Soffiatore a zaino husqvarna

752 Share

Soffiatore a zaino husqvarna

Агентство не может позволить себе еще одного скандала. Стратмору нужен был козел отпущения. Кроме всего прочего, Хейл был настоящим ходячим несчастьем, готовым свалиться на голову в любую минуту. Из задумчивости Стратмора вывел звонок мобильного телефона, едва слышный в завывании сирен и свисте пара. Не останавливаясь, он отстегнул телефон от брючного ремня. - Говорите. - Где мой ключ? - прозвучал знакомый голос. - Кто со мной говорит? - крикнул Стратмор, стараясь перекрыть шум. - Нуматака! - огрызнулся сердитый голос.

Превозмогая шум в голове, Беккер представил себе грязные улицы Трианы, удушающую жару, безнадежные поиски в долгой нескончаемой ночи. Какого черта. Он кивнул. - Si, echame un poco de vodka. Бармен с видимым облегчением приготовил ему напиток. Беккер оглядел затейливое убранство бара и подумал, что все, что с ним происходит, похоже на сон. В любой другой реальности было бы куда больше здравого смысла. Я, университетский профессор, - подумал он, - выполняю секретную миссию. Бармен с любезной улыбкой протянул Беккеру стакан: - A su gusto, senor.

Беккер растерялся. Очевидно, он ошибался. Девушка обвила его руками. - Это лето было такое ужасное, - говорила она, чуть не плача.  - Я вам так признательна. Я так хочу выбраться отсюда. Беккер легонько обнял. Девушка высвободилась из его рук, и тут он снова увидел ее локоть. Она проследила за его взглядом, прикованным к синеватой сыпи.

 - Ролдан был человек осторожный, а визит в полицию мог превратить его клиентов в бывших клиентов.  - Подумайте, - предложил.  - Раз у человека в паспорте был наш номер, то скорее всего он наш клиент. Поэтому я мог бы избавить вас от хлопот с полицией. - Не знаю… - В голосе слышалась нерешительность.  - Я бы только… - Не надо спешить, друг. Мне стыдно это говорить, но полиция у нас в Севилье далеко не так эффективна, как на севере. Паспорт этому человеку вернут только через несколько дней. Если вы назовете мне его имя, я сделаю все, чтобы он получил свой паспорт немедленно.

Сьюзан Флетчер минуту назад прошествовала в туалет, поэтому она ему тоже не помеха. Единственной проблемой оставался Хейл. Чатрукьян посмотрел на комнату Третьего узла - не следит ли за ним криптограф. - Какого черта, - промычал он себе под нос. Под его ногами была потайная дверь, почти неразличимая на полу. В руке он сжимал ключ, взятый из лаборатории систем безопасности. Чатрукьян опустился на колени, вставил ключ в едва заметную скважину и повернул. Внизу что-то щелкнуло. Затем он снял наружную защелку в форме бабочки, снова огляделся вокруг и потянул дверцу на .

 Рукописью. - Да. Я решила ее издать. - Издать? - Он с сомнением покачал головой.  - Издать. - Некоторые идеи о протоколах вариативных фильтров и квадратичных остатках. - Стопроцентный бестселлер. Она засмеялась. - Сам удивишься. Дэвид сунул руку в карман халата и вытащил маленький предмет.

468 Share

Soffiatore a zaino husqvarna

Правильно ли она поняла. Все сказанное было вполне в духе Грега Хейла. Но это невозможно. Если бы Хейлу был известен план Стратмора выпустить модифицированную версию Цифровой крепости, он дождался бы, когда ею начнет пользоваться весь мир, и только тогда взорвал бы свою бомбу, пока все доказательства были бы в его руках. Сьюзан представила себе газетный заголовок: КРИПТОГРАФ ГРЕГ ХЕЙЛ РАСКРЫВАЕТ СЕКРЕТНЫЙ ПЛАН ПРАВИТЕЛЬСТВА ВЗЯТЬ ПОД КОНТРОЛЬ ГЛОБАЛЬНУЮ ИНФОРМАЦИЮ. Что же, это очередной Попрыгунчик. Вторично разоблачив попытку АНБ пристроить к алгоритму черный ход, Грег Хейл превратится в мировую знаменитость. И одновременно пустит АНБ ко дну. Сьюзан внезапно подумала, что Хейл, возможно, говорит правду, но потом прогнала эту мысль.

