Zaino da uomo fendi

446 Share

Zaino da uomo fendi

Но послушай: канадец сказал, что буквы не складывались во что-то вразумительное. Японские иероглифы не спутаешь с латиницей. Он сказал, что выгравированные буквы выглядят так, будто кошка прошлась по клавишам пишущей машинки. - Коммандер, не думаете же вы… - Сьюзан расхохоталась. Но Стратмор не дал ей договорить. - Сьюзан, это же абсолютно ясно. Танкадо выгравировал ключ Цифровой крепости на кольце. Золото долговечно.

Сьюзан посмотрела на. Сидя рядом с великим Тревором Стратмором, она невольно почувствовала, что страхи ее покинули. Переделать Цифровую крепость - это шанс войти в историю, принеся громадную пользу стране, и Стратмору без ее помощи не обойтись. Хоть и не очень охотно, она все же улыбнулась: - Что будем делать. Стратмор просиял и, протянув руку, коснулся ее плеча. - Спасибо.  - Он улыбнулся и сразу перешел к делу.  - Мы вместе спустимся.  - Он поднял беретту.  - Ты найдешь терминал Хейла, а я тебя прикрою.

К рабочему кабинету Стратмора, именуемому аквариумом из-за стеклянных стен, вела узкая лестница, поднимавшаяся по задней стене шифровалки. Взбираясь по решетчатым ступенькам, Сьюзан смотрела на массивную дубовую дверь кабинета, украшенную эмблемой АНБ, на которой был изображен могучий орел, терзающий когтями старинную отмычку. За этой дверью находился один из самых великих людей, которых ей довелось знать. Пятидесятишестилетний коммандер Стратмор, заместитель оперативного директора АНБ, был для нее почти как отец. Именно он принимал ее на работу, именно он сделал АНБ для нее родным домом. Когда десять лет назад Сьюзан поступила в агентство, Стратмор возглавлял Отдел развития криптографии, являвшийся тренировочной площадкой для новых криптографов, криптографов мужского пола. Хотя Стратмор терпеть не мог выделять кого-нибудь из подчиненных, он с особым вниманием относился к своей единственной сотруднице. Когда его обвиняли в фаворитизме, он в ответ говорил чистую правду: Сьюзан Флетчер - один из самых способных новых сотрудников, которых он принял на работу.

На самом деле в ней использовался уран, как и в ее сестрице, сброшенной на Хиросиму. - Но… - Сьюзан еле обрела дар речи.  - Если оба элемента - уран, то как мы найдем различие между. - А вдруг Танкадо ошибся? - вмешался Фонтейн.  - Быть может, он не знал, что бомбы были одинаковые. - Нет! - отрезала Сьюзан.  - Он стал калекой из-за этих бомб. И он знал про них. ГЛАВА 126 - Одна минута.

Грязь, в раковине мутная коричневатая вода. Повсюду разбросаны грязные бумажные полотенца, лужи воды на полу. Старая электрическая сушилка для рук захватана грязными пальцами. Беккер остановился перед зеркалом и тяжело вздохнул. Обычно лучистые и ясные, сейчас его глаза казались усталыми, тусклыми. Сколько я уже тут кручусь. Однако считать ему не хотелось. По профессиональной привычке поправив съехавший набок узел галстука, он повернулся к писсуару. Он подумал, дома ли Сьюзан. Куда она могла уйти.

 Ничего не сделал? - вскричала Сьюзан, думая, почему Стратмор так долго не возвращается.  - Вы вместе с Танкадо взяли АНБ в заложники, после чего ты и его обвел вокруг пальца. Скажи, Танкадо действительно умер от сердечного приступа или же его ликвидировал кто-то из ваших людей. - Ты совсем ослепла. Как ты не понимаешь, что я ко всему этому непричастен. Развяжи. Развяжи, пока не явились агенты безопасности. - Они не придут, - сказала она безучастно. Хейл побледнел. - Что это .

974 Share

Zaino da uomo fendi

 Это невозможно, - сказал директор.  - Вы представляете, каковы будут последствия. Джабба отлично знал, что директор прав. Более трех тысяч узлов Независимой цифровой сети связывают весь мир с базой данных агентства. Каждый день военные оценивают моментальные спутниковые снимки всех передвижений по территории потенциальных противников. Инженеры компании Локхид скачивают подробные чертежи новых систем вооружения. Оперативные агенты сообщают последние данные о ходе выполнения поставленных перед ними задач. Банк данных АНБ - это основа основ тысяч правительственных операций.

