Ventilatore zaino ego

170 Share

Ventilatore zaino ego

 Слишком поздно, - сказал Стратмор. Он глубоко вздохнул.  - Сегодня утром Энсея Танкадо нашли мертвым в городе Севилья, в Испании. ГЛАВА 8 Двухмоторный Лирджет-60 коснулся раскаленной посадочной полосы. Голый ландшафт испанской нижней Эстремадуры бежал за окном, слившись в неразличимый фон, затем замедлил свой бег. - Мистер Беккер! - послышался голос.  - Мы на месте. Беккер встал и потянулся. Открыв полку над головой, он вспомнил, что багажа у него .

Подойдя к нему, она на этот раз расплылась в широкой улыбке. - Простите, что я на вас накричала. Я так испугалась, увидев. - Не стоит, - удивился Беккер - Я зашел куда не следовало. - Моя просьба покажется вам безумной, - сказала она, заморгав красными глазами, - но не могли бы вы одолжить мне немного денег. Беккер посмотрел на нее в полном недоумении. - Зачем вам деньги? - спросил. Я не собираюсь оплачивать твое пристрастие к наркотикам, если речь идет об. - Я хочу вернуться домой, - сказала блондинка.  - Не поможете .

 - Стратмор уже солгал нам.  - Она окинула Бринкерхоффа оценивающим взглядом.  - У тебя есть ключ от кабинета Фонтейна. - Конечно. Я же его личный помощник. - Дай мне. Бринкерхофф не верил своим ушам. - Мидж, я ни под каким видом не пущу тебя в кабинет директора. - Ты должен это сделать! - потребовала она и, отвернувшись, начала что-то печатать на клавиатуре Большого Брата.  - Мне нужен список очередности работы на ТРАНСТЕКСТЕ.

 Шифр не поддается взлому, - сказал он безучастно. Не поддается. Сьюзан не могла поверить, что это сказал человек, двадцать семь лет работавший с шифрами. - Не поддается, сэр? - с трудом произнесла.  - А как же принцип Бергофского. О принципе Бергофского Сьюзан узнала еще в самом начале своей карьеры. Это был краеугольный камень метода грубой силы. Именно этим принципом вдохновлялся Стратмор, приступая к созданию ТРАНСТЕКСТА. Он недвусмысленно гласит, что если компьютер переберет достаточное количество ключей, то есть математическая гарантия, что он найдет правильный.

 - Если бы вы согласились мне помочь. Это так важно. - Извините, - холодно ответила женщина. - Все совсем не так, как вы подумали. Если бы вы только… - Доброй ночи, сэр.  - Кассирша опустила металлическую шторку и скрылась в служебной комнате. Беккер шумно вздохнул и поднял глаза к потолку. Успокойся, Дэвид. Спокойно.

Сьюзан напряглась как тигрица, защищающая своего детеныша. - Сьюзан, ты же говорила с. Разве Дэвид тебе не объяснил. Она была слишком возбуждена, чтобы ответить. Испания. Так вот почему Дэвид отложил поездку в Стоун-Мэнор. - Сегодня утром я послал за ним машину. Он сказал, что позвонит тебе перед вылетом. Прости, я думал… - Зачем вы послали его в Испанию. Стратмор выдержал паузу и посмотрел ей прямо в .

400 Share

Ventilatore zaino ego

Он тихо выругался. Тогда почему они послали не профессионального агента, а университетского преподавателя. Выйдя из зоны видимости бармена, Беккер вылил остатки напитка в цветочный горшок. От водки у него появилось легкое головокружение. Сьюзан, подшучивая над ним, часто говорила, что напоить его не составляет никакого труда. Наполнив тяжелый хрустальный стакан водой из фонтанчика, Беккер сделал несколько жадных глотков, потянулся и расправил плечи, стараясь сбросить алкогольное оцепенение, после чего поставил стакан на столик и направился к выходу. Когда он проходил мимо лифта, дверцы открылись. В кабине стоял какой-то мужчина. Беккер успел заметить лишь очки в железной оправе. Мужчина поднес к носу платок.

