой. - Я кое-что нашла, сэр! - возбужденно сказала.  - Висячие строки в источнике. Альфа-группы повсюду. Джабба не шелохнулся. - Мы ищем цифровой ключ, черт его дери.

Сначала используемые пароли были довольно короткими, что давало возможность компьютерам АНБ их угадывать. Если искомый пароль содержал десять знаков, то компьютер программировался так, чтобы перебирать все комбинации от 0000000000 до 9999999999, и рано или поздно находил нужное сочетание цифр. Этот метод проб и ошибок был известен как применение грубой силы. На это уходило много времени, но математически гарантировало успех. Когда мир осознал возможности шифровки с помощью грубой силы, пароли стали все длиннее и длиннее. Компьютерное время, необходимое для их угадывания, растягивалось на месяцы и в конце концов - на годы. К началу 1990-х годов ключи имели уже более пятидесяти знаков, в них начали использовать весь алфавит АСКИ - Американского национального стандартного кода для обмена информацией, состоящего из букв, цифр и символов. Число возможных комбинаций приблизилось к 10 в 120-й степени - то есть к единице со 120 нулями.

 - Штрафная санкция. На центральном экране прямо под извещением об ошибке ВР представила зрителям ужасающую картину. По мере того как рушилась третья защитная стенка, полдюжины черных линий, эти хакеры-мародеры, устремлялись вперед, неуклонно продвигаясь к сердцевине. С каждым мгновением появлялась новая линия, а за ней - следующая. - Они повсюду! - крикнула Соши. - Присоединяются зарубежные налетчики! - крикнул один из техников.  - Уже обо всем пронюхали. Сьюзан отвернулась от экрана ВР к боковому монитору. На нем бесконечно повторялась видеозапись убийства Танкадо. И всякий раз Танкадо хватался за грудь, падал и с выражение ужаса на лице навязывал кольцо ничего не подозревающим туристам.

Программист намеревался выставить ее на аукционе и отдать тому, кто больше всех заплатит. Далее в заметке сообщалось, что, хотя алгоритм вызвал громадный интерес в Японии, несколько американских производителей программного обеспечения, прослышавших о Цифровой крепости, считают эту информацию нелепой - чем-то вроде обещания превратить свинец в золото. Формула, утверждают они, - это мистификация, к которой не следует относиться серьезно. - Аукцион? - Сьюзан подняла. Стратмор кивнул: - Как раз сейчас японские компании скачивают зашифрованную версию Цифровой крепости и пытаются ее взломать. С каждой минутой, уходящей на эти бесплодные попытки, ее цена растет. - Но это же абсурд, - не согласилась Сьюзан.  - Ни один из новых шифрованных файлов нельзя вскрыть без ТРАНСТЕКСТА.

Сьюзан не любила бывать в шифровалке в неурочные часы, поскольку в таких случаях неизменно чувствовала себя запертой в клетке с гигантским зверем из научно-фантастического романа. Она ускорила шаги, чтобы побыстрее оказаться в кабинете шефа. К рабочему кабинету Стратмора, именуемому аквариумом из-за стеклянных стен, вела узкая лестница, поднимавшаяся по задней стене шифровалки. Взбираясь по решетчатым ступенькам, Сьюзан смотрела на массивную дубовую дверь кабинета, украшенную эмблемой АНБ, на которой был изображен могучий орел, терзающий когтями старинную отмычку. За этой дверью находился один из самых великих людей, которых ей довелось знать. Пятидесятишестилетний коммандер Стратмор, заместитель оперативного директора АНБ, был для нее почти как отец. Именно он принимал ее на работу, именно он сделал АНБ для нее родным домом. Когда десять лет назад Сьюзан поступила в агентство, Стратмор возглавлял Отдел развития криптографии, являвшийся тренировочной площадкой для новых криптографов, криптографов мужского пола. Хотя Стратмор терпеть не мог выделять кого-нибудь из подчиненных, он с особым вниманием относился к своей единственной сотруднице. Когда его обвиняли в фаворитизме, он в ответ говорил чистую правду: Сьюзан Флетчер - один из самых способных новых сотрудников, которых он принял на работу.