В центре возник нечеткий из-за атмосферных помех кадр, который затем превратился в черно-белую картинку парка. - Трансляция началась, - объявил агент Смит. Это было похоже на старое кино. Кадр казался неестественно вытянутым по вертикали и неустойчивым, как бывает при дрожащем объективе, - это было результатом удаления кадров, процесса, сокращающего видеозапись вдвое и экономящего время. Объектив, скользнув по огромной площади, показал полукруглый вход в севильский парк Аюнтамьенто. На переднем плане возникли деревья. Парк был пуст. - Фильтр Х-одиннадцать уничтожен, - сообщил техник.

Сьюзан решительно шагнула во тьму. ГЛАВА 87 Веспа выехала в тихий переулок Каретерра-де-Хуелва. Еще только начинало светать, но движение уже было довольно оживленным: молодые жители Севильи возвращались после ночных пляжных развлечений. Резко просигналив, пронесся мимо мини-автобус, до отказа забитый подростками. Мотоцикл Беккера показался рядом с ним детской игрушкой, выехавшей на автостраду. Метрах в пятистах сзади в снопе искр на шоссе выкатило такси. Набирая скорость, оно столкнуло в сторону Пежо-504, отбросив его на газон разделительной полосы. Беккер миновал указатель Центр Севильи - 2 км. Если бы ему удалось затеряться в центральной части города, у него был бы шанс спастись.

Клушару эта идея понравилась. Он сел в кровати. - Нуда, конечно… С удовольствием. Беккер достал блокнот. - Итак, начнем с утра. Расскажите мне, что произошло. Старик вздохнул. - Очень печальная история. Одному несчастному азиату стало плохо.

Она бесхитростна и целеустремленна, и когда достигнет своей цели, то скорее всего совершит цифровое самоубийство.  - Джабба театральным жестом указал на громадный экран.  - Дамы и господа, - он опять тяжело вздохнул, - перед вами компьютерный агрессор-камикадзе… червь. - Червь? - с недоумением переспросил Бринкерхофф. Название показалось ему чересчур земным для такого агрессора. - Червь, - недовольно сказал Джабба.  - Никакой усложненной структуры, один лишь инстинкт: жри, опорожняйся и ползи. Вот что это. Простота. Губительная простота.

Но мы с мисс Флетчер проводим диагностику особого рода. Это файл высочайшей сложности. Я должен был тебя предупредить, но не знал, что сегодня твое дежурство. Сотрудник лаборатории систем безопасности не стал выдавать дежурного. - Я поменялся сменой с новым сотрудником. Согласился подежурить в этот уик-энд. Глаза Стратмора сузились. - Странно. Я вчера говорил с. Велел ему сегодня не приходить.

898 Share

Zaino da uomo fendi

С рыжими волосами. Я тоже хочу. На завтрашний день, пожалуйста. - Ваш брат Клаус приходил к нам? - Женщина вдруг оживилась, словно говорила со старым знакомым. - Да. Он очень толстый. Вы его запомнили. - Вы сказали, что он приходил. Беккер услышал, как его собеседница листает книгу заказов.

 Чед? - В дверях его кабинета возникла Мидж Милкен, эксперт внутренней безопасности Фонтейна. В свои шестьдесят она была немного тяжеловатой, но все еще весьма привлекательной женщиной, чем не переставала изумлять Бринкерхоффа. Кокетка до мозга костей, трижды разведенная, Мидж двигалась по шестикомнатным директорским апартаментам с вызывающей самоуверенностью. Она отличалась острым умом, хорошей интуицией, частенько засиживалась допоздна и, как говорили, знала о внутренних делах АНБ куда больше самого Господа Бога. Черт возьми, - подумал Бринкерхофф, разглядывая ее серое кашемировое платье, - или я старею, или она молодеет. - Еженедельные отчеты.  - Мидж улыбнулась, помахивая пачкой документов.  - Вам нужно проверить, как это выглядит.