Они держали ее что было сил, но сопротивление оказалось чересчур сильным и створки снова сомкнулись. - Подождите, - сказала Сьюзан, меняя позицию и придвигаясь ближе.  - Хорошо, теперь давайте. Дверь снова приоткрылась на дюйм. В Третьем узле виднелось голубоватое сияние: терминалы по-прежнему работали; они обеспечивали функционирование ТРАНСТЕКСТА, поэтому на них поступало аварийное питание. Сьюзан просунула в щель ногу в туфле Феррагамо и усилила нажим. Дверь подалась. Стратмор сменил положение. Вцепившись в левую створку, он тянул ее на себя, Сьюзан толкала правую створку в противоположном направлении.

Я отправил Дэвида в Испанию. Слова коммандера словно обожгли Сьюзан. - Дэвид в Испании? - Она не могла поверить услышанному.  - Вы отправили его в Испанию? - В ее голосе послышались сердитые нотки.  - Зачем. Стратмор казался озадаченным. Он не привык, чтобы кто-то повышал на него голос, пусть даже это был его главный криптограф. Он немного смешался. Сьюзан напряглась как тигрица, защищающая своего детеныша.

 Как люди смогут защитить себя от произвола полицейского государства, когда некто, оказавшийся наверху, получит доступ ко всем линиям связи. Как они смогут ему противостоять. Эти аргументы она слышала уже много. Гипотетическое будущее правительство служило главным аргументом Фонда электронных границ. - Стратмора надо остановить! - кричал Хейл.  - Клянусь, я сделаю. Этим я и занимался сегодня весь день - считывал тексты с его терминала, чтобы быть наготове, когда он сделает первый шаг, чтобы вмонтировать этот чертов черный ход. Вот почему я скачал на свой компьютер его электронную почту.

Молодые люди поднялись по ступенькам, и двигатель автобуса снова взревел. Беккер вдруг понял, что непроизвольно рванулся вперед, перед его глазами маячил только один образ - черная помада на губах, жуткие тени под глазами и эти волосы… заплетенные в три торчащие в разные стороны косички. Красную, белую и синюю. Автобус тронулся, а Беккер бежал за ним в черном облаке окиси углерода. - Espera! - крикнул он ему вдогонку. Его туфли кордовской кожи стучали по асфальту, но его обычная реакция теннисиста ему изменила: он чувствовал, что теряет равновесие. Мозг как бы не поспевал за ногами. Беккер в очередной раз послал бармену проклятие за коктейль, выбивший его из колеи.

 Мне очень важно получить ее именно. - Это невозможно, - раздраженно ответила женщина.  - Мы очень заняты. Беккер старался говорить как можно официальнее: - Дело весьма срочное. Этот человек сломал запястье, у него травма головы. Он был принят сегодня утром. Его карточка должна лежать где-то сверху. Беккер еще больше усилил акцент, но так, чтобы собеседница могла понять, что ему нужно, и говорил слегка сбивчиво, подчеркивая свою крайнюю озабоченность.

445 Share

Ventilatore zaino ego

 Пока рано, - сказал Стратмор.  - Если служба безопасности обнаружит затянувшуюся надолго работу ТРАНСТЕКСТА, перед нами возникнет целый ряд новых проблем. Я хочу уничтожить все следы Цифровой крепости до того, как мы откроем двери. Сьюзан неохотно кивнула. План неплохой. Когда служба безопасности извлечет Хейла из подсобного помещения и обвинит в убийстве Чатрукьяна, он скорее всего попытается шантажировать их обнародованием информации о Цифровой крепости. Но все доказательства к этому моменту будут уничтожены, и Стратмор сможет сказать, что не знает, о чем речь. Бесконечная работа компьютера. Невзламываемый шифр. Но это полный абсурд.

Беккер нахмурился. - У меня только песеты. - Какая разница. Давай сотню песет. Обменные операции явно не относились к числу сильных сторон Двухцветного: сто песет составляли всего восемьдесят семь центов. - Договорились, - сказал Беккер и поставил бутылку на стол. Панк наконец позволил себе улыбнуться. - Заметано. - Ну вот и хорошо. Девушка, которую я ищу, может быть .