 - Что он хочет этим сказать. - Четыре на шестнадцать, - повторил профессор. - Лично я проходил это в четвертом классе. Сьюзан вспомнила стандартную школьную таблицу. Четыре на шестнадцать. - Шестьдесят четыре, - сказала она равнодушно.  - Ну и. Дэвид приблизился поближе к камере. Теперь его лицо занимало экран целиком. - Шестьдесят четыре знака… Сьюзан кивнула: - Да, но они… - Она вдруг замерла.

Чатрукьяну было всего двадцать три года, и он относительно недавно начал работать в команде обеспечения безопасности, однако был хорошо подготовлен и отлично знал правила: в шифровалке постоянно дежурил кто-то из работников его службы… особенно по субботам, когда не было криптографов. Он немедленно включил монитор и повернулся к графику дежурств на стене. - Чья смена? - громко спросил он, пробегая глазами список. Согласно расписанию, в полночь должен был заступить на двойную смену новый сотрудник по имени Зейденберг. Чатрукьян еще раз обвел глазами пустую лабораторию и нахмурился.  - Где же он, черт возьми. Глядя на оживающий монитор, он подумал, известно ли Стратмору, что в лаборатории систем безопасности нет ни души. Подходя к шифровалке, он успел заметить, что шторы кабинета шефа задернуты. Это означало, что тот находится на рабочем месте. Несмотря на субботу, в этом не было ничего необычного; Стратмор, который просил шифровальщиков отдыхать по субботам, сам работал, кажется, 365 дней в году.

Лунный свет проникал в комнату сквозь приоткрытые жалюзи, отражаясь от столешницы с затейливой поверхностью. Мидж всегда думала, что директорский кабинет следовало оборудовать здесь, а не в передней части здания, где он находился. Там открывался вид на стоянку автомобилей агентства, а из окна комнаты для заседаний был виден внушительный ряд корпусов АНБ - в том числе и купол шифровалки, это вместилище высочайших технологий, возведенное отдельно от основного здания и окруженное тремя акрами красивого парка. Шифровалку намеренно разместили за естественной ширмой из высоченных кленов, и ее не было видно из большинства окон комплекса АНБ, а вот отсюда открывался потрясающий вид - как будто специально для директора, чтобы он мог свободно обозревать свои владения. Однажды Мидж предложила Фонтейну перебраться в эту комнату, но тот отрезал: Не хочу прятаться в тылу. Лиланд Фонтейн был не из тех, кто прячется за чужими спинами, о чем бы ни шла речь. Мидж открыла жалюзи и посмотрела на горы, потом грустно вздохнула и перевела взгляд на шифровалку. Вид купола всегда приносил ей успокоение: он оказался маяком, посверкивающим в любой час суток. Но сегодня все было по-другому. Она поймала себя на мысли, что глаза ее смотрят в пустоту.

Отказ Джаббы использовать данную услугу был его личным ответом на требование АН Б о том, чтобы он всегда был доступен по мобильному телефону. Чатрукьян повернулся и посмотрел в пустой зал шифровалки. Шум генераторов внизу с каждой минутой становился все громче. Фил физически ощущал, что времени остается все меньше. Он знал: все уверены, что он ушел. В шуме, доносившемся из-под пола шифровалки, в его голове звучал девиз лаборатории систем безопасности: Действуй, объясняться будешь. В мире высоких ставок, в котором от компьютерной безопасности зависело слишком многое, минуты зачастую означали спасение системы или ее гибель. Трудно было найти время для предварительного обоснования защитных мер. Сотрудникам службы безопасности платили за их техническое мастерство… а также за чутье. Действуй, объясняться будешь .