Там он его и оставил. - Думаю, нет нужды спрашивать, куда направился Дэвид, - хмуро сказала. ГЛАВА 17 Дэвид Беккер ступил на раскаленные плиты площади Испании. Прямо перед ним над деревьями возвышалось Аюнтамьенто - старинное здание ратуши, которое окружали три акра бело-голубой мозаики азульехо. Его арабские шпили и резной фасад создавали впечатление скорее дворца - как и было задумано, - чем общественного учреждения. За свою долгую историю оно стало свидетелем переворотов, пожаров и публичных казней, однако большинство туристов приходили сюда по совершенно иной причине: туристические проспекты рекламировали его как английский военный штаб в фильме Лоуренс Аравийский. Коламбия пикчерз было гораздо дешевле снять эту картину в Испании, нежели в Египте, а мавританское влияние на севильскую архитектуру с легкостью убедило кинозрителей в том, что перед их глазами Каир. Беккер перевел свои Сейко на местное время - 9.

У нас только настоящие андалузские красавицы. - Рыжие волосы, - повторил Беккер, понимая, как глупо выглядит. - Простите, у нас нет ни одной рыжеволосой, но если вы… - Ее зовут Капля Росы, - сказал Беккер, отлично сознавая, что это звучит совсем уж абсурдно. Это странное имя, по-видимому, не вызвало у женщины каких-либо ассоциаций. Она извинилась, предположила, что Беккер перепутал агентство, и, наконец, положила трубку. Первая попытка закончилась неудачей. Нахмурившись, Беккер набрал второй номер. И на другом конце сразу же сняли трубку. - Buenas noches, Mujeres Espana.

Беккер осмотрел одежду. Среди вещей были паспорт, бумажник и очки, засунутые кем-то в один из ботинков. Еще здесь был вещевой мешок, который полиция взяла в отеле, где остановился этот человек. Беккер получил четкие инструкции: ни к чему не прикасаться, ничего не читать. Просто все привезти. Абсолютно. Ничего не упустив. Беккер еще раз обвел глазами кучу вещей и нахмурился. Зачем АНБ вся эта рухлядь.

Как весенний лед на реке, потрескивал корпус ТРАНСТЕКСТА. - Я спущусь вниз и отключу электропитание, - сказал Стратмор, положив руку на плечо Сьюзан и стараясь ее успокоить.  - И сразу же вернусь. Сьюзан безучастно смотрела, как он направился в шифровалку. Это был уже не тот раздавленный отчаянием человек, каким она видела его десять минут. Коммандер Тревор Стратмор снова стал самим собой - человеком железной логики и самообладания, делающим то, что полагалось делать. Последние слова предсмертной записки Хейла крутились у нее в голове, не повинуясь никаким приказам. И в первую очередь я искренне сожалею о Дэвиде Беккере.

109 Share

Zaino da uomo fendi

 Вторжение прекращено. Наверху, на экране ВР, возникла первая из пяти защитных стен. Черные атакующие линии начали исчезать. - Происходит восстановление! - кричал Джабба.  - Все становится на свои места. Какой-то миг еще ощущались сомнения, казалось, что в любую секунду все снова начнет разваливаться на части. Но затем стала подниматься вторая стена, за ней третья. Еще несколько мгновений, и весь набор фильтров был восстановлен. Банк данных снова был в безопасности. В комнате творилось нечто невообразимое.

Беккер расхохотался. Он дожил до тридцати пяти лет, а сердце у него прыгало, как у влюбленного мальчишки. Никогда еще его не влекло ни к одной женщине. Изящные европейские черты лица и карие глаза делали Сьюзан похожей на модель, рекламирующую косметику Эсте Лаудер. Худоба и неловкость подростка бесследно исчезли. С годами она приобрела гибкость и грацию. У нее была высокая стройная фигура с пышной грудью и по-юношески плоским животом. Дэвид шутил, что она может стать первой моделью для рекламы купальников, имеющей докторскую степень по прикладной математике и теории чисел.

