Zaino aereo

160 Share

Zaino aereo

Он был уверен, что спрятал все следы, и не имел ни малейшего понятия о том, что Сьюзан были известны его действия. Понятно, почему она не хотела верить ни одному его слову. Он почувствовал, как вокруг него выросла стена, и понял, что ему не удастся выпутаться из этой ситуации, по крайней мере своевременно. И он в отчаянии прошептал ей на ухо: - Сьюзан… Стратмор убил Чатрукьяна. - Отпусти ее, - спокойно сказал Стратмор.  - Она тебе все равно не поверит. - Да уж конечно, - огрызнулся Хейл.  - Лживый негодяй.

Он всегда питал слабость к Мидж Милкен. Умница, да к тому же единственная женщина, не упускавшая случая с ним пококетничать.  - Как твои дела. - Не жалуюсь. Джабба вытер губы. - Ты на месте. - А-га. - Не хочешь составить мне компанию. У меня на столе пирог с сыром. - Хотела бы, Джабба, но я должна следить за своей талией.

 - Это ведь хорошо, правда. - Нет! - взорвался Джабба.  - Это плохо. Это очень и очень плохо. - Спокойствие, - потребовал Фонтейн.  - На какие же параметры нацелен этот червь. На военную информацию. Тайные операции. Джабба покачал головой и бросил взгляд на Сьюзан, которая по-прежнему была где-то далеко, потом посмотрел в глаза директору. - Сэр, как вы знаете, всякий, кто хочет проникнуть в банк данных извне, должен пройти несколько уровней защиты.

ГЛАВА 124 - Атаке подвергся последний щит. На ВР отчетливо было видно, как уничтожалось окно программной авторизации. Черные всепроникающие линии окружили последний предохранительный щит и начали прорываться к сердцевине банка данных. Алчущие хакеры прорывались со всех уголков мира. Их количество удваивалось каждую минуту. Еще немного, и любой обладатель компьютера - иностранные шпионы, радикалы, террористы - получит доступ в хранилище секретной информации американского правительства. Пока техники тщетно старались отключить электропитание, собравшиеся на подиуме пытались понять расшифрованный текст. Дэвид Беккер и два оперативных агента тоже пробовали сделать это, сидя в мини-автобусе в Севилье.

 - Так назвал ее Танкадо. Это новейшее оружие, направленное против разведслужб. Если эта программа попадет на рынок, любой третьеклассник, имеющий модем, получит возможность отправлять зашифрованные сообщения, которые АНБ не сможет прочесть. Это означает конец нашей разведки. Но мысли Сьюзан были далеко от политических последствий создания Цифровой крепости. Она пыталась осознать истинный смысл случившегося. Всю свою жизнь она посвятила взламыванию шифров, отвергая саму возможность разработки абсолютно стойкого шифра. Любой шифр можно взломать - так гласит принцип Бергофского. Она чувствовала себя атеистом, лицом к лицу столкнувшимся с Господом Богом. - Если этот шифр станет общедоступным, - прошептала она, - криптография превратится в мертвую науку.

Беккер понимал, что в больнице не захотят назвать имя и адрес больного незнакомому человеку, но он хорошо подготовился к разговору. В трубке раздались длинные гудки. Беккер решил, что трубку поднимут на пятый гудок, однако ее подняли на девятнадцатый. - Городская больница, - буркнула зачумленная секретарша. Беккер заговорил по-испански с сильным франко-американским акцентом: - Меня зовут Дэвид Беккер. Я из канадского посольства. Наш гражданин был сегодня доставлен в вашу больницу. Я хотел бы получить информацию о нем, с тем чтобы посольство могло оплатить его лечение. - Прекрасно, - прозвучал женский голос.  - Я пошлю эту информацию в посольство в понедельник прямо с утра.

300 Share

Zaino aereo

Командир подводной лодки мог получить последние спутниковые фотографии российских портов, но не имел доступа к планам действий подразделений по борьбе с распространением наркотиков в Южной Америке. Эксперты ЦРУ могли ознакомиться со всеми данными об известных убийцах, но не с кодами запуска ракет с ядерным оружием, которые оставались доступны лишь для президента. Сотрудники лаборатории систем безопасности, разумеется, не имели доступа к информации, содержащейся в этой базе данных, но они несли ответственность за ее безопасность. Как и все другие крупные базы данных - от страховых компаний до университетов, - хранилище АНБ постоянно подвергалось атакам компьютерных хакеров, пытающих проникнуть в эту святая святых. Но система безопасности АНБ была лучшей в мире. Никому даже близко не удалось подойти к базе АНБ, и у агентства не было оснований полагать, что это когда-нибудь случится в будущем. Вернувшись в лабораторию, Чатрукьян никак не мог решить, должен ли он идти домой. Неисправность ТРАНСТЕКСТА угрожала и базе данных, а легкомыслие Стратмора не имело оправданий. Всем известно, что ТРАНСТЕКСТ и главная база данных АНБ тесно связаны между .

 В чем дело? - спросил Джабба. Все прильнули к экрану и сокрушенно ахнули. Крошечная сноска гласила: Предел ошибки составляет 12. Разные лаборатории приводят разные цифры. ГЛАВА 127 Собравшиеся на подиуме тотчас замолчали, словно наблюдая за солнечным затмением или извержением вулкана - событиями, над которыми у них не было ни малейшей власти. Время, казалось, замедлило свой бег. - Мы терпим бедствие! - крикнул техник.  - Все линии устремились к центру. С левого экрана в камеру неотрывно смотрели Дэвид и агенты Смит и Колиандер. На ВР последняя стенка напоминала тонюсенькую пленку.

 - Дьявольщина. Джабба начал яростно отдирать каплю остывшего металла. Она отвалилась вместе с содранной кожей. Чип, который он должен был припаять, упал ему на голову. - Проклятие. Телефон звонил не переставая. Джабба решил не обращать на него внимания. - Мидж, - беззвучно выдавил он, - черт тебя дери. В шифровалке все в порядке! - Телефон не унимался. Джабба принялся устанавливать на место новый чип.

Ничего страшного - это глупая болтовня. То, что там происходит, серьезно, очень серьезно. Мои данные еще никогда меня не подводили и не подведут.  - Она собиралась уже положить трубку, но, вспомнив, добавила: - Да, Джабба… ты говоришь, никаких сюрпризов, так вот: Стратмор обошел систему Сквозь строй. ГЛАВА 100 Халохот бежал по лестнице Гиральды, перепрыгивая через две ступеньки. Свет внутрь проникал через маленькие амбразуры-окна, расположенные по спирали через каждые сто восемьдесят градусов. Он в ловушке. Дэвид Беккер умрет. Халохот поднимался вверх с пистолетом в руке, прижимаясь вплотную к стене на тот случай, если Беккер попытается напасть на него сверху. Железные подсвечники, установленные на каждой площадке, стали бы хорошим оружием, если бы Беккер решил ими воспользоваться.

 Да, да, - сказал он, - читайте эту благословенную надпись. Сьюзан стояла рядом, у нее подгибались колени и пылали щеки. Все в комнате оставили свои занятия и смотрели на огромный экран и на Дэвида Беккера. Профессор вертел кольцо в пальцах и изучал надпись. - Читайте медленно и точно! - приказал Джабба.  - Одна неточность, и все мы погибли. Фонтейн сурово взглянул на. Уж о чем о чем, а о стрессовых ситуациях директор знал .