 В ее трахнутый Коннектикут.  - Двухцветный снова хмыкнул.  - Эдди места себе не находит. - В Коннектикут. - Я же сказал. Возвращается домой, к мамочке и папочке, в свой пригород. Ей обрыдли ее испанская семейка и местное житье-бытье. Три братца-испанца не спускали с нее глаз. И горячей воды. Беккер почувствовал комок в горле.

911 Share

Soffiatore a zaino husqvarna

Старик заворочался. - Qu'est-ce… quelle heureest… - Он медленно открыл глаза, посмотрел на Беккера и скорчил гримасу, недовольный тем, что его потревожили.  - Qu'est-ce-que vous voulez. Ясно, подумал Беккер с улыбкой. Канадский француз. - Пожалуйста, уделите мне одну минуту. Беккер отлично говорил по-французски, тем не менее обратился к этому человеку на языке, который тот, как он надеялся, должен был знать хуже. Убедить абсолютно незнакомого человека отдать вам золотое кольцо скорее всего будет весьма непросто, поэтому Беккер хотел заручиться хотя бы одним преимуществом. Пока старик собирался с мыслями, Беккер не произнес ни слова. Тот огляделся вокруг, указательным пальцем разгладил усы и наконец заговорил: - Что вам нужно? - Он произносил английские слова немного в нос.

По ней он мог жить здесь многие годы. Беккер дотронулся до руки погибшего авторучкой. - Может быть, он и жил. - Вовсе. Пересек границу неделю. - Наверное, хотел сюда переехать, - сухо предположил Беккер. - Да. Первая неделя оказалась последней. Солнечный удар и инфаркт.

 Проинструктировать. Относительно. - Относительно его поездки. Я отправил Дэвида в Испанию. ГЛАВА 11 Испания. Я отправил Дэвида в Испанию. Слова коммандера словно обожгли Сьюзан. - Дэвид в Испании? - Она не могла поверить услышанному.  - Вы отправили его в Испанию? - В ее голосе послышались сердитые нотки.

Все, что относится к его переписке с Танкадо, где упоминается Цифровая крепость. - Хорошо, - сказала Сьюзан, стараясь сосредоточиться, - я сотру весь накопитель Хейла. И все переформатирую. - Нет! - жестко парировал Стратмор.  - Не делай. Скорее всего Хейл держит там копию ключа. Она мне нужна. Сьюзан даже вздрогнула от неожиданности.

Но колокольный звон растекался по улочке, призывая людей выйти из своих домов. Появилась вторая пара, с детьми, и шумно приветствовала соседей. Они болтали, смеялись и троекратно целовали друг друга в щеки. Затем подошла еще одна группа, и жертва окончательно исчезла из поля зрения Халохота. Кипя от злости, тот нырнул в стремительно уплотняющуюся толпу. Он должен настичь Дэвида Беккера. Халохот отчаянно пытался протиснуться к концу улочки, но внезапно почувствовал, что тонет в этом море человеческих тел. Со всех сторон его окружали мужчины в пиджаках и галстуках и женщины в черных платьях и кружевных накидках на опущенных головах.

Затем дрожащими руками открыла следующее сообщение. ТО: NDAKOTAARA. ANON. ORG FROM: ETDOSHISHA. EDU МЕНЯЮЩИЙСЯ ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ ДЕЙСТВУЕТ. ВСЯ ХИТРОСТЬ В МЕНЯЮЩЕЙСЯ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТИ. В это трудно было поверить, но она видела эти строки своими глазами. Электронная почта от Энсея Танкадо, адресованная Грегу Хейлу. Они работали .

