Zaino anni 80

158 Share

Zaino anni 80

Уже направляясь к двери, Сьюзан внимательно посмотрела на ТРАНСТЕКСТ. Она все еще не могла свыкнуться с мыслью о шифре, не поддающемся взлому. И взмолилась о том, чтобы они сумели вовремя найти Северную Дакоту. - Поторопись, - крикнул ей вдогонку Стратмор, - и ты еще успеешь к ночи попасть в Смоки-Маунтинс. От неожиданности Сьюзан застыла на месте. Она была уверена, что никогда не говорила с шефом о поездке. Она повернулась. Неужели АНБ прослушивает мои телефонные разговоры. Стратмор виновато улыбнулся. - Сегодня утром Дэвид рассказал мне о ваших планах.

Мысли его вернулись к Кармен. Перед глазами возникло ее гибкое тело, темные загорелые бедра, приемник, который она включала на всю громкость, слушая томную карибскую музыку. Он улыбнулся. Может, заскочить на секунду, когда просмотрю эти отчеты. Бринкерхофф взял первую распечатку. ШИФРОВАЛКА - ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТЬРАСХОДЫ Настроение его сразу же улучшилось. Мидж оказала ему настоящую услугу: обработка отчета шифровалки, как правило, не представляла собой никаких трудностей. Конечно, он должен был проверить все показатели, но единственная цифра, которая по-настоящему всегда интересовала директора, - это СЦР, средняя цена одной расшифровки. Иными словами, СЦР представляла собой оценочную стоимость вскрытия ТРАНСТЕКСТОМ одного шифра. Если цена не превышала тысячи долларов, Фонтейн никак не реагировал.

 - Следопыт вышел на Хейла. - Следопыт так и не вернулся. Хейл его отключил. И Сьюзан принялась объяснять, как Хейл отозвал Следопыта и как она обнаружила электронную почту Танкадо, отправленную на адрес Хейла. Снова воцарилось молчание. Стратмор покачал головой, отказываясь верить тому, что услышал. - Не может быть, чтобы Грег Хейл был гарантом затеи Танкадо. Это полный абсурд.

 Цепная мутация, сэр. Я проделал анализ и получил именно такой результат - цепную мутацию. Теперь Сьюзан поняла, почему сотрудник систем безопасности так взволнован. Цепная мутация. Она знала, что цепная мутация представляет собой последовательность программирования, которая сложнейшим образом искажает данные. Это обычное явление для компьютерных вирусов, особенно таких, которые поражают крупные блоки информации. Из почты Танкадо Сьюзан знала также, что цепные мутации, обнаруженные Чатрукьяном, безвредны: они являются элементом Цифровой крепости. - Когда я впервые увидел эти цепи, сэр, - говорил Чатрукьян, - я подумал, что фильтры системы Сквозь строй неисправны.

 Ты ранена? - Стратмор положил руку ей на плечо. Она съежилась от этого прикосновения. Он опустил руку и отвернулся, а повернувшись к ней снова, увидел, что она смотрит куда-то поверх его плеча, на стену. Там, в темноте, ярко сияла клавиатура. Стратмор проследил за ее взглядом и нахмурился Он надеялся, что Сьюзан не заметит эту контрольную панель. Эта светящаяся клавиатура управляла его личным лифтом. Стратмор и его высокопоставленные посетители попадали в шифровалку и уходили незаметно для остальных сотрудников. Лифт спускался на пятьдесят ярдов вниз и затем двигался вбок по укрепленному туннелю еще сто девять ярдов в подземное помещение основного комплекса агентства.

Ее верхняя губа чуть дрогнула. Стратмор подошел еще ближе. Он хотел прикоснуться к ней, но не посмел. Услышав имя Дэвида, произнесенное вслух, Сьюзан дала волю своему горю. Сначала она едва заметно вздрогнула, словно от озноба, и тут же ее захлестнула волна отчаяния. Приоткрыв дрожащие губы, она попыталась что-то сказать, но слов не последовало. Не спуская со Стратмора ледяного взгляда, Сьюзан сделала шаг вперед и протянула к нему руку с зажатым в ней предметом. Стратмор был почти уверен, что в руке Сьюзан сжимала беретту, нацеленную ему в живот, но пистолет лежал на полу, стиснутый в пальцах Хейла. Предмет, который она держала, был гораздо меньшего размера.

253 Share

Zaino anni 80

Неужели все это происходит со мной? - подумал.  - Я же терпеть не могу мотоциклы. Он крикнул парню: - Десять тысяч, если отвезете меня в аэропорт. Тот даже не повернул головы и выключил двигатель. - Двадцать тысяч! - крикнул Беккер.  - Мне срочно нужно в аэропорт. Наконец парень посмотрел на. - Scusi? - Он оказался итальянцем. - Аегорortо.

Но Стратмор ее не слышал. Его жизнь окончена. Тридцать лет отдал он служению своей стране. Этот день должен был стать днем его славы, его piece de resistance, итогом всей его жизни - днем открытия черного хода во всемирный стандарт криптографии. А вместо этого он заразил вирусом главный банк данных Агентства национальной безопасности. И этот вирус уже невозможно остановить - разве что вырубить электроэнергию и тем самым стереть миллиарды бит ценнейшей информации. Спасти ситуацию может только кольцо, и если Дэвид до сих пор его не нашел… - Мы должны выключить ТРАНСТЕКСТ! - Сьюзан решила взять дело в свои руки.  - Я спущусь вниз, в подсобное помещение, и выключу рубильник.

