Portabottiglie a zaino

741 Share

Portabottiglie a zaino

 - Может считать себя покойником. И он задвигал крошечными металлическими контактами на кончиках пальцев, стремясь как можно быстрее сообщить американским заказчикам хорошую новость. Скоро, подумал он, совсем. Как хищник, идущий по следам жертвы, Халохот отступил в заднюю часть собора, а оттуда пошел на сближение - прямо по центральному проходу. Ему не было нужды выискивать Беккера в толпе, выходящей из церкви: жертва в ловушке, все сложилось на редкость удачно. Нужно только выбрать момент, чтобы сделать это тихо. Его глушитель, самый лучший из тех, какие только можно было купить, издавал легкий, похожий на покашливание, звук. Все будет прекрасно. Приближаясь к пиджаку защитного цвета, он не обращал внимания на сердитый шепот людей, которых обгонял.

ОБЪЕКТ: ДЭВИД БЕККЕР - ЛИКВИДИРОВАН Коммандер опустил голову. Его мечте не суждено сбыться. ГЛАВА 104 Сьюзан вышла из комнаты. ОБЪЕКТ: ДЭВИД БЕККЕР - ЛИКВИДИРОВАН Как во сне она направилась к главному выходу из шифровалки. Голос Грега Хейла эхом отдавался в ее сознании: Сьюзан, Стратмор меня убьет, коммандер влюблен в. Она подошла к огромному круглому порталу и начала отчаянно нажимать кнопки. Дверь не сдвинулась с места. Она пробовала снова и снова, но массивная плита никак не реагировала.

Он предоставил АНБ выбор: либо рассказать миру о ТРАНСТЕКСТЕ, либо лишиться главного банка данных. Сьюзан в ужасе смотрела на экран. Внизу угрожающе мигала команда: ВВЕДИТЕ КЛЮЧ Вглядываясь в пульсирующую надпись, она поняла. Вирус, ключ, кольцо Танкадо, изощренный шантаж… Этот ключ не имеет к алгоритму никакого отношения, это противоядие. Ключ блокирует вирус. Она много читала о таких вирусах - смертоносных программах, в которые встроено излечение, секретный ключ, способный дезактивировать вирус. Танкадо и не думал уничтожать главный банк данных - он хотел только, чтобы мы обнародовали ТРАНСТЕКСТ. Тогда он дал бы нам ключ, чтобы мы могли уничтожить вирус. Сьюзан стало абсолютно очевидно, что план Танкадо ужасным образом рухнул.

Но это значит… значит… что мы не можем… - Это значит, что нужен другой план действий.  - Фонтейн, как обычно, говорил спокойно и деловито. Глаза Джаббы по-прежнему выражали шок и растерянность, когда сзади раздался душераздирающий крик: - Джабба. Джабба. Это кричала Соши Кута, его технический ассистент, подбегая к платформе с длиннющей распечаткой в руке. У нее был такой вид, словно она только что увидела призрак. - Джабба! - Соши задыхалась.  - Червь… я знаю, на что он запрограммирован! - Она сунула распечатку Джаббе.  - Я поняла это, сделав пробу системных функций. Мы выделили отдаваемые им команды - смотрите.

 Хочу тебя обрадовать. Когда я летел домой, - сказал он, желая переменить тему, - я позвонил президенту университета. Сьюзан радостно встрепенулась. - Скажи, что ты ушел с поста декана. Дэвид кивнул. - В следующем семестре я возвращаюсь в аудиторию. Сьюзан с облегчением вздохнула: - Туда, где твое подлинное призвание. Дэвид улыбнулся: - Да. Наверное, Испания напомнила мне о том, что по-настоящему важно.

Зато был другой голос, тот, что звал. Кто-то рядом с ним попытался его приподнять. Он потянулся к голосу. Или это его подвинули. Голос все звал его, а он безучастно смотрел на светящуюся картинку. Он видел ее на крошечном экране. Эту женщину, которая смотрела на него из другого мира. Она наблюдает за тем, как я умираю. - Дэвид… Голос показался ему знакомым.

747 Share

Portabottiglie a zaino

 Тридцать секунд. - Давайте же, - прошептал Фонтейн.  - Вычитайте, да побыстрее. Джабба схватил калькулятор и начал нажимать кнопки. - А что это за звездочка? - спросила Сьюзан.  - После цифр стоит какая-то звездочка. Джабба ее не слушал, остервенело нажимая на кнопки. - Осторожно! - сказала Соши.  - Нам нужны точные цифры. - Звездочка, - повторила Сьюзан, - это сноска.

