Zaino della holding

463 Share

Zaino della holding

 Плевал я на Стратмора! - закричал Чатрукьян, и его слова громким эхом разнеслись по шифровалке. - Мистер Чатрукьян? - послышался сверху звучный возглас. Все трое замерли. Над ними, опираясь на перила площадки перед своим кабинетом, стоял Стратмор. Какое-то время в здании слышался только неровный гул расположенных далеко внизу генераторов. Сьюзан отчаянно пыталась встретиться взглядом со Стратмором. Коммандер. Северная Дакота - это Хейл. Но Стратмор смотрел на молодого сотрудника лаборатории систем безопасности.

Беккер обернулся как во сне. - Senor Becker? - прозвучал жуткий голос. Беккер как завороженный смотрел на человека, входящего в туалетную комнату. Он показался ему смутно знакомым. - Soy Hulohot, - произнес убийца.  - Моя фамилия Халохот.  - Его голос доносился как будто из его чрева. Он протянул руку.

 Если эта система его не перехватила, то откуда вы знаете, что вирус существует. Чатрукьян вдруг обрел прежнюю уверенность. - Цепная мутация, сэр. Я проделал анализ и получил именно такой результат - цепную мутацию. Теперь Сьюзан поняла, почему сотрудник систем безопасности так взволнован. Цепная мутация. Она знала, что цепная мутация представляет собой последовательность программирования, которая сложнейшим образом искажает данные. Это обычное явление для компьютерных вирусов, особенно таких, которые поражают крупные блоки информации. Из почты Танкадо Сьюзан знала также, что цепные мутации, обнаруженные Чатрукьяном, безвредны: они являются элементом Цифровой крепости.

Очевидно, она перевела свое имя на единственный язык, равно доступный ей и ее клиенту, - английский. Возбужденный, Беккер ускорил шаги в поисках телефона. По другой стороне улицы, оставаясь невидимым, шел человек в очках в тонкой металлической оправе. ГЛАВА 27 Тени в зале шифровалки начали удлиняться и терять четкость. Автоматическое освещение постепенно становилось ярче. Сьюзан по-прежнему молча сидела за компьютером, ожидая вестей от Следопыта. Поиск занял больше времени, чем она рассчитывала. Мысли ее мешались: она тосковала по Дэвиду и страстно желала, чтобы Грег Хейл отправился домой. Но Хейл сидел на месте и помалкивал, поглощенный своим занятием. Ей было безразлично, чем именно он занят, лишь бы не заинтересовался включенным ТРАНСТЕКСТОМ.

Все выглядело совсем не так, как несколько минут. ТРАНСТЕКСТ выступал серым силуэтом в слабом сумеречном свете, проникавшем сквозь купол потолка. Все лампы наверху погасли. Не было видно даже кнопочных электронных панелей на дверях кабинетов. Когда ее глаза привыкли к темноте, Сьюзан разглядела, что единственным источником слабого света в шифровалке был открытый люк, из которого исходило заметное красноватое сияние ламп, находившихся в подсобном помещении далеко внизу. Она начала двигаться в направлении люка. В воздухе ощущался едва уловимый запах озона. Остановившись у края люка, Сьюзан посмотрела. Фреоновые вентиляторы с урчанием наполняли подсобку красным туманом. Прислушавшись к пронзительному звуку генераторов, Сьюзан поняла, что включилось аварийное питание.

 - Бринкерхофф рассеянно кивнул, стараясь не смотреть на лиф ее платья. - Когда знаменатель равняется нулю, - объясняла Мидж, - результат уходит в бесконечность. Компьютеры терпеть не могут бесконечности, поэтому выдают девятки.  - Она показала ему другую колонку.  - Видишь. - Вижу, - сказал Бринкерхофф, стараясь сосредоточиться на документе. - Это данные о сегодняшней производительности. Взгляни на число дешифровок. Бринкерхофф послушно следил за движениями ее пальца.

137 Share

Zaino della holding

Даже через несколько часов после смерти лицо азиата отливало чуть розоватым загаром. Тело же его было бледно-желтого цвета - кроме крохотного красноватого кровоподтека прямо над сердцем. Скорее всего от искусственного дыхания и массажа сердца, - подумал Беккер.  - Жаль, что бедняге это не помогло. Он принялся рассматривать руки покойного. Ничего подобного ему никогда не приходилось видеть. На каждой руке всего по три пальца, скрюченных, искривленных. Но Беккера интересовало отнюдь не это уродство.

