Zaino del tatuaggio

746 Share

Zaino del tatuaggio

 - Стратмор приподнял брови, точно ждал объяснений. - Японские иероглифы. Стратмор покачал головой. - Это и мне сразу пришло в голову. Но послушай: канадец сказал, что буквы не складывались во что-то вразумительное. Японские иероглифы не спутаешь с латиницей. Он сказал, что выгравированные буквы выглядят так, будто кошка прошлась по клавишам пишущей машинки. - Коммандер, не думаете же вы… - Сьюзан расхохоталась.

Он хотел отдать кольцо. Какие же страшные были у него руки. - Вот тут-то вы и рассмотрели его кольцо. Глаза Клушара расширились. - Так полицейский сказал вам, что это я взял кольцо. Беккер смущенно подвинулся. Клушар вдруг разбушевался. - Я знал, что он меня не слушает. Вот так и рождаются слухи.

Уже несколько лет Танкадо пытался рассказать миру о ТРАНСТЕКСТЕ, но ему никто не хотел верить. Поэтому он решил уничтожить это чудовище в одиночку. Он до самой смерти боролся за то, во что верил, - за право личности на неприкосновенность частной жизни. Внизу по-прежнему завывала сирена. - Надо вырубить все электроснабжение, и как можно скорее! - потребовала Сьюзан. Она знала, что, если они не будут терять времени, им удастся спасти эту великую дешифровальную машину параллельной обработки. Каждый компьютер в мире, от обычных ПК, продающихся в магазинах торговой сети Радиошэк, и до систем спутникового управления и контроля НАСА, имеет встроенное страховочное приспособление как раз на случай таких ситуаций, называемое отключение из розетки. Полностью отключив электроснабжение, они могли бы остановить работу ТРАНСТЕКСТА, а вирус удалить позже, просто заново отформатировав жесткие диски компьютера. В процессе форматирования стирается память машины - информация, программное обеспечение, вирусы, одним словом - все, и в большинстве случаев переформатирование означает потерю тысяч файлов, многих лет труда.

 Видишь? - спросил Бринкерхофф, наклоняясь над ней и показывая цифру.  - Это СЦР. Миллиард долларов. Мидж хмыкнула. - Кажется, чуточку дороговато, не правда. - Да уж, - застонал.  - Чуточку. - Это как будто деление на ноль. - Что.

В этом освещении его лицо казалось мертвенно-бледным, безжизненным. - Сьюзан, - сказал.  - Дай мне двадцать минут, чтобы уничтожить файлы лаборатории систем безопасности. После этого я сразу перейду к своему терминалу и выключу ТРАНСТЕКСТ. - Давайте скорее, - сказала Сьюзан, пытаясь что-нибудь разглядеть сквозь тяжелую стеклянную дверь. Она знала, что, пока ТРАНСТЕКСТ будет продолжать сжирать аварийное питание, она останется запертой в Третьем узле. Стратмор отпустил створки двери, и тонюсенькая полоска света исчезла. Сьюзан смотрела, как фигура Стратмора растворяется во тьме шифровалки.

 - А если ему нужна помощь. Стратмор пожал плечами. - Отсюда я не в состоянии ему помочь - ему придется полагаться лишь на. А потом, я не хочу говорить по линии, не защищенной от прослушивания. Глаза Сьюзан расширились. - Как прикажете это понимать. На лице Стратмора тут же появилось виноватое выражение. Он улыбнулся, стараясь ее успокоить.

446 Share

Zaino del tatuaggio

У пистолета куда большая дальность действия, чем у полутораметрового подсвечника. Халохот двигался быстро, но осторожно. Ступени были настолько крутыми, что на них нашли свою смерть множество туристов. Это вам не Америка - никаких предупреждающих знаков, никаких поручней, никаких табличек с надписями, что страховые компании претензий не принимают. Это Испания. Если вы по глупости упадете, то это будет ваша личная глупость, кто бы ни придумал эти ступени. Халохот остановился у одного из окон, расположенных на уровне его плеча, и посмотрел на улицу. Он находился на северной стороне башни и, по всей видимости, преодолел уже половину подъема.

Стратмор отпустил створки двери, и тонюсенькая полоска света исчезла. Сьюзан смотрела, как фигура Стратмора растворяется во тьме шифровалки. ГЛАВА 63 Новообретенная веспа Дэвида Беккера преодолевала последние метры до Aeropuerto de Sevilla. Костяшки его пальцев, всю дорогу судорожно сжимавших руль, побелели. Часы показывали два часа с минутами по местному времени. Возле главного здания аэровокзала Беккер въехал на тротуар и соскочил с мотоцикла, когда тот еще двигался. Машина упала на бок и замерла. На затекших ногах Беккер прошел через вращающуюся дверь. Больше никаких мотоциклов, пообещал он. Ярко освещенное помещение аэровокзала сияло стерильной чистотой.

 - Мы говорим о математике, а не об истории. Головы повернулись к спутниковому экрану. - Танкадо играет с нами в слова! - сказал Беккер.  - Слово элемент имеет несколько значений. - Какие же, мистер Беккер? - спросил Фонтейн. Все остальные встретили слова Беккера недоуменным молчанием. - Элементы! - повторил Беккер.  - Периодическая таблица. Химические элементы.

Она знала, что он перемножает цифры и намертво запоминает словари, не хуже ксерокса. - Таблица умножения, - сказал Беккер. При чем здесь таблица умножения? - подумала Сьюзан.  - Что он хочет этим сказать. - Четыре на шестнадцать, - повторил профессор. - Лично я проходил это в четвертом классе. Сьюзан вспомнила стандартную школьную таблицу. Четыре на шестнадцать. - Шестьдесят четыре, - сказала она равнодушно.  - Ну и .

Она села за терминал Джаббы и перепечатала все группы, а закончив, подбежала к Сьюзан. Все посмотрели на экран. PFEE SESN RETM MFHA IRWE ENET SHAS DCNS IIAA IEER OOIG MEEN NRMA BRNK FBLE LODI Улыбалась одна только Сьюзан. - Нечто знакомое, - сказала.  - Блоки из четырех знаков, ну прямо ЭНИГМА. Директор понимающе кивнул. ЭНИГМА, это двенадцатитонное чудовище нацистов, была самой известной в истории шифровальной машиной. Там тоже были группы из четырех знаков.