 - Получите удовольствие, профессор. Вы летали когда-нибудь на Лирджете-60. Беккер усмехнулся: - Давненько не летал. Со вчерашнего дня. ГЛАВА 128 Когда Сьюзан проснулась, солнце уже светило вовсю. Его нежные лучи проникали сквозь занавеску и падали на пуховую перину. Она потянулась к Дэвиду. Это ей снится. Трудно было даже пошевельнуться: события вчерашнего дня вычерпали все ее силы без остатка.

 Turista, - усмехнулся. И прошептал чуть насмешливо: - Llamo un medico. Вызвать доктора. Беккер поднял глаза на усыпанное родинками старческое лицо. - No, gracias. Estoy bien. Человек смерил его сердитым взглядом: - Pues sientate. Тогда сядьте. Вокруг послышалось шушуканье, старик замолчал и снова стал смотреть прямо перед. Беккер прикрыл глаза и сжался, раздумывая, сколько времени продлится служба.

От раздавшегося взрыва содрогнулся весь комплекс Агентства национальной безопасности. Лиланд Фонтейн, Чед Бринкерхофф и Мидж Милкен в безмолвном ужасе смотрели на открывшуюся их глазам картину. Тридцатью метрами ниже горел купол шифровалки. Поликарбонатная крыша еще была цела, но под ее прозрачной оболочкой бушевало пламя. Внутри клубились тучи черного дыма. Все трое как завороженные смотрели на это зрелище, не лишенное какой-то потусторонней величественности. Фонтейн словно окаменел. Когда же он пришел в себя, его голос был едва слышен, но исполнен решимости: - Мидж, вызовите аварийную команду. Немедленно.

Иногда она видела в нем что-то от Дэвида. У них было много общего: настойчивость, увлеченность своим делом, ум. Иногда ей казалось, что Стратмор без нее пропадет; ее любовь к криптографии помогала коммандеру отвлечься от завихрений политики, напоминая о молодости, отданной взламыванию шифров. Но и она тоже многим была обязана Стратмору: он стал ее защитником в мире рвущихся к власти мужчин, помогал ей делать карьеру, оберегал ее и, как сам часто шутил, делал ее сны явью. Хотя и ненамеренно, именно Стратмор привел Дэвида Беккера в АНБ в тот памятный день, позвонив ему по телефону. Мысли Сьюзан перенеслись в прошлое, и глаза ее непроизвольно упали на листок бумаги возле клавиатуры с напечатанным на нем шутливым стишком, полученным по факсу: МНЕ ЯВНО НЕ ХВАТАЕТ ЛОСКА, ЗАТО МОЯ ЛЮБОВЬ БЕЗ ВОСКА. Дэвид прислал его после какой-то мелкой размолвки. Несколько месяцев она добивалась, чтобы он объяснил, что это значит, но Дэвид молчал. Моя любовь без воска.

 Уверен, ты догадаешься сама, - сказал Стратмор.  - Он не очень любит Агентство национальной безопасности. - Какая редкость! - саркастически парировала Сьюзан. - Он участвовал в разработке ТРАНСТЕКСТА. Он нарушил правила. Из-за него чуть было не произошел полный крах нашей разведки. Я его выгнал. На лице Сьюзан на мгновение мелькнуло недоумение. Она побледнела и прошептала: - О Боже… Стратмор утвердительно кивнул, зная, что она догадалась.

978 Share

Portabottiglie a zaino

 - Хейл улыбнулся.  - Что скажешь. А потом мы могли бы… - Выкинь это из головы. - Сколько в тебе снобизма.  - Хейл вздохнул и повернулся к своему компьютеру. В этом вся ее сущность. Блестящий криптограф - и давнишнее разочарование Хейла. Он часто представлял, как занимается с ней сексом: прижимает ее к овальной поверхности ТРАНСТЕКСТА и берет прямо там, на теплом кафеле черного пола. Но Сьюзан не желала иметь с ним никакого дела. И, что, на взгляд Хейла, было еще хуже, влюбилась в университетского профессора, который к тому же зарабатывал сущие гроши.