 Стопроцентный бестселлер. Она засмеялась. - Сам удивишься. Дэвид сунул руку в карман халата и вытащил маленький предмет. - Закрой. У меня есть кое-что для. Она зажмурилась. - Попробую угадать. Безвкусное золотое кольцо с надписью по-латыни.

Внезапно Беккера охватило чувство, которого он никогда прежде не испытывал. Словно по сигналу, поданному инстинктом выживания, все мышцы его тела моментально напряглись. Он взмыл в воздух в тот момент, когда раздался выстрел, и упал прямо на Меган. Пуля ударилась в стену точно над. - Mierda! - вскипел Халохот. Беккеру удалось увернуться в последнее мгновение. Убийца шагнул к. Беккер поднялся над безжизненным телом девушки.

 - Она двинулась к двери. Когда Мидж проходила мимо, Бринкерхофф по выражению ее глаз понял, что она и не думает сдаваться: чутье не позволит ей бездействовать. Бринкерхофф смотрел на массивную фигуру директора, возвышающуюся над письменным столом. Таким он его еще никогда не. Фонтейн, которого он знал, был внимателен к мелочам и требовал самой полной информации. Он всегда поощрял сотрудников к анализу и прояснению всяческих нестыковок в каждодневных делах, какими бы незначительными они ни казались. И вот теперь он требует, чтобы они проигнорировали целый ряд очень странных совпадений. Очевидно, директор что-то скрывает, но Бринкерхоффу платили за то, чтобы он помогал, а не задавал вопросы.

Джабба покачал головой: - Лично я сомневаюсь, что Танкадо собирался зайти так. Я думаю, он собирался оставаться поблизости и вовремя все это остановить. Глядя на экран, Фонтейн увидел, как полностью исчезла первая из пяти защитных стен. - Бастион рухнул! - крикнул техник, сидевший в задней части комнаты.  - Обнажился второй щит. - Нужно приступать к отключению, - настаивал Джабба.  - Судя по ВР, у нас остается около сорока пяти минут. Отключение - сложный процесс. Это была правда.

170 Share

Ventilatore zaino ego

В шифровалке не было ни души. Хейл замолк, уставившись в свой компьютер. Она мечтала, чтобы он поскорее ушел. Сьюзан подумала, не позвонить ли ей Стратмору. Коммандер в два счета выставит Хейла - все-таки сегодня суббота. Но она отдавала себе отчет в том, что, если Хейла отправят домой, он сразу же заподозрит неладное, начнет обзванивать коллег-криптографов, спрашивать, что они об этом думают, В конце концов Сьюзан решила, что будет лучше, если Хейл останется. Он и так скоро уйдет. Код, не поддающийся взлому.

 Спасибо, что пришла, Сьюзан. Я тебе очень благодарен. - Не стоит благодарности.  - Она улыбнулась и села напротив шефа. Стратмор был крупным кряжистым мужчиной, чье невыразительное лицо скрывало присущие ему решительность, настойчивость и неизменное стремление к совершенству. Серые глаза светились уверенностью, с которой сочеталась профессиональная скрытность, но сегодня в них проглядывали беспокойство и нерешительность. - У вас испуганный вид, - сказала Сьюзан. - Настали не лучшие времена, - вздохнул Стратмор.

Мы выделили отдаваемые им команды - смотрите. Смотрите, на что он нацелен. Шеф систем безопасности прочитал текст и схватился за поручень. - О Боже, - прошептал.  - Ну и мерзавец этот Танкадо. ГЛАВА 110 Невидящими глазами Джабба смотрел на распечатку, которую ему вручила Соши. Он побледнел и вытер рукавом пот со лба. - Директор, у нас нет выбора.

 Что вы можете рассказать про убийство. Немец побелел. - Mord. Убийство. - Да. Убийство азиата сегодня утром. В парке. Это было убийство - Ermordung.  - Беккеру нравилось это немецкое слово, означающее убийство. От него так и веяло холодом.