 - Он улыбнулся в ответ. Она поцеловала. - Скажи, что это. - Ни за что на свете.  - Он засмеялся.  - Супружеская пара без секретов - это очень скучно. Сьюзан застенчиво улыбнулась. - Если будет еще интереснее, чем этой ночью, я не смогу встать.

736 Share

Piccolo zaino da moto

Хейл мог понять смысл лишь двух слов. Но этого было достаточно. СЛЕДОПЫТ ИЩЕТ… - Следопыт? - произнес.  - Что он ищет? - Мгновение он испытывал неловкость, всматриваясь в экран, а потом принял решение. Хейл достаточно понимал язык программирования Лимбо, чтобы знать, что он очень похож на языки Си и Паскаль, которые были его стихией. Убедившись еще раз, что Сьюзан и Стратмор продолжают разговаривать, Хейл начал импровизировать. Введя несколько модифицированных команд на языке Паскаль, он нажал команду ВОЗВРАТ. Окно местоположения Следопыта откликнулось именно так, как он рассчитывал. ОТОЗВАТЬ СЛЕДОПЫТА. Он быстро нажал Да.

 Отлично. А теперь - за работу. ГЛАВА 12 Дэвиду Беккеру приходилось бывать на похоронах и видеть мертвых, но на этот раз его глазам открылось нечто особенно действующее на нервы. Это не был тщательно загримированный покойник в обитом шелком гробу. Обнаженное тело, бесцеремонно брошенное на алюминиевый стол. Глаза, которые еще не приобрели отсутствующего безжизненного взгляда, закатились вверх и уставились в потолок с застывшим в них выражением ужаса и печали. - Dоnde estan sus efectos? - спросил Беккер на беглом кастильском наречии.  - Где его вещи. - Alli, - ответил лейтенант с желтыми прокуренными зубами.

Глядя на оживающий монитор, он подумал, известно ли Стратмору, что в лаборатории систем безопасности нет ни души. Подходя к шифровалке, он успел заметить, что шторы кабинета шефа задернуты. Это означало, что тот находится на рабочем месте. Несмотря на субботу, в этом не было ничего необычного; Стратмор, который просил шифровальщиков отдыхать по субботам, сам работал, кажется, 365 дней в году. В одном Чатрукьян был абсолютно уверен: если шеф узнает, что в лаборатории систем безопасности никого нет, это будет стоить молодому сотруднику места. Чатрукьян посмотрел на телефонный аппарат и подумал, не позвонить ли этому парню: в лаборатории действовало неписаное правило, по которому сотрудники должны прикрывать друг друга. В шифровалке они считались людьми второго сорта и не очень-то ладили с местной элитой. Ни для кого не было секретом, что всем в этом многомиллиардном курятнике управляли шифровальщики. Сотрудников же лаборатории безопасности им приходилось терпеть, потому что те обеспечивали бесперебойную работу их игрушек.

Этот щит практически взломан. В течение часа то же самое случится с остальными пятью. После этого сюда полезут все, кому не лень. Каждый бит информации АНБ станет общественным достоянием. Фонтейн внимательно изучал ВР, глаза его горели. Бринкерхофф слабо вскрикнул: - Этот червь откроет наш банк данных всему миру. - Для Танкадо это детская забава, - бросил Джабба.  - Нашим главным стражем была система Сквозь строй, а Стратмор вышвырнул ее в мусорную корзину. - Это объявление войны, - прошептал Фонтейн срывающимся голосом. Джабба покачал головой: - Лично я сомневаюсь, что Танкадо собирался зайти так .