174 Share

Soffiatore a zaino husqvarna

ТРАНСТЕКСТ работает пятнадцать часов. Пусть пройдут все двадцать четыре часа - просто чтобы убедиться окончательно. Сьюзан это показалось разумным. Цифровая крепость впервые запустила функцию переменного открытого текста; быть может, ТРАНСТЕКСТ сумеет взломать шифр за двадцать четыре часа. Но честно говоря, она в это уже почти не верила. - Пусть ТРАНСТЕКСТ работает, - принял решение Стратмор.  - Я хочу быть абсолютно уверен, что это абсолютно стойкий шифр. Чатрукьян продолжал колотить по стеклу. - Ничего не поделаешь, - вздохнул Стратмор.  - Поддержи .

Беккер прижался к стене спиной, внезапно ощутив все камушки под подошвами, все бугорки штукатурки на стене, впившиеся в спину. Мысли его перенеслись назад, в детство. Родители… Сьюзан. О Боже… Сьюзан. Впервые с детских лет Беккер начал молиться. Он молился не об избавлении от смерти - в чудеса он не верил; он молился о том, чтобы женщина, от которой был так далеко, нашла в себе силы, чтобы ни на мгновение не усомнилась в его любви. Он закрыл глаза, и воспоминания хлынули бурным потоком. Он вспомнил факультетские заседания, лекции - все то, что заполняло девяносто процентов его жизни.

 Речь идет о засекреченной информации, хранящейся в личном помещении директора. Ты только представь себе, что будет, если об этом станет известно. - Директор в Южной Америке. - Извини. Я не могу этого сделать.  - Скрестив на груди руки, он вышел из ее кабинета. Мидж горящими глазами смотрела ему вслед. - О нет, можешь, - прошептала. И, повернувшись к Большому Брату, нажатием клавиши вызвала видеоархив.

 Нет! - отрезала Сьюзан.  - Он стал калекой из-за этих бомб. И он знал про них. ГЛАВА 126 - Одна минута. Джабба посмотрел на ВР. Стремительно исчезал уровень авторизации файлов - последняя линия обороны. А у входа толпились бандиты. - Внимание! - скомандовал Фонтейн. Соши смотрела на монитор и читала вслух: - В бомбе, сброшенной на Нагасаки, использовался не плутоний, а искусственно произведенный, обогащенный нейтронами изотоп урана с атомным весом 238.

Она загрузила программу Следопыт и, приготовившись отправиться на охоту, взглянула на адрес электронной почты, который вручил ей Стратмор. NDAKOTAARA. ANON. ORG У человека, назвавшегося Северной Дакотой, анонимные учетные данные, но Сьюзан знала, что это ненадолго. Следопыт проникнет в ARA, отыщет Северную Дакоту и сообщит истинный адрес этого человека в Интернете. Если все сложится нормально, она скоро выяснит местонахождение Северной Дакоты, и Стратмор конфискует ключ. Тогда дело будет только за Дэвидом. Когда он найдет копию ключа, имевшуюся у Танкадо, оба экземпляра будут уничтожены, а маленькая бомба с часовым механизмом, заложенная Танкадо, - обезврежена и превратится во взрывное устройство без детонатора. Сьюзан еще раз прочитала адрес на клочке бумаги и ввела информацию в соответствующее поле, посмеялась про себя, вспомнив о трудностях, с которыми столкнулся Стратмор, пытаясь самолично запустить Следопыта. Скорее всего он проделал это дважды и каждый раз получал адрес Танкадо, а не Северной Дакоты.

Внезапно Стратмор сбросил оцепенение. - Иди за мной! - сказал. И направился в сторону люка. - Коммандер. Хейл очень опасен. Он… Но Стратмор растворился в темноте. Сьюзан поспешила за ним, пытаясь увидеть его силуэт. Коммандер обогнул ТРАНСТЕКСТ и, приблизившись к люку, заглянул в бурлящую, окутанную паром бездну. Молча обернулся, бросил взгляд на погруженную во тьму шифровалку и, нагнувшись приподнял тяжелую крышку люка. Она описала дугу и, когда он отпустил руку, с грохотом закрыла люк.