И в тот же миг ей открылась ужасающая правда: Грег Хейл вовсе не заперт внизу - он здесь, в Третьем узле. Он успел выскользнуть до того, как Стратмор захлопнул крышку люка, и ему хватило сил самому открыть двери. Сьюзан приходилось слышать, что сильный страх парализует тело, - теперь она в этом убедилась. Ее мозг мгновенно осознал происходящее, и она, вновь обретя способность двигаться, попятилась назад в темноте с одной только мыслью - бежать. И сразу же услышала треск. Хейл, сидя на плите и действуя вытянутыми ногами как тараном, сорвал решетчатую дверь с петель, ворвался в комнату и теперь приближался к ней большими прыжками. Сьюзан швырнула ему под ноги настольную лампу, но Хейл легко преодолел это препятствие. Он был уже совсем .

Он избранник богов. - В моих руках копия ключа Цифровой крепости, - послышался голос с американским акцентом.  - Не желаете купить. Нуматака чуть не расхохотался во весь голос. Он знал, что это трюк. Корпорация Нуматек сделала очень крупную ставку на новый алгоритм Танкадо, и теперь кто-то из конкурентов пытается выведать ее величину. - У вас есть ключ? - сказал Нуматака с деланным интересом. - Да. Меня зовут Северная Дакота.

 Данные? - спросил Бринкерхофф.  - Какие такие данные. Танкадо отдал кольцо. Вот и все доказательства. - Агент Смит, - прервал помощника директор.  - Почему вы считаете, будто Танкадо не знал, что на него совершено покушение. Смит откашлялся. - Халохот ликвидировал его с помощью НТП - непроникающей травматической пули. Это резиновая капсула, которая при попадании растворяется. Все тихо и чисто.

 Что вы можете рассказать про убийство. Немец побелел. - Mord. Убийство. - Да. Убийство азиата сегодня утром. В парке. Это было убийство - Ermordung.  - Беккеру нравилось это немецкое слово, означающее убийство. От него так и веяло холодом.

467 Share

Zaino da uomo fendi

 Элементы! - воскликнул.  - Мы говорим о математике, а не об истории. Головы повернулись к спутниковому экрану. - Танкадо играет с нами в слова! - сказал Беккер.  - Слово элемент имеет несколько значений. - Какие же, мистер Беккер? - спросил Фонтейн. Все остальные встретили слова Беккера недоуменным молчанием. - Элементы! - повторил Беккер.

Она подошла к огромному круглому порталу и начала отчаянно нажимать кнопки. Дверь не сдвинулась с места. Она пробовала снова и снова, но массивная плита никак не реагировала. Сьюзан тихо вскрикнула: по-видимому, отключение электричества стерло электронный код. Она опять оказалась в ловушке. Внезапно сзади ее обхватили и крепко сжали чьи-то руки. Их прикосновение было знакомым, но вызывало отвращение. Б нем не чувствовалось грубой силы Грега Хейла, скорее - жестокость отчаяния, внутренняя бездушная решительность.

Почему она не хочет ему поверить. Росио подошла к нему еще ближе. - Я не знаю, кто вы такой и чего хотите, но если вы немедленно отсюда не уйдете, я вызову службу безопасности отеля и настоящая полиция арестует вас за попытку выдать себя за полицейского офицера. Беккер знал, что Стратмор в пять минут вызволит его из тюрьмы, но понимал, что это дело надо завершить совершенно. Арест никак не вписывался в его планы. Росио подошла еще ближе и изучающе смотрела на. - Хорошо, - вздохнул он, всем своим видом признавая поражение. Его испанский тут же потерял нарочитый акцент.  - Я не из севильской полиции.

Больные на соседних койках начали приподниматься, чтобы разглядеть, что происходит. Беккер нервно посматривал на медсестру. Пожалуй, дело кончится тем, что его выставят на улицу. Клушар продолжал бушевать: - И этот полицейский из вашего города тоже хорош. Заставил меня сесть на мотоцикл. Смотрите сюда! - Он попытался поднять левую руку.  - Кто теперь напишет материал для моей колонки. - Сэр, я… - За все сорок три года путешествий я никогда еще не оказывался в таком положении. Вы только посмотрите на эту палату. Мою колонку перепечатывают издания по всему миру.