Беккеру удалось оторваться от убийцы, и он рванулся к двери. Халохот шарил по полу, нащупывая пистолет. Наконец он нашел его и снова выстрелил. Пуля ударила в закрывающуюся дверь. Пустое пространство зала аэропорта открылось перед Беккером подобно бескрайней пустыне. Ноги несли его с такой быстротой, на какую, казалось ему, он не был способен. Когда он влетел во вращающуюся дверь, прозвучал еще один выстрел. Стеклянная панель обдала его дождем осколков. Дверь повернулась и мгновение спустя выкинула его на асфальт. Беккер увидел ждущее такси.

Я принял решение. Мы вводим эту цитату. Сейчас. Джабба тяжко вздохнул. Он знал, что Фонтейн прав: у них нет иного выбора. Время на исходе. Джабба сел за монитор. - Хорошо.

Сьюзан была ошеломлена. ТРАНСТЕКСТ еще никогда не сталкивался с шифром, который не мог бы взломать менее чем за один час. Обычно же открытый текст поступал на принтер Стратмора за считанные минуты. Она взглянула на скоростное печатное устройство позади письменного стола шефа. В нем ничего не. - Сьюзан, - тихо сказал Стратмор, - с этим сначала будет трудно свыкнуться, но все же послушай меня хоть минутку.  - Он прикусил губу.  - Шифр, над которым работает ТРАНСТЕКСТ, уникален. Ни с чем подобным мы еще не сталкивались.  - Он замолчал, словно подбирая нужные слова.

Кто дал вам наш номер. Уверен, наш постоянный клиент. Мы можем обслужить вас по особому тарифу. - Ну… вообще-то никто не давал мне ваш номер специально.  - В голосе мужчины чувствовалось какая-то озабоченность.  - Я нашел его в паспорте и хочу разыскать владельца. Сердце Ролдана упало. Выходит, это не клиент. - Вы хотите сказать, что нашли этот номер. - Да, я сегодня нашел в парке чей-то паспорт.

Беккер даже прервал свое занятие и посмотрел на лейтенанта. Solo el escroto. Он с трудом сдержал улыбку. - Только лишь мошонка. Офицер гордо кивнул: - Да. Когда церковь получит все останки этого великого человека, она причислит его к лику святых и разместит отдельные части его тела в разных соборах, чтобы все могли проникнуться их величием. - А у вас здесь… - Беккер не сдержал смешка. - Да. Это очень важная часть! - заявил лейтенант.

683 Share

Portabottiglie a zaino

Проклятые американцы. Никакого представления о пунктуальности. Он позвонил бы Северной Дакоте сам, но у него не было номера его телефона. Нуматака терпеть не мог вести дела подобным образом, он ненавидел, когда хозяином положения был кто-то. С самого начала его преследовала мысль, что звонки Северной Дакоты - это западня, попытка японских конкурентов выставить его дураком. Теперь его снова одолевали те же подозрения. Нуматака решил, что ему необходима дополнительная информация. Выскочив из кабинета, он повернул налево по главному коридору здания Нуматек.

Определить ключ стало столь же математически нереально, как найти нужную песчинку на пляже длиной в три мили. Было подсчитано, что для успешной атаки на стандартный ключ самому быстрому компьютеру АНБ - секретнейшему Крей-Джозефсону II - потребуется более девятнадцати лет. К тому времени когда компьютер разгадает пароль и взломает шифр, информация, содержащаяся в послании, утратит всякую ценность. Оказавшись в условиях подлинного разведывательного затемнения, АНБ выпустило секретную директиву, одобренную президентом Соединенных Штатов. Заручившись поддержкой федеральных фондов и получив карт-бланш на все необходимые меры для решения проблемы, АНБ приступило к созданию невозможного - первой универсальной машины для вскрытия шифров. Вопреки широко распространенному мнению о том, что такой компьютер создать невозможно, АНБ осталось верным своему девизу: возможно все; на невозможное просто требуется больше времени. Через пять лет, истратив полмиллиона рабочих часов и почти два миллиарда долларов, АН Б вновь доказало жизненность своего девиза. Последний из трех миллионов процессоров размером с почтовую марку занял свое место, все программное обеспечение было установлено, и керамическая оболочка наглухо заделана.

 Я возьму это на себя, - улыбнулась она, вставая.  - Буду у своего терминала. - Как ты думаешь, сколько времени это займет. - Ну… - задумалась Сьюзан.  - Это зависит от оперативности, с которой ARA пересылает почту. Если адресат находится в Штатах и пользуется такими провайдерами, как Америка онлайн или Компьюсерв, я отслежу его кредитную карточку и получу его учетную запись в течение часа. Если он использует адрес университета или корпорации, времени уйдет немного.  - Она через силу улыбнулась.

