Zaino 17x13x10

729 Share

Zaino 17x13x10

 Я вовсе не хочу с ней переспать. Мне нужно с ней поговорить. Ты можешь помочь мне ее найти. Парень поставил бутылку на стол. - Вы из полиции. Беккер покачал головой. Панк пристально смотрел на. - Вы похожи на полицейского. - Слушай, парень, я американец из Мериленда. Если я и полицейский, то уж точно не здешний, как ты думаешь.

Беккер огляделся: - Понимаю. Это ужасно. Простите, что я так долго до вас добирался. - Мне даже не сказали, что вы придете. Беккер поспешил переменить тему: - У вас на голове огромная шишка. Больно. - Да нет вообще-то. Я грохнулся на землю - такова цена, которую приходится платить добрым самаритянам.

Корейское искусство самозащиты, тхеквондо, оказалось в большей мере смертоносным, нежели оборонительным. Военной службе пришел конец. Отсидев некоторое время в тюрьме, Хейл занялся поисками места программиста в частных компаниях. Он не скрывал от нанимателей того, что случилось с ним во время службы в морской пехоте, и стремился завоевать их расположение, предлагая работать без оплаты в течение месяца, чтобы они узнали ему цену. В желающих принять его на работу не было недостатка, а увидав, что он может творить на компьютере, они уже не хотели его отпускать. Профессионализм Хейла достиг высокого уровня, и у него появились знакомые среди интернет-пользователей по всему миру. Он был представителем новой породы киберпсихов и общался с такими же ненормальными в других странах, посещая непристойные сайты и просиживая в европейских чатах. Его дважды увольняли за использование счета фирмы для рассылки порнографических снимков своим дружкам. - Что ты здесь делаешь? - спросил Хейл, остановившись в дверях и с недоумением глядя на Сьюзан.

Программист намеревался выставить ее на аукционе и отдать тому, кто больше всех заплатит. Далее в заметке сообщалось, что, хотя алгоритм вызвал громадный интерес в Японии, несколько американских производителей программного обеспечения, прослышавших о Цифровой крепости, считают эту информацию нелепой - чем-то вроде обещания превратить свинец в золото. Формула, утверждают они, - это мистификация, к которой не следует относиться серьезно. - Аукцион? - Сьюзан подняла. Стратмор кивнул: - Как раз сейчас японские компании скачивают зашифрованную версию Цифровой крепости и пытаются ее взломать. С каждой минутой, уходящей на эти бесплодные попытки, ее цена растет. - Но это же абсурд, - не согласилась Сьюзан.  - Ни один из новых шифрованных файлов нельзя вскрыть без ТРАНСТЕКСТА. Вероятно, Цифровая крепость - это стандартный алгоритм для общего пользования, тем не менее эти компании не смогут его вскрыть.

 Сьюзан, ты должна мне помочь. Стратмор убил Чатрукьяна. Я видел это своими глазами. Его слова не сразу дошли до ее сознания. Стратмор убил Чатрукьяна. Хейл, видимо, не догадывается, что она видела его внизу. - Стратмор знает, что я это видел! - Хейл сплюнул.  - Он и меня убьет. Если бы Сьюзан не была парализована страхом, она бы расхохоталась ему в лицо. Она раскусила эту тактику разделяй и властвуй, тактику отставного морского пехотинца.

Повернувшись в полном отчаянии, она ожидала услышать шум смертельной борьбы на полу, но все было тихо. Все вдруг сразу же смолкло: как если бы Хейл, сбив коммандера с ног, снова растворился в темноте. Сьюзан ждала, вглядываясь во тьму и надеясь, что Стратмор если и пострадал, то не сильно. После паузы, показавшейся ей вечностью, она прошептала: - Коммандер. И в тот же миг осознала свою ошибку. Она ощутила запах Хейла, но повернулась слишком поздно. И тут же забилась, задыхаясь от удушья. Ее снова сжали уже знакомые ей стальные руки, а ее голова была намертво прижата к груди Хейла. - Боль внизу нестерпима, - прошипел он ей на ухо.

635 Share

Zaino 17x13x10

Я хочу его забрать. - У м-меня его. Беккер покровительственно улыбнулся и перевел взгляд на дверь в ванную. - А у Росио. Капельки Росы. Лицо мужчины из мертвенно-бледного стало красным. - Вы знаете Капельку Росы? - Вытерев пот со лба рукавом халата, он собирался что-то сказать, но тут отворилась дверь в ванную. Мужчины оглянулись. В дверях стояла Росио Ева Гранада. Это было впечатляющее зрелище.