Вдали, за корпусом ТРАНСТЕКСТА, находилась их цель - Третий узел. Сьюзан молила Бога, чтобы Хейл по-прежнему был там, на полу, катаясь от боли, как побитая собака. Других слов для него у нее не. Стратмор оторвался от перил и переложил пистолет в правую руку. Не произнеся ни слова, он шагнул в темноту, Сьюзан изо всех сил держалась за его плечо. Если она потеряет с ним контакт, ей придется его позвать, и тогда Хейл может их услышать. Удаляясь от таких надежных ступенек, Сьюзан вспомнила, как в детстве играла в салки поздно ночью, и почувствовала себя одинокой и беззащитной, ТРАНСТЕКСТ был единственным островом в открытом черном море. Через каждые несколько шагов Стратмор останавливался, держа пистолет наготове, и прислушивался. Единственным звуком, достигавшим его ушей, был едва уловимый гул, шедший снизу.

324 Share

Zaino aereo

Единственная его вина заключалась в том, что она испытывала к нему неприязнь. Сьюзан важно было ощущать свое старшинство. В ее обязанности в качестве главного криптографа входило поддерживать в шифровалке мирную атмосферу - воспитывать. Особенно таких, как Хейл, - зеленых и наивных. Сьюзан посмотрела на него и подумала о том, как жаль, что этот человек, талантливый и очень ценный для АНБ, не понимает важности дела, которым занимается агентство. - Грег, - сказала она, и голос ее зазвучал мягче, хотя далось ей это нелегко.  - Сегодня я не в духе. Меня огорчают твои разговоры о нашем агентстве как каком-то соглядатае, оснащенном современной техникой. Эта организация создавалась с единственной целью - обеспечивать безопасность страны.

Водитель кивнул, с любопытством разглядывая пассажира в зеркало заднего вида. - Колдун, - пробурчал он себе под нос.  - Ну и публика собирается там каждый вечер. ГЛАВА 53 Токуген Нуматака лежал на массажном столе в своем кабинете на верхнем этаже. Личная массажистка разминала затекшие мышцы его шеи. Погрузив ладони в складки жира на плечах шефа, она медленно двигалась вниз, к полотенцу, прикрывавшему нижнюю часть его спины. Ее руки спускались все ниже, забираясь под полотенце. Нуматака почти ничего не замечал. Мысли его были. Он ждал, когда зазвонит прямой телефон, но звонка все не .

Сьюзан молила Бога, чтобы Хейл по-прежнему был там, на полу, катаясь от боли, как побитая собака. Других слов для него у нее не. Стратмор оторвался от перил и переложил пистолет в правую руку. Не произнеся ни слова, он шагнул в темноту, Сьюзан изо всех сил держалась за его плечо. Если она потеряет с ним контакт, ей придется его позвать, и тогда Хейл может их услышать. Удаляясь от таких надежных ступенек, Сьюзан вспомнила, как в детстве играла в салки поздно ночью, и почувствовала себя одинокой и беззащитной, ТРАНСТЕКСТ был единственным островом в открытом черном море. Через каждые несколько шагов Стратмор останавливался, держа пистолет наготове, и прислушивался. Единственным звуком, достигавшим его ушей, был едва уловимый гул, шедший снизу. Сьюзан хотелось потянуть шефа назад, в безопасность его кабинета.

Немец схватил ее и нетерпеливо стянул с нее рубашку. Его толстые пальцы принялись методично, сантиметр за сантиметром, ощупывать ее тело. Росио упала на него сверху и начала стонать и извиваться в поддельном экстазе. Когда он перевернул ее на спину и взгромоздился сверху, она подумала, что сейчас он ее раздавит. Его массивная шея зажала ей рот, и Росио чуть не задохнулась. Боже, поскорей бы все это закончилось, взмолилась она про. - Si. Si! - вскрикивала она в интервалах между его рывками и впивалась ногтями ему в спину, стараясь ускорить его движения.

Он сделал это из-за Сьюзан. Коммандер Тревор Стратмор - ее наставник и покровитель. Сьюзан многим ему обязана; потратить день на то, чтобы исполнить его поручение, - это самое меньшее, что он мог для нее сделать. К сожалению, утром все сложилось не так, как он планировал. Беккер намеревался позвонить Сьюзан с борта самолета и все объяснить. Он подумал было попросить пилота радировать Стратмору, чтобы тот передал его послание Сьюзан, но не решился впутывать заместителя директора в их личные дела. Сам он трижды пытался связаться со Сьюзан - сначала с мобильника в самолете, но тот почему-то не работал, затем из автомата в аэропорту и еще раз - из морга. Сьюзан не было дома. Он не мог понять, куда она подевалась. Всякий раз включался автоответчик, но Дэвид молчал.

 - Халохот - профессионал. Это его первый выстрел в публичном месте. Смит был прав. Между деревьев в левой части кадра что-то сверкнуло, и в то же мгновение Танкадо схватился за грудь и потерял равновесие. Камера, подрагивая, словно наехала на него, и кадр не сразу оказался в фокусе. А Смит тем временем безучастно продолжал свои комментарии: - Как вы видите, у Танкадо случился мгновенный сердечный приступ. Сьюзан стало дурно оттого, что она увидела. Танкадо прижал изуродованную руку к груди с выражением недоумения и ужаса на лице.

596 Share

Zaino aereo

 Сьюзан, - сказал Стратмор, уже теряя терпение, - директор не имеет к этому никакого отношения. Он вообще не в курсе дела. Сьюзан смотрела на Стратмора, не веря своим ушам. У нее возникло ощущение, что она разговаривает с абсолютно незнакомым человеком. Коммандер послал ее жениха, преподавателя, с заданием от АНБ и даже не потрудился сообщить директору о самом серьезном кризисе в истории агентства. - Вы не поставили в известность Лиланда Фонтейна. Терпение Стратмора иссякло. Он взорвался: - Сьюзан, выслушай .

 Enferno, - извиняясь, сказал Беккер.  - Я плохо себя чувствую.  - Он знал, что должен буквально вдавиться в пол. И вдруг увидел знакомый силуэт в проходе между скамьями сбоку. Это. Он. Беккер был уверен, что представляет собой отличную мишень, даже несмотря на то что находился среди огромного множества прихожан: его пиджак цвета хаки ярко выделялся на черном фоне. Вначале он хотел снять его, но белая оксфордская рубашка была бы ничуть ни лучше, поэтому он лишь пригнулся еще ниже.

 Escortes Belen, - ответил мужчина. И снова Беккер изложил свою проблему: - Si, si, senor. Меня зовут сеньор Ролдан. Буду рад вам помочь. У нас две рыжеволосые. Обе хорошенькие. Сердце Беккера подпрыгнуло. - Очень хорошенькие? - повторил он с нарочитым немецким акцентом.