Коммандер, недовольный необходимостью говорить по линии, не защищенной от прослушивания, попросил Дэвида не звонить, пока кольцо не окажется в его руках. Он решил было обратиться в полицию - может быть, у них есть данные о рыжеволосых проститутках, - но Стратмор на этот счет выразился недвусмысленно: Вы должны оставаться невидимым. Никто не должен знать о существовании кольца. Может быть, стоит побродить по Триане, кварталу развлечений, и поискать там эту рыжую девицу. Или же обойти все рестораны - вдруг этот тучный немец окажется. Но и то и другое вряд ли к чему-то приведет. В его мозгу все время прокручивались слова Стратмора: Обнаружение этого кольца - вопрос национальной безопасности. Внутренний голос подсказывал Беккеру, что он что-то упустил - нечто очень важное, но он никак не мог сообразить, что. Я преподаватель, а не тайный агент, черт возьми. И тут же он понял, почему все-таки Стратмор не послал в Севилью профессионала.

734 Share

Zaino del tatuaggio

 Похоже, кто-то очень нами недоволен, директор. Это шантаж. Больше всего похоже на требование выкупа. Слова Сьюзан прозвучали слабым, едва уловимым шепотом: - Это… Энсей Танкадо. Джабба повернулся и изумленно посмотрел на. - Танкадо. Сьюзан едва заметно кивнула: - Он требовал, чтобы мы сделали признание… о ТРАНСТЕКСТЕ… это стоило ему… - Признание? - растерянно прервал ее Бринкерхофф.  - Танкадо требует, чтобы мы признали существование ТРАНСТЕКСТА. Но он несколько опоздал. Сьюзан хотела что-то сказать, но ее опередил Джабба: - Значит, Танкадо придумал шифр-убийцу.

Мидж продолжала читать. Мгновение спустя она удовлетворенно вскрикнула: - Я так и знала. Он это сделал. Идиот! - Она замахала бумагой.  - Он обошел Сквозь строй. Посмотри. Бринкерхофф растерянно постоял минутку, затем подбежал к окну и встал рядом с Мидж. Та показала ему последние строчки текста. Бринкерхофф читал, не веря своим глазам.

 Танкадо мертв. - Да, - сказал голос.  - Мой человек ликвидировал его, но не получил ключ. За секунду до смерти Танкадо успел отдать его какому-то туристу. - Это возмутительно! - взорвался Нуматака.  - Каким же образом вы выполните обещание об эксклюзивном… - Не волнуйтесь, - спокойно ответил американец.  - Эксклюзивные права у вас. Это я гарантирую. Как только найдется недостающая копия ключа, Цифровая крепость - ваша.

Сьюзан положила руку на мышку и вывела окно состояния Следопыта. Сколько времени он уже занят поиском. Открылось окно - такие же цифровые часы, как на ТРАНСТЕКСТЕ, которые должны были показывать часы и минуты работы Следопыта. Однако вместо этого Сьюзан увидела нечто совершенно иное, от чего кровь застыла в жилах. СЛЕДОПЫТ ОТКЛЮЧЕН Следопыт отключен. У нее даже перехватило дыхание. Почему. Сьюзан охватила паника. Она быстро проверила отчет программы в поисках команды, которая могла отозвать Следопыта, но ничего не обнаружила.

 Слишком поздно, - сказал Стратмор. Он глубоко вздохнул.  - Сегодня утром Энсея Танкадо нашли мертвым в городе Севилья, в Испании. ГЛАВА 8 Двухмоторный Лирджет-60 коснулся раскаленной посадочной полосы. Голый ландшафт испанской нижней Эстремадуры бежал за окном, слившись в неразличимый фон, затем замедлил свой бег. - Мистер Беккер! - послышался голос.  - Мы на месте. Беккер встал и потянулся. Открыв полку над головой, он вспомнил, что багажа у него. Времени на сборы ему не дали, да какая разница: ему же обещали, что путешествие будет недолгим - туда и обратно.

 - Мидж полистала страницы.  - Ни вчера, ни. Бринкерхофф пожал плечами: - Быть может, ребята заняты сложной диагностикой. Мидж покачала головой: - Настолько сложной, что она длится уже восемнадцать часов? - Она выдержала паузу.  - Маловероятно. Помимо всего прочего, в списке очередности указано, что это посторонний файл. Надо звонить Стратмору. - Домой? - ужаснулся Бринкерхофф.  - Вечером в субботу.

683 Share

Zaino del tatuaggio

 - Они все… - Красно-бело-синие? - подсказал парень. Беккер кивнул, стараясь не смотреть на серебряную дужку в верхней губе парня. - Табу Иуда, - произнес тот как ни в чем не бывало. Беккер посмотрел на него с недоумением. Панк сплюнул в проход, явно раздраженный невежеством собеседника. - Табу Иуда. Самый великий панк со времен Злого Сида. Ровно год назад он разбил здесь себе голову.

В центре панели на экране, ближе к верхнему краю, появились буквы: QUISCUSTODIETIPSOSCUSTODES - Мне это не нравится, - тихо проговорила Сьюзан.  - Не вижу чистоты. Джабба занес палец над клавишей Ввод. - Давайте же, - скомандовал Фонтейн. Джабба нажал на клавишу. И в следующую секунду все присутствующие поняли, что это было ошибкой. ГЛАВА 119 - Червь набирает скорость! - крикнула Соши, склонившаяся у монитора в задней части комнаты.  - Неверный ключ. Все застыли в ужасе.

Но честно говоря, она в это уже почти не верила. - Пусть ТРАНСТЕКСТ работает, - принял решение Стратмор.  - Я хочу быть абсолютно уверен, что это абсолютно стойкий шифр. Чатрукьян продолжал колотить по стеклу. - Ничего не поделаешь, - вздохнул Стратмор.  - Поддержи. Коммандер глубоко вздохнул и подошел к раздвижной стеклянной двери. Кнопка на полу привела ее в движение, и дверь, издав шипящий звук, отъехала в сторону. Чатрукьян ввалился в комнату.