Я хотел лично сказать Росио, какое удовольствие получил от общения с ней несколько дней. Но я уезжаю сегодня вечером. Пожалуй, я все же оставлю ей записку.  - И он положил конверт на стойку. Консьерж взглянул на конверт и что-то грустно пробормотал себе под нос. Еще один любитель молоденьких девочек, - подумал. - Ну. Сеньор?.

 Ш-ш-ш, - утешал он.  - Это. Теперь все в порядке. Сьюзан не могла унять дрожь. - Ком… мандер, - задыхаясь, пробормотала она, сбитая с толку.  - Я думала… я думала, что вы наверху… я слышала… - Успокойся, - прошептал.  - Ты слышала, как я швырнул на верхнюю площадку свои ботинки. Сьюзан вдруг поняла, что смеется и плачет одновременно. Коммандер спас ей жизнь.

Никакого различия. - Мы погибли, - прошептала Мидж. - Подождите, - сказала Сьюзан.  - Прочитайте еще. Соши прочитала снова: - …Искусственно произведенный, обогащенный нейтронами изотоп урана с атомным весом 238. - Двести тридцать восемь? - воскликнула Сьюзан.  - Разве мы не знаем, что в хиросимской бомбе был другой изотоп урана. Все вокруг недоуменно переглянулись.

В течение двух часов Беккер переводил бесконечный поток китайских иероглифов. Но каждый раз, когда он предлагал перевод, дешифровщики в отчаянии качали головами. Очевидно, получалась бессмыслица. Желая помочь, Беккер обратил их внимание на то, что все показанные ему иероглифы объединяет нечто общее - они одновременно являются и иероглифами кандзи. В комнате тут же стало тихо. Старший дешифровщик, нескладный тип по имени Морант, не выпускавший сигареты изо рта, недоверчиво уставился на Беккера. - То есть вы хотите сказать, что эти знаки имеют множественное значение. Беккер кивнул.

Эти числа отлично работают при создании шифров, потому что компьютеры не могут угадать их с помощью обычного числового дерева. Соши даже подпрыгнула. - Да. Совершенно верно. Простые числа играют важнейшую роль в японской культуре. Стихосложение хайку основано на простых числах. Три строки по пять, семь и снова пять слогов. Во всех храмах Киото… - Довольно! - сказал Джабба.  - Если ключ - простое число, то что с. Варианты бесконечны.

418 Share

Zaino 17x13x10

Халохот внимательно проследил взглядом всю ее длину. В дальнем конце три полоски света, прорываясь сквозь прорези, четкими прямоугольниками падали на брусчатку мостовой. Один из прямоугольников вдруг закрыла чья-то тень. Даже не взглянув на верхушку башни, Халохот бросился к лестнице. ГЛАВА 99 Фонтейн время от времени стучал кулаком по ладони другой руки, мерил шагами комнату для заседаний, то и дело посматривая на вращающиеся огни шифровалки. - Отключить. Черт побери, немедленно отключить. Мидж появилась в дверях со свежей распечаткой в руке.

 - Что… Но было уже поздно. Дэвид положил трубку. Она долго лежала без сна, ожидая его звонка. Но телефон молчал. В подавленном настроении Сьюзан приняла ванну. Она окунулась в мыльную пену и попыталась забыть о Стоун-Мэнор и Смоки-Маунтинс. Куда его понесло? - думала.  - Почему он не звонит.

 Насколько. Сьюзан не понимала, к чему клонит Стратмор. - В марте я испробовала алгоритм с сегментированным ключом в миллион бит. Ошибка в функции цикличности, сотовая автоматика и прочее. ТРАНСТЕКСТ все равно справился. - Время. - Три часа. Стратмор поднял брови. - Целых три часа. Так долго.

Телефонный звонок окончательно прогнал сон. Сьюзан Флетчер вздохнула, села в кровати и потянулась к трубке. - Алло. - Сьюзан, это Дэвид. Я тебя разбудил. Она улыбнулась и поудобнее устроилась в постели. - Ты мне только что приснился. Приходи поиграть. - На улице еще темно, - засмеялся .

Некоторое время он сидел словно парализованный, затем в панике выбежал в коридор. - Мидж. Скорее. ГЛАВА 44 Фил Чатрукьян, киля от злости, вернулся в лабораторию систем безопасности. Слова Стратмора эхом отдавались в его голове: Уходите немедленно. Это приказ. Чатрукьян пнул ногой урну и выругался вслух - благо лаборатория была пуста: - Диагностика, черт ее дери. С каких это пор заместитель директора начал действовать в обход фильтров. Сотрудникам лаборатории платили хорошие деньги, чтобы они охраняли компьютерные системы АНБ, и Чатрукьян давно понял, что от него требуются две вещи: высочайший профессионализм и подозрительность, граничащая с паранойей.