 Ну и проваливай, пидор. Беккер посмотрел на нее внимательнее. К ней как-то не шло сквернословие - как неуместны сточные воды в хрустальном графине. Но, приглядевшись, он убедился, что она вовсе не такая изысканная особа, как ему показалось вначале. Веки припухли, глаза красные, левая рука у локтя - вся в кровоподтеках с синеватым отливом. Господи Иисусе, - подумал.  - Наркотики внутривенно. Кто бы мог подумать.

 Выпустите меня! - Она испуганно смотрела на открытую дверь его кабинета. Стратмор понял, что она смертельно напугана. Он спокойно подошел к двери, выглянул на площадку лестницы и всмотрелся в темноту. Хейла нигде не было. Тогда он вернулся в кабинет и прикрыл за собой дверь, затем заблокировал ее стулом, подошел к столу и достал что-то из выдвижного ящика. В тусклом свете мониторов Сьюзан увидела, что это, и побледнела. Он достал пистолет. Он выдвинул два стула на середину комнаты.

Он застонал. Проклятые испанцы начинают службу с причастия. ГЛАВА 92 Сьюзан начала спускаться по лестнице в подсобное помещение. Густые клубы пара окутывали корпус ТРАНСТЕКСТА, ступеньки лестницы были влажными от конденсации, она едва не упала, поскользнувшись. Она нервничала, гадая, сколько еще времени продержится ТРАНСТЕКСТ. Сирены продолжали завывать; то и дело вспыхивали сигнальные огни. Тремя этажами ниже дрожали и гудели резервные генераторы. Сьюзан знала, что где-то на дне этого погруженного в туман подземелья есть рубильник.

 Пустые, но мои, черт тебя дери. - Прошу прощения, - сказал Беккер, поворачиваясь, чтобы уйти. Парень загородил ему дорогу. - Подними. Беккер заморгал от неожиданности. Дело принимало дурной оборот. - Ты, часом, не шутишь? - Он был едва ли не на полметра выше этого панка и тяжелее килограммов на двадцать. - С чего это ты взял, что я шучу. Беккер промолчал. - Подними! - срывающимся голосом завопил панк.

217 Share

Zaino anni 80

 В обеих бомбах уран? - Джабба оживился и прильнул к экрану.  - Это обнадеживает: яблоки и яблоки. - Чем отличаются изотопы? - спросил Фонтейн.  - Это должно быть что-то фундаментальное. Соши пожирала глазами текст. - Подождите… сейчас посмотрю… отлично… - Сорок пять секунд! - раздался крик. Сьюзан взглянула на ВР. Последний защитный слой был уже почти невидим. - Вот оно! - воскликнула Соши.

Выполняя поручения людей из высшего эшелона власти, Бринкерхофф в глубине души знал, что он - прирожденный личный помощник: достаточно сообразительный, чтобы все правильно записать, достаточно импозантный, чтобы устраивать пресс-конференции, и достаточно ленивый, чтобы не стремиться к большему. Приторно-сладкий перезвон каминных часов возвестил об окончании еще одного дня его унылого существования. Какого черта! - подумал.  - Что я делаю здесь в пять вечера в субботу. - Чед? - В дверях его кабинета возникла Мидж Милкен, эксперт внутренней безопасности Фонтейна. В свои шестьдесят она была немного тяжеловатой, но все еще весьма привлекательной женщиной, чем не переставала изумлять Бринкерхоффа. Кокетка до мозга костей, трижды разведенная, Мидж двигалась по шестикомнатным директорским апартаментам с вызывающей самоуверенностью. Она отличалась острым умом, хорошей интуицией, частенько засиживалась допоздна и, как говорили, знала о внутренних делах АНБ куда больше самого Господа Бога.

Он бывал в Университете Досися и использовал их главный компьютер. Очевидно, там у него был адрес, который он сумел утаить. Это хорошо защищенный почтовый ящик, и мне лишь случайно удалось на него наткнуться.  - Он выдержал паузу.  - Итак, если Танкадо хотел, чтобы мы обнаружили его почту, зачем ему понадобился секретный адрес. Сьюзан снова задумалась. - Может быть, для того, чтобы вы не заподозрили, что это приманка. Может быть, Танкадо защитил его ровно настолько, чтобы вы на него наткнулись и сочли, что вам очень повезло. Это придает правдоподобность его электронной переписке.

Он набрал в легкие воздуха. - Вы хотите приделать к Цифровой крепости черный ход. Его слова встретило гробовое молчание. Хейл понял, что попал в яблочко. Но невозмутимость Стратмора, очевидно, подверглась тяжкому испытанию. - Кто тебе это сказал? - спросил он, и в его голосе впервые послышались металлические нотки. - Прочитал, - сказал Хейл самодовольно, стараясь извлечь как можно больше выгоды из этой ситуации.  - В одном из ваших мозговых штурмов. - Это невозможно. Я никогда не распечатываю свои мозговые штурмы.