 Вам известно, что в Испании это противозаконно. - Nein, - солгал немец.  - Я не. Я сейчас же отправлю ее домой. - Боюсь, вы опоздали, - внушительно заявил Беккер и прошелся по номеру.  - У меня к вам предложение. - Ein Vorschlag? - У немца перехватило дыхание.  - Предложение. - Да.

 - Это уму непостижимо. - Я видел алгоритм. Уверяю вас, он стоит этих денег. Тут все без обмана. Он стоит десять раз по двадцать миллионов. - Увы, - сказал Нуматака, которому уже наскучило играть, - мы оба знаем, что Танкадо этого так не оставит. Подумайте о юридических последствиях. Звонивший выдержал зловещую паузу. - А что, если мистер Танкадо перестанет быть фактором, который следует принимать во внимание.

158 Share

Ventilatore zaino ego

ГЛАВА 83 Беккеровская веспа, без сомнения, была самым миниатюрным транспортным средством, когда-либо передвигавшимся по шоссе, ведущему в севильский аэропорт. Наибольшая скорость, которую она развивала, достигала 50 миль в час, причем делала это со страшным воем, напоминая скорее циркулярную пилу, а не мотоцикл, и, увы, ей не хватало слишком много лошадиных сил, чтобы взмыть в воздух. В боковое зеркало заднего вида он увидел, как такси выехало на темное шоссе в сотне метров позади него и сразу же стало сокращать дистанцию. Беккер смотрел прямо перед. Вдалеке, метрах в пятистах, на фоне ночного неба возникли силуэты самолетных ангаров. Он подумал, успеет ли такси догнать его на таком расстоянии, и вспомнил, что Сьюзан решала такие задачки в две секунды. Внезапно он почувствовал страх, которого никогда не испытывал. Беккер наклонил голову и открыл дроссель до конца.

Вы близки к осуществлению своей заветной мечты - до этого остается всего несколько часов. Управлять всей информацией в мире. И ТРАНСТЕКСТ больше не нужен. Никаких ограничений - только свободная информация. Это шанс всей вашей жизни. И вы хотите его упустить. - Следи за мной, - холодно парировал Стратмор. - А как же Сьюзан? - Хейл запнулся.  - Если вы позвоните, она умрет.

Хейл поставил масло на место и направился к своему компьютеру, располагавшемуся прямо напротив рабочего места Сьюзан. Даже за широким кольцом терминалов она почувствовала резкий запах одеколона и поморщилась. - Замечательный одеколон, Грег. Вылил целую бутылку. Хейл включил свой компьютер. - Специально для тебя, дорогая. Он стал ждать, когда его компьютер разогреется, и Сьюзан занервничала. Что, если Хейл захочет взглянуть на включенный монитор ТРАНСТЕКСТА.

В тексте названы Хиросима и Нагасаки, города, разрушенные атомными бомбами. Может быть, ключ связан с количеством человеческих жертв, оценочной суммой нанесенного ущерба в долларах… - Она замолчала, снова вчитываясь в текст.  - Слово разница особенно важно. Главная разница между Хиросимой и Нагасаки. По-видимому, Танкадо считал, что два эти события чем-то различались между. Выражение лица Фонтейна не изменилось. Но надежда быстро улетучивалась. Похоже, нужно было проанализировать политический фон, на котором разворачивались эти события, сравнить их и перевести это сопоставление в магическое число… и все это за пять минут.

Ключ блокирует вирус. Она много читала о таких вирусах - смертоносных программах, в которые встроено излечение, секретный ключ, способный дезактивировать вирус. Танкадо и не думал уничтожать главный банк данных - он хотел только, чтобы мы обнародовали ТРАНСТЕКСТ. Тогда он дал бы нам ключ, чтобы мы могли уничтожить вирус. Сьюзан стало абсолютно очевидно, что план Танкадо ужасным образом рухнул. Он не собирался умирать. Он рассчитывал, сидя в испанском баре, услышать по Си-эн-эн пресс-конференцию об американском сверхсекретном компьютере, способном взломать любые шифры. После этого он позвонил бы Стратмору, считал пароль с кольца на своем пальце и в последнюю минуту спас главный банк данных АНБ. Вдоволь посмеявшись, он исчез бы насовсем, превратившись в легенду Фонда электронных границ. Сьюзан стукнула кулаком по столу: - Нам необходимо это кольцо.