 - Я ничего не сделал. - Ничего не сделал? - вскричала Сьюзан, думая, почему Стратмор так долго не возвращается.  - Вы вместе с Танкадо взяли АНБ в заложники, после чего ты и его обвел вокруг пальца. Скажи, Танкадо действительно умер от сердечного приступа или же его ликвидировал кто-то из ваших людей. - Ты совсем ослепла. Как ты не понимаешь, что я ко всему этому непричастен. Развяжи. Развяжи, пока не явились агенты безопасности.

Сьюзан упала на спину, юбка ее задралась. Верхняя пуговица блузки расстегнулась, и в синеватом свете экрана было видно, как тяжело вздымается ее грудь. Она в ужасе смотрела, как он придавливает ее к полу, стараясь разобрать выражение его глаз. Похоже, в них угадывался страх. Или это ненависть. Они буквально пожирали ее тело. Новая волна паники охватила Сьюзан. Хейл всей тяжестью своего тела придавил ее ноги, холодно следя за каждым ее движением. В сознании Сьюзан промелькнуло все то, что она читала о приемах самозащиты. Она попыталась бороться, но тело ее не слушалось.

Стратмор покачал головой. - Я попросил его не звонить мне, пока он не найдет кольцо. - Почему? - удивилась Сьюзан.  - А если ему нужна помощь. Стратмор пожал плечами. - Отсюда я не в состоянии ему помочь - ему придется полагаться лишь на. А потом, я не хочу говорить по линии, не защищенной от прослушивания. Глаза Сьюзан расширились.

577 Share

Zaino del tatuaggio

За названием каждого файла следовали четыре цифры - код команды добро, данной программой Сквозь строй. Последний файл в списке таким кодом не сопровождался, вместо этого следовала запись: ФИЛЬТР ОТКЛЮЧЕН ВРУЧНУЮ. Господи Иисусе! - подумал Бринкерхофф.  - Мидж снова оказалась права. - Идиот! - в сердцах воскликнула.  - Ты только посмотри. Сквозь строй дважды отверг этот файл. Линейная мутация. И все-таки он пошел в обход. Интересно, о чем он .

Молодые люди поднялись по ступенькам, и двигатель автобуса снова взревел. Беккер вдруг понял, что непроизвольно рванулся вперед, перед его глазами маячил только один образ - черная помада на губах, жуткие тени под глазами и эти волосы… заплетенные в три торчащие в разные стороны косички. Красную, белую и синюю. Автобус тронулся, а Беккер бежал за ним в черном облаке окиси углерода. - Espera! - крикнул он ему вдогонку. Его туфли кордовской кожи стучали по асфальту, но его обычная реакция теннисиста ему изменила: он чувствовал, что теряет равновесие. Мозг как бы не поспевал за ногами. Беккер в очередной раз послал бармену проклятие за коктейль, выбивший его из колеи.

Анархия. - Какой у нас выбор? - спросила Сьюзан. Она хорошо понимала, что в отчаянной ситуации требуются отчаянные меры, в том числе и от АНБ. - Мы не можем его устранить, если ты это имела в виду. Именно это она и хотела узнать. За годы работы в АНБ до нее доходили слухи о неофициальных связях агентства с самыми искусными киллерами в мире - наемниками, выполняющими за разведывательные службы всю грязную работу. - Танкадо слишком умен, чтобы предоставить нам такую возможность, - возразил Стратмор. Сьюзан испытала от этих слов странное облегчение. - У него есть охрана. - В общем-то .

Беккер перешел на ломаный английский: - Спасибо. Не могли бы вы мне помочь. - О да, конечно, - медленно проговорила женщина, готовая прийти на помощь потенциальному клиенту.  - Вам нужна сопровождающая. - Да-да. Сегодня мой брат Клаус нанял девушку, очень красивую. С рыжими волосами. Я тоже хочу. На завтрашний день, пожалуйста.

Третья попытка провалилась. Он помнил, что сказал Клушар: немец нанял девушку на весь уик-энд. Беккер вышел из телефонной будки на перекрестке калле Саладо и авениды Асунсьон. Несмотря на интенсивное движение, воздух был наполнен сладким ароматом севильских апельсиновых деревьев. Спустились сумерки - самое романтическое время суток. Он подумал о Сьюзан. Но тут же в голову пришли слова Стратмора: Найдите кольцо. Беккер в отчаянии плюхнулся на скамейку и задумался о том, что делать. Что же предпринять.

 Мидж, - беззвучно выдавил он, - черт тебя дери. В шифровалке все в порядке! - Телефон не унимался. Джабба принялся устанавливать на место новый чип. Через минуту его усилия увенчались успехом, а телефон все звонил и звонил. Христа ради, Мидж. Ну хватит. Телефон заливался еще секунд пятнадцать и наконец замолк. Джабба облегченно вздохнул. Через шестьдесят секунд у него над головой затрещал интерком.

422 Share

Zaino del tatuaggio

 Сюда, мистер Беккер. Быстрее. Беккер повернулся и побежал, но успел сделать только один шаг. Мужчина выхватил оружие и выстрелил. Острая боль обожгла грудь Беккера и ударила в мозг. Пальцы у него онемели. Он упал. И в следующее мгновение не осталось ничего, кроме черной бездны. ГЛАВА 102 Стратмор спустился на нижний этаж ТРАНСТЕКСТА и ступил с лесов в дюймовый слой воды на полу.

Это случилось во время поездки на уик-энд в Смоки-Маунтинс. Они лежали на широкой кровати под балдахином в Стоун-Мэнор. О кольце он позаботиться не успел, слова пришли сами. Именно это и нравилось ей в нем - спонтанность решений. Она надолго прижалась губами к его губам. Он обвил ее руками, и они сами собой начали стягивать с нее ночную рубашку. - Я понимаю это как знак согласия, - сказал он, и они не отрывались друг от друга всю ночь, согреваемые теплом камина. Этот волшебный вечер был шесть месяцев назад, до того как Дэвида неожиданно назначили главой факультета современных языков. С тех пор их отношения развивались с быстротой скольжения по склону горы. ГЛАВА 4 Потайная дверь издала сигнал, выведя Сьюзан из состояния печальной задумчивости.