Его мечта была близка к осуществлению. Однако, сделав еще несколько шагов, Стратмор почувствовалчто смотрит в глаза совершенно незнакомой ему женщины. Ее глаза были холодны как лед, а ее обычная мягкость исчезла без следа. Сьюзан стояла прямо и неподвижно, как статуя. Глаза ее были полны слез. - Сьюзан. По ее щеке скатилась слеза. - Что с тобой? - в голосе Стратмора слышалась мольба. Лужа крови под телом Хейла расползалась на ковре, напоминая пятно разлитой нефти. Стратмор смущенно посмотрел на труп, затем перевел взгляд на Сьюзан.

И оба идете со. - В качестве заложников? - холодно усмехнулся Стратмор.  - Грег, тебе придется придумать что-нибудь получше. Между шифровалкой и стоянкой для машин не менее дюжины вооруженных охранников. - Я не такой дурак, как вы думаете, - бросил Хейл.  - Я воспользуюсь вашим лифтом. Сьюзан пойдет со. А вы останетесь.

Делая маленькие глотки, она смотрела в окно. Лунный свет проникал в комнату сквозь приоткрытые жалюзи, отражаясь от столешницы с затейливой поверхностью. Мидж всегда думала, что директорский кабинет следовало оборудовать здесь, а не в передней части здания, где он находился. Там открывался вид на стоянку автомобилей агентства, а из окна комнаты для заседаний был виден внушительный ряд корпусов АНБ - в том числе и купол шифровалки, это вместилище высочайших технологий, возведенное отдельно от основного здания и окруженное тремя акрами красивого парка. Шифровалку намеренно разместили за естественной ширмой из высоченных кленов, и ее не было видно из большинства окон комплекса АНБ, а вот отсюда открывался потрясающий вид - как будто специально для директора, чтобы он мог свободно обозревать свои владения. Однажды Мидж предложила Фонтейну перебраться в эту комнату, но тот отрезал: Не хочу прятаться в тылу. Лиланд Фонтейн был не из тех, кто прячется за чужими спинами, о чем бы ни шла речь. Мидж открыла жалюзи и посмотрела на горы, потом грустно вздохнула и перевела взгляд на шифровалку.

914 Share

Zaino aereo

Беккер поднял глаза и увидел наведенный на него ствол. Барабан повернулся. Он снова с силой пнул ногой педаль стартера. Пуля пролетела мимо в тот миг, когда маленький мотоцикл ожил и рванулся. Беккер изо всех сил цеплялся за жизнь. Мотоцикл, виляя, мчался по газону и, обогнув угол здания, выехал на шоссе. Халохот, кипя от злости, побежал к такси. Несколько мгновений спустя водитель уже лежал на земле, с изумлением глядя, как его машина исчезает в облаке пыли и выхлопных газов. ГЛАВА 82 Когда мысль о последствиях звонка Стратмора в службу безопасности дошла до сознания Грега Хейла, его окатила парализующая волна паники. Агенты сейчас будут .

Лицо у Смита было растерянным. - Сэр, мы до сих пор не имеем понятия, что это за предмет. Нам нужны указания. ГЛАВА 114 - Обыщите их еще раз! - потребовал директор. В отчаянии он наблюдал за тем, как расплывчатые фигуры агентов обыскивают бездыханные тела в поисках листка бумаги с беспорядочным набором букв и цифр. - О мой Бог! - Лицо Джаббы мертвенно побледнело.  - Они ничего не найдут. Мы погибли. - Теряем фильтры Протокола! - раздался чей-то голос.

Когда его торс уже свисал над лестницей, шаги послышались совсем. Он схватился руками за боковые стороны проема и, одним движением вбросив свое тело внутрь, тяжело рухнул на лестницу. Халохот услышал, как где-то ниже тело Беккера упало на каменные ступеньки, и бросился вниз, сжимая в руке пистолет. В поле его зрения попало окно. Здесь. Халохот приблизился к внешней стене и стал целиться. Ноги Беккера скрылись из виду за поворотом, и Халохот выстрелил, но тут же понял, что выстрел пришелся в пустоту. Пуля срикошетила от стены. Рванувшись вниз за своей жертвой, он продолжал держаться вплотную к внешней стене, что позволило бы ему стрелять под наибольшим углом. Но всякий раз, когда перед ним открывался очередной виток спирали, Беккер оставался вне поля зрения и создавалось впечатление, что тот постоянно находится впереди на сто восемьдесят градусов.

Она отдала это чертово кольцо. - Я пыталась помочь умирающему, - объясняла Росио.  - Но сам он, похоже, этого не. Он… это кольцо… он совал его нам в лицо, тыкал своими изуродованными пальцами. Он все протягивал к нам руку - чтобы мы взяли кольцо. Я не хотела брать, но мой спутник в конце концов его. А потом этот парень умер. - А вы пробовали сделать ему искусственное дыхание? - предположил Беккер. - Нет. Мы к нему не прикасались.

Пока этого, по-видимому, не случилось: цифра 16 в окне отсчета часов заставила бы его завопить от изумления. Сьюзан допивала уже третью чашку чая, когда это наконец произошло: компьютер пискнул. Пульс ее участился. На мониторе появилось символическое изображение конверта - это значило, что пришло сообщение по электронной почте. Сьюзан бросила быстрый взгляд на Хейла, но тот был всецело поглощен своим компьютером. Затаив дыхание, Сьюзан дважды щелкнула по конверту. - Северная Дакота, - прошептала она еле слышно.  - Посмотрим, кто ты. Сьюзан прочитала открывшееся сообщение, которое состояло из одной строчки, потом прочитала его еще. ПООБЕДАЕМ У АЛЬФРЕДА.

Остановившись у края люка, Сьюзан посмотрела. Фреоновые вентиляторы с урчанием наполняли подсобку красным туманом. Прислушавшись к пронзительному звуку генераторов, Сьюзан поняла, что включилось аварийное питание. Сквозь туман она увидела Стратмора, который стоял внизу, на платформе. Прислонившись к перилам, он вглядывался в грохочущее нутро шахты ТРАНСТЕКСТА. - Коммандер! - позвала Сьюзан. Ответа не последовало. Сьюзан спустилась по лестнице на несколько ступенек. Горячий воздух снизу задувал под юбку. Ступеньки оказались очень скользкими, влажными из-за конденсации пара.

807 Share

Zaino aereo

 А на этот рейс были свободные места. - Сколько угодно, - улыбнулась женщина.  - Самолет улетел почти пустой. Но завтра в восемь утра тоже есть… - Мне нужно узнать, улетела ли этим рейсом моя подруга. Она собиралась купить билет прямо перед вылетом. Женщина нахмурилась: - Извините, сэр. Этим рейсом улетели несколько пассажиров, купивших билет перед вылетом. Но мы не имеем права сообщать информацию личного характера… - Это очень важно, - настаивал Беккер.

Я тоже хочу. На завтрашний день, пожалуйста. - Ваш брат Клаус приходил к нам? - Женщина вдруг оживилась, словно говорила со старым знакомым. - Да. Он очень толстый. Вы его запомнили. - Вы сказали, что он приходил. Беккер услышал, как его собеседница листает книгу заказов. Там не окажется никакого Клауса, но Беккер понимал, что клиенты далеко не всегда указывают свои подлинные имена.