Хейл, видимо, не догадывается, что она видела его внизу. - Стратмор знает, что я это видел! - Хейл сплюнул.  - Он и меня убьет. Если бы Сьюзан не была парализована страхом, она бы расхохоталась ему в лицо. Она раскусила эту тактику разделяй и властвуй, тактику отставного морского пехотинца. Солги и столкни лбами своих врагов. - Это чистая правда! - кричал.  - Мы должны позвать людей на помощь.

 Вы можете заметить, - продолжал Смит, - что взгляд его устремлен. Он ни разу не посмотрел по сторонам. - Это так важно? - полувопросительно произнес Джабба. - Очень важно, - сказал Смит.  - Если бы Танкадо подозревал некий подвох, он инстинктивно стал бы искать глазами убийцу. Как вы можете убедиться, этого не произошло. На экране Танкадо рухнул на колени, по-прежнему прижимая руку к груди и так ни разу и не подняв глаз. Он был совсем один и умирал естественной смертью. - Странно, - удивленно заметил Смит.

Голос все звал его, а он безучастно смотрел на светящуюся картинку. Он видел ее на крошечном экране. Эту женщину, которая смотрела на него из другого мира. Она наблюдает за тем, как я умираю. - Дэвид… Голос показался ему знакомым. Наверное, эта женщина - ангел. Она прилетела за. Ангел заговорил: - Дэвид, я люблю. Внезапно он все понял.

376 Share

Portabottiglie a zaino

Должно быть, я оставила беретту на диване, - подумала. Кровь, вытекающая из головы, в голубоватом свечении казалась черной. На полу возле тела Хейла лежал листок бумаги. Сьюзан наклонилась и подняла. Это было письмо. Дорогие друзья, сегодня я свожу счеты с жизнью, не в силах вынести тяжести своих грехов… Не веря своим глазам, Сьюзан медленно читала предсмертную записку. Все это было так неестественно, так непохоже на Хейла, а список преступлений больше напоминал перечень сданного в прачечную белья. Он признался во всем - в том, как понял, что Северная Дакота всего лишь призрак, в том, что нанял людей, чтобы те убили Энсея Танкадо и забрали у него кольцо, в том, что столкнул вниз Фила Чатрукьяна, потому что рассчитывал продать ключ от Цифровой крепости.

 На руке умершего было золотое кольцо. Я хочу его забрать. - У м-меня его. Беккер покровительственно улыбнулся и перевел взгляд на дверь в ванную. - А у Росио. Капельки Росы. Лицо мужчины из мертвенно-бледного стало красным. - Вы знаете Капельку Росы? - Вытерев пот со лба рукавом халата, он собирался что-то сказать, но тут отворилась дверь в ванную. Мужчины оглянулись. В дверях стояла Росио Ева Гранада.

 Не поддающийся взлому алгоритм? - Она выдержала паузу.  - Ах да… Я, кажется, что-то такое читала. - Не очень правдоподобное заявление. - Согласна, - сказала Сьюзан, удивившись, почему вдруг Хейл заговорил об.  - Я в это не верю. Всем известно, что невзламываемый алгоритм - математическая бессмыслица. Хейл улыбнулся: - Ну конечно… Принцип Бергофского. - А также здравый смысл! - отрезала. - Кто знает… - Хейл театрально вздохнул.  - Есть множество такого… что и не снилось нашим мудрецам.

 Какого черта здесь нужно Чатрукьяну? - недовольно поинтересовался Стратмор.  - Сегодня не его дежурство. - Похоже, что-то стряслось, - сказала Сьюзан.  - Наверное, увидел включенный монитор. - Черт возьми! - выругался коммандер.  - Вчера вечером я специально позвонил дежурному лаборатории систем безопасности и попросил его сегодня не выходить на работу. Сьюзан это не удивило. Она не могла припомнить, чтобы когда-то отменялось дежурство, но Стратмор, очевидно, не хотел присутствия непосвященных. Он и мысли не допускал о том, что кто-то из сотрудников лаборатории узнает о Цифровой крепости.

Сьюзан по-прежнему молча сидела за компьютером, ожидая вестей от Следопыта. Поиск занял больше времени, чем она рассчитывала. Мысли ее мешались: она тосковала по Дэвиду и страстно желала, чтобы Грег Хейл отправился домой. Но Хейл сидел на месте и помалкивал, поглощенный своим занятием. Ей было безразлично, чем именно он занят, лишь бы не заинтересовался включенным ТРАНСТЕКСТОМ. Пока этого, по-видимому, не случилось: цифра 16 в окне отсчета часов заставила бы его завопить от изумления. Сьюзан допивала уже третью чашку чая, когда это наконец произошло: компьютер пискнул. Пульс ее участился.