Нужно было думать о долге - о стране и о чести. Стратмор полагал, что у него еще есть время. Он мог отключить ТРАНСТЕКСТ, мог, используя кольцо, спасти драгоценную базу данных. Да, подумал он, время еще. Он огляделся - кругом царил хаос. Наверху включились огнетушители. ТРАНСТЕКСТ стонал. Выли сирены.

Вина ляжет на АНБ. - Мы успеем найти его партнера. - Думаю. У нас есть кое-какие данные. Танкадо неоднократно публично заявлял, что у него есть партнер. Наверное, этим он надеялся помешать производителям программного обеспечения организовать нападение на него и выкрасть пароль. Он пригрозил, что в случае нечестной игры его партнер обнародует пароль, и тогда все эти фирмы сойдутся в схватке за то, что перестало быть секретом. - Умно, - сказала Сьюзан. Стратмор продолжал: - Несколько раз Танкадо публично называл имя своего партнера.

Есть ли в Севилье такое место, где тусуются панки. - No lo se, senor. He знаю. Но уж определенно не здесь! - Он улыбнулся.  - Может, все-таки чего-нибудь выпьете. Беккер понимал, что, по мнению бармена, ведет себя странно. - Quiere Vd. Algo? - настаивал бармен.  - Fino.

Секрет выражения без воска был ему слишком дорог. Он уходил корнями в давние времена. В эпоху Возрождения скульпторы, оставляя изъяны при обработке дорогого мрамора, заделывали их с помощью сеrа, то есть воска. Статуя без изъянов, которую не нужно было подправлять, называлась скульптурой sin cera, иными словами - без воска. С течением времени это выражение стало означать нечто честное, правдивое. Английское слово sincere, означающее все правдивое и искреннее, произошло от испанского sin сега - без воска. Этот его секрет в действительности не был никакой тайной, он просто подписывал свои письма словом Искренне. Почему-то ему казалось, что этот филологический ребус Сьюзан не обрадует. - Хочу тебя обрадовать.

995 Share

Zaino del tatuaggio

Они были похожи на сперматозоиды, стремящиеся проникнуть в неподатливую яйцеклетку. - Пора, ребята! - Джабба повернулся к директору.  - Мне необходимо решение. Или мы начинаем отключение, или же мы никогда этого не сделаем. Как только эти два агрессора увидят, что Бастион пал, они издадут боевой клич. Фонтейн ничего не ответил, погруженный в глубокое раздумье. Слова Сьюзан Флетчер о том, что ключ находится в Испании, показались ему обнадеживающими. Он бросил быстрый взгляд на Сьюзан, которая по-прежнему сидела на стуле, обхватив голову руками и целиком уйдя в. Фонтейн не мог понять, в чем дело, но, какими бы ни были причины ее состояния, выяснять это сейчас не было времени.

 Какие же, мистер Беккер? - спросил Фонтейн. Все остальные встретили слова Беккера недоуменным молчанием. - Элементы! - повторил Беккер.  - Периодическая таблица. Химические элементы. Видел ли кто-нибудь из вас фильм Толстый и тонкий о Манхэттенском проекте. Примененные атомные бомбы были неодинаковы. В них использовалось разное топливо - разные элементы. Соши хлопнула в ладоши.

Дэвид шутил, что она может стать первой моделью для рекламы купальников, имеющей докторскую степень по прикладной математике и теории чисел. Через несколько месяцев оба начали подозревать, что обрели нечто такое, что может продлиться всю жизнь. Они были вместе уже два года, когда Дэвид вдруг сделал ей предложение. Это случилось во время поездки на уик-энд в Смоки-Маунтинс. Они лежали на широкой кровати под балдахином в Стоун-Мэнор. О кольце он позаботиться не успел, слова пришли сами. Именно это и нравилось ей в нем - спонтанность решений. Она надолго прижалась губами к его губам. Он обвил ее руками, и они сами собой начали стягивать с нее ночную рубашку. - Я понимаю это как знак согласия, - сказал он, и они не отрывались друг от друга всю ночь, согреваемые теплом камина.

Солнечный удар и инфаркт. Бедолага. Беккер ничего не сказал и продолжал разглядывать пальцы умершего. - Вы уверены, что на руке у него не было перстня. Офицер удивленно на него посмотрел. - Перстня. - Да. Взгляните. Офицер подошел к столу.

 - Мы можем принять участие в аукционе. Стратмор покачал головой: - Танкадо дал нам шанс. Это совершенно ясно. Тем не менее риск велик: если нас обнаружат, это, в сущности, будет означать, что он своим алгоритмом нас напугал. Нам придется публично признать не только то, что мы имеем ТРАНСТЕКСТ, но и то, что Цифровая крепость неприступна. - Каким временем мы располагаем. Стратмор нахмурился: - Танкадо намерен назвать победителя аукциона завтра в полдень. Сьюзан почувствовала, что у нее сводит желудок. - А что. - Он говорит, что вручит победителю ключ.

Мы ищем число, а не произвольный набор букв. - Четыре умножить на шестнадцать, - спокойно сказал Дэвид.  - Вспомни арифметику, Сьюзан. Сьюзан посмотрела на Беккера, наблюдавшего за ней с экрана. Вспомнить арифметику. Он сам считает как фокусник. Она знала, что он перемножает цифры и намертво запоминает словари, не хуже ксерокса. - Таблица умножения, - сказал Беккер. При чем здесь таблица умножения? - подумала Сьюзан.  - Что он хочет этим сказать.

787 Share

Zaino del tatuaggio

Да и весь мир криптографии изменился. Новые обязанности Сьюзан были засекречены, в том числе и для многих людей в высших эшелонах власти. - Шифры, - задумчиво сказал Беккер - Откуда ты знаешь, с чего начинать. То есть… как ты их вскрываешь. Сьюзан улыбнулась: - Уж ты-то мог бы это понять. Это все равно что изучать иностранный язык. Сначала текст воспринимается как полная бессмыслица, но по мере постижения законов построения его структуры начинает появляться смысл. Беккер понимающе кивнул, но ему хотелось знать. Используя вместо классной доски салфетки ресторана Мерлутти или концертные программы, Сьюзан дала этому популярному и очень привлекательному преподавателю первые уроки криптографии. Она начала с совершенного квадрата Юлия Цезаря.