Это же крайне недальновидно. Ты говоришь, что наше дерьмовое правительство исходит из высших интересов людей. Но что будет, если какое-нибудь будущее правительство станет вести себя. Ведь эта технология - на вечные времена. Сьюзан слушала его безучастно, от воя сирены у нее закладывало уши. Хейл же все время старался высвободиться и смотрел ей прямо в. - Как люди смогут защитить себя от произвола полицейского государства, когда некто, оказавшийся наверху, получит доступ ко всем линиям связи. Как они смогут ему противостоять.

447 Share

Zaino 17x13x10

 Понятия не имею. Я побежал позвонить в полицию. Когда я вернулся, немца уже не. - Вы не знаете, кто он. - Какой-то турист. - Вы уверены. - Туризм - моя профессия! - отрезал Клушар.  - Я их сразу узнаю.

Разведданные, поставляемые агентством, влияли на процесс принятия решений ФБР, ЦРУ, а также внешнеполитическими советниками правительства США. Беккер был потрясен. - А как насчет вскрытия шифров. Какова твоя роль во всем. Сьюзан объяснила, что перехватываемые сообщения обычно исходят от правительств потенциально враждебных стран, политических фракций, террористических групп, многие из которых действуют на территории США. Эти сообщения обычно бывают зашифрованы: на тот случай, если они попадут не в те руки, - а благодаря КОМИНТ это обычно так и происходит. Сьюзан сообщила Дэвиду, что ее работа заключается в изучении шифров, взламывании их ручными методами и передаче расшифрованных сообщений руководству. Но это было не совсем. Сьюзан переживала из-за того, что ей пришлось солгать любимому человеку, но у нее не было другого выхода.

 Черт возьми, Мидж! - взорвался Джабба.  - Я сказал, что вируса в шифровалке. Тебе надо лечиться от паранойи. В трубке повисло молчание. - Мидж… - Джабба попробовал извиниться.  - Позволь мне объяснить.  - Голос его, однако, мягче не.  - Во-первых, у нас есть фильтр, именуемый Сквозь строй, - он не пропустит ни один вирус. Во-вторых, если вырубилось электричество, то это проблема электрооборудования, а не компьютерных программ: вирусы не отключают питание, они охотятся за программами и информацией. Если там и произошло что-то неприятное, то дело не в вирусах.

Свечение мониторов было очень слабым, но она все же разглядела вдали Хейла, лежащего без движения там, где она его оставила. Стратмора видно не. В ужасе от того, что ее ожидало, она направилась к кабинету шефа. Когда Сьюзан уже сделала несколько шагов, что-то вдруг показалось ей странным. Она остановилась и снова начала вглядываться в глубь помещения Третьего узла. В полумраке ей удалось различить руку Хейла. Но она не была прижата к боку, как раньше, и его тело уже не опутывали веревки. Теперь рука была закинута за голову, следовательно, Хейл лежал на спине. Неужели высвободился.

Чатрукьяну было всего двадцать три года, и он относительно недавно начал работать в команде обеспечения безопасности, однако был хорошо подготовлен и отлично знал правила: в шифровалке постоянно дежурил кто-то из работников его службы… особенно по субботам, когда не было криптографов. Он немедленно включил монитор и повернулся к графику дежурств на стене. - Чья смена? - громко спросил он, пробегая глазами список. Согласно расписанию, в полночь должен был заступить на двойную смену новый сотрудник по имени Зейденберг. Чатрукьян еще раз обвел глазами пустую лабораторию и нахмурился.  - Где же он, черт возьми. Глядя на оживающий монитор, он подумал, известно ли Стратмору, что в лаборатории систем безопасности нет ни души. Подходя к шифровалке, он успел заметить, что шторы кабинета шефа задернуты. Это означало, что тот находится на рабочем месте.

Хейл теряет самообладание, и у него всего два выхода: выбраться из шифровалки или сесть за решетку. Внутренний голос подсказывал ей, что лучше всего было бы дождаться звонка Дэвида и использовать его ключ, но она понимала, что он может его и не найти. Сьюзан задумалась о том, почему он задерживается так долго, но ей пришлось забыть о тревоге за него и двигаться вслед за шефом. Стратмор бесшумно спускался по ступенькам. Незачем настораживать Хейла, давать ему знать, что они идут. Почти уже спустившись, Стратмор остановился, нащупывая последнюю ступеньку. Когда он ее нашел, каблук его ботинка громко ударился о кафельную плитку пола. Сьюзан почувствовала, как напряглось все его тело. Они вступили в опасную зону: Хейл может быть где угодно. Вдали, за корпусом ТРАНСТЕКСТА, находилась их цель - Третий узел.