932 Share

Soffiatore a zaino husqvarna

В темноте все в Третьем узле казалось чужим. Но было что-то. Сьюзан на мгновение заколебалась и оглянулась на заблокированную дверь. Всего двадцать минут, подумала. Повернувшись к терминалу Хейла, Сьюзан вдруг уловила странный мускусный запах - очень необычный для Третьего узла. Она подумала, что дело, быть может, в неисправном ионизаторе воздуха. Запах показался ей смутно знакомым, и эта мысль пронзила ее холодом. Сьюзан представила себе Хейла в западне, в окутанной паром ловушке. Может быть, он что-нибудь поджег. Она посмотрела на вентиляционный люк и принюхалась.

Solo el escroto. Он с трудом сдержал улыбку. - Только лишь мошонка. Офицер гордо кивнул: - Да. Когда церковь получит все останки этого великого человека, она причислит его к лику святых и разместит отдельные части его тела в разных соборах, чтобы все могли проникнуться их величием. - А у вас здесь… - Беккер не сдержал смешка. - Да. Это очень важная часть! - заявил лейтенант.  - Это не ребро или палец, как в церквях Галиции.

Она в ужасе смотрела, как он придавливает ее к полу, стараясь разобрать выражение его глаз. Похоже, в них угадывался страх. Или это ненависть. Они буквально пожирали ее тело. Новая волна паники охватила Сьюзан. Хейл всей тяжестью своего тела придавил ее ноги, холодно следя за каждым ее движением. В сознании Сьюзан промелькнуло все то, что она читала о приемах самозащиты. Она попыталась бороться, но тело ее не слушалось.

Определить ключ стало столь же математически нереально, как найти нужную песчинку на пляже длиной в три мили. Было подсчитано, что для успешной атаки на стандартный ключ самому быстрому компьютеру АНБ - секретнейшему Крей-Джозефсону II - потребуется более девятнадцати лет. К тому времени когда компьютер разгадает пароль и взломает шифр, информация, содержащаяся в послании, утратит всякую ценность. Оказавшись в условиях подлинного разведывательного затемнения, АНБ выпустило секретную директиву, одобренную президентом Соединенных Штатов. Заручившись поддержкой федеральных фондов и получив карт-бланш на все необходимые меры для решения проблемы, АНБ приступило к созданию невозможного - первой универсальной машины для вскрытия шифров. Вопреки широко распространенному мнению о том, что такой компьютер создать невозможно, АНБ осталось верным своему девизу: возможно все; на невозможное просто требуется больше времени. Через пять лет, истратив полмиллиона рабочих часов и почти два миллиарда долларов, АН Б вновь доказало жизненность своего девиза. Последний из трех миллионов процессоров размером с почтовую марку занял свое место, все программное обеспечение было установлено, и керамическая оболочка наглухо заделана. ТРАНСТЕКСТ появился на свет. Хотя создававшийся в обстановке повышенной секретности ТРАНСТЕКСТ стал плодом усилий многих умов и принцип его работы не был доступен ни одному человеку в отдельности, он, в сущности, был довольно прост: множество рук делают груз легким.

 - Он нацелен на фильтры безопасности. Фонтейн побледнел. Он, конечно, понял, чем это грозит: червь сожрет фильтры, содержащие информацию в тайне, и без них она станет доступна всем без исключения. - Нам необходимо отключиться от Интернета, - продолжил Джабба.  - Приблизительно через час любой третьеклассник с модемом получит высший уровень допуска к американской секретной информации. Фонтейн погрузился в раздумья. Джабба терпеливо ждал, наконец не выдержал и крикнул ассистентке: - Соши. Немедленно. Соши побежала к своему терминалу. Джабба нередко прибегал к ВР, что в компьютерных кругах означало виртуальная реальность, но в АНБ это сокращение имело несколько иной смысл - визуальная репрезентация.