Неужели ему предстояло погибнуть по той же причине. Человек неумолимо приближался по крутой дорожке. Вокруг Беккера не было ничего, кроме стен. По сторонам, правда, находились железные ворота, но звать на помощь уже поздно. Беккер прижался к стене спиной, внезапно ощутив все камушки под подошвами, все бугорки штукатурки на стене, впившиеся в спину. Мысли его перенеслись назад, в детство. Родители… Сьюзан. О Боже… Сьюзан. Впервые с детских лет Беккер начал молиться.

Преодолев отвращение, Беккер открыл дверь. Регистратура. Бедлам. Так он и. Очередь из десяти человек, толкотня и крик. Испания не славится эффективностью бюрократического аппарата, и Беккер понял, что ему придется простоять здесь всю ночь, чтобы получить информацию о канадце. За конторкой сидела только одна секретарша, норовившая избавиться от назойливых пациентов. Беккер застыл в дверях, не зная, как поступить. Необходимо было срочно что-то придумать. - Con permiso! - крикнул санитар.

В ужасе от того, что ее ожидало, она направилась к кабинету шефа. Когда Сьюзан уже сделала несколько шагов, что-то вдруг показалось ей странным. Она остановилась и снова начала вглядываться в глубь помещения Третьего узла. В полумраке ей удалось различить руку Хейла. Но она не была прижата к боку, как раньше, и его тело уже не опутывали веревки. Теперь рука была закинута за голову, следовательно, Хейл лежал на спине. Неужели высвободился. Однако тот не подавал никаких признаков жизни.

Пальцы у него онемели. Он упал. И в следующее мгновение не осталось ничего, кроме черной бездны. ГЛАВА 102 Стратмор спустился на нижний этаж ТРАНСТЕКСТА и ступил с лесов в дюймовый слой воды на полу. Гигантский компьютер содрогался мелкой дрожью, из густого клубящегося тумана падали капли воды. Сигналы тревоги гремели подобно грому. Коммандер посмотрел на вышедший из строя главный генератор, на котором лежал Фил Чатрукьян. Его обгоревшие останки все еще виднелись на ребрах охлаждения. Вся сцена напоминала некий извращенный вариант представления, посвященного празднику Хэллоуин. Хотя Стратмор и сожалел о смерти своего молодого сотрудника, он был уверен, что ее можно отнести к числу оправданных потерь.

Хейл выжидал. Стояла полная тишина, и он внимательно прислушался. Ничего. Вроде бы на нижней ступеньке никого. Может, ему просто показалось. Какая разница, Стратмор никогда не решится выстрелить, пока он прикрыт Сьюзан. Но когда он начал подниматься на следующую ступеньку, не выпуская Сьюзан из рук, произошло нечто неожиданное. За спиной у него послышался какой-то звук. Он замер, чувствуя мощный прилив адреналина.

996 Share

Zaino del tatuaggio

Все, что угодно, только не шифр, не поддающийся взлому. Стратмор сурово посмотрел на. - Этот алгоритм создал один самых блестящих умов в криптографии. Сьюзан пришла в еще большее смятение: самые блестящие умы в криптографии работают в ее отделе, и уж она-то наверняка хоть что-нибудь услышала бы об этом алгоритме. - Кто? - требовательно сказала. - Уверен, ты догадаешься сама, - сказал Стратмор.  - Он не очень любит Агентство национальной безопасности. - Какая редкость! - саркастически парировала Сьюзан.

Ввиду того что компьютеры, действующие по принципу грубой силы, отыскивают шифр путем изучения открытого текста на предмет наличия в нем узнаваемых словосочетаний, Харне предложил шифровальный алгоритм, который, помимо шифрования, постоянно видоизменял открытый текст. Теоретически постоянная мутация такого рода должна привести к тому, что компьютер, атакующий шифр, никогда не найдет узнаваемое словосочетание и не поймет, нашел ли он искомый ключ. Вся эта концепция чем-то напоминала идею колонизации Марса - на интеллектуальном уровне вполне осуществимую, но в настоящее время выходящую за границы человеческих возможностей. - Откуда вы взяли этот файл? - спросила. Коммандер не спешил с ответом: - Автор алгоритма - частное лицо. - Как же так? - Сьюзан откинулась на спинку стула.  - У нас внизу работают лучшие программисты в мире. И мы нашими совместными усилиями даже близко не подошли к математической функции меняющегося открытого текста. А вы хотите сказать, что какой-то панк с персональным компьютером придумал, как это сделать.

Мы произведем вычитание. - Подождите, - сказала Соши.  - Сейчас найду. Вот. Все прочитали: - Разница в весе незначительна… разделяются вследствие газовой диффузии… 10,032498X10134 в сравнении с 1939484X1023. - Ну вот, наконец-то! - вскрикнул Джабба.  - Это и есть их вес. - Тридцать секунд.

Что-то попало в процессор, создав заколдованный круг, и практически парализовало систему. - Знаешь, - сказала она, - Стратмор сидит в шифровалке уже тридцать шесть часов. Может быть, он сражается с вирусом. Джабба захохотал. - Сидит тридцать шесть часов подряд. Бедняга. Наверное, жена сказала ему не возвращаться домой. Я слышал, она его уже достала. Мидж задумалась. До нее тоже доходили подобные слухи.

Только подумайте. Беккер встревожился: - Так кольца у вас. - Боже мой, конечно. Беккер ощутил тупую боль в желудке. - У кого же. В глазах Клушара вспыхнуло возмущение. - У немца. Его взял немец.

 - Господи Иисусе. - Ищите.  - Над ними склонился Фонтейн.  - Посмотрим, что у них. Соши начала просматривать документ. Ей попалось описание нитрата мочевины, в десять раз более мощной взрывчатки, чем динамит. Инструкция по ее изготовлению была проста, как рецепт приготовления жженого сахара. - Плутоний и уран, - повторял Джабба.  - Переходите к главному. - Вернитесь назад, - приказала Сьюзан.