371 Share

Zaino 17x13x10

Клушар приложил руку ко лбу. Очевидно, волнение отняло у него все силы. Его лицо залила мертвенная бледность. Беккер предпринял последнюю попытку: - Мистер Клушар, я хотел бы получить показания этого немца и его спутницы. Вы не скажете, где они могли остановиться. Клушар закрыл глаза, силы покинули. Он едва дышал. - Хоть что-нибудь, - настаивал Беккер.  - Может, вы знаете имя этой женщины.

Я подумал о том, чтобы его ликвидировать, но со всей этой шумихой вокруг кода и его заявлений о ТРАНСТЕКСТЕ мы тут же стали бы первыми подозреваемыми. И вот тогда меня осенило.  - Он повернулся к Сьюзан.  - Я понял, что Цифровую крепость не следует останавливать. Сьюзан смотрела на него в растерянности. Стратмор продолжал: - Внезапно я увидел в Цифровой крепости шанс, который выпадает раз в жизни. Ведь если внести в код ряд изменений, Цифровая крепость будет работать на нас, а не против. Ничего более абсурдного Сьюзан слышать еще не доводилось. Цифровая крепость - не поддающийся взлому код, он погубит агентство. - Если бы я сумел слегка модифицировать этот код, - продолжал Стратмор, - до его выхода в свет… - Он посмотрел на нее с хитрой улыбкой.

Клушар некоторое время молчал, потом потер правый висок. Он был очень бледен. - Н-нет… Не думаю… - Голос его дрожал. Беккер склонился над. - Вам плохо. Клушар едва заметно кивнул: - Просто… я переволновался, наверное.  - И замолчал. - Подумайте, мистер Клушар, - тихо, но настойчиво сказал Беккер.

Дрожащей рукой он дал команду вывести на экран последнее сообщение. ОБЪЕКТ: ДЭВИД БЕККЕР - ЛИКВИДИРОВАН Коммандер опустил голову. Его мечте не суждено сбыться. ГЛАВА 104 Сьюзан вышла из комнаты. ОБЪЕКТ: ДЭВИД БЕККЕР - ЛИКВИДИРОВАН Как во сне она направилась к главному выходу из шифровалки. Голос Грега Хейла эхом отдавался в ее сознании: Сьюзан, Стратмор меня убьет, коммандер влюблен в. Она подошла к огромному круглому порталу и начала отчаянно нажимать кнопки. Дверь не сдвинулась с места.

 - Он улыбнулся.  - Поверь. При первых же признаках опасности я отправлю к нему профессионалов. Слова Стратмора внезапно были прерваны постукиванием по стеклянной стене Третьего узла. Они обернулись. Сотрудник отдела обеспечения системной безопасности Фил Чатрукьян, приникнув лицом к стеклу, отчаянно барабанил по нему, стараясь разглядеть, есть ли кто-нибудь внутри. Он что-то говорил, но сквозь звуконепроницаемую перегородку слов не было слышно. У него был такой вид, словно он только что увидел привидение. - Какого черта здесь нужно Чатрукьяну? - недовольно поинтересовался Стратмор.

Он хочет поговорить с. Директор метнул на нее настороженный взгляд, но Мидж уже бежала к аппарату. Она решила включить громкую связь. - Слушаю, Джабба. Металлический голос Джаббы заполнил комнату: - Мидж, я в главном банке данных. У нас тут творятся довольно странные вещи. Я хотел спросить… - Черт тебя дери, Джабба! - воскликнула Мидж.  - Именно это я и пыталась тебе втолковать.

168 Share

Zaino 17x13x10

Они сразу же затвердели. Это было одной из ее многочисленных хитростей: мужчинам казалось, что она сгорает от страсти, поэтому они стремились прийти к ней снова и. Росио погладила руками свои пышные загорелые формы - дай Бог, чтобы они сохраняли свою привлекательность еще лет пять-шесть, пока она не накопит достаточно денег. Сеньор Ролдан забирал большую часть ее заработка себе, но без него ей пришлось бы присоединиться к бесчисленным шлюхам, что пытаются подцепить пьяных туристов в Триане. А у ее клиентов по крайней мере есть деньги. Они ее не бьют, им легко угодить. Росио натянула ночную рубашку, глубоко вздохнула и открыла дверь в комнату. Когда она вошла, глаза немца чуть не вывалились из орбит.