На рубашке расплывалось красное пятно, хотя кровотечение вроде бы прекратилось. Рана была небольшой, скорее похожей на глубокую царапину. Он заправил рубашку в брюки и оглянулся. Позади уже закрывались двери. Беккер понял, что, если его преследователь находится внутри, он в западне. В Севильском соборе единственный вход одновременно является выходом. Такая архитектура стала популярной в те времена, когда церкви одновременно служили и крепостями, защищавшими от вторжения мавров, поскольку одну дверь легче забаррикадировать. Теперь у нее была другая функция: любой турист, входящий в собор, должен купить билет.

 Escortes Belen, - ответил мужчина. И снова Беккер изложил свою проблему: - Si, si, senor. Меня зовут сеньор Ролдан. Буду рад вам помочь. У нас две рыжеволосые. Обе хорошенькие. Сердце Беккера подпрыгнуло. - Очень хорошенькие? - повторил он с нарочитым немецким акцентом.  - Рыженькие. - Да, а как зовут вашего брата.

851 Share

Piccolo zaino da moto

Сьюзан и Стратмор в недоумении посмотрели друг на друга. - Что это? - вскрикнула Сьюзан между сигналами. - ТРАНСТЕКСТ перегрелся! - сказал Стратмор. В его голосе слышалось беспокойство.  - Быть может, Хейл был прав, говоря, что система резервного питания подает недостаточное количество фреона. - А как же автоматическое отключение. Стратмор задумался. - Должно быть, где-то замыкание.

 - Звоните Танкадо. Скажите, что мы сдаемся. Немедленно! - Джабба достал из кармана мобильник.  - Давайте мне его номер. Я сам позвоню этому… - Не беспокойтесь, - прошептала Сьюзан.  - Танкадо мертв. Все замерли в изумлении. Возможные последствия полученного известия словно пулей пронзили Джаббу. Казалось, тучный шеф отдела обеспечения системной безопасности вот-вот рухнет на пол.

Не нужно было так резко с ней говорить. Но у него не выдержали нервы. Он слишком долго говорил ей полуправду: просто есть вещи, о которых она ничего не знала, и он молил Бога, чтобы не узнала. - Прости меня, - сказал он, стараясь говорить как можно мягче.  - Расскажи, что с тобой случилось. Сьюзан отвернулась. - Не имеет значения. Кровь не. Выпустите меня отсюда. - Ты ранена? - Стратмор положил руку ей на плечо.

Чатрукьян пнул ногой урну и выругался вслух - благо лаборатория была пуста: - Диагностика, черт ее дери. С каких это пор заместитель директора начал действовать в обход фильтров. Сотрудникам лаборатории платили хорошие деньги, чтобы они охраняли компьютерные системы АНБ, и Чатрукьян давно понял, что от него требуются две вещи: высочайший профессионализм и подозрительность, граничащая с паранойей. Черт возьми! - снова мысленно выругался.  - Никакая это не паранойя. Этот чертов компьютер бьется над чем-то уже восемнадцать часов. Конечно же, все дело в вирусе. Чатрукьян это чувствовал.

 - Уничтожить всю нашу секретную информацию? - Сьюзан не могла поверить, что Танкадо совершит нападение на главный банк данных АНБ. Она перечитала его послание. СЕЙЧАС ВАС МОЖЕТ СПАСТИ ТОЛЬКО ПРАВДА - Правда? - спросила.  - Какая правда. Стратмор тяжело дышал. - ТРАНСТЕКСТ. Правда о ТРАНСТЕКСТЕ. Сьюзан понимающе кивнула. Это звучало вполне логично: Танкадо хотел заставить АНБ рассказать о ТРАНСТЕКСТЕ всему миру. По сути, это был самый настоящий шантаж.

Из-за спины Беккера появилось лицо Смита. - Слушаю, сэр. - Мне кажется, мистер Беккер опаздывает на свидание. Проследите, чтобы он вылетел домой немедленно. Смит кивнул: - Наш самолет в Малаге.  - Он похлопал Беккера по спине.  - Получите удовольствие, профессор. Вы летали когда-нибудь на Лирджете-60.