Он принялся рассматривать руки покойного. Ничего подобного ему никогда не приходилось видеть. На каждой руке всего по три пальца, скрюченных, искривленных. Но Беккера интересовало отнюдь не это уродство. - Боже ты мой, - пробормотал лейтенант из другого конца комнаты.  - Он японец, а не китаец. Беккер поднял. Лейтенант листал паспорт умершего. - Я бы предпочел, чтобы вы ни к чему не прикасались, - попросил .

312 Share

Soffiatore a zaino husqvarna

 Где она? - Сердце Беккера неистово колотилось. - Пошел к черту. - У меня неотложное дело! - рявкнул Беккер. Он схватил парня за рукав.  - У нее кольцо, которое принадлежит. Я готов заплатить. Очень. Двухцветный застыл на месте и зашелся в истерическом хохоте.

Росио - одно из самых популярных женских имен в Испании. В нем заключено все, что ассоциируется с представлением о молодой католичке: чистота, невинность, природная красота. Чистота заключена в буквальном значении имени - Капля Росы. В ушах зазвучал голос старого канадца. Капля Росы. Очевидно, она перевела свое имя на единственный язык, равно доступный ей и ее клиенту, - английский. Возбужденный, Беккер ускорил шаги в поисках телефона. По другой стороне улицы, оставаясь невидимым, шел человек в очках в тонкой металлической оправе. ГЛАВА 27 Тени в зале шифровалки начали удлиняться и терять четкость. Автоматическое освещение постепенно становилось ярче.

Джабба собирался взять третий кусок, когда зазвонил мобильный телефон. - Говорите, - сказал он, быстро проглотив пирог. - Джабба, - проворковала женщина в ответ.  - Это Мидж. - Королева информации! - приветствовал ее толстяк. Он всегда питал слабость к Мидж Милкен. Умница, да к тому же единственная женщина, не упускавшая случая с ним пококетничать.  - Как твои дела. - Не жалуюсь.

Стратмор бесшумно спускался по ступенькам. Незачем настораживать Хейла, давать ему знать, что они идут. Почти уже спустившись, Стратмор остановился, нащупывая последнюю ступеньку. Когда он ее нашел, каблук его ботинка громко ударился о кафельную плитку пола. Сьюзан почувствовала, как напряглось все его тело. Они вступили в опасную зону: Хейл может быть где угодно. Вдали, за корпусом ТРАНСТЕКСТА, находилась их цель - Третий узел. Сьюзан молила Бога, чтобы Хейл по-прежнему был там, на полу, катаясь от боли, как побитая собака. Других слов для него у нее не. Стратмор оторвался от перил и переложил пистолет в правую руку.

 - Не делай. Скорее всего Хейл держит там копию ключа. Она мне нужна. Сьюзан даже вздрогнула от неожиданности. - Вам нужен ключ. Я поняла так, что весь смысл в том, чтобы его уничтожить. - Верно. Но я хочу иметь копию. Я хочу открыть этот проклятый файл и ознакомиться с созданной Танкадо программой.

Открыть дверь и вызвать сотрудников отдела систем безопасности, я угадал. - Совершенно. Будет очень глупо, если вы этого не сделаете. На этот раз Стратмор позволил себе расхохотаться во весь голос. - Твой сценарий мне понятен. ТРАНСТЕКСТ перегрелся, поэтому откройте двери и отпустите. - Именно так, черт возьми. Я был там, внизу.

841 Share

Soffiatore a zaino husqvarna

Давайте же, ребята… уже миллион раз вы меня проверяли. Когда она приблизилась к последнему контрольно-пропускному пункту, коренастый часовой с двумя сторожевыми псами на поводке и автоматом посмотрел на номерной знак ее машины и кивком разрешил следовать. Она проехала по Кэнин-роуд еще сотню метров и въехала на стоянку С, предназначенную для сотрудников. Невероятно, - подумала она, - двадцать шесть тысяч служащих, двадцатимиллиардный бюджет - и они не могут обойтись без меня в уик-энд. Она поставила машину на зарезервированное за ней место и выключила двигатель. Миновав похожую на сад террасу и войдя в главное здание, она прошла проверку еще на двух внутренних контрольных пунктах и наконец оказалась в туннеле без окон, который вел в новое крыло. Вскоре путь ей преградила кабина голосового сканирования, табличка на которой гласила: АГЕНТСТВО НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ (АНБ) ОТДЕЛЕНИЕ КРИПТОГРАФИИ ТОЛЬКО ДЛЯ СОТРУДНИКОВ С ДОПУСКОМ Вооруженный охранник поднял голову: - Добрый день, мисс Флетчер. - Привет, Джон. - Не ожидал, что вы придете. - Да, я .