Смит бросил взгляд через плечо. - Сэр… видите ли, он у. - Что значит у вас? - крикнул директор. Это могло оказаться лучшей новостью за весь день. Смит потянулся к объективу камеры, чтобы направить его в глубь кузова. На экране промелькнула внутренняя часть мини-автобуса, и перед глазами присутствующих предстали два безжизненных тела у задней двери. Один из мужчин был крупного телосложения, в очках в тонкой металлической оправе с разбитыми стеклами. Второй - молодой темноволосый, в окровавленной рубашке.

Он еще не знает, что такое настоящая боль, подумал человек в такси. Девушка вытащила из кармана какой-то маленький предмет и протянула его Беккеру. Тот поднес его к глазам и рассмотрел, затем надел его на палец, достал из кармана пачку купюр и передал девушке. Они поговорили еще несколько минут, после чего девушка обняла его, выпрямилась и, повесив сумку на плечо, ушла. Наконец-то, подумал пассажир такси. Наконец-то. ГЛАВА 77 Стратмор остановился на площадке у своего кабинета, держа перед собой пистолет. Сьюзан шла следом за ним, размышляя, по-прежнему ли Хейл прячется в Третьем узле. Свет от монитора Стратмора отбрасывал на них жутковатую тень. Сьюзан старалась держаться поближе к шефу на небольшой платформе с металлическими поручнями.

Консьерж взглянул на конверт и что-то грустно пробормотал себе под нос. Еще один любитель молоденьких девочек, - подумал. - Ну. Сеньор?. - Буисан, - сказал Беккер.  - Мигель Буисан. - Понятно. Она получит ваше письмо утром.

Отчаянное нажатие на кнопки неосвещенной панели ничего не дало: массивная дверь не поддалась. Они в ловушке, шифровалка превратилась в узилище. Купол здания, похожий на спутник, находился в ста девяти ярдах от основного здания АНБ, и попасть туда можно было только через главный вход. Поскольку в шифровалке имелось автономное энергоснабжение, на главный распределительный щит, наверное, даже не поступил сигнал, что здесь произошла авария. - Основное энергоснабжение вырубилось, - сказал Стратмор, возникший за спиной Сьюзан.  - Включилось питание от автономных генераторов. Это аварийное электропитание в шифровалке было устроено таким образом, чтобы системы охлаждения ТРАНСТЕКСТА имели приоритет перед всеми другими системами, в том числе освещением и электронными дверными замками. При этом внезапное отключение электроснабжения не прерывало работу ТРАНСТЕКСТА и его фреоновой системы охлаждения.

Но вам ее не найти. Севилья - город большой и очень обманчивый. - Я постараюсь.  - Вопрос национальной безопасности… - Если вам не повезет, - сказала Росио, бросив взгляд на пухлый конверт, выпирающий в кармане Беккера, - пожалуйста, заходите. Мой дружок скоро заснет как убитый. Постучите тихонько. Я найду свободную комнату и покажу вам Испанию с такой стороны, что вам будет что вспомнить, - И она сладко причмокнула губами. Беккер изобразил улыбку.

670 Share

Zaino 17x13x10

 Наверное, хотел сюда переехать, - сухо предположил Беккер. - Да. Первая неделя оказалась последней. Солнечный удар и инфаркт. Бедолага. Беккер ничего не сказал и продолжал разглядывать пальцы умершего. - Вы уверены, что на руке у него не было перстня. Офицер удивленно на него посмотрел.

Однако выстрелов не последовало. Мотоцикл каким-то чудом перевалил через гребень склона, и перед Беккером предстал центр города. Городские огни сияли, как звезды в ночном небе. Он направил мотоцикл через кустарник и, спрыгнув на нем с бордюрного камня, оказался на асфальте. Веспа внезапно взбодрилась. Под колесами быстро побежала авеню Луис Монтоно. Слева остался футбольный стадион, впереди не было ни одной машины. Тут он услышал знакомый металлический скрежет и, подняв глаза, увидел такси, спускавшееся вниз по пандусу в сотне метров впереди.

Не забывай и о сильнейшем стрессе, связанном с попыткой шантажировать наше агентство… Сьюзан замолчала. Какими бы ни были обстоятельства, она почувствовала боль от потери талантливого коллеги-криптографа. Мрачный голос Стратмора вывел ее из задумчивости. - Единственный луч надежды во всей этой печальной истории - то, что Танкадо путешествовал. Есть шанс, что его партнер пока ничего не знает. Испанские власти обещали придержать информацию - столько, сколько смогут. Мы узнали об этом лишь благодаря оперативности КОМИНТа.  - Стратмор внимательно посмотрел не.  - Я должен найти его партнера, прежде чем он узнает о смерти Танкадо.