Росио нигде не. Дверь, ведущая в ванную, закрыта. - Prostituiert? - Немец бросил боязливый взгляд на дверь в ванную. Он был крупнее, чем ожидал Беккер. Волосатая грудь начиналась сразу под тройным подбородком и выпячивалась ничуть не меньше, чем живот необъятного размера, на котором едва сходился пояс купального халата с фирменным знаком отеля. Беккер старался придать своему лицу как можно более угрожающее выражение. - Ваше имя. Красное лицо немца исказилось от страха. - Was willst du. Чего вы хотите.

Но директор давным-давно взял за правило умывать руки, позволяя своим умным сотрудникам заниматься своим делом, - именно так он вел себя по отношению к Тревору Стратмору. - Мидж, тебе отлично известно, что Стратмор всего себя отдает работе. Он относится к ТРАНСТЕКСТУ как к священной корове. Мидж кивнула. В глубине души она понимала, что абсурдно обвинять в нерадивости Стратмора, который был беззаветно предан своему делу и воспринимал все зло мира как свое личное. Попрыгунчик был любимым детищем коммандера, смелой попыткой изменить мир. Увы, как и большинство других поисков божества, она закончилась распятием. - Хорошо, - сказала.  - Я немного погорячилась.

К своему будущему. Шифровалка снова купалась в ярких огнях. Внизу фреон протекал сквозь дымящийся ТРАНСТЕКСТ, как обогащенная кислородом кровь. Стратмор знал, что охладителю потребуется несколько минут, чтобы достичь нижней части корпуса и не дать воспламениться расположенным там процессорам. Он был уверен, что все сделал вовремя, и усмехнулся. Он не сомневался в своей победе, не зная, что опоздал. Я всегда добиваюсь своей цели, - подумал Стратмор. Не обращая внимания на пролом в стене, он подошел к электронной двери.

И конечно… ТРАНСТЕКСТ. Компьютер висел уже почти двадцать часов. Она, разумеется, знала, что были и другие программы, над которыми он работал так долго, программы, создать которые было куда легче, чем нераскрываемый алгоритм. Вирусы. Холод пронзил все ее тело. Но как мог вирус проникнуть в ТРАНСТЕКСТ. Ответ, уже из могилы, дал Чатрукьян. Стратмор отключил программу Сквозь строй. Это открытие было болезненным, однако правда есть правда. Стратмор скачал файл с Цифровой крепостью и запустил его в ТРАНСТЕКСТ, но программа Сквозь строй отказалась его допустить, потому что файл содержал опасную линейную мутацию.

408 Share

Zaino aereo

Только с помощью еще одной точно так же настроенной шифровальной машины получатель текста мог его прочесть. Беккер слушал как завороженный. Учитель превратился в ученика. Однажды вечером на университетском представлении Щелкунчика Сьюзан предложила Дэвиду вскрыть шифр, который можно было отнести к числу базовых. Весь антракт он просидел с ручкой в руке, ломая голову над посланием из одиннадцати букв: HL FKZC VD LDS В конце концов, когда уже гасли огни перед началом второго акта, его осенило. Шифруя послание, Сьюзан просто заменила в нем каждую букву на предшествующую ей алфавите. Для расшифровки Беккеру нужно было всего лишь подставить вместо имеющихся букв те, что следовали непосредственно за ними: А превращалось в В, В - в С и так далее. Беккер быстро проделал это со всеми буквами. Он никогда не думал, что четыре слова могут сделать его таким счастливым: IM GLAD WE MET Что означало: Я рада, что мы встретились.

Это явно не было составной частью плана. - У них там прямо-таки дискотека! - пролопотал Бринкерхофф. Фонтейн смотрел в окно, пытаясь понять, что происходит. За несколько лет работы ТРАНСТЕКСТА ничего подобного не случалось. Перегрелся, подумал. Интересно, почему Стратмор его до сих пор не отключил. Ему понадобилось всего несколько мгновений, чтобы принять решение. Фонтейн схватил со стола заседаний трубку внутреннего телефона и набрал номер шифровалки. В трубке послышались короткие гудки. В сердцах он швырнул трубку на рычаг.

Я отдал лучшие годы жизни своей стране и исполнению своего долга. А как же любовь. Он слишком долго обделял. И ради. Чтобы увидеть, как какой-то молодой профессор украл его мечту. Стратмор холил и лелеял Сьюзан, оберегал. Он заслужил. И теперь наконец ее получит. Сьюзан будет искать защиту у него, поскольку ей негде больше будет ее найти. Она придет к нему беспомощная, раздавленная утратой, и он со временем докажет ей, что любовь исцеляет .

 - Постараюсь побыстрее. - А лучше еще быстрее.  - Стратмор положил трубку. Сьюзан стояла, завернувшись в мохнатое полотенце, не замечая, что вода капает на аккуратно сложенные веши, приготовленные накануне: шорты, свитер - на случай прохладных вечеров в горах, - новую ночную рубашку. Расстроенная, она подошла к шкафу, чтобы достать чистую блузку и юбку. Чрезвычайная ситуация. В шифровалке. Спускаясь по лестнице, она пыталась представить себе, какие еще неприятности могли ее ожидать. Ей предстояло узнать это совсем .

 - Он уронил меня с мотоцикла, бросил на улице, залитого кровью, как зарезанную свинью. Я еле добрел. - Он не предложил вам больницы поприличнее. - На этой его чертовой тарантайке. Нет уж, увольте. - Что же случилось утром. - Я все рассказал лейтенанту. - Я с ним говорил, но… - Надеюсь, вы отчитали его как следует! - воскликнул Клушар.

По сторонам, правда, находились железные ворота, но звать на помощь уже поздно. Беккер прижался к стене спиной, внезапно ощутив все камушки под подошвами, все бугорки штукатурки на стене, впившиеся в спину. Мысли его перенеслись назад, в детство. Родители… Сьюзан. О Боже… Сьюзан. Впервые с детских лет Беккер начал молиться. Он молился не об избавлении от смерти - в чудеса он не верил; он молился о том, чтобы женщина, от которой был так далеко, нашла в себе силы, чтобы ни на мгновение не усомнилась в его любви. Он закрыл глаза, и воспоминания хлынули бурным потоком. Он вспомнил факультетские заседания, лекции - все то, что заполняло девяносто процентов его жизни.

743 Share

Zaino aereo

Выходит, это не клиент. - Вы хотите сказать, что нашли этот номер. - Да, я сегодня нашел в парке чей-то паспорт. Ваш номер был записан на клочке бумаги и вложен в паспорт. Я было подумал, что это номер гостиницы, где тот человек остановился, и хотел отдать ему паспорт. Но вышла ошибка. Я, пожалуй, занесу его в полицейский участок по пути в… - Perdon, - прервал его Ролдан, занервничав.  - Я мог бы предложить вам более привлекательную идею.

Компьютер зафиксировал ее прибытие. Хотя Сьюзан практически не покидала шифровалку в последние три года, она не переставала восхищаться этим сооружением. Главное помещение представляло собой громадную округлую камеру высотой в пять этажей. Ее прозрачный куполообразный потолок в центральной части поднимался на 120 футов. Купол из плексигласа имел ячеистую структуру - защитную паутину, способную выдержать взрыв силой в две мегатонны. Солнечные лучи, проходя сквозь этот экран, покрывали стены нежным кружевным узором. Крошечные частички пыли, пленницы мощной системы деионизации купола, простодушно устремлялись вверх широкой спиралью. Наклонные стены помещения, образуя вверху широкую арку, на уровне глаз были практически вертикальными. Затем они приобретали как бы полупрозрачность, завершаясь у пола непроницаемой чернотой - посверкивающей черной глазурью кафеля, отливавшей жутковатым сиянием, создававшим какое-то тревожное ощущение прозрачности пола.