Она не знала лишь того, что смерть избавит ее от еще большего ужаса: ее единственный ребенок родится калекой. Отец Энсея так ни разу и не взглянул на сына. Ошеломленный потерей жены и появлением на свет неполноценного, по словам медсестер, ребенка, которому скорее всего не удастся пережить ночь, он исчез из больницы и больше не вернулся. Энсея Танкадо отдали в приемную семью. Каждую ночь юный Танкадо смотрел на свои скрюченные пальцы, вцепившиеся в куклу Дарума note 1и клялся, что отомстит - отомстит стране, которая лишила его матери, а отца заставила бросить его на произвол судьбы. Не знал он только одного - что в его планы вмешается судьба. В феврале того года, когда Энсею исполнилось двенадцать, его приемным родителям позвонили из токийской фирмы, производящей компьютеры, и предложили их сыну-калеке принять участие в испытаниях новой клавиатуры, которую фирма сконструировала для детей с физическими недостатками. Родители согласились. Хотя Энсей Танкадо никогда прежде не видел компьютера, он как будто инстинктивно знал, как с ним обращаться.

 - Если лифт обесточен, я отключу ТРАНСТЕКСТ и восстановлю подачу тока в лифт. - У дверцы лифта есть код, - злорадно сказала Сьюзан. - Ну и проблема! - засмеялся Хейл.  - Думаю, коммандер мне его откроет. Разве не так, коммандер. - Ни в коем случае! - отрезал Стратмор. Хейл вскипел: - Послушайте меня, старина. Вы отпускаете меня и Сьюзан на вашем лифте, мы уезжаем, и через несколько часов я ее отпускаю. Стратмор понял, что ставки повышаются. Он впутал в это дело Сьюзан и должен ее вызволить.

619 Share

Zaino anni 80

Беккер остановился, недоумевая, откуда им известно его имя. - Кто… кто вы. - Пройдемте с нами, пожалуйста. Сюда. В этой встрече было что-то нереальное - нечто, заставившее снова напрячься все его нервные клетки. Он поймал себя на том, что непроизвольно пятится от незнакомцев. Тот, что был пониже ростом, смерил его холодным взглядом. - Сюда, мистер Беккер.

Сьюзан подняла голову. Глаза ее были затуманены. - Танкадо успел отдать его за мгновение до смерти. Все были в растерянности. - Ключ… - Ее передернуло.  - Коммандер Стратмор отправил кого-то в Испанию с заданием найти ключ. - И что? - воскликнул Джабба.  - Человек Стратмора его нашел. Сьюзан, больше не в силах сдержать слезы, разрыдалась.

Сьюзан едва ли не физически ощутила повисшее молчание. Оно показалось ей нескончаемо долгим. Наконец Стратмор заговорил. В его голосе слышалось скорее недоумение, чем шок: - Что ты имеешь в виду. - Хейл… - прошептала Сьюзан.  - Он и есть Северная Дакота. Снова последовало молчание: Стратмор размышлял о том, что она сказала. - Следопыт? - Он, похоже, был озадачен.

Каждую ночь юный Танкадо смотрел на свои скрюченные пальцы, вцепившиеся в куклу Дарума note 1и клялся, что отомстит - отомстит стране, которая лишила его матери, а отца заставила бросить его на произвол судьбы. Не знал он только одного - что в его планы вмешается судьба. В феврале того года, когда Энсею исполнилось двенадцать, его приемным родителям позвонили из токийской фирмы, производящей компьютеры, и предложили их сыну-калеке принять участие в испытаниях новой клавиатуры, которую фирма сконструировала для детей с физическими недостатками. Родители согласились. Хотя Энсей Танкадо никогда прежде не видел компьютера, он как будто инстинктивно знал, как с ним обращаться. Компьютер открыл перед ним мир, о существовании которого он даже не подозревал, и вскоре заполнил всю его жизнь. Повзрослев, он начал давать компьютерные уроки, зарабатывать деньги и в конце концов получил стипендию для учебы в Университете Досися. Вскоре слава о фугуся-кисай, гениальном калеке, облетела Токио.

 - Уран и плутоний. Давай. Все ждали, когда Соши откроет нужный раздел. - Вот, - сказала.  - Стоп.  - И быстро пробежала глазами информацию. Здесь имелась масса всяческих сведений.  - И откуда мы знаем, что именно ищем. Одно различие от природы, другое - рукотворное. Плутоний впервые был открыт… - Число, - напомнил Джабба.

В данный момент эта чертова программа надежно зашифрована и абсолютно безопасна. Но как только шифр будет взломан… - Коммандер, а не лучше ли будет… - Мне нужен ключ! - отрезал. Сьюзан должна была признать, что, услышав о Цифровой крепости, она как ученый испытала определенный интерес, желание установить, как Танкадо удалось создать такую программу. Само ее существование противоречило основным правилам криптографии. Она посмотрела на шефа. - Вы уничтожите этот алгоритм сразу же после того, как мы с ним познакомимся. - Конечно. Так, чтобы не осталось и следа. Сьюзан нахмурилась. Она понимала, что найти принадлежащую Хейлу копию ключа будет очень трудно.