Что это должно означать. Такого понятия, как шифр, не поддающийся взлому, не существует: на некоторые из них требуется больше времени, но любой шифр можно вскрыть. Есть математическая гарантия, что рано или поздно ТРАНСТЕКСТ отыщет нужный пароль. - Простите. - Шифр не поддается взлому, - сказал он безучастно. Не поддается. Сьюзан не могла поверить, что это сказал человек, двадцать семь лет работавший с шифрами. - Не поддается, сэр? - с трудом произнесла.  - А как же принцип Бергофского.

 Знаешь, - сказала она, - Стратмор сидит в шифровалке уже тридцать шесть часов. Может быть, он сражается с вирусом. Джабба захохотал. - Сидит тридцать шесть часов подряд. Бедняга. Наверное, жена сказала ему не возвращаться домой. Я слышал, она его уже достала. Мидж задумалась.

Пуст был и вращающийся стул Мидж. Звуки шли сверху. Он поднял глаза на видеомониторы, и у него закружилась голова. Одна и та же картинка смотрела на него со всех двенадцати мониторов наподобие какого-то извращенного балета. Вцепившись руками в спинку стула, Бринкерхофф в ужасе смотрел на экраны. - Чед? - услышал он голос у себя за спиной. Обернувшись, Бринкерхофф начал всматриваться в темноту. Мидж как ни чем не бывало стояла в приемной возле двойной двери директорского кабинета и протягивала к нему руку ладонью вверх. - Ключ, Чед.

161 Share

Zaino 17x13x10

При росте более ста восьмидесяти сантиметров он передвигался по корту куда быстрее университетских коллег. Разгромив очередного партнера, он шел охладиться к фонтанчику с питьевой водой и опускал в него голову. Затем, с еще мокрыми волосами, угощал поверженного соперника орешками и соком. Как у всех молодых профессоров, университетское жалованье Дэвида было довольно скромным. Время от времени, когда надо было продлить членство в теннисном клубе или перетянуть старую фирменную ракетку, он подрабатывал переводами для правительственных учреждений в Вашингтоне и его окрестностях. В связи с одной из таких работ он и познакомился со Сьюзан. В то прохладное осеннее утро у него был перерыв в занятиях, и после ежедневной утренней пробежки он вернулся в свою трехкомнатную университетскую квартиру. Войдя, Дэвид увидел мигающую лампочку автоответчика. Слушая сообщение, он выпил почти целый пакет апельсинового сока.

 Очень хорошенькие? - повторил он с нарочитым немецким акцентом.  - Рыженькие. - Да, а как зовут вашего брата. Я скажу вам, кто его сегодня сопровождает, и мы сможем прислать ее к вам завтра. - Клаус Шмидт, - выпалил Беккер имя из старого учебника немецкого. Долгая пауза. - Сэр… я не нахожу Клауса Шмидта в книге заказов, но, быть может, ваш брат хотел сохранить инкогнито, - наверное, дома его ждет жена? - Он непристойно захохотал. - Да, Клаус женат. Но он очень толстый. Жена отказывает ему… ну, вы понимаете.

Чатрукьян знал: как только Джабба узнает, что Стратмор обошел фильтры, разразится скандал. Какая разница? - подумал.  - Я должен выполнять свои обязанности. Он поднял телефонную трубку и набрал номер круглосуточно включенного мобильника Джаббы. ГЛАВА 45 Дэвид Беккер бесцельно брел по авенида дель Сид, тщетно пытаясь собраться с мыслями. На брусчатке под ногами мелькали смутные тени, водка еще не выветрилась из головы. Все происходящее напомнило ему нечеткую фотографию. Мысли его то и дело возвращались к Сьюзан: он надеялся, что она уже прослушала его голос на автоответчике.