175 Share

Piccolo zaino da moto

Она села и начала, подобно пианисту-виртуозу, перебирать клавиши Большого Брата. Бринкерхофф посмотрел на мониторы, занимавшие едва ли не всю стену перед ее столом. На каждом из них красовалась печать АНБ. - Хочешь посмотреть, чем занимаются люди в шифровалке? - спросил он, заметно нервничая. - Вовсе нет, - ответила Мидж.  - Хотела бы, но шифровалка недоступна взору Большого Брата. Ни звука, ни картинки. Приказ Стратмора. Все, что я могу, - это проверить статистику, посмотреть, чем загружен ТРАНСТЕКСТ. Слава Богу, разрешено хоть .

Приемный покой представлял собой бесконечный узкий коридор с выстроившимися в ряд во всю его длину складными стульями. Установленная на треноге картонная табличка с надписью OFICINA стрелкой указывала направление. Беккер двинулся по едва освещенному коридору. Все здесь напоминало зловещую декорацию к голливудскому фильму ужасов. В воздухе стоял тяжелый запах мочи. Лампочки в конце коридора не горели, и на протяжении последних двадцати метров можно было различать только смутные силуэты. Женщина с кровотечением… плачущая молодая пара… молящаяся маленькая девочка. Наконец Беккер дошел до конца темного коридора и толкнул чуть приоткрытую дверь слева. Комната была пуста, если не считать старой изможденной женщины на койке, пытавшейся подсунуть под себя судно.

Но ТРАНСТЕКСТ не был обычным компьютером - его можно было отформатировать практически без потерь. Машины параллельной обработки сконструированы для того, чтобы думать, а не запоминать. В ТРАНСТЕКСТЕ практически ничего не складировалось, взломанные шифры немедленно отсылались в главный банк данных АНБ, чтобы… Сьюзан стало плохо. Моментально прозрев и прижав руку ко рту, она вскрикнула: - Главный банк данных. Стратмор, глядя в темноту, произнес бесцветным голосом, видимо, уже все поняв: - Да, Сьюзан. Главный банк данных… Сьюзан отстраненно кивнула. Танкадо использовал ТРАНСТЕКСТ, чтобы запустить вирус в главный банк данных. Стратмор вяло махнул рукой в сторону монитора. Сьюзан посмотрела на экран и перевела взгляд на диалоговое окно. В самом низу она увидела слова: РАССКАЖИТЕ МИРУ О ТРАНСТЕКСТЕ СЕЙЧАС ВАС МОЖЕТ СПАСТИ ТОЛЬКО ПРАВДА Сьюзан похолодела.

Его слова встретило гробовое молчание. Хейл понял, что попал в яблочко. Но невозмутимость Стратмора, очевидно, подверглась тяжкому испытанию. - Кто тебе это сказал? - спросил он, и в его голосе впервые послышались металлические нотки. - Прочитал, - сказал Хейл самодовольно, стараясь извлечь как можно больше выгоды из этой ситуации.  - В одном из ваших мозговых штурмов. - Это невозможно. Я никогда не распечатываю свои мозговые штурмы.

Волевой подбородок и правильные черты его лица казались Сьюзан высеченными из мрамора. При росте более ста восьмидесяти сантиметров он передвигался по корту куда быстрее университетских коллег. Разгромив очередного партнера, он шел охладиться к фонтанчику с питьевой водой и опускал в него голову. Затем, с еще мокрыми волосами, угощал поверженного соперника орешками и соком. Как у всех молодых профессоров, университетское жалованье Дэвида было довольно скромным. Время от времени, когда надо было продлить членство в теннисном клубе или перетянуть старую фирменную ракетку, он подрабатывал переводами для правительственных учреждений в Вашингтоне и его окрестностях. В связи с одной из таких работ он и познакомился со Сьюзан. В то прохладное осеннее утро у него был перерыв в занятиях, и после ежедневной утренней пробежки он вернулся в свою трехкомнатную университетскую квартиру. Войдя, Дэвид увидел мигающую лампочку автоответчика. Слушая сообщение, он выпил почти целый пакет апельсинового сока.