852 Share

Zaino anni 80

El cuerpo de Jesus, el pan del cielo. Молодой священник, причащавший Беккера, смотрел на него с неодобрением. Ему было понятно нетерпение иностранца, но все-таки зачем рваться без очереди. Беккер наклонил голову и тщательно разжевывал облатку. Он почувствовал, что сзади что-то произошло, возникло какое-то замешательство, и подумал о человеке, у которого купил пиджак. Беккер надеялся, что тот внял его совету не надевать пока пиджак. Он начал было вертеть головой, но испугался, что очки в тонкой металлической оправе только этого и ждут, и весь сжался, надеясь, что черный пиджак хоть как-то прикроет его брюки защитного цвета. Увы, это было невозможно.

Сьюзан, в свою очередь, удивил ответ шефа. - Но ведь у нас есть ТРАНСТЕКСТ, почему бы его не расшифровать? - Но, увидев выражение лица Стратмора, она поняла, что правила игры изменились.  - О Боже, - проговорила Сьюзан, сообразив, в чем дело, - Цифровая крепость зашифровала самое. Стратмор невесело улыбнулся: - Наконец ты поняла. Формула Цифровой крепости зашифрована с помощью Цифровой крепости. Танкадо предложил бесценный математический метод, но зашифровал. Зашифровал, используя этот самый метод. - Сейф Бигглмана, - протянула Сьюзан. Стратмор кивнул. Сейф Бигглмана представляет собой гипотетический сценарий, когда создатель сейфа прячет внутри его ключ, способный его открыть.

Стратмор провел рукой по вспотевшему лбу. - Этот шифр есть продукт нового типа шифровального алгоритма, с таким нам еще не приходилось сталкиваться. Эти слова повергли Сьюзан в еще большее смятение. Шифровальный алгоритм - это просто набор математических формул для преобразования текста в шифр. Математики и программисты каждый день придумывают новые алгоритмы. На рынке их сотни -PGP, DifTie-Hellman, ZIP, IDEA, Е1 Gamal. ТРАНСТЕКСТ ежедневно без проблем взламы-вает эти шифры. Для него все шифры выглядят одинаково, независимо от алгоритма, на основе которого созданы. - Не понимаю, - сказала .

Офицер выключил свет, и комната погрузилась в темноту. - Подождите, - сказал Беккер.  - Включите на секунду. Лампы, замигав, зажглись. Беккер поставил коробку на пол и подошел к столу. Наклонился и осмотрел пальцы левой руки. Лейтенант следил за его взглядом. - Ужасное уродство, правда. Но не искалеченная рука привлекла внимание Беккера. Он увидел кое-что другое.

И они еще решили оставить меня здесь на ночь. Беккер огляделся: - Понимаю. Это ужасно. Простите, что я так долго до вас добирался. - Мне даже не сказали, что вы придете. Беккер поспешил переменить тему: - У вас на голове огромная шишка. Больно. - Да нет вообще-то.

Беккер старался говорить как можно официальнее: - Дело весьма срочное. Этот человек сломал запястье, у него травма головы. Он был принят сегодня утром. Его карточка должна лежать где-то сверху. Беккер еще больше усилил акцент, но так, чтобы собеседница могла понять, что ему нужно, и говорил слегка сбивчиво, подчеркивая свою крайнюю озабоченность. Люди часто нарушают правила, когда сталкиваются с подобной настойчивостью. Но вместо того чтобы нарушить правила, женщина выругала самоуверенного североамериканца и отсоединилась. Расстроенный, Беккер повесил трубку. Провал. Мысль о том, что придется отстоять в очереди несколько часов, была невыносима.

941 Share

Zaino anni 80

Я не могу тебя отпустить. Хейл даже замер от неожиданности. - Что. - Я вызываю агентов безопасности. - Нет, коммандер! - вскрикнула Сьюзан.  - Нет. Хейл сжал ее горло. - Если вы вызовете службу безопасности, она умрет. Стратмор вытащил из-под ремня мобильник и набрал номер.

Солнечный удар и инфаркт. Бедолага. Беккер ничего не сказал и продолжал разглядывать пальцы умершего. - Вы уверены, что на руке у него не было перстня. Офицер удивленно на него посмотрел. - Перстня. - Да. Взгляните. Офицер подошел к столу. Кожа на левой руке загорелая, если не считать узкой светлой полоски на мизинце.

Внезапно он взвился в воздух и боком полетел вниз, прямо над Беккером, распростертым на животе с вытянутыми вперед руками, продолжавшими сжимать подсвечник, об который споткнулся Халохот. Халохот ударился сначала о внешнюю стену и только затем о ступени, после чего, кувыркаясь, полетел головой. Пистолет выпал из его рук и звонко ударился о камень. Халохот пролетел пять полных витков спирали и замер. До Апельсинового сада оставалось всего двенадцать ступенек. ГЛАВА 101 Дэвид Беккер никогда не держал в руках оружия. Сейчас ему пришлось это сделать. Скрюченное тело Халохота темнело на тускло освещенной лестнице Гиральды. Беккер прижал дуло к виску убийцы и осторожно наклонился. Одно движение, и он выстрелит.

Беккер задумался: Я бы хотел, чтобы ты как следует вымыл голову, научился говорить по-человечески и нашел себе работу. Но решил, что хочет от этого парня слишком многого. - Мне нужна кое-какая информация, - сказал. - Проваливал бы ты отсюда. - Я ищу одного человека. - Знать ничего не знаю. - Не знаю, о ком вы говорите, - поправил его Беккер, подзывая проходившую мимо официантку. Он купил две бутылки пива и протянул одну Двухцветному. Панк изумленно взглянул на бутылку, потом отпил изрядный глоток и тупо уставился на Беккера.