Она казалось напуганной еще сильнее, чем раньше. - Мистер, - сказала она дрожащим голосом, - я не говорила вам, как меня зовут. Откуда вы узнали. ГЛАВА 74 Шестидесятитрехлетний директор Лиланд Фонтейн был настоящий человек-гора с короткой военной стрижкой и жесткими манерами. Когда он бывал раздражен, а это было почти всегда, его черные глаза горели как угли. Он поднялся по служебной лестнице до высшего поста в агентстве потому, что работал не покладая рук, но также и благодаря редкой целеустремленности и заслуженному уважению со стороны своих предшественников. Он был первым афроамериканцем на посту директора Агентства национальной безопасности, но эту его отличительную черту никто никогда даже не упоминал, потому что политическая партия, которую он поддерживал, решительно не принимала этого во внимание, и его коллеги следовали этому примеру. Фонтейн заставил Мидж и Бринкерхоффа стоять, пока сам он молча совершал свой обычный ритуал заваривания кофе сорта Гватемальская ява. Затем он сел за письменный стол и начал их допрашивать, как школьников, вызванных в кабинет директора, а они по-прежнему стояли.

Когда мир осознал возможности шифровки с помощью грубой силы, пароли стали все длиннее и длиннее. Компьютерное время, необходимое для их угадывания, растягивалось на месяцы и в конце концов - на годы. К началу 1990-х годов ключи имели уже более пятидесяти знаков, в них начали использовать весь алфавит АСКИ - Американского национального стандартного кода для обмена информацией, состоящего из букв, цифр и символов. Число возможных комбинаций приблизилось к 10 в 120-й степени - то есть к единице со 120 нулями. Определить ключ стало столь же математически нереально, как найти нужную песчинку на пляже длиной в три мили. Было подсчитано, что для успешной атаки на стандартный ключ самому быстрому компьютеру АНБ - секретнейшему Крей-Джозефсону II - потребуется более девятнадцати лет. К тому времени когда компьютер разгадает пароль и взломает шифр, информация, содержащаяся в послании, утратит всякую ценность. Оказавшись в условиях подлинного разведывательного затемнения, АНБ выпустило секретную директиву, одобренную президентом Соединенных Штатов.

884 Share

Zaino da uomo fendi

Сьюзан рассеянно кивнула, но тут же вспомнила, как Танкадо отдал им Северную Дакоту. Она вглядывалась в группы из четырех знаков, допуская, что Танкадо играет с ними в кошки-мышки. - Туннельный блок наполовину уничтожен! - крикнул техник. На ВР туча из черных нитей все глубже вгрызалась в оставшиеся щиты. Дэвид сидел в мини-автобусе, тихо наблюдая за драмой, разыгрывавшейся перед ним на мониторе. - Сьюзан! - позвал.  - Меня осенило. Здесь шестнадцать групп по четыре знака в каждой. - О, ради Бога, - пробурчал себе под нос Джабба.  - Все хотят поиграть в эту игру.

Я сказал ей, что даю пятьдесят, но она хотела. Ей надо было выкупить билет на самолет - если найдется свободное место перед вылетом. Беккер почувствовал, как кровь отхлынула от его лица. - Куда. - В ее трахнутый Коннектикут.  - Двухцветный снова хмыкнул.  - Эдди места себе не находит. - В Коннектикут. - Я же сказал. Возвращается домой, к мамочке и папочке, в свой пригород.

 Панк кивнул. - Tenia el anillo. Он получил кольцо. До смерти напуганный, Двухцветный замотал головой: - Нет. - Viste el anillo. Ты видел кольцо. Двухцветный замер. Как правильно ответить.

Боюсь, что в ТРАНСТЕКСТЕ завелся какой-то неизвестный вирус. - Вирус? - снисходительно хмыкнул Стратмор, - Фил, я высоко ценю твою бдительность, очень высоко. Но мы с мисс Флетчер проводим диагностику особого рода. Это файл высочайшей сложности. Я должен был тебя предупредить, но не знал, что сегодня твое дежурство. Сотрудник лаборатории систем безопасности не стал выдавать дежурного. - Я поменялся сменой с новым сотрудником. Согласился подежурить в этот уик-энд.

Хейл мог понять смысл лишь двух слов. Но этого было достаточно. СЛЕДОПЫТ ИЩЕТ… - Следопыт? - произнес.  - Что он ищет? - Мгновение он испытывал неловкость, всматриваясь в экран, а потом принял решение. Хейл достаточно понимал язык программирования Лимбо, чтобы знать, что он очень похож на языки Си и Паскаль, которые были его стихией. Убедившись еще раз, что Сьюзан и Стратмор продолжают разговаривать, Хейл начал импровизировать. Введя несколько модифицированных команд на языке Паскаль, он нажал команду ВОЗВРАТ. Окно местоположения Следопыта откликнулось именно так, как он рассчитывал. ОТОЗВАТЬ СЛЕДОПЫТА.