 Мне нужно немедленно ее увидеть. - Но, сеньор, она занята с клиентом. - Это очень важно, - извиняющимся тоном сказал Беккер. Вопрос национальной безопасности. Консьерж покачал головой: - Невозможно. Быть может, вы оставите… - Всего на одну минуту. Она в столовой. Консьерж снова покачал головой: - Ресторан закрылся полчаса. Полагаю, Росио и ее гость ушли на вечернюю прогулку.

Они двигались уже не по узкому боковому притоку, а по главному руслу. Когда улица сделала поворот, Беккер вдруг увидел прямо перед собой собор и вздымающуюся ввысь Гиральду. Звон колоколов оглушал, эхо многократно отражалось от высоких стен, окружающих площадь. Людские потоки из разных улиц сливались в одну черную реку, устремленную к распахнутым дверям Севильского собора. Беккер попробовал выбраться и свернуть на улицу Матеуса-Гаго, но понял, что находится в плену людского потока. Идти приходилось плечо к плечу, носок в пятку. У испанцев всегда было иное представление о плотности, чем у остального мира. Беккер оказался зажат между двумя полными женщинами с закрытыми глазами, предоставившими толпе нести их в собор. Они беззвучно молились, перебирая пальцами четки.

Лифт, соединяющий шифровалку с основным зданием, получал питание из главного комплекса, и оно действовало, несмотря на отключение питания шифровалки. Стратмору, разумеется, это было хорошо известно, но даже когда Сьюзан порывалась уйти через главный выход, он не обмолвился об этом ни единым словом. Он не мог пока ее отпустить - время еще не пришло. И размышлял о том, что должен ей сказать, чтобы убедить остаться. Сьюзан кинулась мимо Стратмора к задней стене и принялась отчаянно нажимать на клавиши. - Пожалуйста, - взмолилась. Но дверца не открылась. - Сьюзан, - тихо сказал Стратмор.  - Нужен код.

АНБ очень серьезно относилось к дешифровке. Полученный чек превышал его месячное университетское жалованье. Когда он шел к выходу по главному коридору, путь ему преградил охранник с телефонной трубкой в руке. - Мистер Беккер, подождите минутку. - В чем дело? - Беккер не рассчитывал, что все это займет так много времени, и теперь опаздывал на свой обычный субботний теннисный матч. Часовой пожал плечами. - С вами хочет поговорить начальник шифровалки. Она сейчас будет. - Она? - Беккер рассмеялся. Он не заметил в АНБ ни одного существа женского пола.

Дэвид Беккер повесил трубку. Альфонсо XIII. Он усмехнулся. Просто надо уметь задавать вопросы… Минуту спустя незаметная фигура проследовала за Беккером по калле Делисиас в сгущающейся темноте андалузской ночи. ГЛАВА 29 Все еще нервничая из-за столкновения с Хейлом, Сьюзан вглядывалась в стеклянную стену Третьего узла. В шифровалке не было ни души. Хейл замолк, уставившись в свой компьютер. Она мечтала, чтобы он поскорее ушел. Сьюзан подумала, не позвонить ли ей Стратмору.

985 Share

Zaino della holding

Откуда-то сверху накатывали приглушенные волны классической музыки. Бранденбургский концерт, - подумал Беккер.  - Номер четыре. Они со Сьюзан слушали этот концерт в прошлом году в университете в исполнении оркестра Академии Святого Мартина. Ему вдруг страшно захотелось увидеть ее - сейчас. Прохладный ветерок кондиционера напомнил ему о жаре на улице. Он представил себе, как бредет, обливаясь потом, по душным, пропитанным запахом наркотиков улицам Трианы, пытаясь разыскать девчонку-панка в майке с британским флагом на груди, и снова подумал о Сьюзан. - Zumo de arandano, - с удивлением услышал он собственный голос.  - Клюквенный сок. Бармен смотрел на него озадаченно.