713 Share

Zaino del tatuaggio

ГЛАВА 55 - Ты уселся на мое место, осел. Беккер с трудом приподнял голову. Неужели в этой Богом проклятой стране кто-то говорит по-английски. На него сверху вниз смотрел прыщавый бритоголовый коротышка. Половина головы красная, половина - синяя. Как пасхальное яйцо. - Я сказал, что ты занял мое место. - Впервые тебя вижу, - сказал Беккер вставая. Не хватало еще ввязаться в драку.

Лицо Стратмора побагровело. - Мистер Чатрукьян, такое уже случалось. Нет никакого файла, который мог бы заразить ТРАНСТЕКСТ. - Вы ошибаетесь, сэр! - вскричал Чатрукьян. - И если он проникнет в главную базу данных… - Что еще за файл, черт возьми. Покажите мне. Чатрукьян заколебался. - Я не могу. - Разумеется, не можете.

Тогда откуда же пришла команда на ручное отключение. - рассердилась. Недовольно поморщившись, Сьюзан закрыла окно экранного замка, но в ту долю секунды, когда оно исчезало с экрана, она заметила нечто необычное. Снова открыв окно, Сьюзан изучила содержащуюся в нем информацию. Какая-то бессмыслица. Вначале был зарегистрирован нормальный ввод замка, в тот момент, когда она выходила из помещения Третьего узла, однако время следующей команды отпирания показалось Сьюзан странным. Две эти команды разделяло меньше одной минуты, но она была уверена, что разговаривала с коммандером больше минуты. Сьюзан просмотрела все команды. То, что она увидела, привело ее в ужас. С интервалом в три минуты была зарегистрирована вторая серия команд запирания-отпирания.

Звонки в агентства услуг сопровождения ничего не дали. Коммандер, недовольный необходимостью говорить по линии, не защищенной от прослушивания, попросил Дэвида не звонить, пока кольцо не окажется в его руках. Он решил было обратиться в полицию - может быть, у них есть данные о рыжеволосых проститутках, - но Стратмор на этот счет выразился недвусмысленно: Вы должны оставаться невидимым. Никто не должен знать о существовании кольца. Может быть, стоит побродить по Триане, кварталу развлечений, и поискать там эту рыжую девицу. Или же обойти все рестораны - вдруг этот тучный немец окажется. Но и то и другое вряд ли к чему-то приведет. В его мозгу все время прокручивались слова Стратмора: Обнаружение этого кольца - вопрос национальной безопасности. Внутренний голос подсказывал Беккеру, что он что-то упустил - нечто очень важное, но он никак не мог сообразить, что. Я преподаватель, а не тайный агент, черт возьми.

Крошечная сноска гласила: Предел ошибки составляет 12. Разные лаборатории приводят разные цифры. ГЛАВА 127 Собравшиеся на подиуме тотчас замолчали, словно наблюдая за солнечным затмением или извержением вулкана - событиями, над которыми у них не было ни малейшей власти. Время, казалось, замедлило свой бег. - Мы терпим бедствие! - крикнул техник.  - Все линии устремились к центру. С левого экрана в камеру неотрывно смотрели Дэвид и агенты Смит и Колиандер. На ВР последняя стенка напоминала тонюсенькую пленку.

Даже президент Соединенных Штатов не решался бросать вызов Фонтейну, что не раз позволял себе Стратмор. Для этого нужен был политический иммунитет - или, как в случае Стратмора, политическая индифферентность. Сьюзан поднялась на верхнюю ступеньку лестницы. Она не успела постучать, как заверещал электронный дверной замок. Дверь открылась, и коммандер помахал ей рукой. - Спасибо, что пришла, Сьюзан. Я тебе очень благодарен. - Не стоит благодарности.

810 Share

Zaino del tatuaggio

Итак, где ключ. Хейл попытался пошевелить руками, но понял, что накрепко связан. На лице его появилось выражение животного страха. - Отпусти. - Мне нужен ключ, - повторила Сьюзан. - У меня его. Отпусти меня! - Он попробовал приподняться, но не смог даже повернуться. В перерывах между сигналами Сьюзан выкрикнула: - Ты - Северная Дакота, Энсей Танкадо передал тебе копию ключа.

 Японские иероглифы. Стратмор покачал головой. - Это и мне сразу пришло в голову. Но послушай: канадец сказал, что буквы не складывались во что-то вразумительное. Японские иероглифы не спутаешь с латиницей. Он сказал, что выгравированные буквы выглядят так, будто кошка прошлась по клавишам пишущей машинки. - Коммандер, не думаете же вы… - Сьюзан расхохоталась. Но Стратмор не дал ей договорить. - Сьюзан, это же абсолютно ясно.

До поворота еще минуты две. Он знал, что этого времени у него. Сзади его нагоняло такси. Он смотрел на приближающиеся огни центра города и молил Бога, чтобы он дал ему добраться туда живым. Беккер проехал уже половину пути, когда услышал сзади металлический скрежет, прижался к рулю и до отказа открыл дроссель. Раздался приглушенный звук выстрела. Мимо. Он резко свернул влево и запетлял по дороге в надежде сбить преследователя и выиграть время. Все было бесполезно.

Я разрушу все ваши планы. Вы близки к осуществлению своей заветной мечты - до этого остается всего несколько часов. Управлять всей информацией в мире. И ТРАНСТЕКСТ больше не нужен. Никаких ограничений - только свободная информация. Это шанс всей вашей жизни. И вы хотите его упустить. - Следи за мной, - холодно парировал Стратмор.

Эта тактика себя оправдала. Хотя в последнее мгновение Беккер увернулся, Халохот сумел все же его зацепить. Он понимал, что пуля лишь слегка оцарапала жертву, не причинив существенного ущерба, тем не менее она сделала свое. Контакт был установлен. Жертва ощутила прикосновение смерти, и началась совершенно иная игра. Беккер мчался, не видя ничего вокруг, постоянно сворачивал, избегая прямых участков. Шаги неумолимо приближались. В голове у него не было ни единой мысли - полная пустота.