 - Я должен выключить свет. Беккер держал коробку под мышкой. Я ничего не упустил. Он в последний раз бросил взгляд на труп на алюминиевой столешнице. Покойный лежал на спине, лицом вверх, освещаемый лампами дневного света, вроде бы ничего не скрывая. Беккер непроизвольно снова и снова вглядывался в его странно деформированные руки. Он присмотрелся внимательнее. Офицер выключил свет, и комната погрузилась в темноту. - Подождите, - сказал Беккер.

255 Share

Ventilatore zaino ego

 - Постараюсь побыстрее. - А лучше еще быстрее.  - Стратмор положил трубку. Сьюзан стояла, завернувшись в мохнатое полотенце, не замечая, что вода капает на аккуратно сложенные веши, приготовленные накануне: шорты, свитер - на случай прохладных вечеров в горах, - новую ночную рубашку. Расстроенная, она подошла к шкафу, чтобы достать чистую блузку и юбку. Чрезвычайная ситуация. В шифровалке. Спускаясь по лестнице, она пыталась представить себе, какие еще неприятности могли ее ожидать. Ей предстояло узнать это совсем. ГЛАВА 2 На высоте тридцать тысяч футов, над застывшим внизу океаном, Дэвид Беккер грустно смотрел в крохотный овальный иллюминатор самолета Лирджет-60.

 - Если бы в игрушке Стратмора завелся вирус, он бы сразу мне позвонил. Стратмор человек умный, но о вирусах понятия не имеет. У него в голове ничего, кроме ТРАНСТЕКСТА. При первых же признаках беды он тут же поднял бы тревогу - а в этих стенах сие означает, что он позвонил бы.  - Джабба сунул в рот кусочек сыра моцарелла.  - Кроме всего прочего, вирус просто не может проникнуть в ТРАНСТЕКСТ. Сквозь строй - лучший антивирусный фильтр из всех, что я придумал. Через эту сеть ни один комар не пролетит. Выдержав долгую паузу, Мидж шумно вздохнула.

Я вызвал скорую. Беккер вспомнил синеватый шрам на груди Танкадо. - Быть может, искусственное дыхание делали санитары. - Да нет, конечно! - Клушар почему-то улыбнулся.  - Какой смысл хлестать мертвую кобылу. Парень был уже мертв, когда прибыла скорая. Они пощупали пульс и увезли его, оставив меня один на один с этим идиотом-полицейским. Странно, - подумал Беккер, - интересно, откуда же взялся шрам.

Но это невозможно. У нее перехватило дыхание. Единственным кандидатом в подозреваемые был Грег Хейл, но Сьюзан могла поклясться, что никогда не давала ему свой персональный код. Следуя классической криптографической процедуре, она выбрала пароль произвольно и не стала его записывать. То, что Хейл мог его угадать, было исключено: число комбинаций составляло тридцать шесть в пятой степени, или свыше шестидесяти миллионов. Однако в том, что команда на отпирание действительно вводилась, не было никаких сомнений. Сьюзан в изумлении смотрела на монитор. Хейл влез в ее компьютер, когда она выходила. Именно он и подал ручную команду на отзыв Следопыта. Вопрос насколько .

Это пугало Хейла. Он понимал, что времени у него. Агенты могут появиться в любую минуту. Собрав все силы, Хейл, сильнее обхватив Сьюзан за талию, начал пятясь подниматься по лестнице. Она пыталась цепляться каблуками за ступеньки, чтобы помешать ему, но все было бесполезно. Он был гораздо сильнее, и ему легче было бы подталкивать ее вверх, тем более что площадка подсвечивалась мерцанием мониторов в кабинете Стратмора. Но если она окажется впереди, он подставит Стратмору спину. Волоча Сьюзан за собой, он использовал ее как живой щит. Преодолев треть ступенек, он почувствовал какое-то движение у подножия лестницы. Стратмор что-то задумал.