Это было его любимое изречение. ГЛАВА 32 Дэвид Беккер остановился в коридоре у номера 301. Он знал, что где-то за этой витиеватой резной дверью находится кольцо. Вопрос национальной безопасности. За дверью послышалось движение, раздались голоса. Он постучал. Послышался голос с сильным немецким акцентом: - Ja. Беккер молчал.

179 Share

Portabottiglie a zaino

Сьюзан сообщила Дэвиду, что ее работа заключается в изучении шифров, взламывании их ручными методами и передаче расшифрованных сообщений руководству. Но это было не совсем. Сьюзан переживала из-за того, что ей пришлось солгать любимому человеку, но у нее не было другого выхода. Все, что она сказала, было правдой еще несколько лет назад, но с тех пор положение в АН Б изменилось. Да и весь мир криптографии изменился. Новые обязанности Сьюзан были засекречены, в том числе и для многих людей в высших эшелонах власти. - Шифры, - задумчиво сказал Беккер - Откуда ты знаешь, с чего начинать. То есть… как ты их вскрываешь. Сьюзан улыбнулась: - Уж ты-то мог бы это понять. Это все равно что изучать иностранный язык.

В ней оказалось такое количество знаков, что ее пришлось перенести в следующую колонку. Увидев эту цифру, Бринкерхофф испытал настоящий шок. 999 999 999. Он ахнул. Миллиард долларов. Соблазнительный образ Кармен тут же улетучился. Код ценой в один миллиард долларов. Некоторое время он сидел словно парализованный, затем в панике выбежал в коридор. - Мидж. Скорее .

Послышались другие звуки, похожие на шум борьбы. ГЛАВА 55 - Ты уселся на мое место, осел. Беккер с трудом приподнял голову. Неужели в этой Богом проклятой стране кто-то говорит по-английски. На него сверху вниз смотрел прыщавый бритоголовый коротышка. Половина головы красная, половина - синяя. Как пасхальное яйцо. - Я сказал, что ты занял мое место.

 Я думаю, что Стратмор сегодня воспользовался этим переключателем… для работы над файлом, который отвергла программа Сквозь строй. - Ну и. Для того и предназначен этот переключатель, верно. Мидж покачала головой. - Только если файл не заражен вирусом. Бринкерхофф даже подпрыгнул. - Вирус. Кто тебе сказал про вирус.

Чем ты занята. - Я ничего не говорила, - ответила Сьюзан. Хейл удивленно поднял брови. - Ах какие мы скрытные. А ведь у нас в Третьем узле нет друг от друга секретов. Один за всех и все за одного. Сьюзан отпила глоток чая и промолчала. Хейл пожал плечами и направился к буфету.

Мидж Милкен явно чего-то не поняла. - Это многое объясняет, - настаивала.  - Например, почему он провел там всю ночь. - Заражал вирусами свое любимое детище. - Нет, - сказала она раздраженно.  - Старался спрятать концы в воду, скрыть собственный просчет. А теперь не может отключить ТРАНСТЕКСТ и включить резервное электропитание, потому что вирус заблокировал процессоры. Глаза Бринкерхоффа чуть не вылезли из орбит. Мидж и раньше были свойственны фантазии, но ведь не. Он попробовал ее успокоить: - Джабба, похоже, совсем не волнуется.

849 Share

Portabottiglie a zaino

 Не спрашивай меня, как это случилось, - сказал он, уставившись в закрытый люк.  - Но у меня такое впечатление, что мы совершенно случайно обнаружили и нейтрализовали Северную Дакоту.  - Он покачал головой, словно не веря такую удачу.  - Чертовское везение, если говорить честно.  - Он, казалось, все еще продолжал сомневаться в том, что Хейл оказался вовлечен в планы Танкадо.  - Я полагаю, Хейл держит этот пароль, глубоко запрятав его в компьютере, а дома, возможно, хранит копию. Так или иначе, он попал в западню. - Тогда почему бы не вызвать службу безопасности, которая могла бы его задержать. - Пока рано, - сказал Стратмор.