У нас все это записано на пленку, и если вы хотите… - Исчезает фильтр Х-одиннадцать! - послышался возглас техника.  - Червь преодолел уже половину пути. - Забудьте про пленку, - сказал Бринкерхофф.  - Вводите ключ и кончайте со всем. Джабба вздохнул. На сей раз голос его прозвучал с несвойственным ему спокойствием: - Директор, если мы введем неверный ключ… - Верно, - прервала его Сьюзан.  - Если Танкадо ничего не заподозрил, нам придется ответить на ряд вопросов. - Как у нас со временем, Джабба? - спросил Фонтейн. Джабба посмотрел на ВР.

Его глушитель, самый лучший из тех, какие только можно было купить, издавал легкий, похожий на покашливание, звук. Все будет прекрасно. Приближаясь к пиджаку защитного цвета, он не обращал внимания на сердитый шепот людей, которых обгонял. Прихожане могли понять нетерпение этого человека, стремившегося получить благословение, но ведь существуют строгие правила протокола: подходить к причастию нужно, выстроившись в две линии. Халохот продолжал двигаться. Расстояние между ним и Беккером быстро сокращалось. Он нащупал в кармане пиджака пистолет. До сих пор Дэвиду Беккеру необыкновенно везло, и не следует и дальше искушать судьбу. Пиджак защитного цвета от него отделяли теперь уже только десять человек. Беккер шел, низко опустив голову.

Сьюзан не могла скрыть изумления. NDAKOTA - анаграмма. Она представила себе эти буквы и начала менять их местами. Ndakota… Kadotan… Oktadan… Tandoka… Сьюзан почувствовала, как ноги у нее подкосились. Стратмор прав. Это просто как день. Как они этого сразу не заметили. Северная Дакота - вовсе не отсылка к названию американского штата, это соль, которой он посыпал их раны. Он даже предупредил АНБ, подбросив ключ, что NDAKOTA - он .

 Слушай, сопливый мозгляк. Убирайся отсюда немедленно, или я вырву эту булавку из твоих ноздрей и застегну ею твой поганый рот. Парень побелел. Беккер попридержал его еще минутку, потом отпустил. Затем, не сводя с него глаз, нагнулся, поднял бутылки и поставил их на стол. - Ну, доволен. Тот потерял дар речи. - Будь здоров, - сказал Беккер. Да этот парень - живая реклама противозачаточных средств.

211 Share

Zaino aereo

Внутри не было никакого лирджета. Он несколько раз моргнул затуманенными глазами, надеясь, что это лишь галлюцинация. Увы, ангар был пуст. О Боже. Где же самолет. Мотоцикл и такси с грохотом въехали в пустой ангар. Беккер лихорадочно осмотрел его в поисках укрытия, но задняя стена ангара, громадный щит из гофрированного металла, не имела ни дверей, ни окон. Такси было уже совсем рядом, и, бросив взгляд влево, Беккер увидел, что Халохот снова поднимает револьвер. Повинуясь инстинкту, он резко нажал на тормоза, но мотоцикл не остановился на скользком от машинного масла полу. Веспу понесло .

Халохот, расталкивая людей, двигался по центральному проходу, ища глазами намеченную жертву. Он где-то. Халохот повернулся к алтарю. В тридцати метрах впереди продолжалось святое причастие. Падре Херрера, главный носитель чаши, с любопытством посмотрел на одну из скамей в центре, где начался непонятный переполох, но вообще-то это его мало занимало. Иногда кому-то из стариков, которых посетил Святой Дух, становилось плохо. Только и делов - вывести человека на свежий воздух. Халохот отчаянно озирался, но Беккера нигде не было. Сотни людей стояли на коленях перед алтарем, принимая причастие. Может быть, Беккер был среди .

На военную информацию. Тайные операции. Джабба покачал головой и бросил взгляд на Сьюзан, которая по-прежнему была где-то далеко, потом посмотрел в глаза директору. - Сэр, как вы знаете, всякий, кто хочет проникнуть в банк данных извне, должен пройти несколько уровней защиты. Фонтейн кивнул. Иерархия допуска в банк данных была тщательно регламентирована; лица с допуском могли войти через Интернет. В зависимости от уровня допуска они попадали в те отсеки банка данных, которые соответствовали сфере их деятельности. - Поскольку мы связаны с Интернетом, - объяснял Джабба, - хакеры, иностранные правительства и акулы Фонда электронных границ кружат вокруг банка данных двадцать четыре часа в сутки, пытаясь проникнуть внутрь.

Сотрудников же лаборатории безопасности им приходилось терпеть, потому что те обеспечивали бесперебойную работу их игрушек. Чатрукьян принял решение и поднял телефонную трубку, но поднести ее к уху не успел. Он замер, когда его взгляд упал на монитор. Как при замедленной съемке, он положил трубку на место и впился глазами в экран. За восемь месяцев работы в лаборатории Фил Чатрукьян никогда не видел цифр в графе отсчета часов на мониторе ТРАНСТЕКСТА что-либо иное, кроме двух нулей. Сегодня это случилось впервые. ИСТЕКШЕЕ ВРЕМЯ: 15:17:21 - Пятнадцать часов семнадцать минут? - Он не верил своим глазам.  - Это невозможно.

Он почувствовал, как вокруг него выросла стена, и понял, что ему не удастся выпутаться из этой ситуации, по крайней мере своевременно. И он в отчаянии прошептал ей на ухо: - Сьюзан… Стратмор убил Чатрукьяна. - Отпусти ее, - спокойно сказал Стратмор.  - Она тебе все равно не поверит. - Да уж конечно, - огрызнулся Хейл.  - Лживый негодяй. Вы промыли ей мозги. Вы рассказываете ей только то, что считаете нужным. Знает ли она, что именно вы собираетесь сделать с Цифровой крепостью. - И что .

Выходит, мне придется встать. Он жестом предложил старику перешагнуть через него, но тот пришел в негодование и еле сдержался. Подавшись назад, он указал на целую очередь людей, выстроившихся в проходе. Беккер посмотрел в другую сторону и увидел, что женщина, сидевшая рядом, уже ушла и весь ряд вплоть до центрального прохода пуст. Не может быть, что служба уже закончилась. Это невозможно. Да мы только вошли. Но, увидев прислужника в конце ряда и два людских потока, движущихся по центральному проходу к алтарю, Беккер понял, что происходит. Причастие.

922 Share

Zaino aereo

 Дэвид? - сказала Сьюзан.  - Ты, наверное, не понял. Эти группы из четырех знаков… - Уберите пробелы, - повторил. Сьюзан колебалась недолго, потом кивнула Соши. Соши быстро удалила пробелы, но никакой ясности это не внесло. PFEESESNRETMMFHAIRWEOOIGMEENNRMА ENETSHASDCNSIIAAIEERBRNKFBLELODI Джабба взорвался: - Довольно. Игра закончена. Червь ползет с удвоенной скоростью.