 Милый, я… я сейчас задохнусь! - Ей стало дурно. Все ее внутренности сдавило этой немыслимой тяжестью.  - Despiertate! - Ее пальцы инстинктивно вцепились ему в волосы. Просыпайся. И в этот момент Росио почувствовала под пальцами что-то теплое и липкое. Густая жидкость текла по его волосам, капала ей на лицо, попадала в рот. Она почувствовала соленый привкус и из последних сил попыталась выбраться из-под немца. В неизвестно откуда взявшейся полоске света она увидела его искаженное судорогой лицо.

374 Share

Ventilatore zaino ego

Само здание также было гигантских размеров - его площадь составляла более двух миллионов квадратных футов, вдвое больше площади штаб-квартиры ЦРУ. Внутри было протянуто восемь миллионов футов телефонного кабеля, общая площадь постоянно закрытых окон составляла восемьдесят тысяч квадратных футов. Сьюзан рассказала Дэвиду про КОМИ НТ, подразделение глобальной разведки, в распоряжении которого находилось немыслимое количество постов прослушивания, спутников-шпионов и подслушивающих устройств по всему земному шару. Ежедневно тысячи сообщений и разговоров перехватывались и посылались экспертам АНБ для дешифровки. Разведданные, поставляемые агентством, влияли на процесс принятия решений ФБР, ЦРУ, а также внешнеполитическими советниками правительства США. Беккер был потрясен. - А как насчет вскрытия шифров. Какова твоя роль во всем .

У нее даже перехватило дыхание. Почему. Сьюзан охватила паника. Она быстро проверила отчет программы в поисках команды, которая могла отозвать Следопыта, но ничего не обнаружила. Складывалось впечатление, что он отключился сам по. Сьюзан знала, что такое могло произойти только по одной причине - если бы в Следопыте завелся вирус. Вирусы были самой большой неприятностью, с которой сталкивались в своей работе программисты. Поскольку компьютеры должны были выполнять операции в абсолютно точном порядке, самая мелкая ошибка могла иметь колоссальные последствия. Простая синтаксическая ошибка - если бы, например, программист по ошибке ввел вместо точки запятую - могла обрушить всю систему.

 - Смотрите. Все прочитали: - …в этих бомбах использовались разные виды взрывчатого вещества… обладающие идентичными химическими характеристиками. Эти изотопы нельзя разделить путем обычного химического извлечения. Кроме незначительной разницы в атомном весе, они абсолютно идентичны. - Атомный вес! - возбужденно воскликнул Джабба.  - Единственное различие - их атомный вес. Это и есть ключ. Давайте оба веса. Мы произведем вычитание.

Она стояла у второй входной двери, что была в некотором отдалении, прижимая сумку к груди. Она казалось напуганной еще сильнее, чем раньше. - Мистер, - сказала она дрожащим голосом, - я не говорила вам, как меня зовут. Откуда вы узнали. ГЛАВА 74 Шестидесятитрехлетний директор Лиланд Фонтейн был настоящий человек-гора с короткой военной стрижкой и жесткими манерами. Когда он бывал раздражен, а это было почти всегда, его черные глаза горели как угли. Он поднялся по служебной лестнице до высшего поста в агентстве потому, что работал не покладая рук, но также и благодаря редкой целеустремленности и заслуженному уважению со стороны своих предшественников. Он был первым афроамериканцем на посту директора Агентства национальной безопасности, но эту его отличительную черту никто никогда даже не упоминал, потому что политическая партия, которую он поддерживал, решительно не принимала этого во внимание, и его коллеги следовали этому примеру. Фонтейн заставил Мидж и Бринкерхоффа стоять, пока сам он молча совершал свой обычный ритуал заваривания кофе сорта Гватемальская ява.