 Ты сказал - в два ночи. Панк кивнул и расхохотался. - Похоже, ты облажался, приятель. - Но сейчас только без четверти. Двухцветный посмотрел на часы Беккера. Его лицо казалось растерянным. - Обычно я напиваюсь только к четырем! - Он опять засмеялся. - Как быстрее добраться до аэропорта. - У входа возьмешь такси. Беккер вытащил из кармана купюру в тысячу песет и сунул панку в руку.

Без воска, Дэвид. Она просияла и прижала записку к груди. Это был Дэвид, кто же. Без воска… Этот шифр она еще не разгадала. Что-то шевельнулось в углу. Сьюзан подняла. На плюшевом диване, закутавшись в махровый халат, грелся на солнце Дэвид и внимательно за ней наблюдал. Она протянула руку, поманив его к .

Многоуровневая защита силовых и телефонных кабелей была спрятана глубоко под землей в стальных контейнерах, а питание от главного комплекса АНБ было дополнено многочисленными линиями электропитания, независимыми от городской системы снабжения. Поэтому отключение представляло собой сложную серию подтверждений и протоколов, гораздо более сложную, чем запуск ядерной ракеты с подводной лодки. - У нас есть время, но только если мы поспешим, - сказал Джабба.  - Отключение вручную займет минут тридцать. Фонтейн по-прежнему смотрел на ВР, перебирая в уме остающиеся возможности. - Директор! - взорвался Джабба.  - Когда эти стены рухнут, вся планета получит высший уровень допуска к нашим секретам. Высший уровень. К отчетам о секретных операциях.

 - Нам нужно число. Сьюзан еще раз перечитала послание Танкадо. Главная разница между элементами… разница между… нужно найти число… - Подождите! - сказала.  - Слово разница многозначно. Нам нужно число - значит, речь идет о математике. Еще одна игра слов мистера Танкадо: разница означает результат вычитания. - Верно! - сказал Беккер с экрана.  - Может быть, у этих элементов разное число протонов или чего-то. Если вычесть… - Он прав, - сказал Джабба, повернувшись к Соши.  - На этих таблицах есть числа.

Хейл хмыкнул. Сьюзан уже привыкла к агрессивному поведению Хейла. Его любимым развлечением было подключаться к ее компьютеру, якобы для того, чтобы проверить совместимость оборудования. Сьюзан это выводило из себя, однако она была слишком самолюбива, чтобы пожаловаться на него Стратмору. Проще было его игнорировать. Хейл подошел к буфету, с грохотом открыл решетчатую дверцу, достал из холодильника пластиковую упаковку тофу, соевого творога, и сунул в рот несколько кусочков белой студенистой массы. Затем облокотился о плиту, поправил широкие серые брюки и крахмальную рубашку. - И долго ты собираешься здесь сидеть. - Всю ночь, - безучастно ответила Сьюзан.

202 Share

Portabottiglie a zaino

Беккер вежливо улыбнулся и вышел на улицу - в душную севильскую ночь. ГЛАВА 42 Вернувшись в комнату, Сьюзан, не находя себе места, нервно ходила из угла в угол, терзаясь мыслью о том, что так и не выбрала момент, чтобы разоблачить Хейла. А тот спокойно сидел за своим терминалом. - Стресс - это убийца, Сью. Что тебя тревожит. Сьюзан заставила себя сесть. Она полагала, что Стратмор уже закончил телефонный разговор и сейчас придет и выслушает ее, но он все не появлялся. Пытаясь успокоиться, она посмотрела на экран своего компьютера.

В его голосе слышалось скорее недоумение, чем шок: - Что ты имеешь в виду. - Хейл… - прошептала Сьюзан.  - Он и есть Северная Дакота. Снова последовало молчание: Стратмор размышлял о том, что она сказала. - Следопыт? - Он, похоже, был озадачен.  - Следопыт вышел на Хейла. - Следопыт так и не вернулся. Хейл его отключил.

 Ты так думаешь. - Могу биться об заклад.  - Он откусил кусок пирога и заговорил с набитым ртом.  - Максимальное время, которое ТРАНСТЕКСТ когда-либо тратил на один файл, составляет три часа. Это включая диагностику, проверку памяти и все прочее. Единственное, что могло бы вызвать зацикливание протяженностью в восемнадцать часов, - это вирус. Больше нечему. - Вирус. - Да, какой-то повторяющийся цикл.