Что бы он ни делал - спал, стоял под душем, ел, - ключ всегда при нем, в любую минуту готовый для опубликования. - На пальце? - усомнилась Сьюзан.  - У всех на виду. - Почему бы и. Испания отнюдь не криптографический центр мира. Никто даже не заподозрит, что эти буквы что-то означают. К тому же если пароль стандартный, из шестидесяти четырех знаков, то даже при свете дня никто их не прочтет, а если и прочтет, то не запомнит. - И Танкадо отдал это кольцо совершенно незнакомому человеку за мгновение до смерти? - с недоумением спросила Сьюзан.  - Почему.

ГЛАВА 94 Мидж Милкен в крайнем раздражении стояла возле бачка с охлажденной водой у входа в комнату заседаний. Что, черт возьми, делает Фонтейн? - Смяв в кулаке бумажный стаканчик, она с силой швырнула его в бачок для мусора.  - В шифровалке творится нечто непонятное. Я чувствую. Она знала, что есть только один способ доказать свою правоту - выяснить все самой, а если понадобится, то с помощью Джаббы. Мидж развернулась и направилась к двери. Откуда ни возьмись появился Бринкерхофф и преградил ей дорогу. - Куда держишь путь. - Домой! - солгала Мидж. Бринкерхофф не уходил с дороги.

Похоже, это то, что нам. Сьюзан открыла один из каналов. На экране высветилось предупреждение: Информация, содержащаяся в этом файле, предназначена исключительно для научного использования. Любые частные лица, которые попытаются создать описанные здесь изделия, рискуют подвергнуться смертоносному облучению и или вызвать самопроизвольный взрыв. - Самопроизвольный взрыв? - ужаснулась Соши.  - Господи Иисусе. - Ищите.  - Над ними склонился Фонтейн.  - Посмотрим, что у них .

Эхо выстрела слилось с царившим вокруг хаосом. Сознание гнало ее вперед, но ноги не слушались. Коммандер. Мгновение спустя она, спотыкаясь, карабкалась вверх по ступенькам, совершенно забыв о таящейся внизу опасности. Она двигалась вслепую, скользя на гладких ступеньках, и скопившаяся влага капала на нее дождем. Ей казалось, что пар буквально выталкивает ее наверх, через аварийный люк. Оказавшись наконец в шифровалке, Сьюзан почувствовала, как на нее волнами накатывает прохладный воздух. Ее белая блузка промокла насквозь и прилипла к телу. Было темно. Сьюзан остановилась, собираясь с духом.

 Разве нельзя дождаться звонка Дэвида о той копии, что была у Танкадо. Стратмор покачал головой. - Чем быстрее мы внесем изменение в программу, тем легче будет все остальное. У нас нет гарантий, что Дэвид найдет вторую копию. Если по какой-то случайности кольцо попадет не в те руки, я бы предпочел, чтобы мы уже внесли нужные изменения в алгоритм. Тогда, кто бы ни стал обладателем ключа, он скачает себе нашу версию алгоритма.  - Стратмор помахал оружием и встал.  - Нужно найти ключ Хейла. Сьюзан замолчала. Коммандер, как всегда, прав.

541 Share

Zaino aereo

 Почему бы не сказать - мы выиграли. Насколько мне известно, ты сотрудник АНБ. - Ненадолго, - буркнул Хейл. - Не зарекайся. - Я серьезно. Рано или поздно я отсюда смоюсь. - Я этого не переживу. В этот момент Сьюзан поймала себя на том, что готова взвалить на Хейла вину за все свои неприятности. За Цифровую крепость, волнения из-за Дэвида, зато, что не поехала в Смоуки-Маунтинс, - хотя он был ко всему этому не причастен. Единственная его вина заключалась в том, что она испытывала к нему неприязнь.

Вылил целую бутылку. Хейл включил свой компьютер. - Специально для тебя, дорогая. Он стал ждать, когда его компьютер разогреется, и Сьюзан занервничала. Что, если Хейл захочет взглянуть на включенный монитор ТРАНСТЕКСТА. Вообще-то ему это ни к чему, но Сьюзан знала, что его не удовлетворит скороспелая ложь о диагностической программе, над которой машина бьется уже шестнадцать часов. Хейл потребует, чтобы ему сказали правду. Но именно правду она не имела ни малейшего намерения ему открывать. Она не доверяла Грегу Хейлу. Он был из другого теста - не их фирменной закваски.

 Смотрите, полоска осталась незагорелой. Похоже, он носил кольцо. Офицер был поражен этим открытием. - Кольцо? - Он вдруг забеспокоился. Вгляделся в полоску на пальце и пристыжено покраснел.  - О Боже, - хмыкнул он, - значит, эта история подтверждается. Беккеру даже сделалось дурно. - Прошу прощения. Офицер покачал головой, словно не веря своим глазам. - Я должен был вам рассказать… но думал, что тот тип просто псих.

На лице его появилось выражение животного страха. - Отпусти. - Мне нужен ключ, - повторила Сьюзан. - У меня его. Отпусти меня! - Он попробовал приподняться, но не смог даже повернуться. В перерывах между сигналами Сьюзан выкрикнула: - Ты - Северная Дакота, Энсей Танкадо передал тебе копию ключа. Он нужен мне немедленно. - Ты сошла с ума! - крикнул в ответ Хейл.  - Я вовсе не Северная Дакота! - И он отчаянно забился на полу.

 - Du hast einen Ring. У вас есть кольцо. - Проваливайте! - зарычал немец и начал закрывать дверь. Беккер не раздумывая просунул ногу в щель и открыл дверь. Но сразу же об этом пожалел. Глаза немца расширились. - Was tust du. Что вы делаете. Беккер понял, что перегнул палку.

Очевидно, она перевела свое имя на единственный язык, равно доступный ей и ее клиенту, - английский. Возбужденный, Беккер ускорил шаги в поисках телефона. По другой стороне улицы, оставаясь невидимым, шел человек в очках в тонкой металлической оправе. ГЛАВА 27 Тени в зале шифровалки начали удлиняться и терять четкость. Автоматическое освещение постепенно становилось ярче. Сьюзан по-прежнему молча сидела за компьютером, ожидая вестей от Следопыта. Поиск занял больше времени, чем она рассчитывала. Мысли ее мешались: она тосковала по Дэвиду и страстно желала, чтобы Грег Хейл отправился домой.

950 Share

Zaino aereo

Когда улица сделала поворот, Беккер вдруг увидел прямо перед собой собор и вздымающуюся ввысь Гиральду. Звон колоколов оглушал, эхо многократно отражалось от высоких стен, окружающих площадь. Людские потоки из разных улиц сливались в одну черную реку, устремленную к распахнутым дверям Севильского собора. Беккер попробовал выбраться и свернуть на улицу Матеуса-Гаго, но понял, что находится в плену людского потока. Идти приходилось плечо к плечу, носок в пятку. У испанцев всегда было иное представление о плотности, чем у остального мира. Беккер оказался зажат между двумя полными женщинами с закрытыми глазами, предоставившими толпе нести их в собор. Они беззвучно молились, перебирая пальцами четки. Когда толпа приблизилась к мощным каменным стенам почти вплотную, Беккер снова попытался вырваться, но течение стало еще более интенсивным. Трепет ожидания, волны, сносившие его то влево, то вправо, закрытые глаза, почти беззвучное движение губ в молитве.