 - Повисла продолжительная пауза.  - Прости, что я тебе лгал. Попытка переделать Цифровую крепость - дело серьезное и хлопотное. Я не хотел тебя впутывать. - Я… понимаю, - тихо сказала она, все еще находясь под впечатлением его блистательного замысла.  - Вы довольно искусный лжец. Стратмор засмеялся. - Годы тренировки.

 - Кто-нибудь может мне объяснить, что это. ВАС МОЖЕТ СПАСТИ ТОЛЬКО ПРАВДА ВВЕДИТЕ КЛЮЧ______ Джабба не дождался ответа. - Похоже, кто-то очень нами недоволен, директор. Это шантаж. Больше всего похоже на требование выкупа. Слова Сьюзан прозвучали слабым, едва уловимым шепотом: - Это… Энсей Танкадо. Джабба повернулся и изумленно посмотрел на. - Танкадо.

600 Share

Ventilatore zaino ego

Стратмор оторвался от перил и переложил пистолет в правую руку. Не произнеся ни слова, он шагнул в темноту, Сьюзан изо всех сил держалась за его плечо. Если она потеряет с ним контакт, ей придется его позвать, и тогда Хейл может их услышать. Удаляясь от таких надежных ступенек, Сьюзан вспомнила, как в детстве играла в салки поздно ночью, и почувствовала себя одинокой и беззащитной, ТРАНСТЕКСТ был единственным островом в открытом черном море. Через каждые несколько шагов Стратмор останавливался, держа пистолет наготове, и прислушивался. Единственным звуком, достигавшим его ушей, был едва уловимый гул, шедший снизу. Сьюзан хотелось потянуть шефа назад, в безопасность его кабинета. В кромешной тьме вокруг ей виделись чьи-то лица. На полпути к ТРАНСТЕКСТУ тишина шифровалки нарушилась.

 Информация уходит. - Вторжение по всем секторам. Сьюзан двигалась как во сне. Подойдя к компьютеру Джаббы, она подняла глаза и увидела своего любимого человека. Его голос гремел: - Три. Разница между 238 и 235 - три. Все подняли головы. - Три! - крикнула Сьюзан, перекрывая оглушающую какофонию сирен и чьих-то голосов. Она показала на экран.

Куда она могла уйти. Неужели уехала без меня в Стоун-Мэнор. - Эй! - услышал он за спиной сердитый женский голос и чуть не подпрыгнул от неожиданности. - Я… я… прошу прощения, - заикаясь, сказал Беккер и застегнул молнию на брюках. Повернувшись, он увидел вошедшую в туалет девушку. Молоденькая, изысканной внешности, ну прямо сошла со страниц журнала Севентин. Довольно консервативные брюки в клетку, белая блузка без рукавов. В руке красная туристская сумка фирмы Л.

Бринкерхофф не знал, что на это ответить. - Ты утверждаешь, что Стратмор намеренно запустил в ТРАНСТЕКСТ вирус. - Нет! - отрезала.  - Не думаю, что он знал, что имеет дело с вирусом. Я думаю, он был введен в заблуждение. Бринкерхофф молчал. Мидж Милкен явно чего-то не поняла. - Это многое объясняет, - настаивала .

На сей раз голос его прозвучал с несвойственным ему спокойствием: - Директор, если мы введем неверный ключ… - Верно, - прервала его Сьюзан.  - Если Танкадо ничего не заподозрил, нам придется ответить на ряд вопросов. - Как у нас со временем, Джабба? - спросил Фонтейн. Джабба посмотрел на ВР. - Около двадцати минут. Их надо использовать с толком. Фонтейн долго молчал. Потом, тяжело вздохнув, скомандовал: - Хорошо. Запускайте видеозапись.

Выслушай меня внимательно, - попросил Стратмор. Сьюзан была ошеломлена. ТРАНСТЕКСТ еще никогда не сталкивался с шифром, который не мог бы взломать менее чем за один час. Обычно же открытый текст поступал на принтер Стратмора за считанные минуты. Она взглянула на скоростное печатное устройство позади письменного стола шефа. В нем ничего не. - Сьюзан, - тихо сказал Стратмор, - с этим сначала будет трудно свыкнуться, но все же послушай меня хоть минутку.  - Он прикусил губу.