Безвкусное золотое кольцо с надписью по-латыни. - Нет.  - Он усмехнулся.  - Я попросил Фонтейна передать его наследникам Танкадо.  - Он взял ее руку и натянул что-то на палец. - Лжец, - засмеялась Сьюзан, открывая.  - Я же угада… - Но она замолкла на полуслове. На ее пальце было не кольцо Танкадо. Это было другое кольцо - платиновое, с крупным сверкающим бриллиантом. Сьюзан охнула.

Мне сказали, что вы сегодня отличились. Вы позволите поговорить с вами об. Беккер заколебался. - Видите ли, я, честно говоря, очень спешу.  - Он надеялся, что отказ представителю самого мощного разведывательного ведомства не слишком большая глупость с его стороны, но партия в сквош начиналась через сорок пять минут, а он дорожил своей репутацией: Дэвид Беккер никогда не опаздывает на партию в сквош… на лекцию - да, возможно, но на сквош -. - Постараюсь быть краткой, - улыбнулась Сьюзан Флетчер.  - Пожалуйста. Через десять минут Беккер уже сидел в буфете АНБ, жуя сдобную булку и запивая ее клюквенным соком, в обществе очаровательной руководительницы Отделения криптографии АНБ.

Его голос гремел: - Три. Разница между 238 и 235 - три. Все подняли головы. - Три! - крикнула Сьюзан, перекрывая оглушающую какофонию сирен и чьих-то голосов. Она показала на экран. Все глаза были устремлены на нее, на руку Танкадо, протянутую к людям, на три пальца, отчаянно двигающихся под севильским солнцем. Джабба замер. - О Боже! - Он внезапно понял, что искалеченный гений все это время давал им ответ.

730 Share

Portabottiglie a zaino

Бринкерхофф стоял точно завороженный и, не в силах унять дрожь, стукался лбом о стекло. Затем, охваченный паникой, помчался к двери. - Директор. Директор! - кричал. ГЛАВА 95 Кровь Христа… чаша спасения… Люди сгрудились вокруг бездыханного тела на скамье. Вверху мирно раскачивалась курильница. Халохот, расталкивая людей, двигался по центральному проходу, ища глазами намеченную жертву. Он где-то .

Но этот канадец не знал, что ему надо держаться изо всех сил, поэтому они и трех метров не проехали, как он грохнулся об асфальт, разбил себе голову и сломал запястье. - Что? - Сьюзан не верила своим ушам. - Офицер хотел доставить его в госпиталь, но канадец был вне себя от ярости, сказав, что скорее пойдет в Канаду пешком, чем еще раз сядет на мотоцикл. Все, что полицейский мог сделать, - это проводить его до маленькой муниципальной клиники неподалеку от парка. Там он его и оставил. - Думаю, нет нужды спрашивать, куда направился Дэвид, - хмуро сказала. ГЛАВА 17 Дэвид Беккер ступил на раскаленные плиты площади Испании. Прямо перед ним над деревьями возвышалось Аюнтамьенто - старинное здание ратуши, которое окружали три акра бело-голубой мозаики азульехо.

В нескольких метрах от них лежало тело Хейла. Выли сирены. Как весенний лед на реке, потрескивал корпус ТРАНСТЕКСТА. - Я спущусь вниз и отключу электропитание, - сказал Стратмор, положив руку на плечо Сьюзан и стараясь ее успокоить.  - И сразу же вернусь. Сьюзан безучастно смотрела, как он направился в шифровалку. Это был уже не тот раздавленный отчаянием человек, каким она видела его десять минут. Коммандер Тревор Стратмор снова стал самим собой - человеком железной логики и самообладания, делающим то, что полагалось делать. Последние слова предсмертной записки Хейла крутились у нее в голове, не повинуясь никаким приказам. И в первую очередь я искренне сожалею о Дэвиде Беккере.

Он никогда не оставил бы жучков в своей программе. - Их слишком много! - воскликнула Соши, выхватив распечатку из рук Джаббы и сунув ее под нос Сьюзан.  - Смотрите. Сьюзан кивнула. Так и есть, примерно через каждые двадцать строк появляется произвольный набор четырех знаков. Сьюзан пробежала все их глазами. PFEE SESN RETM - Альфа-группы из четырех знаков, - задумчиво проговорила Сьюзан.  - И частью программы они явно не являются. - Да бросьте вы это, - проворчал Джабба.

Но я рассказал все, как. Точность - мое правило. - И где же это кольцо? - гнул свое Беккер. Клушар, похоже, не расслышал. Глаза его отсутствующе смотрели в пространство. - Странное дело, ей-богу, все эти буквы - ни на один язык не похоже. - Может быть, японский? - предположил Беккер. - Определенно .