Терпи, - сказал он.  - Терпи. Потом закрыл глаза и глубоко вздохнул. Беккер не сразу почувствовал, что его кто-то подталкивает. Подняв глаза, он увидел старика с усыпанным родинками лицом, который стоял перед ним, намереваясь пройти. Беккера охватила паника. Он уже хочет уйти. Выходит, мне придется встать. Он жестом предложил старику перешагнуть через него, но тот пришел в негодование и еле сдержался. Подавшись назад, он указал на целую очередь людей, выстроившихся в проходе.

522 Share

Zaino del tatuaggio

Информация, которую он выдал… Она резко подняла голову. Возможно ли. Информация, которую он выдал. Если Стратмор получил от Следопыта информацию, значит, тот работал. Она оказалась бессмысленной, потому что он ввел задание в неверной последовательности, но ведь Следопыт работал. Но Сьюзан тут же сообразила, что могла быть еще одна причина отключения Следопыта. Внутренние ошибки программы не являлись единственными причинами сбоя, потому что иногда в действие вступали внешние силы - скачки напряжения, попавшие на платы частички пыли, повреждение проводов. Поскольку за техникой Третьего узла следили самым тщательным образом, она даже не рассматривала такую возможность. Сьюзан встала и быстро подошла к громадному книжному шкафу с техническими руководствами, взяла с полки справочник с прошитым проволочной спиралью корешком и принялась его листать.

Дэвид Беккер исчез. Тремя пролетами ниже Дэвид Беккер висел на вытянутых руках над Апельсиновым садом с наружной стороны Гиральды, словно упражняясь в подтягивании на оконном выступе. Когда Халохот поднимался по лестнице, Беккер, спустившись на три пролета, вылез через один из проемов и повис на руках. Сделал он это как раз вовремя - убийца промчался мимо в ту же секунду. Он так торопился, что не заметил побелевших костяшек пальцев, вцепившихся в оконный выступ. Свисая из окна, Беккер благодарил Бога за ежедневные занятия теннисом и двадцатиминутные упражнения на аппарате Наутилус, подготовившие его мускулатуру к запредельным нагрузкам. Увы, теперь, несмотря на силу рук, он не мог подтянуться, чтобы влезть обратно. Плечи его отчаянно болели, а грубый камень не обеспечивал достаточного захвата и впивался в кончики пальцев подобно битому стеклу.

Стратмор не скрывал недовольства. - Он ничего не спрашивал про ТРАНСТЕКСТ. - Нет. Но если он посмотрит на монитор и увидит в окне отсчета значение семнадцать часов, то, будьте уверены, не промолчит. Стратмор задумался. - С какой стати он должен на него смотреть? - спросил. Сьюзан взглянула ему в. - Вы хотите отправить его домой.

Он. Беккер был уверен, что представляет собой отличную мишень, даже несмотря на то что находился среди огромного множества прихожан: его пиджак цвета хаки ярко выделялся на черном фоне. Вначале он хотел снять его, но белая оксфордская рубашка была бы ничуть ни лучше, поэтому он лишь пригнулся еще ниже. Мужчина рядом нахмурился. - Turista, - усмехнулся. И прошептал чуть насмешливо: - Llamo un medico. Вызвать доктора. Беккер поднял глаза на усыпанное родинками старческое лицо. - No, gracias. Estoy bien.

Из носа у него пошла кровь. Хейл упал на колени, не опуская рук. - Ах ты, мерзавка! - крикнул он, скорчившись от боли. Сьюзан бросилась к двери, моля Бога, чтобы Стратмор в этот миг включил резервное энергоснабжение и дверь открылась. Увы, ее руки уперлись в холодное стекло. Хейл с перепачканным кровью лицом быстро приближался к. Его руки снова обхватили ее - одна сдавила левую грудь, другая - талию - и оторвали от двери. Сьюзан кричала и молотила руками в тщетной попытке высвободиться, а он все тащил ее, и пряжка его брючного ремня больно вдавливалась ей в спину.

 Con permiso! - крикнул санитар. Мимо стремительно проплыла каталка. Беккер успел отскочить в сторону и окликнул санитара. - Dоnde esta el telefono. Не снижая скорости, мужчина указал Беккеру на двустворчатую дверь и скрылся за поворотом. Беккер последовал в указанном направлении. Он очутился в огромной комнате - бывшем гимнастическом зале. Бледно-зеленый пол мерцал в сиянии ламп дневного света, то попадая в фокус, то как бы проваливаясь.

393 Share

Zaino del tatuaggio

Любое подозрение об изменении Цифровой крепости могло разрушить весь замысел коммандера. Только сейчас она поняла, почему он настаивал на том, чтобы ТРАНСТЕКСТ продолжал работать. Если Цифровой крепости суждено стать любимой игрушкой АНБ, Стратмор хотел убедиться, что взломать ее невозможно. - Ты по-прежнему хочешь уйти. Сьюзан посмотрела на. Сидя рядом с великим Тревором Стратмором, она невольно почувствовала, что страхи ее покинули. Переделать Цифровую крепость - это шанс войти в историю, принеся громадную пользу стране, и Стратмору без ее помощи не обойтись. Хоть и не очень охотно, она все же улыбнулась: - Что будем делать. Стратмор просиял и, протянув руку, коснулся ее плеча. - Спасибо.

 - Он и меня убьет. Если бы Сьюзан не была парализована страхом, она бы расхохоталась ему в лицо. Она раскусила эту тактику разделяй и властвуй, тактику отставного морского пехотинца. Солги и столкни лбами своих врагов. - Это чистая правда! - кричал.  - Мы должны позвать людей на помощь. Нам обоим грозит опасность. Сьюзан не верила ни единому его слову. Хейл подтянул ноги и немного приподнялся на корточках, желая переменить позу. Он открыл рот, чтобы что-то сказать, но сделать этого не успел.