Криптографы редко запирали свои компьютеры, разве что покидая Третий узел на ночь. Обычно они лишь уменьшали их яркость; кодекс чести гарантировал, что никто в их отсутствие к терминалу не прикоснется. К черту кодекс чести, - сказала она.  - Посмотрим, чем ты тут занимаешься. Окинув быстрым взглядом находящееся за стеклом помещение шифровалки, Сьюзан включила кнопку яркости. Вспыхнувший экран был совершенно пуст. Несколько этим озадаченная, она вызвала команду поиска и напечатала: НАЙТИ: СЛЕДОПЫТ Это был дальний прицел, но если в компьютере Хейла найдутся следы ее программы, то они будут обнаружены. Тогда станет понятно, почему он вручную отключил Следопыта. Через несколько секунд на экране показалась надпись: ОБЪЕКТ НЕ НАЙДЕН Не зная, что искать дальше, она ненадолго задумалась и решила зайти с другой стороны. НАЙТИ: ЗАМОК ЭКРАНА Монитор показал десяток невинных находок - и ни одного намека на копию ее персонального кода в компьютере Хейла.

В нескольких метрах от нее ярко светился экран Хейла. - Со мной… все в порядке, - выдавила. Сердце ее готово было выскочить из груди. Было видно, что Хейл ей не поверил. - Может быть, хочешь воды. Она не нашлась что ответить. И проклинала. Как я могла не выключить монитор. Сьюзан понимала: как только Хейл заподозрит, что она искала что-то в его компьютере, то сразу же поймет, что подлинное лицо Северной Дакоты раскрыто.

182 Share

Zaino anni 80

Согласился подежурить в этот уик-энд. Глаза Стратмора сузились. - Странно. Я вчера говорил с. Велел ему сегодня не приходить. Он ничего не сказал о том, что поменялся с тобой дежурством. У Чатрукьяна ком застрял в горле. Он молчал. - Ну ладно, - вздохнул Стратмор.  - Похоже, вышла какая-то путаница.

 Сьюзан, - в его голосе послышалась решимость, - я прошу тебя помочь мне найти ключ Хейла. - Что? - Сьюзан встала, глаза ее сверкали. Стратмор подавил желание встать с ней. Он многое знал об искусстве ведения переговоров: тот, кто обладает властью, должен спокойно сидеть и не вскакивать с места. Он надеялся, что она сядет. Но она этого не сделала. - Сьюзан, сядь. Она не обратила внимания на его просьбу. - Сядь.

Сьюзан прошла мимо него с поразившим его выражением человека, потрясенного предательством. Коммандер не сказал ни слова и, медленно наклонившись, поднял пейджер. Новых сообщений не. Сьюзан прочитала их. Стратмор в отчаянии нажал на кнопку просмотра. ОБЪЕКТ: ЭНСЕЙ ТАНКАДО - ЛИКВИДИРОВАН ОБЪЕКТ: ПЬЕР КЛУШАР - ЛИКВИДИРОВАН ОБЪЕКТ: ГАНС ХУБЕР - ЛИКВИДИРОВАН ОБЪЕКТ: РОСИО ЕВА ГРАНАДА - ЛИКВИДИРОВАНА… Список на этом не заканчивался, и Стратмора охватил ужас. Я смогу ей объяснить. Она поймет. Честь. Страна.

 Хейл… - прошептала Сьюзан.  - Он и есть Северная Дакота. Снова последовало молчание: Стратмор размышлял о том, что она сказала. - Следопыт? - Он, похоже, был озадачен.  - Следопыт вышел на Хейла. - Следопыт так и не вернулся. Хейл его отключил. И Сьюзан принялась объяснять, как Хейл отозвал Следопыта и как она обнаружила электронную почту Танкадо, отправленную на адрес Хейла. Снова воцарилось молчание.

Бринкерхофф читал, не веря своим глазам. - Какого чер… В распечатке был список последних тридцати шести файлов, введенных в ТРАНСТЕКСТ. За названием каждого файла следовали четыре цифры - код команды добро, данной программой Сквозь строй. Последний файл в списке таким кодом не сопровождался, вместо этого следовала запись: ФИЛЬТР ОТКЛЮЧЕН ВРУЧНУЮ. Господи Иисусе! - подумал Бринкерхофф.  - Мидж снова оказалась права. - Идиот! - в сердцах воскликнула.  - Ты только посмотри.

Стратмор придвинулся ближе, держа беретту в вытянутой руке прямо перед. - Как ты узнал про черный ход. - Я же сказал. Я прочитал все, что вы доверили компьютеру. - Это невозможно. Хейл высокомерно засмеялся. - Одна из проблем, связанных с приемом на работу самых лучших специалистов, коммандер, состоит в том, что иной раз они оказываются умнее. - Молодой человек, - вскипел Стратмор, - я не знаю, откуда вы черпаете свою информацию, но вы переступили все допустимые границы.