 Ну и. Для того и предназначен этот переключатель, верно. Мидж покачала головой. - Только если файл не заражен вирусом. Бринкерхофф даже подпрыгнул. - Вирус. Кто тебе сказал про вирус. - Это единственное разумное объяснение, - сказала.  - Джабба уверяет, что вирус - единственное, что могло привести к столь долгой работе ТРАНСТЕКСТА. - Подожди минутку! - махнул он рукой, словно прося ее остановиться.

129 Share

Piccolo zaino da moto

Подумал, не рассказать ли ей. Но решил этого не делать.  - Позвони коммандеру. Он тебе все объяснит.  - Сердце его колотилось. Как все это глупо, подумал он, быстро выпалил: - Я люблю тебя! - и повесил трубку. Он стоял у края тротуара, пропуская машины. Наверное, она подумает бог знает что: он всегда звонил ей, если обещал. Беккер зашагал по улице с четырехполосным движением и бульваром посередине. Туда и обратно, - мысленно повторял .

Она понимала, что коммандер заплатил огромную цену за ее избавление. - Простите меня, - сказала. - За. - Ваши планы относительно Цифровой крепости… они рухнули. Стратмор покачал головой: - Отнюдь. - Но… служба безопасности… что. Они сейчас здесь появятся. У нас нет времени, чтобы… - Никакая служба здесь не появится, Сьюзан.

Сьюзан как во сне читала и перечитывала эти строки. Затем дрожащими руками открыла следующее сообщение. ТО: NDAKOTAARA. ANON. ORG FROM: ETDOSHISHA. EDU МЕНЯЮЩИЙСЯ ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ ДЕЙСТВУЕТ. ВСЯ ХИТРОСТЬ В МЕНЯЮЩЕЙСЯ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТИ. В это трудно было поверить, но она видела эти строки своими глазами. Электронная почта от Энсея Танкадо, адресованная Грегу Хейлу. Они работали .

Бармен с любезной улыбкой протянул Беккеру стакан: - A su gusto, senor. Клюквенный сок и капелька водки. Беккер поблагодарил. Отпил глоток и чуть не поперхнулся. Ничего себе капелька. В голове у нее стучало. Повернувшись, она увидела, как за стеной, в шифровалке, Чатрукьян что-то говорит Хейлу. Понятно, домой он так и не ушел и теперь в панике пытается что-то внушить Хейлу.

Все замерли в изумлении. Возможные последствия полученного известия словно пулей пронзили Джаббу. Казалось, тучный шеф отдела обеспечения системной безопасности вот-вот рухнет на пол. - Мертв. Но это значит… значит… что мы не можем… - Это значит, что нужен другой план действий.  - Фонтейн, как обычно, говорил спокойно и деловито. Глаза Джаббы по-прежнему выражали шок и растерянность, когда сзади раздался душераздирающий крик: - Джабба. Джабба.

Фойе оказалось помещением с изысканной отделкой и элегантной обстановкой. Испанский Золотой век давным-давно миновал, но какое-то время в середине 1600-х годов этот небольшой народ был властелином мира. Комната служила гордым напоминанием о тех временах: доспехи, гравюры на военные сюжеты и золотые слитки из Нового Света за стеклом. За конторкой с надписью КОНСЬЕРЖ сидел вежливый подтянутый мужчина, улыбающийся так приветливо, словно всю жизнь ждал минуты, когда сможет оказать любезность посетителю. - En que puedo servile, senor. Чем могу служить, сеньор? - Он говорил нарочито шепеляво, а глаза его внимательно осматривали лицо и фигуру Беккера. Беккер ответил по-испански: - Мне нужно поговорить с Мануэлем. Загорелое лицо консьержа расплылось еще шире. - Si, si, senor. Мануэль - это .