Я так близок к цели, - подумал. - Ein Ring! - повторил Беккер, но дверь закрылась перед его носом. Он долго стоял в роскошно убранном коридоре, глядя на копию Сальватора Дали на стене. Очень уместно, - мысленно застонал.  - Сюрреализм. Я в плену абсурдного сна. Проснувшись утром в своей постели, Беккер заканчивал день тем, что ломился в гостиничный номер незнакомого человека в Испании в поисках какого-то магического кольца. Суровый голос Стратмора вернул его к действительности. Вы должны найти это кольцо. Беккер глубоко вздохнул и перестал жаловаться на судьбу.

 - Извините за беспокойство. Повернувшись, он направился через фойе к выходу, где находилось вишневое бюро, которое привлекло его внимание, когда он входил. На нем располагался щедрый набор фирменных открыток отеля, почтовая бумага, конверты и ручки. Беккер вложил в конверт чистый листок бумаги, надписал его всего одним словом: Росио - и вернулся к консьержу. - Извините, что я снова вас беспокою, - сказал он застенчиво.  - Я вел себя довольно глупо. Я хотел лично сказать Росио, какое удовольствие получил от общения с ней несколько дней. Но я уезжаю сегодня вечером. Пожалуй, я все же оставлю ей записку.

Беккер, шедший по залу в направлении выстроившихся в ряд платных телефонов, остановился и оглянулся. К нему приближалась девушка, с которой он столкнулся в туалетной комнате. Она помахала ему рукой. - Подождите, мистер. Ну что еще? - застонал.  - Хочет предъявить мне обвинение во вторжении в личную жизнь. Девушка волокла за собой туристскую сумку. Подойдя к нему, она на этот раз расплылась в широкой улыбке.

Это приказ. Чатрукьян замер от неожиданности. - Но, сэр, мутация… - Немедленно! - крикнул Стратмор. Чатрукьян некоторое время смотрел на него, лишившись дара речи, а потом бегом направился прочь из шифровалки. Стратмор повернулся и с удивлением увидел Хейла. Сьюзан поняла, в чем дело: все это время Хейл вел себя тихо, подозрительно тихо, поскольку отлично знал, что нет такой диагностики, в которой использовалась бы цепная мутация, тем более такая, которая занимала ТРАНСТЕКСТ уже восемнадцать часов. Хейл не проронил ни слова. Казалось, вспыхнувшая на его глазах перепалка абсолютно его не касается. Очевидно, Стратмор вдруг задумался:. У Сьюзан имелся на это ответ.

377 Share

Zaino del tatuaggio

Он вел себя бесчестно по отношению ко многим людям, и Сьюзан Флетчер - одна из. Он очень о многом ей не сказал - о многих вещах, которых теперь стыдился. Она была его иллюзией, его живой фантазией. Он мечтал о ней по ночам, плакал о ней во сне. Он ничего не мог с собой поделать. Она была блистательна и прекрасна, равной ей он не мог себе даже представить. Его жена долго терпела, но, увидев Сьюзан, потеряла последнюю надежду. Бев Стратмор никогда его ни в чем не обвиняла. Она превозмогала боль сколько могла, но ее силы иссякли.

Никакого представления о пунктуальности. Он позвонил бы Северной Дакоте сам, но у него не было номера его телефона. Нуматака терпеть не мог вести дела подобным образом, он ненавидел, когда хозяином положения был кто-то. С самого начала его преследовала мысль, что звонки Северной Дакоты - это западня, попытка японских конкурентов выставить его дураком. Теперь его снова одолевали те же подозрения. Нуматака решил, что ему необходима дополнительная информация. Выскочив из кабинета, он повернул налево по главному коридору здания Нуматек. Сотрудники почтительно кланялись, когда он проходил мимо.

В 8 ВЕЧЕРА. В другом конце комнаты Хейл еле слышно засмеялся. Сьюзан взглянула на адресную строку сообщения. FROM: CHALECRYPTO. NSA. GOV Гнев захлестнул ее, но она сдержалась и спокойно стерла сообщение. - Очень умно, Грег. - Там подают отличный карпаччо.

Танкадо приближается справа, Халохот - между деревьев слева. - У нас почти не осталось времени, - сказал Фонтейн.  - Давайте ближе к сути дела. Агент Колиандер нажал несколько кнопок, и кадры стали сменяться быстрее. Люди на подиуме с нетерпением ждали, когда на экране появится их бывший сослуживец Энсей Танкадо. Ускоренное проигрывание видеозаписи придавало изображению некоторую комичность. Вот Танкадо вышел на открытое место и залюбовался открывшимся перед ним зрелищем. Он козырьком поднес руку к глазам и стал разглядывать шпили над внушительным фасадом. - Смотрите внимательно, - предупредил Смит.

Хейл замер, потом повернул Сьюзан лицом к. - Ты вскрыла мою электронную почту. - А ты отключил моего Следопыта. Хейл почувствовал, как кровь ударила ему в голову. Он был уверен, что спрятал все следы, и не имел ни малейшего понятия о том, что Сьюзан были известны его действия. Понятно, почему она не хотела верить ни одному его слову. Он почувствовал, как вокруг него выросла стена, и понял, что ему не удастся выпутаться из этой ситуации, по крайней мере своевременно. И он в отчаянии прошептал ей на ухо: - Сьюзан… Стратмор убил Чатрукьяна. - Отпусти ее, - спокойно сказал Стратмор.  - Она тебе все равно не поверит.

Чьи-то стальные руки прижали его лицо к стеклу. Панк попытался высвободиться и повернуться. - Эдуардо. Это ты, приятель? - Он почувствовал, как рука незнакомца проскользнула к его бумажнику, чуть ослабив хватку.  - Эдди! - крикнул.  - Хватит валять дурака. Какой-то тип разыскивал Меган. Человек не выпускал его из рук. - Да хватит тебе, Эдди! - Но, посмотрев в зеркало, он убедился, что это вовсе не его закадычный дружок. Лицо в шрамах и следах оспы.

Zaino maui

About Fetaur

Уже направляясь к двери, она увидела свое фото на доске объявлений и едва не лишилась чувств. На фотографии она была изображена наклонившейся над постелью, в одних трусиках.

Related Posts

319 Comments

Post A Comment