420 Share

Zaino anni 80

 Странное? - Он начал беспокоиться.  - Можешь выражаться яснее. Две минуты спустя Джабба мчался вниз к главному банку данных. ГЛАВА 85 Грег Хейл, распластавшись, лежал на полу помещения Третьего узла. Стратмор и Сьюзан отволокли его туда через шифровалку и связали ему руки и ноги толстым кабелем от одного из лазерных принтеров. Сьюзан до сих пор была ошеломлена ловкими действиями коммандера. Он разыграл звонок по телефону. И в результате одолел Хейла, освободил Сьюзан и выиграл время для переделки Цифровой крепости.

Электронная почта от Энсея Танкадо, адресованная Грегу Хейлу. Они работали. Сьюзан буквально онемела, когда эта страшная правда дошла до ее сознания. Северная Дакота - это Грег Хейл. Глаза ее не отрывались от экрана. Мозг лихорадочно искал какое-то другое объяснение, но не находил. Перед ее глазами было внезапно появившееся доказательство: Танкадо использовал меняющуюся последовательность для создания функции меняющегося открытого текста, а Хейл вступил с ним в сговор с целью свалить Агентство национальной безопасности. - Это н-не… - заикаясь, произнесла она вслух, - невероятно.

 Мне неприятно тебе это говорить, - сказал Стратмор, - но лифт без электричества - это не лифт. - Вздор! - крикнул Хейл.  - Лифт подключен к энергоснабжению главного здания. Я видел схему. - Да мы уже пробовали, - задыхаясь, сказала Сьюзан, пытаясь хоть чем-то помочь шефу.  - Он обесточен. - Вы оба настолько заврались, что в это даже трудно поверить.  - Хейл сильнее сжал горло Сьюзан.

 - Полная незащищенность наступит максимум через пятнадцать минут. - Вот что я вам скажу, - решительно заявил директор.  - Через пятнадцать минут все страны третьего мира на нашей планете будут знать, как построить межконтинентальную баллистическую ракету. Если кто-то в этой комнате считает, что ключ к шифру-убийце содержится еще где-то, помимо этого кольца, я готов его выслушать.  - Директор выдержал паузу. Никто не проронил ни слова. Он снова посмотрел на Джаббу и закрыл.  - Танкадо отдал кольцо с умыслом. Мне все равно, думал ли он, что тучный господин побежит к телефону-автомату и позвонит нам, или просто хотел избавиться от этого кольца.

 Мидж… у меня нет никакой жизни. Она постучала пальцем по кипе документов: - Вот твоя жизнь, Чед Бринкерхофф.  - Но, посмотрев на него, смягчилась.  - Могу я чем-нибудь тебе помочь, прежде чем уйду. Он посмотрел на нее умоляюще и покрутил затекшей шеей. - У меня затекли плечи. Мидж не поддалась. - Прими аспирин. - Не помассируешь мне спину? - Он надулся. Мидж покачала головой.

 Это лишь означает, - сказала она, пожимая плечами, - что сегодня мы не взломали ни одного шифра. ТРАНСТЕКСТ устроил себе перерыв. - Перерыв? - Бринкерхофф не был в этом уверен. Он достаточно долго проработал бок о бок с директором и знал, что перерыв не относился к числу поощряемых им действий - особенно когда дело касалось ТРАНСТЕКСТА. Фонтейн заплатил за этого бегемота дешифровки два миллиарда и хотел, чтобы эти деньги окупились сполна. Каждая минута простоя ТРАНСТЕКСТА означала доллары, спущенные в канализацию. - Но, Мидж… - сказал Бринкерхофф.  - ТРАНСТЕКСТ не устраивает перерывов. Он трудится день и ночь.

872 Share

Zaino anni 80

Он побледнел и вытер рукавом пот со лба. - Директор, у нас нет выбора. Мы должны вырубить питание главного банка данных. - Это невозможно, - сказал директор.  - Вы представляете, каковы будут последствия. Джабба отлично знал, что директор прав. Более трех тысяч узлов Независимой цифровой сети связывают весь мир с базой данных агентства. Каждый день военные оценивают моментальные спутниковые снимки всех передвижений по территории потенциальных противников. Инженеры компании Локхид скачивают подробные чертежи новых систем вооружения.

 Si. Беккер попросил дать ему картонную коробку, и лейтенант отправился за. Был субботний вечер, и севильский морг не работал. Молодой лейтенант пустил туда Беккера по распоряжению севильской гвардии - похоже, у этого приезжего американца имелись влиятельные друзья. Беккер осмотрел одежду. Среди вещей были паспорт, бумажник и очки, засунутые кем-то в один из ботинков. Еще здесь был вещевой мешок, который полиция взяла в отеле, где остановился этот человек. Беккер получил четкие инструкции: ни к чему не прикасаться, ничего не читать.

 - Сьюзан не знала, как. Бросила взгляд на монитор, потом посмотрела на Грега Хейла.  - Сейчас. Несколькими быстрыми нажатиями клавиш она вызвала программу, именуемую Экранный замок, которая давала возможность скрыть работу от посторонних глаз. Она была установлена на каждом терминале в Третьем узле. Поскольку компьютеры находились во включенном состоянии круглые сутки, замок позволял криптографам покидать рабочее место, зная, что никто не будет рыться в их файлах. Сьюзан ввела личный код из пяти знаков, и экран потемнел. Он будет оставаться в таком состоянии, пока она не вернется и вновь не введет пароль. Затем Сьюзан сунула ноги в туфли и последовала за коммандером.