А ведь он мог быть сейчас в Смоки-Маунтинс, со Сьюзан. Что он делает здесь, в Испании, зачем спорит с этим психованным подростком. Беккер резким движением взял парня под мышки, приподнял и с силой посадил на столик. - Слушай, сопливый мозгляк. Убирайся отсюда немедленно, или я вырву эту булавку из твоих ноздрей и застегну ею твой поганый рот. Парень побелел. Беккер попридержал его еще минутку, потом отпустил. Затем, не сводя с него глаз, нагнулся, поднял бутылки и поставил их на стол.

429 Share

Zaino da uomo fendi

Эти слова его удивили. Никто никогда не называл Джаббу дураком, свиньей - быть может, но дураком -. - Свою женскую интуицию ты ставишь выше ученых степеней и опыта Джаббы в области антивирусного программирования. Она взглянула на него с холодным презрением. Бринкерхофф поднял руки в знак капитуляции. - Извини. Беру свои слова обратно.  - Ему не стоило напоминать о поразительной способности Мидж Милкен предчувствовать беду.  - Мидж, - взмолился он, - я знаю, что ты терпеть не можешь Стратмора, но… - Это не имеет никакого значения! - вспылила .

Там, за ней, его обратный билет. Остается только заполнить. Беккер снова вздохнул, решительно подошел к двери и громко постучал. Пора переходить к решительным действиям. Немец рывком открыл дверь и собрался было закричать, но Беккер его опередил. Помахав карточкой теннисного клуба Мериленда, он рявкнул: - Полиция. После чего вошел в номер и включил свет. Немец не ожидал такого оборота. - Wasmachst… - Помолчите! - Беккер перешел на английский.  - У вас в номере проститутка? - Он оглядел комнату.

 Провайдер находится в районе территориального кода двести два. Однако номер пока не удалось узнать. - Двести два. Где это? - Где же на необъятных американских просторах прячется эта загадочная Северная Дакота. - Где-то поблизости от Вашингтона, округ Колумбия, сэр. Нуматака высоко поднял брови. - Позвоните, как только узнаете номер. ГЛАВА 72 В погруженной во тьму шифровалке Сьюзан Флетчер осторожно пробиралась к платформе кабинета Стратмора.

Панк сплюнул в проход, явно раздраженный невежеством собеседника. - Табу Иуда. Самый великий панк со времен Злого Сида. Ровно год назад он разбил здесь себе голову. Сегодня годовщина. Беккер кивнул, плохо соображая, какая тут связь. - Такая прическа была у Табу в день гибели.  - Парень снова сплюнул.  - Поэтому все его последователи, достойные этого названия, соорудили себе точно такие .

Еще. На пальцах ничего. Резким движением Халохот развернул безжизненное тело и вскрикнул от ужаса. Перед ним был не Дэвид Беккер. Рафаэль де ла Маза, банкир из пригорода Севильи, скончался почти мгновенно. Рука его все еще сжимала пачку банкнот, пятьдесят тысяч песет, которые какой-то сумасшедший американец заплатил ему за дешевый черный пиджак. ГЛАВА 94 Мидж Милкен в крайнем раздражении стояла возле бачка с охлажденной водой у входа в комнату заседаний. Что, черт возьми, делает Фонтейн? - Смяв в кулаке бумажный стаканчик, она с силой швырнула его в бачок для мусора.

 - Что ты думаешь об этом не поддающемся взлому алгоритме, который, по словам Танкадо, он хотел создать. У Сьюзан свело желудок. Она подняла голову. - Не поддающийся взлому алгоритм? - Она выдержала паузу.  - Ах да… Я, кажется, что-то такое читала. - Не очень правдоподобное заявление. - Согласна, - сказала Сьюзан, удивившись, почему вдруг Хейл заговорил об.  - Я в это не верю. Всем известно, что невзламываемый алгоритм - математическая бессмыслица.