Что ж, пожалуйста. Хватит путаться у нас под ногами, вот моя рекомендация. - Спокойно, Джабба, - предупредил директор. - Директор, - сказал Джабба, - Энсей Танкадо владеет нашим банком данных. Дайте ему то, чего он требует. Если он хочет, чтобы мир узнал о ТРАНСТЕКСТЕ, позвоните в Си-эн-эн и снимите штанишки. Все равно сейчас ТРАНСТЕКСТ - это всего лишь дырка в земле. Так какая разница.

 Назови мне самое большое время, которое ТРАНСТЕКСТ затрачивал на взламывание кода. Что за чепуха. И ради этого он вызвал меня в субботу. - Как сказать… - Она заколебалась.  - Несколько месяцев назад к нам попал перехват КОМИНТ, на расшифровку ушло около часа, но там мы столкнулись с удивительно длинным шифром - что-то около десяти тысяч бит. - Около часа, говоришь? - хмуро спросил.  - А что ты скажешь о проверках пределов памяти, которые мы выполняли. Сьюзан пожала плечами. - Ну, если вы имеете в виду и диагностику, то времени уходило. - Насколько .

Чем больше это число, тем труднее его найти. - Оно будет громадным, - застонал Джабба.  - Ясно, что это будет число-монстр. Сзади послышался возглас: - Двухминутное предупреждение. Джабба в отчаянии бросил взгляд на ВР. Последний щит начал рушиться. Техники сновали по комнате. Что-то подсказывало Сьюзан, что они близки к разгадке. - Мы можем это сделать! - сказала она, стараясь взять ситуацию под контроль.  - Из всех различий между ураном и плутонием наверняка есть такое, что выражается простым числом.

 Наверняка, - объявил Бринкерхофф. Фонтейн молча обдумывал информацию. - Не знаю, ключ ли это, - сказал Джабба.  - Мне кажется маловероятным, что Танкадо использовал непроизвольный набор знаков. - Выбросьте пробелы и наберите ключ! - не сдержался Бринкерхофф. Фонтейн повернулся к Сьюзан. - Как вы думаете, мисс Флетчер. Сьюзан задумалась. Она чувствовала, что здесь что-то не то, но не могла сообразить, что .

Соши кивнула. - Лучше всего - Нетскейп. Сьюзан сжала ее руку. - Давайте скорее. Попробуем порыскать. ГЛАВА 125 - Сколько у нас времени? - крикнул Джабба. Техники в задней части комнаты не откликнулись. Все их внимание было приковано к ВР. Последний щит угрожающе таял.

609 Share

Zaino della holding

 Подумайте, мистер Клушар, - тихо, но настойчиво сказал Беккер.  - Это очень важно. Клушар заморгал. - Я не знаю… эта женщина… он называл ее… - Он прикрыл глаза и застонал. - Как. - Не могу вспомнить… - Клушар явно терял последние силы. - Подумайте, - продолжал настаивать Беккер.  - Очень важно, чтобы досье консульства было как можно более полным.

Он вежливо улыбнулся озабоченной медсестре и вошел в будку. Сняв трубку, набрал номер справочной службы и через тридцать секунд получил номер главного офиса больницы. В какой бы стране вы ни находились, во всех учреждениях действует одно и то же правило: никто долго не выдерживает звонка телефонного аппарата. Не важно, сколько посетителей стоят в очереди, - секретарь всегда бросит все дела и поспешит поднять трубку. Беккер отбил шестизначный номер. Еще пара секунд, и его соединили с больничным офисом. Наверняка сегодня к ним поступил только один канадец со сломанным запястьем и сотрясением мозга, и его карточку нетрудно будет найти. Беккер понимал, что в больнице не захотят назвать имя и адрес больного незнакомому человеку, но он хорошо подготовился к разговору. В трубке раздались длинные гудки.

Было ужасно жарко. - И вы уверены, что эта женщина - проститутка. - Абсолютно. Такая красивая женщина пошла бы с этим типом, только если бы ей хорошо заплатили. Боже. Такой жирный. Крикливый, тучный, мерзкий немец! - Клушар заморгал, стараясь переменить положение, и, не обращая внимания на боль, продолжал: - Ну чистая скотина, килограмм сто двадцать, не меньше. Он вцепился в эту красотку так, словно боялся, что она сбежит, - и я бы ее отлично понял. Ей-ей.