306 Share

Piccolo zaino da moto

 - Потом мы запустим его снова, а Филу скажем, что ему все это приснилось. Стратмор задумался над ее словами, затем покачал головой: - Пока не стоит. ТРАНСТЕКСТ работает пятнадцать часов. Пусть пройдут все двадцать четыре часа - просто чтобы убедиться окончательно. Сьюзан это показалось разумным. Цифровая крепость впервые запустила функцию переменного открытого текста; быть может, ТРАНСТЕКСТ сумеет взломать шифр за двадцать четыре часа. Но честно говоря, она в это уже почти не верила. - Пусть ТРАНСТЕКСТ работает, - принял решение Стратмор.  - Я хочу быть абсолютно уверен, что это абсолютно стойкий шифр.

Тем не менее риск велик: если нас обнаружат, это, в сущности, будет означать, что он своим алгоритмом нас напугал. Нам придется публично признать не только то, что мы имеем ТРАНСТЕКСТ, но и то, что Цифровая крепость неприступна. - Каким временем мы располагаем. Стратмор нахмурился: - Танкадо намерен назвать победителя аукциона завтра в полдень. Сьюзан почувствовала, что у нее сводит желудок. - А что. - Он говорит, что вручит победителю ключ. - Ключ.

Он не должен знать, что я.  - Халохот улыбнулся.  - Может считать себя покойником. И он задвигал крошечными металлическими контактами на кончиках пальцев, стремясь как можно быстрее сообщить американским заказчикам хорошую новость. Скоро, подумал он, совсем. Как хищник, идущий по следам жертвы, Халохот отступил в заднюю часть собора, а оттуда пошел на сближение - прямо по центральному проходу. Ему не было нужды выискивать Беккера в толпе, выходящей из церкви: жертва в ловушке, все сложилось на редкость удачно. Нужно только выбрать момент, чтобы сделать это тихо. Его глушитель, самый лучший из тех, какие только можно было купить, издавал легкий, похожий на покашливание, звук. Все будет прекрасно.

 Мы терпим бедствие! - крикнул техник.  - Все линии устремились к центру. С левого экрана в камеру неотрывно смотрели Дэвид и агенты Смит и Колиандер. На ВР последняя стенка напоминала тонюсенькую пленку. Вокруг нее было черно от нитей, готовых ринуться внутрь. Справа бесконечной чередой мелькали кадры, запечатлевшие последние минуты Танкадо: выражение отчаяния на его лице, вытянутую руку, кольцо, поблескивающее на солнце. Сьюзан смотрела на эти кадры, то выходившие из фокуса, то вновь обретавшие четкость. Она вглядывалась в глаза Танкадо - и видела в них раскаяние.

Он представил себе, как бредет, обливаясь потом, по душным, пропитанным запахом наркотиков улицам Трианы, пытаясь разыскать девчонку-панка в майке с британским флагом на груди, и снова подумал о Сьюзан. - Zumo de arandano, - с удивлением услышал он собственный голос.  - Клюквенный сок. Бармен смотрел на него озадаченно. - Solo? - Клюквенный сок популярен в Испании, но пить его в чистом виде - неслыханное. - Si, - сказал Беккер.  - Solo. - Echo un poco de Smirnoff? - настаивал бармен.  - Плеснуть чуточку водки. - No, gracias.

 Да. К счастью, Дэвид это обнаружил. Он проявил редкую наблюдательность. - Но ведь вы ищете ключ к шифру, а не ювелирное изделие. - Конечно. Но я думаю, что одно с другим может быть связано самым непосредственным образом. Сьюзан отказывалась его понимать. - Это долгая история.

Zaino da laboratorio dei pirati

About Vudorg

Беккер замахал руками. Ну и порядки. Звук мотора, похожий на визг циркулярной пилы, заставил его повернуться.

Related Posts

366 Comments

Post A Comment