513 Share

Zaino da uomo fendi

И прижала ладонь к горлу. - В шифровалке вырубилось электричество. Фонтейн поднял глаза, явно удивленный этим сообщением. Мидж подтвердила свои слова коротким кивком. - У них нет света. Джабба полагает, что… - Вы ему звонили. - Да, сэр, я… - Джаббе? - Фонтейн гневно поднялся.  - Какого черта вы не позвонили Стратмору.

 Вот. Если АНБ в состоянии вывести пять риолитовых спутников на геостационарную орбиту над Ближним Востоком, то, мне кажется, легко предположить, что у нас достаточно средств, чтобы подкупить несколько испанских полицейских.  - Его доводы звучали волне убедительно. Сьюзан перевела дыхание. Энсей Танкадо умер. Вина ляжет на АНБ. - Мы успеем найти его партнера. - Думаю. У нас есть кое-какие данные. Танкадо неоднократно публично заявлял, что у него есть партнер.

На это уходило много времени, но математически гарантировало успех. Когда мир осознал возможности шифровки с помощью грубой силы, пароли стали все длиннее и длиннее. Компьютерное время, необходимое для их угадывания, растягивалось на месяцы и в конце концов - на годы. К началу 1990-х годов ключи имели уже более пятидесяти знаков, в них начали использовать весь алфавит АСКИ - Американского национального стандартного кода для обмена информацией, состоящего из букв, цифр и символов. Число возможных комбинаций приблизилось к 10 в 120-й степени - то есть к единице со 120 нулями. Определить ключ стало столь же математически нереально, как найти нужную песчинку на пляже длиной в три мили. Было подсчитано, что для успешной атаки на стандартный ключ самому быстрому компьютеру АНБ - секретнейшему Крей-Джозефсону II - потребуется более девятнадцати лет. К тому времени когда компьютер разгадает пароль и взломает шифр, информация, содержащаяся в послании, утратит всякую ценность.

Нахмурившись, Беккер набрал второй номер. И на другом конце сразу же сняли трубку. - Buenas noches, Mujeres Espana. Чем могу служить. Беккер держался той же версии: он - немецкий турист, готовый заплатить хорошие деньги за рыжеволосую, которую сегодня нанял его брат. На этот раз ему очень вежливо ответили по-немецки, но снова сказали, что рыжих девочек у них. - Keine Rotkopfe, простите.  - Женщина положила трубку. Вторая попытка также ни к чему не привела.

Код, не поддающийся взлому. Сьюзан вздохнула, мысли ее вернулись к Цифровой крепости. Она не могла поверить, что такой алгоритм может быть создан, но ведь доказательство налицо - у нее перед глазами. ТРАНСТЕКСТ не может с ним справиться. Сьюзан подумала о Стратморе, о том, как мужественно он переносит тяжесть этого испытания, делая все необходимое, сохраняя спокойствие во время крушения. Иногда она видела в нем что-то от Дэвида. У них было много общего: настойчивость, увлеченность своим делом, ум. Иногда ей казалось, что Стратмор без нее пропадет; ее любовь к криптографии помогала коммандеру отвлечься от завихрений политики, напоминая о молодости, отданной взламыванию шифров. Но и она тоже многим была обязана Стратмору: он стал ее защитником в мире рвущихся к власти мужчин, помогал ей делать карьеру, оберегал ее и, как сам часто шутил, делал ее сны явью. Хотя и ненамеренно, именно Стратмор привел Дэвида Беккера в АНБ в тот памятный день, позвонив ему по телефону.

Голос его звучал спокойно и чуточку игриво.  - Откроем пачку тофу. - Нет, спасибо.  - Сьюзан шумно выдохнула и повернулась к.  - Я думаю, - начала она, -что я только… -но слова застряли у нее в горле. Она побледнела. - Что с тобой? - удивленно спросил Хейл. Сьюзан встретилась с ним взглядом и прикусила губу.

Zaino per la febbre congelata

About Vujin

Она была похожа на самую обычную старомодную пишущую машинку с медными взаимосвязанными роторами, вращавшимися сложным образом и превращавшими открытый текст в запутанный набор на первый взгляд бессмысленных групп знаков. Только с помощью еще одной точно так же настроенной шифровальной машины получатель текста мог его прочесть. Беккер слушал как завороженный. Учитель превратился в ученика.

Related Posts

123 Comments

Post A Comment