Коммандер послал ее жениха, преподавателя, с заданием от АНБ и даже не потрудился сообщить директору о самом серьезном кризисе в истории агентства. - Вы не поставили в известность Лиланда Фонтейна. Терпение Стратмора иссякло. Он взорвался: - Сьюзан, выслушай. Я вызвал тебя сюда, потому что мне нужен союзник, а не следователь. Сегодня у меня было ужасное утро. Вчера вечером я скачал файл Танкадо и провел у принтера несколько часов, ожидая, когда ТРАНСТЕКСТ его расколет. На рассвете я усмирил свою гордыню и позвонил директору - и, уверяю тебя, это был бы тот еще разговорчик. Доброе утро, сэр. Извините, что пришлось вас разбудить.

Кроме того, - добавила она, - я хотела бы напомнить Стратмору, что Большой Брат не спускает с него глаз. Пусть хорошенько подумает, прежде чем затевать очередную авантюру с целью спасения мира.  - Она подняла телефонную трубку и начала набирать номер. Бринкерхофф сидел как на иголках. - Ты уверена, что мы должны его беспокоить. - Я не собираюсь его беспокоить, - сказала Мидж, протягивая ему трубку.  - Это сделаешь. ГЛАВА 48 - Что? - воскликнула Мидж, не веря своим ушам.  - Стратмор говорит, что у нас неверные данные. Бринкерхофф кивнул и положил трубку.

 - Не выпускай ее из приемной. Бринкерхофф кивнул и двинулся следом за Мидж. Фонтейн вздохнул и обхватил голову руками. Взгляд его черных глаз стал тяжелым и неподвижным. Возвращение домой оказалось долгим и слишком утомительным. Последний месяц был для Лиланда Фонтейна временем больших ожиданий: в агентстве происходило нечто такое, что могло изменить ход истории, и, как это ни странно директор Фонтейн узнал об этом лишь случайно. Три месяца назад до Фонтейна дошли слухи о том, что от Стратмора уходит жена. Он узнал также и о том, что его заместитель просиживает на службе до глубокой ночи и может не выдержать такого напряжения. Несмотря на разногласия со Стратмором по многим вопросам, Фонтейн всегда очень высоко его ценил. Стратмор был блестящим специалистом, возможно, лучшим в агентстве.

Он схватился руками за боковые стороны проема и, одним движением вбросив свое тело внутрь, тяжело рухнул на лестницу. Халохот услышал, как где-то ниже тело Беккера упало на каменные ступеньки, и бросился вниз, сжимая в руке пистолет. В поле его зрения попало окно. Здесь. Халохот приблизился к внешней стене и стал целиться. Ноги Беккера скрылись из виду за поворотом, и Халохот выстрелил, но тут же понял, что выстрел пришелся в пустоту. Пуля срикошетила от стены. Рванувшись вниз за своей жертвой, он продолжал держаться вплотную к внешней стене, что позволило бы ему стрелять под наибольшим углом. Но всякий раз, когда перед ним открывался очередной виток спирали, Беккер оставался вне поля зрения и создавалось впечатление, что тот постоянно находится впереди на сто восемьдесят градусов. Беккер держался центра башни, срезая углы и одним прыжком преодолевая сразу несколько ступенек, Халохот неуклонно двигался за .

 Scusi? - Он оказался итальянцем. - Аегорortо. Per favore. Sulla Vespa. Venti mille pesete. Итальянец перевел взгляд на свой маленький потрепанный мотоцикл и засмеялся. - Venti mille pesete. La Vespa.

515 Share

Zaino aereo

Не было ни страха, ни ощущения своей значимости - исчезло. Он остался нагим - лишь плоть и кости перед лицом Господа. Я человек, - подумал. И с ироничной усмешкой вспомнил: - Без воска. Беккер стоял с закрытыми глазами, а человек в очках в металлической оправе приближался к. Где-то неподалеку зазвонил колокол. Беккер молча ждал выстрела, который должен оборвать его жизнь. ГЛАВА 89 Лучи утреннего солнца едва успели коснуться крыш Севильи и лабиринта узких улочек под. Колокола на башне Гиральда созывали людей на утреннюю мессу.

В руке красная туристская сумка фирмы Л. Белл. Светлые волосы тщательно уложены. - Прошу меня извинить, - пробормотал Беккер, застегивая пряжку на ремне.  - Мужская комната оказалась закрыта… но я уже ухожу. - Ну и проваливай, пидор. Беккер посмотрел на нее внимательнее. К ней как-то не шло сквернословие - как неуместны сточные воды в хрустальном графине.

Она услышала шелест одежды, и вдруг сигналы прекратились. Сьюзан замерла. Мгновение спустя, как в одном из самых страшных детских кошмаров, перед ней возникло чье-то лицо. Зеленоватое, оно было похоже на призрак. Это было лицо демона, черты которого деформировали черные тени. Сьюзан отпрянула и попыталась бежать, но призрак схватил ее за руку. - Не двигайся! - приказал. На мгновение ей показалось, что на нее были устремлены горящие глаза Хейла, но прикосновение руки оказалось на удивление мягким.

 Да, - ответил дружный хор голосов. - Так вот… - Соши шумно вздохнула.  - Похоже, я ошиблась. - Что?! - чуть не подпрыгнул Джабба.  - Мы ищем совсем не. Соши показала на экран. Все сгрудились вокруг нее и прочитали текст: …распространено заблуждение, будто на Нагасаки была сброшена плутониевая бомба. На самом деле в ней использовался уран, как и в ее сестрице, сброшенной на Хиросиму. - Но… - Сьюзан еле обрела дар речи.

 Как прикажете это понимать. На лице Стратмора тут же появилось виноватое выражение. Он улыбнулся, стараясь ее успокоить. - С Дэвидом все в порядке. Просто мне приходится быть крайне осторожным. В тридцати футах от них, скрытый за стеклом односторонней видимости Грег Хейл стоял у терминала Сьюзан. Черный экран. Хейл бросил взгляд на коммандера и Сьюзан, затем достал из кармана бумажник, извлек из него крохотную каталожную карточку и прочитал то, что было на ней написано. Еще раз убедившись, что Сьюзан и коммандер поглощены беседой, Хейл аккуратно нажал пять клавиш на клавиатуре ее компьютера, и через секунду монитор вернулся к жизни. - Порядок, - усмехнулся .

И уже утром мы сможем поехать. В нашем распоряжении будет целых два дня. - Но я уже забронировала номер, обиженно сказала Сьюзан.  - Нашу старую комнату в Стоун-Мэнор. - Я понимаю, но… - Сегодня у нас особый день - мы собирались отметить шесть месяцев. Надеюсь, ты помнишь, что мы помолвлены. - Сьюзан - вздохнул он - Я не могу сейчас об этом говорить, внизу ждет машина. Я позвоню и все объясню.