873 Share

Ventilatore zaino ego

Сомнений не. В ярком свете уличного фонаря на углу Беккер увидел. Молодые люди поднялись по ступенькам, и двигатель автобуса снова взревел. Беккер вдруг понял, что непроизвольно рванулся вперед, перед его глазами маячил только один образ - черная помада на губах, жуткие тени под глазами и эти волосы… заплетенные в три торчащие в разные стороны косички. Красную, белую и синюю. Автобус тронулся, а Беккер бежал за ним в черном облаке окиси углерода. - Espera! - крикнул он ему вдогонку. Его туфли кордовской кожи стучали по асфальту, но его обычная реакция теннисиста ему изменила: он чувствовал, что теряет равновесие. Мозг как бы не поспевал за ногами.

Она запускала Следопыта месяц назад, и никаких проблем не возникло. Могли сбой произойти внезапно, сам по. Размышляя об этом, Сьюзан вдруг вспомнила фразу, сказанную Стратмором: Я попытался запустить Следопыта самостоятельно, но информация, которую он выдал, оказалась бессмысленной. Сьюзан задумалась над этими словами. Информация, которую он выдал… Она резко подняла голову. Возможно ли. Информация, которую он выдал. Если Стратмор получил от Следопыта информацию, значит, тот работал.

Трудно было даже пошевельнуться: события вчерашнего дня вычерпали все ее силы без остатка. - Дэвид… - тихо простонала. Ответа не последовало. Она открыла глаза, не в состоянии даже протянуть руку. Простыня на его половине кровати была холодной. Дэвид исчез. Значит, приснилось, подумала Сьюзан и села в кровати. Комната в викторианском стиле, сплошь кружева и антиквариат - лучший гостиничный номер в Стоун-Мэнор. Сумка, с которой она приехала, на дощатом полу посреди комнаты… ее белье на спинке стула эпохи королевы Анны, стоящего возле кровати.

Вид купола всегда приносил ей успокоение: он оказался маяком, посверкивающим в любой час суток. Но сегодня все было по-другому. Она поймала себя на мысли, что глаза ее смотрят в пустоту. Прижавшись лицом к стеклу, Мидж вдруг почувствовала страх - безотчетный, как в раннем детстве. За окном не было ничего, кроме беспросветного мрака. Шифровалка исчезла. ГЛАВА 57 В туалетных комнатах шифровалки не было окон, и Сьюзан Флетчер оказалась в полной темноте. Она замерла, стараясь успокоиться и чувствуя, как растущая паника сковывает ее тело.

Сьюзан смутилась. - Хорошо, а что, если… кошка. - Жила! - не задумываясь выпалил Беккер. - Жила. - Да. Кошачья жила. Из нее делают струны для ракеток. - Как мило, - вздохнула. - Итак, твой диагноз? - потребовал .

Консьерж шумно выдохнул, словно сбросив с плеч тяжесть. - А-а, Росио - прелестное создание. - Мне нужно немедленно ее увидеть. - Но, сеньор, она занята с клиентом. - Это очень важно, - извиняющимся тоном сказал Беккер. Вопрос национальной безопасности. Консьерж покачал головой: - Невозможно. Быть может, вы оставите… - Всего на одну минуту. Она в столовой.

Borsa zaino coach

About JoJomuro

Пока техники тщетно старались отключить электропитание, собравшиеся на подиуме пытались понять расшифрованный текст. Дэвид Беккер и два оперативных агента тоже пробовали сделать это, сидя в мини-автобусе в Севилье. ГЛАВНАЯ РАЗНИЦА МЕЖДУ ЭЛЕМЕНТАМИ, ОТВЕТСТВЕННЫМИ ЗА ХИРОСИМУ И НАГАСАКИ Соши размышляла вслух: - Элементы, ответственные за Хиросиму и Нагасаки… Пёрл-Харбор.

Related Posts

404 Comments

Post A Comment