 Неудачный выбор места, - прокомментировал Смит.  - Халохот думал, что поблизости никого. Халохот какое-то время наблюдал за происходящим, потом скрылся за деревьями, по-видимому, выжидая. - Сейчас произойдет передача, - предупредил Смит.  - В первый раз мы этого не заметили. Сьюзан не отрываясь смотрела на эту малоприятную картину. Танкадо задыхался, явно стараясь что-то сказать добрым людям, склонившимся над. Затем, в отчаянии, он поднял над собой левую руку, чуть не задев по лицу пожилого человека. Камера выхватила исковерканные пальцы Танкадо, на одном из которых, освещенное ярким испанским солнцем, блеснуло золотое кольцо. Танкадо снова протянул руку.

Сьюзан спустилась по лестнице на несколько ступенек. Горячий воздух снизу задувал под юбку. Ступеньки оказались очень скользкими, влажными из-за конденсации пара. Она присела на решетчатой площадке. - Коммандер. Стратмор даже не повернулся. Он по-прежнему смотрел вниз, словно впав в транс и не отдавая себе отчета в происходящем. Сьюзан проследила за его взглядом, прижавшись к поручню.

 Клаус Шмидт, - выпалил Беккер имя из старого учебника немецкого. Долгая пауза. - Сэр… я не нахожу Клауса Шмидта в книге заказов, но, быть может, ваш брат хотел сохранить инкогнито, - наверное, дома его ждет жена? - Он непристойно захохотал. - Да, Клаус женат. Но он очень толстый. Жена отказывает ему… ну, вы понимаете.  - Беккер не мог поверить, что это говорит он. Если бы Сьюзан слышала меня сейчас, - подумал .

519 Share

Zaino anni 80

 Нет, я… - Слушайте, я знаю, зачем вы пришли! - Старик попытался сесть в кровати.  - Меня не удастся запугать. Я уже говорил это и могу повторить тысячу раз - Пьер Клушар описывает мир таким, каким его видит. Некоторые ваши туристические путеводители старательно скрывают правду, обещая бесплатный ночлег в городе, но Монреаль тайме не продается. Ни за какие деньги. - Простите, сэр, вы, кажется, меня не… - Merde alors. Я отлично все понял! - Он уставил на Беккера костлявый указательный палец, и его голос загремел на всю палату.  - Вы не первый. Они уже пытались сделать то же самое в Мулен Руж, в отеле Брауне пэлис и в Голфиньо в Лагосе.

Она знала, что цепная мутация представляет собой последовательность программирования, которая сложнейшим образом искажает данные. Это обычное явление для компьютерных вирусов, особенно таких, которые поражают крупные блоки информации. Из почты Танкадо Сьюзан знала также, что цепные мутации, обнаруженные Чатрукьяном, безвредны: они являются элементом Цифровой крепости. - Когда я впервые увидел эти цепи, сэр, - говорил Чатрукьян, - я подумал, что фильтры системы Сквозь строй неисправны. Но затем я сделал несколько тестов и обнаружил… - Он остановился, вдруг почувствовав себя не в своей тарелке.  - Я обнаружил, что кто-то обошел систему фильтров вручную. Эти слова были встречены полным молчанием. Лицо Стратмора из багрового стало пунцовым. Сомнений в том, кого именно обвиняет Чатрукьян, не .

Она села и начала, подобно пианисту-виртуозу, перебирать клавиши Большого Брата. Бринкерхофф посмотрел на мониторы, занимавшие едва ли не всю стену перед ее столом. На каждом из них красовалась печать АНБ. - Хочешь посмотреть, чем занимаются люди в шифровалке? - спросил он, заметно нервничая. - Вовсе нет, - ответила Мидж.  - Хотела бы, но шифровалка недоступна взору Большого Брата. Ни звука, ни картинки. Приказ Стратмора. Все, что я могу, - это проверить статистику, посмотреть, чем загружен ТРАНСТЕКСТ. Слава Богу, разрешено хоть .

Однако, сделав еще несколько шагов, Стратмор почувствовалчто смотрит в глаза совершенно незнакомой ему женщины. Ее глаза были холодны как лед, а ее обычная мягкость исчезла без следа. Сьюзан стояла прямо и неподвижно, как статуя. Глаза ее были полны слез. - Сьюзан. По ее щеке скатилась слеза. - Что с тобой? - в голосе Стратмора слышалась мольба. Лужа крови под телом Хейла расползалась на ковре, напоминая пятно разлитой нефти. Стратмор смущенно посмотрел на труп, затем перевел взгляд на Сьюзан. Неужели она узнала.

И хотя в обычных обстоятельствах пришлось бы проверять миллионы вариантов, обнаружить личный код оказалось довольно просто: приступая к работе, криптограф первым делом вводил пароль, отпирающий терминал. Поэтому от Хейла не потребовалось вообще никаких усилий: личные коды соответствовали первым пяти ударам по клавиатуре. Какая ирония, думал он, глядя в монитор Сьюзан. Хейл похитил пароли просто так, ради забавы. Теперь же он был рад, что проделал это, потому что на мониторе Сьюзан скрывалось что-то очень важное. Задействованная ею программа была написана на языке программирования Лимбо, который не был его специальностью. Но ему хватило одного взгляда, чтобы понять: никакая это не диагностика. Хейл мог понять смысл лишь двух слов. Но этого было достаточно.