Я требую выпустить меня отсюда. В ответ - тишина. Его руки крепче сжали ее шею. - Я сейчас ее убью. Сзади щелкнул взведенный курок беретты. - Отпусти ее, - раздался ровный, холодный голос Стратмора. - Коммандер! - из последних сил позвала Сьюзан. Хейл развернул Сьюзан в ту сторону, откуда слышался голос Стратмора. - Выстрелишь - попадешь в свою драгоценную Сьюзан.

Он увидел пятна света. Сначала слабые, еле видимые на сплошном сером фоне, они становились все ярче. Попробовал пошевелиться и ощутил резкую боль. Попытался что-то сказать, но голоса не. Зато был другой голос, тот, что звал. Кто-то рядом с ним попытался его приподнять. Он потянулся к голосу. Или это его подвинули. Голос все звал его, а он безучастно смотрел на светящуюся картинку.

Бринкерхофф растерянно заморгал. - Да, сэр, - сказала Мидж. - Потому что Стратмор обошел систему Сквозь строй? - Фонтейн опустил глаза на компьютерную распечатку. - Да, - сказала.  - Кроме того, ТРАНСТЕКСТ уже больше двадцати часов не может справиться с каким-то файлом. Фонтейн наморщил лоб. - Это по вашим данным. Мидж хотела возразить, но прикусила язык. И прижала ладонь к горлу. - В шифровалке вырубилось электричество.

440 Share

Zaino della holding

 Наверное, стоит выключить ТРАНСТЕКСТ, - предложила Сьюзан.  - Потом мы запустим его снова, а Филу скажем, что ему все это приснилось. Стратмор задумался над ее словами, затем покачал головой: - Пока не стоит. ТРАНСТЕКСТ работает пятнадцать часов. Пусть пройдут все двадцать четыре часа - просто чтобы убедиться окончательно. Сьюзан это показалось разумным. Цифровая крепость впервые запустила функцию переменного открытого текста; быть может, ТРАНСТЕКСТ сумеет взломать шифр за двадцать четыре часа. Но честно говоря, она в это уже почти не верила. - Пусть ТРАНСТЕКСТ работает, - принял решение Стратмор.

 - Коммандер Стратмор у. Советую исчезнуть, пока он тебя не засек. Хейл пожал плечами: - Зато он не имеет ничего против твоего присутствия. Тебе он всегда рад. Сьюзан заставила себя промолчать. Хейл хмыкнул себе под нос и убрал упаковку тофу. Затем взял бутылку оливкового масла и прямо из горлышка отпил несколько глотков. Он считал себя большим знатоком всего, что способствовало укреплению здоровья, и утверждал, что оливковое масло очищает кишечник. Он вечно навязывал что-то коллегам, например морковный сок, и убеждал их, что нет ничего важнее безукоризненного состояния кишечника. Хейл поставил масло на место и направился к своему компьютеру, располагавшемуся прямо напротив рабочего места Сьюзан.

Так продолжалось несколько недель. За десертом в ночных ресторанах он задавал ей бесконечные вопросы. Где она изучала математику. Как она попала в АНБ. Как ей удалось стать столь привлекательной. Покраснев, Сьюзан сказала, что созрела довольно поздно. Чуть ли не до двадцати лет она была худой и нескладной и носила скобки на зубах, так что тетя Клара однажды сказала, что Господь Бог наградил ее умом в утешение за невзрачные внешние данные. Господь явно поторопился с утешением, подумал Беккер.

Он открыл рот, чтобы что-то сказать, но сделать этого не успел. Когда Хейл перестал на нее давить, Сьюзан почувствовала, что ее онемевшие ноги ожили. Еще толком не отдавая себе отчета в своих действиях и повинуясь инстинкту, она резким движением согнула ноги и со всей силы ударила Хейла коленом в промежность, ощутив, как ее коленные чашечки впились в его мягкие незащищенные ткани. Хейл взвыл от боли, и все его тело сразу же обмякло. Он скатился набок, сжавшись в клубок, а Сьюзан, высвободившись из-под него, направилась к двери, отлично понимая, что у нее не хватит сил ее открыть. Но тут ее осенило. Она остановилась у края длинного стола кленового дерева, за которым они собирались для совещаний. К счастью, ножки стола были снабжены роликами.