С тех пор как сообщения стали передаваться по подземным волоконно-оптическим линиям, а не с помощью радиоволн, они оказались полностью защищенными от перехвата - таков по крайней мере был замысел. В действительности перехват электронных писем, передвигаемых по Интернету, был детской забавой для технических гуру из АНБ. Интернет не был создан, как считали многие, в эру домашних персональных компьютеров. Он появился тремя десятилетиями ранее благодаря усилиям специалистов из министерства обороны и представлял собой громадную сеть компьютеров, призванных обеспечить безопасность правительственной связи на случай ядерной войны. Профессионалы Интернета стали глазами и ушами АНБ. Люди, занимавшиеся нелегальной деятельностью с использованием электронной почты, быстро убедились в том, что их секреты больше не являются их частным достоянием. ФБР, Налоговое управление, Агентство по борьбе с наркотиками и другие правоохранительные агентства США - с помощью опытных штатных хакеров - сумели арестовать и предать суду гораздо больше преступников. Разумеется, когда пользователи компьютеров во всем мире обнаружили, что американское правительство имеет широкий доступ к их электронной почте, раздались возмущенные голоса.

Беккеру не хотелось так быстро уходить от алтаря, но когда две тысячи людей ждут причастия, а обслуживают их всего восемь священнослужителей, было бы неприличным медлить с этим священным глотком. Чаша была уже совсем близко, когда Халохот заметил человека в пиджаке и брюках разного цвета. - Estas ya muerto, - тихо прошептал он, двигаясь по центральному проходу. Ты уже мертвец. Времени на какие-либо уловки уже не. Два выстрела в спину, схватить кольцо и исчезнуть. Самая большая стоянка такси в Севилье находилась всего в одном квартале от Матеус-Гаго. Рука Халохота потянулась к пистолету.

Дэвид даже вздрогнул от неожиданности. - Простите. - Проваливай и умри, - повторил немец, приложив левую ладонь к жирному правому локтю, имитируя итальянский жест, символизирующий грязное ругательство. Но Беккер слишком устал, чтобы обращать внимание на оскорбления. Проваливай и умри. Он повернулся к Росио и заговорил с ней по-испански: - Похоже, я злоупотребил вашим гостеприимством. - Не обращайте на него внимания, - засмеялась.  - Он просто расстроен. Но он получит то, что ему причитается.  - Она встряхнула волосами и подмигнула .

202 Share

Zaino 17x13x10

 Если все пойдет хорошо, то результат будет примерно через полчаса. - Тогда за дело, - сказал Стратмор, положил ей на плечо руку и повел в темноте в направлении Третьего узла. Над их головами куполом раскинулось усыпанное звездами небо. Такие же звезды, наверное, видит сейчас Дэвид в небе над Севильей, подумала. Подойдя к тяжелой стеклянной двери, Стратмор еле слышно чертыхнулся. Кнопочная панель Третьего узла погасла, двери были закрыты. - Черт возьми. Я совсем забыл, что электричество вырубилось.

На самом деле в ней использовался уран, как и в ее сестрице, сброшенной на Хиросиму. - Но… - Сьюзан еле обрела дар речи.  - Если оба элемента - уран, то как мы найдем различие между. - А вдруг Танкадо ошибся? - вмешался Фонтейн.  - Быть может, он не знал, что бомбы были одинаковые. - Нет! - отрезала Сьюзан.  - Он стал калекой из-за этих бомб. И он знал про них. ГЛАВА 126 - Одна минута. Джабба посмотрел на ВР.

 Двадцать тысяч! - крикнул Беккер.  - Мне срочно нужно в аэропорт. Наконец парень посмотрел на. - Scusi? - Он оказался итальянцем. - Аегорortо. Per favore. Sulla Vespa. Venti mille pesete. Итальянец перевел взгляд на свой маленький потрепанный мотоцикл и засмеялся. - Venti mille pesete.

 - Беккер запнулся.  - Но тут… тут слишком. Мне нужны только деньги на такси.  - Он прикинул в уме, сколько в этой пачке в пересчете на доллары.  - Да тут несколько тысяч долларов. - Я действую по инструкции, сэр.  - Пилот повернулся и скрылся в кабине. Дверца за ним захлопнулась. Беккер спустился вниз, постоял, глядя на самолет, потом опустил глаза на пачку денег в руке.

Сьюзан надеялась обнаружить внешнее воздействие - команду отключения, вызванную сбоем электропитания или дефектным чипом. Через несколько мгновений компьютер подал звуковой сигнал. Сердце ее заколотилось. Затаив дыхание, она вглядывалась в экран. КОД ОШИБКИ 22 Сьюзан вздохнула с облегчением. Это была хорошая весть: проверка показала код ошибки, и это означало, что Следопыт исправен. Вероятно, он отключился в результате какой-то внешней аномалии, которая не должна повториться. Код ошибки 22.

 Итак, вы хотите продать ключ, имеющийся в вашем распоряжении. Интересно. А что по этому поводу думает Энсей Танкадо. - Я ничем не обязан мистеру Танкадо. Он зря мне доверился. Ключ стоит в сотни раз больше того, что он платит мне за его хранение. - Извините, но ваш ключ сам по себе ничего не стоит. Как только Танкадо узнает о том, что вы сделали, он опубликует свою копию, и рынок рухнет. - Вы получите оба экземпляра, - прозвучал голос.