Неужели Большой Брат следит за тем, что делается в кладовке. Большой Брат, или Брат, как его обычно называла Мидж, - это аппарат Сентрекс-333, размещавшийся в крохотном, похожем на подсобку кабинетике рядом с директорскими апартаментами. Большой Брат был частью мира, в котором царила Мидж. Он получал информацию со 148 камер кабельного телевидения, 399 электронных дверей, 377 устройств прослушивания телефонов и еще 212 жучков, установленных по всему комплексу АНБ. Директора АН Б дорого заплатили за осознание того факта, что двадцать шесть тысяч сотрудников не только огромная ценность, но и источник больших неприятностей. Все крупные провалы в сфере безопасности в истории агентства происходили внутри этого здания. В обязанности Мидж как эксперта по обеспечению внутренней безопасности входило наблюдение за всем, что творилось в стенах АНБ… в том числе и в кладовке столовой агентства. Бринкерхофф поднялся со своего места, словно стоя ему было легче защищаться, но Мидж уже выходила из его кабинета. - Руки на стол, - бросила она через плечо.  - Когда я уйду, пожалуйста, никаких глупостей.

519 Share

Portabottiglie a zaino

 - Я, пожалуй, пойду. Меня ждет самолет.  - Он еще раз оглядел комнату. - Вас подбросить в аэропорт? - предложил лейтенант - Мой Мото Гуччи стоит у подъезда. - Спасибо, не стоит. Я возьму такси.  - Однажды в колледже Беккер прокатился на мотоцикле и чуть не разбился. Он больше не хотел искушать судьбу, кто бы ни сидел за рулем. - Как скажете.

 Понятия не имею. Я побежал позвонить в полицию. Когда я вернулся, немца уже не. - Вы не знаете, кто он. - Какой-то турист. - Вы уверены. - Туризм - моя профессия! - отрезал Клушар.  - Я их сразу узнаю.

Беккер показал лейтенанту эту полоску. - Смотрите, полоска осталась незагорелой. Похоже, он носил кольцо. Офицер был поражен этим открытием. - Кольцо? - Он вдруг забеспокоился. Вгляделся в полоску на пальце и пристыжено покраснел.  - О Боже, - хмыкнул он, - значит, эта история подтверждается. Беккеру даже сделалось дурно. - Прошу прощения. Офицер покачал головой, словно не веря своим глазам.

Внезапно камера отъехала в сторону, под деревья. В кадре возник мужчина в очках в тонкой металлической оправе, в руке он держал большой портфель. Выйдя на открытое место и бросив взгляд на корчащегося на земле Танкадо, он задвигал пальцами, словно исполнял ими какой-то причудливый танец над коробочкой, которую держал в руке. - Он работает на Монокле, - пояснил Смит.  - Посылает сообщение о том, что Танкадо ликвидирован. Сьюзан повернулась к Беккеру и усмехнулась: - Похоже, у этого Халохота дурная привычка сообщать об убийстве, когда жертва еще дышит. Камера последовала за Халохотом, двинувшимся в направлении жертвы. Внезапно откуда-то появился пожилой человек, подбежал к Танкадо и опустился возле него на колени. Халохот замедлил шаги.

 Сядь.  - На этот раз это прозвучало как приказ. Сьюзан осталась стоять. - Коммандер, если вы все еще горите желанием узнать алгоритм Танкадо, то можете заняться этим без. Я хочу уйти. Стратмор глубоко вздохнул. Ясно, что без объяснений ему не обойтись. Она это заслужила, подумал он и принял решение: Сьюзан придется его выслушать. Он надеялся, что не совершает ошибку.

Поэтому отключение представляло собой сложную серию подтверждений и протоколов, гораздо более сложную, чем запуск ядерной ракеты с подводной лодки. - У нас есть время, но только если мы поспешим, - сказал Джабба.  - Отключение вручную займет минут тридцать. Фонтейн по-прежнему смотрел на ВР, перебирая в уме остающиеся возможности. - Директор! - взорвался Джабба.  - Когда эти стены рухнут, вся планета получит высший уровень допуска к нашим секретам. Высший уровень. К отчетам о секретных операциях.

Zaino convertibile

About Akinoktilar

 Опоздала на самолет. Она кивнула. - Потеряла билет.

Related Posts

395 Comments

Post A Comment