568 Share

Zaino aereo

 Понятно.  - Она застонала. Все четко, ясно и. Танкадо зашифровал Цифровую крепость, и только ему известен ключ, способный ее открыть. Но Сьюзан трудно было представить себе, что где-то - например, на клочке бумаги, лежащем в кармане Танкадо, - записан ключ из шестидесяти четырех знаков, который навсегда положит конец сбору разведывательной информации в Соединенных Штатах. Ей стало плохо, когда она представила себе подобное развитие событий. Танкадо передает ключ победителю аукциона, и получившая его компания вскрывает Цифровую крепость. Затем она, наверное, вмонтирует алгоритм в защищенный чип, и через пять лет все компьютеры будут выпускаться с предустановленным чипом Цифровой крепости. Никакой коммерческий производитель и мечтать не мог о создании шифровального чипа, потому что нормальные алгоритмы такого рода со временем устаревают. Но Цифровая крепость никогда не устареет: благодаря функции меняющегося открытого текста она выдержит людскую атаку и не выдаст ключа.

 Я оплачу тебе билет до дома, если… - Молчите, - сказала Меган с кривой улыбкой.  - Я думаю, я поняла, что вам от меня.  - Она наклонилась и принялась рыться в сумке. Беккер был на седьмом небе. Кольцо у нее, сказал он. Наконец-то. Он не знал, каким образом она поняла, что ему нужно кольцо, но был слишком уставшим, чтобы терзаться этим вопросом. Его тело расслабилось, он представил себе, как вручает кольцо сияющему заместителю директора АНБ.

Слева и справа от алтаря в поперечном нефе расположены исповедальни, священные надгробия и дополнительные места для прихожан. Беккер оказался в центре длинной скамьи в задней части собора. Над головой, в головокружительном пустом пространстве, на потрепанной веревке раскачивалась серебряная курильница размером с холодильник, описывая громадную дугу и источая едва уловимый аромат. Колокола Гиральды по-прежнему звонили, заставляя содрогаться каменные своды. Беккер перевел взгляд на позолоченную стену под потолком. Его сердце переполняла благодарность. Он дышал. Он остался в живых.

Он нужен мне немедленно. - Ты сошла с ума! - крикнул в ответ Хейл.  - Я вовсе не Северная Дакота! - И он отчаянно забился на полу. - Не лги, - рассердилась Сьюзан.  - Почему же вся переписка Северной Дакоты оказалась в твоем компьютере. - Я ведь тебе уже говорил! - взмолился Хейл, не обращая внимания на вой сирены.  - Я шпионил за Стратмором. Эти письма в моем компьютере скопированы с терминала Стратмора - это сообщения, которые КОМИНТ выкрал у Танкадо.

Сьюзан напряглась как тигрица, защищающая своего детеныша. - Сьюзан, ты же говорила с. Разве Дэвид тебе не объяснил. Она была слишком возбуждена, чтобы ответить. Испания. Так вот почему Дэвид отложил поездку в Стоун-Мэнор. - Сегодня утром я послал за ним машину. Он сказал, что позвонит тебе перед вылетом. Прости, я думал… - Зачем вы послали его в Испанию. Стратмор выдержал паузу и посмотрел ей прямо в .

Справа бесконечной чередой мелькали кадры, запечатлевшие последние минуты Танкадо: выражение отчаяния на его лице, вытянутую руку, кольцо, поблескивающее на солнце. Сьюзан смотрела на эти кадры, то выходившие из фокуса, то вновь обретавшие четкость. Она вглядывалась в глаза Танкадо - и видела в них раскаяние. Он не хотел, чтобы это зашло так далеко, - говорила она.  - Он хотел нас спасти. Но снова и снова он протягивал руку, так, чтобы люди обратили внимание на кольцо. Он хотел объяснить им, но не. И все тянул и тянул к ним свои пальцы.

188 Share

Zaino aereo

Панк да и. Панк да и. Беккер принадлежал к миру людей, носивших университетские свитера и консервативные стрижки, - он просто не мог представить себе образ, который нарисовала Росио. - Попробуйте припомнить что-нибудь. Росио задумалась. - Нет, больше. В этот момент кровать громко заскрипела: клиент Росио попытался переменить позу. Беккер повернулся к нему и заговорил на беглом немецком: - Noch etwas.

 - Ему не стоило напоминать о поразительной способности Мидж Милкен предчувствовать беду.  - Мидж, - взмолился он, - я знаю, что ты терпеть не можешь Стратмора, но… - Это не имеет никакого значения! - вспылила.  - Первым делом нам нужно убедиться, что Стратмор действительно обошел систему Сквозь строй. А потом мы позвоним директору. - Замечательно.  - Он даже застонал.  - Я позвоню Стратмору и попрошу прислать нам письменное подтверждение. - Нет, - сказала Мидж, - игнорируя сарказм, прозвучавший в его словах.

Ему вдруг страшно захотелось увидеть ее - сейчас. Прохладный ветерок кондиционера напомнил ему о жаре на улице. Он представил себе, как бредет, обливаясь потом, по душным, пропитанным запахом наркотиков улицам Трианы, пытаясь разыскать девчонку-панка в майке с британским флагом на груди, и снова подумал о Сьюзан. - Zumo de arandano, - с удивлением услышал он собственный голос.  - Клюквенный сок. Бармен смотрел на него озадаченно. - Solo? - Клюквенный сок популярен в Испании, но пить его в чистом виде - неслыханное. - Si, - сказал Беккер.  - Solo. - Echo un poco de Smirnoff? - настаивал бармен.

ГЛАВА 119 - Червь набирает скорость! - крикнула Соши, склонившаяся у монитора в задней части комнаты.  - Неверный ключ. Все застыли в ужасе. На экране перед ними высветилось сообщение об ошибке: НЕДОПУСТИМЫЙ ВВОД. ТОЛЬКО В ЦИФРОВОЙ ФОРМЕ - Черт его дери! - взорвался Джабба.  - Только цифровой. Нам нужно число. Он нас надул. Это кольцо - обман. - Червь удвоил скорость! - крикнула Соши.

Не было видно даже кнопочных электронных панелей на дверях кабинетов. Когда ее глаза привыкли к темноте, Сьюзан разглядела, что единственным источником слабого света в шифровалке был открытый люк, из которого исходило заметное красноватое сияние ламп, находившихся в подсобном помещении далеко внизу. Она начала двигаться в направлении люка. В воздухе ощущался едва уловимый запах озона. Остановившись у края люка, Сьюзан посмотрела. Фреоновые вентиляторы с урчанием наполняли подсобку красным туманом. Прислушавшись к пронзительному звуку генераторов, Сьюзан поняла, что включилось аварийное питание. Сквозь туман она увидела Стратмора, который стоял внизу, на платформе.

 - О Боже, - хмыкнул он, - значит, эта история подтверждается. Беккеру даже сделалось дурно. - Прошу прощения. Офицер покачал головой, словно не веря своим глазам. - Я должен был вам рассказать… но думал, что тот тип просто псих. - Какой тип? - Беккер хмуро взглянул на полицейского. - Тот, что вызвал скорую. Он болтал что-то на ужаснейшем испанском, который мне только доводилось слышать. - Он сказал, что на руке у мистера Танкадо было кольцо. Офицер кивнул, достал из пачки Дукадо сигарету, посмотрел на плакат с надписью No fumar - Не курить - и все же закурил.

Miglior zaino da trekking leggero

About Mezigor

Если нет, он войдет и будет двигаться на восток, держа в поле зрения правый угол, единственное место, где мог находиться Беккер. Он улыбнулся.

Related Posts

994 Comments

Post A Comment