 - У всех на виду. - Почему бы и. Испания отнюдь не криптографический центр мира. Никто даже не заподозрит, что эти буквы что-то означают. К тому же если пароль стандартный, из шестидесяти четырех знаков, то даже при свете дня никто их не прочтет, а если и прочтет, то не запомнит. - И Танкадо отдал это кольцо совершенно незнакомому человеку за мгновение до смерти? - с недоумением спросила Сьюзан.  - Почему. Стратмор сощурил. - А ты как думаешь. И уже мгновение спустя ее осенило.

Банк данных снова был в безопасности. В комнате творилось нечто невообразимое. Техники обнимали друг друга, подбрасывая вверх длинные полосы распечаток. Бринкерхофф обнимал Мидж. Соши заливалась слезами. - Джабба, - спросил Фонтейн, - много они похитили. - Совсем мало, - сказал Джабба, посмотрев на монитор.  - Всего лишь какие-то обрывки, в полном виде -. Фонтейн медленно кивнул и улыбнулся одними уголками губ. Он искал глазами Сьюзан Флетчер, но она уже стояла прямо перед экраном, на котором крупным планом было видно лицо Дэвида Беккера.

Назад, или я сломаю… Рукоятка револьвера, разрезая воздух, с силой опустилась ему на затылок. Сьюзан высвободилась из рук обмякшего Хейла, не понимая, что произошло. Стратмор подхватил ее и слегка обнял, пытаясь успокоить. - Ш-ш-ш, - утешал он.  - Это. Теперь все в порядке. Сьюзан не могла унять дрожь. - Ком… мандер, - задыхаясь, пробормотала она, сбитая с толку.  - Я думала… я думала, что вы наверху… я слышала… - Успокойся, - прошептал .

Между 0 и 1 000 000 более 70 000 вариантов. Все зависит оттого, что выбрал Танкадо. Чем больше это число, тем труднее его найти. - Оно будет громадным, - застонал Джабба.  - Ясно, что это будет число-монстр. Сзади послышался возглас: - Двухминутное предупреждение. Джабба в отчаянии бросил взгляд на ВР. Последний щит начал рушиться. Техники сновали по комнате.

Его обгоревшие останки все еще виднелись на ребрах охлаждения. Вся сцена напоминала некий извращенный вариант представления, посвященного празднику Хэллоуин. Хотя Стратмор и сожалел о смерти своего молодого сотрудника, он был уверен, что ее можно отнести к числу оправданных потерь. Фил Чатрукьян не оставил ему выбора. Когда запыхавшийся сотрудник лаборатории безопасности завопил о вирусе, Стратмор, столкнувшийся с ним на лестнице служебного помещения, попытался наставить его на путь истинный. Но Чатрукьян отказывался прислушаться к голосу разума. У нас вирус. Я звоню Джаббе. Когда он попытался обойти Стратмора, тот преградил ему дорогу.

472 Share

Soffiatore a zaino husqvarna

Сьюзан рассеянно кивнула, но тут же вспомнила, как Танкадо отдал им Северную Дакоту. Она вглядывалась в группы из четырех знаков, допуская, что Танкадо играет с ними в кошки-мышки. - Туннельный блок наполовину уничтожен! - крикнул техник. На ВР туча из черных нитей все глубже вгрызалась в оставшиеся щиты. Дэвид сидел в мини-автобусе, тихо наблюдая за драмой, разыгрывавшейся перед ним на мониторе. - Сьюзан! - позвал.  - Меня осенило. Здесь шестнадцать групп по четыре знака в каждой. - О, ради Бога, - пробурчал себе под нос Джабба.