703 Share

Zaino 17x13x10

 Нормально, - высокомерно бросила.  - А тебе здесь делать нечего. Беккер повернулся, печально посмотрев в последний раз на ее руку. Ты ничего не можешь с этим поделать, Дэвид. Не лезь не в свое. - Ну. Беккер кивнул. Уже в дверях он грустно улыбнулся: - Вы все же поосторожнее. ГЛАВА 67 - Сьюзан? - Тяжело дыша, Хейл приблизил к ней свое лицо. Он сидел у нее на животе, раскинув ноги в стороны.

Вызовите мне машину. Мужчина достал мобильник, сказал несколько слов и выключил телефон. - Veinte minutos, - сказал. -Двадцать минут? - переспросил Беккер.  - Yel autobus. Охранник пожал плечами. - Через сорок пять минут. Беккер замахал руками.

 Рассказывай. Немедленно. Но Дэвид знал, что никогда ей этого не откроет. Секрет выражения без воска был ему слишком дорог. Он уходил корнями в давние времена. В эпоху Возрождения скульпторы, оставляя изъяны при обработке дорогого мрамора, заделывали их с помощью сеrа, то есть воска. Статуя без изъянов, которую не нужно было подправлять, называлась скульптурой sin cera, иными словами - без воска. С течением времени это выражение стало означать нечто честное, правдивое. Английское слово sincere, означающее все правдивое и искреннее, произошло от испанского sin сега - без воска. Этот его секрет в действительности не был никакой тайной, он просто подписывал свои письма словом Искренне.

Даже его безукоризненный лотос беспомощен перед эскадрильей вертолетов Агентства национальной безопасности. Сьюзан - это единственное, что не позволит Стратмору меня уничтожить. - Сьюзан, - сказал он, волоча ее к лестнице, - уходи со. Клянусь, что я тебя пальцем не трону. Сьюзан пыталась вырваться из его рук, и он понял, что его ждут новые проблемы. Если даже он каким-то образом откроет лифт и спустится на нем вместе со Сьюзан, она попытается вырваться, как только они окажутся на улице. Хейл хорошо знал, что этот лифт делает только одну остановку - на Подземном шоссе, недоступном для простых смертных лабиринте туннелей, по которым скрытно перемешается высокое начальство агентства. Он не имел ни малейшего желания затеряться в подвальных коридорах АНБ с сопротивляющейся изо всех сил заложницей. Это смертельная ловушка. Если даже он выберется на улицу, у него нет оружия.

 Коммандер, вы ни в чем не виноваты! - воскликнула.  - Если бы Танкадо был жив, мы могли бы заключить с ним сделку, и у нас был бы выбор. Но Стратмор ее не слышал. Его жизнь окончена. Тридцать лет отдал он служению своей стране. Этот день должен был стать днем его славы, его piece de resistance, итогом всей его жизни - днем открытия черного хода во всемирный стандарт криптографии. А вместо этого он заразил вирусом главный банк данных Агентства национальной безопасности. И этот вирус уже невозможно остановить - разве что вырубить электроэнергию и тем самым стереть миллиарды бит ценнейшей информации. Спасти ситуацию может только кольцо, и если Дэвид до сих пор его не нашел… - Мы должны выключить ТРАНСТЕКСТ! - Сьюзан решила взять дело в свои руки.  - Я спущусь вниз, в подсобное помещение, и выключу рубильник.

Камера последовала за Халохотом, двинувшимся в направлении жертвы. Внезапно откуда-то появился пожилой человек, подбежал к Танкадо и опустился возле него на колени. Халохот замедлил шаги. Мгновение спустя появились еще двое - тучный мужчина и рыжеволосая женщина. Они также подошли к Танкадо. - Неудачный выбор места, - прокомментировал Смит.  - Халохот думал, что поблизости никого. Халохот какое-то время наблюдал за происходящим, потом скрылся за деревьями, по-видимому, выжидая. - Сейчас произойдет передача, - предупредил Смит.

Divisori per zaino

About Guzragore

Она чувствовала, что здесь что-то не то, но не могла сообразить, что. Она достаточно хорошо знала Танкадо и знала, что он боготворил простоту. Его доказательства, его программы всегда отличали кристальная ясность и законченность. Необходимость убрать пробелы показалась ей странной.

Related Posts

658 Comments

Post A Comment