Сьюзан кивнула. - То есть вы хотите сказать, Танкадо не волновало, что кто-то начнет разыскивать Северную Дакоту, потому что его имя и адрес защищены компанией ARA. - Верно. Сьюзан на секунду задумалась. - ARA обслуживает в основном американских клиентов. Вы полагаете, что Северная Дакота может быть где-то. - Возможно.  - Стратмор пожал плечами.  - Имея партнера в Америке, Танкадо мог разделить два ключа географически. Возможно, это хорошо продуманный ход.

919 Share

Zaino anni 80

Купол из плексигласа имел ячеистую структуру - защитную паутину, способную выдержать взрыв силой в две мегатонны. Солнечные лучи, проходя сквозь этот экран, покрывали стены нежным кружевным узором. Крошечные частички пыли, пленницы мощной системы деионизации купола, простодушно устремлялись вверх широкой спиралью. Наклонные стены помещения, образуя вверху широкую арку, на уровне глаз были практически вертикальными. Затем они приобретали как бы полупрозрачность, завершаясь у пола непроницаемой чернотой - посверкивающей черной глазурью кафеля, отливавшей жутковатым сиянием, создававшим какое-то тревожное ощущение прозрачности пола. Черный лед. В центре помещения из пола торчала, подобно носу исполинской торпеды, верхняя часть машины, ради которой было возведено все здание. Ее черный лоснящийся верх поднимался на двадцать три фута, а сама она уходила далеко вниз, под пол. Своей гладкой окружной формой она напоминала дельфина-косатку, застывшего от холода в схваченном морозом море.

Нацисты сконструировали потрясающую шифровальную машину, которую назвали Энигма. Она была похожа на самую обычную старомодную пишущую машинку с медными взаимосвязанными роторами, вращавшимися сложным образом и превращавшими открытый текст в запутанный набор на первый взгляд бессмысленных групп знаков. Только с помощью еще одной точно так же настроенной шифровальной машины получатель текста мог его прочесть. Беккер слушал как завороженный. Учитель превратился в ученика. Однажды вечером на университетском представлении Щелкунчика Сьюзан предложила Дэвиду вскрыть шифр, который можно было отнести к числу базовых. Весь антракт он просидел с ручкой в руке, ломая голову над посланием из одиннадцати букв: HL FKZC VD LDS В конце концов, когда уже гасли огни перед началом второго акта, его осенило. Шифруя послание, Сьюзан просто заменила в нем каждую букву на предшествующую ей алфавите.

И это вопрос национальной безопасности. Беккер вошел в телефонную будку и начал набирать номер Стратмора. Не успел он набрать международный код, как в трубке раздался записанный на пленку голос: Todos los circuitos estan ocupados - Пожалуйста, положите трубку и перезвоните позднее. Беккер нахмурился и положил трубку на рычаг. Он совсем забыл: звонок за границу из Испании - все равно что игра в рулетку, все зависит от времени суток и удачи. Придется попробовать через несколько минут. Беккер старался не обращать внимания на легкий запах перца. Меган сказала, что, если тереть глаза, будет только хуже. Он даже представить себе не может, насколько хуже. Не в силах сдержать нетерпение, Беккер попытался позвонить снова, но по-прежнему безрезультатно.

Не успел он приняться за чтение отчета службы безопасности, как его мысли были прерваны шумом голосов из соседней комнаты. Бринкерхофф отложил бумагу и подошел к двери. В приемной было темно, свет проникал только сквозь приоткрытую дверь кабинета Мидж. Голоса не стихали. Он прислушался. Голоса звучали возбужденно. - Мидж. Ответа не последовало. Бринкерхофф подошел к кабинету.

Это новейшее оружие, направленное против разведслужб. Если эта программа попадет на рынок, любой третьеклассник, имеющий модем, получит возможность отправлять зашифрованные сообщения, которые АНБ не сможет прочесть. Это означает конец нашей разведки. Но мысли Сьюзан были далеко от политических последствий создания Цифровой крепости. Она пыталась осознать истинный смысл случившегося. Всю свою жизнь она посвятила взламыванию шифров, отвергая саму возможность разработки абсолютно стойкого шифра. Любой шифр можно взломать - так гласит принцип Бергофского. Она чувствовала себя атеистом, лицом к лицу столкнувшимся с Господом Богом. - Если этот шифр станет общедоступным, - прошептала она, - криптография превратится в мертвую науку. Стратмор кивнул: - Это наименьшая из наших проблем.

Что ж, пожалуйста. Хватит путаться у нас под ногами, вот моя рекомендация. - Спокойно, Джабба, - предупредил директор. - Директор, - сказал Джабба, - Энсей Танкадо владеет нашим банком данных. Дайте ему то, чего он требует. Если он хочет, чтобы мир узнал о ТРАНСТЕКСТЕ, позвоните в Си-эн-эн и снимите штанишки. Все равно сейчас ТРАНСТЕКСТ - это всего лишь дырка в земле. Так какая разница.

Borsa per pannolini zaino a tracolla

About Gabar

Вы должны… Сьюзан вырвала руку и посмотрела на него с возмущением. - Мне кажется, коммандер приказал вам уйти. - Но монитор.

Related Posts

397 Comments

Post A Comment