Беккер рванулся. Вобрав голову в плечи, он ударил убийцу всем телом, отшвырнув его на раковину. Со звоном разбилось и покрылось трещинами зеркало. Пистолет упал на пол. Оба противника оказались на полу. Беккеру удалось оторваться от убийцы, и он рванулся к двери. Халохот шарил по полу, нащупывая пистолет. Наконец он нашел его и снова выстрелил. Пуля ударила в закрывающуюся дверь.

Вопрос национальной безопасности. За дверью послышалось движение, раздались голоса. Он постучал. Послышался голос с сильным немецким акцентом: - Ja. Беккер молчал. - Ja. Дверь слегка приоткрылась, и на него уставилось круглое немецкое лицо. Дэвид приветливо улыбнулся. Он не знал, как зовут этого человека. - Deutscher, ja.

Даже если Беккер успеет спуститься вниз, ему все равно некуда бежать: Халохот выстрелит ему в спину, когда он будет пересекать Апельсиновый сад. Халохот переместился ближе к центру, чтобы двигаться быстрее, чувствуя, что уже настигает жертву: всякий раз, пробегая мимо очередного проема, он видел ее тень. Вниз. Скорее. Еще одна спираль. Ему все время казалось, что Беккер совсем рядом, за углом. Одним глазом он следил за тенью, другим - за ступенями под ногами. Вдруг Халохоту показалось, что тень Беккера как бы споткнулась. Она совершила судорожный рывок влево и вроде бы закружилась в воздухе, а затем снова прильнула к центру лестницы.

Просмотрев все еще раз, он отступил на шаг и нахмурился. - Какие-то проблемы? - спросил лейтенант. - Да, - сказал Беккер.  - Мы кое-что упустили. ГЛАВА 13 Токуген Нуматака стоял у окна своего роскошного кабинета на верхнем этаже небоскреба и разглядывал завораживающие очертания Токио на фоне ярко-синего неба. Служащие и конкуренты называли Нуматаку акута саме - смертоносной акулой. За три десятилетия он перехитрил, превзошел и задавил рекламой всех своих японских конкурентов, и теперь лишь один шаг отделял его от того, чтобы превратиться еще и в гиганта мирового рынка. Он собирался совершить крупнейшую в своей жизни сделку - сделку, которая превратит его Нуматек корпорейшн в Майкрософт будущего. При мысли об этом он почувствовал прилив адреналина.

Он писал алгоритмы и зарабатывал неплохие деньги. Как и большинство талантливых программистов, Танкада сделался объектом настойчивого внимания со стороны АНБ. От него не ускользнула ирония ситуации: он получал возможность работать в самом сердце правительства страны, которую поклялся ненавидеть до конца своих дней. Энсей решил пойти на собеседование. Сомнения, которые его одолевали, исчезли, как только он встретился с коммандером Стратмором. У них состоялся откровенный разговор о его происхождении, о потенциальной враждебности, какую он мог испытывать к Соединенным Штатам, о его планах на будущее. Танкадо прошел проверку на полиграф-машине и пережил пять недель интенсивного психологического тестирования. И с успехом его выдержал. Ненависть в его сердце уступила место преданности Будде.

Zaino jordan retro 12

About Arashakar

У нее часто возникало чувство, что Стратмор не слишком высокого мнения о Дэвиде и считает, что она могла бы найти себе кого-то поинтереснее, чем простой преподаватель.  - Коммандер, - сказала она, - если вы инструктировали Дэвида сегодня утром по телефону из машины, кто-то мог перехватить… - Один шанс на миллион, - возразил Стратмор, стараясь ее успокоить.  - Подслушивающий должен был находиться в непосредственной близости и точно знать, что надо подслушивать.

Related Posts

176 Comments

Post A Comment