 Но… - Сделка отменяется! - крикнул Стратмор.  - Я не Северная Дакота. Нет никакой Северной Дакоты. Забудьте о ней! - Он отключил телефон и запихнул за ремень. Больше ему никто не помешает. В двенадцати тысячах миль от этого места Токуген Нуматака в полной растерянности застыл у окна своего кабинета. Сигара умами безжизненно свисала изо рта. Сделка всей его жизни только что распалась - за каких-то несколько минут.

Беккер заглянул в справочник Управления общей бухгалтерской отчетности США, но не нашел в нем ничего похожего. Заинтригованный, он позвонил одному из своих партнеров по теннису, бывшему политологу, перешедшему на службу в Библиотеку конгресса. Слова приятеля его очень удивили. Дело в том, что АНБ не только существовало, но и считалось одной из самых влиятельных правительственных организаций в США и во всем мире. Уже больше полувека оно занималось тем, что собирало электронные разведданные по всему миру и защищало американскую секретную информацию. О его существовании знали только три процента американцев. - АНБ, - пошутил приятель, - означает Агентство, которого Никогда не Было. Со смешанным чувством тревоги и любопытства Беккер принял приглашение загадочного агентства. Он проехал тридцать семь миль до их штаб-квартиры, раскинувшейся на участке площадью тридцать шесть акров среди лесистых холмов Форт-Мида в штате Мэриленд. После бесчисленных проверок на контрольно-пропускных пунктах он получил шестичасовой гостевой пропуск с голографическим текстом и был препровожден в роскошное помещение, где ему, как было сказано, предстояло вслепую оказать помощь Отделению криптографии - элитарной группе талантливых математиков, именуемых дешифровщиками.

556 Share

Zaino della holding

 - Он выдержал паузу.  - Итак, если Танкадо хотел, чтобы мы обнаружили его почту, зачем ему понадобился секретный адрес. Сьюзан снова задумалась. - Может быть, для того, чтобы вы не заподозрили, что это приманка. Может быть, Танкадо защитил его ровно настолько, чтобы вы на него наткнулись и сочли, что вам очень повезло. Это придает правдоподобность его электронной переписке. - Тебе следовало бы работать в полиции, - улыбнулся Стратмор.  - Идея неплохая, но на каждое послание Танкадо, увы, поступает ответ.

 - Вы его убили! - Она бросилась к экрану, протянула к нему руки.  - Дэвид… Все пришли в смятение. Сьюзан шла вперед, повторяя это имя, ее глаза неотрывно смотрели на экран. - Дэвид! - воскликнула она, еле держась на ногах.  - О, Дэвид… как они могли… Фонтейн растерялся: - Вы знаете этого человека. Сьюзан застыла в полутора метрах от экрана, ошеломленная увиденным, и все называла имя человека, которого любила. ГЛАВА 115 В голове Дэвида Беккера была бесконечная пустота. Я умер. Но я слышу какие-то звуки.

 Если только Стратмор не придумал что-то особенное и не обошел мои фильтры. Повисла тягостная тишина. Когда Мидж заговорила, ее голос был мрачным: - Стратмор мог обойти фильтры. Джабба снова вздохнул. - Это была шутка, Мидж.  - Но он знал, что сказанного не вернешь. ГЛАВА 62 Коммандер и Сьюзан стояли у закрытого люка и обсуждали, что делать. - Итак, внизу у нас погибший Чатрукьян, - констатировал Стратмор.  - Если мы вызовем помощь, шифровалка превратится в цирк.

 - Это невозможно. Он перезагрузил монитор, надеясь, что все дело в каком-то мелком сбое. Но, ожив, монитор вновь показал то же. Чатрукьяну вдруг стало холодно. У сотрудников лаборатории систем безопасности была единственная обязанность - поддерживать ТРАНСТЕКСТ в чистоте, следить, чтобы в него не проникли вирусы. Он знал, что пятнадцатичасовой прогон может означать только одно: зараженный файл попал в компьютер и выводит из строя программу. Все, чему его учили, свидетельствовало о чрезвычайности ситуации. Тот факт, что в лаборатории систем безопасности никого нет, а монитор был выключен, больше не имело значения. Главное теперь - сам ТРАНСТЕКСТ. Чатрукьян немедленно вывел на дисплей список файлов, загружавшихся в машину в последние сорок восемь часов, и начал его просматривать.

 Нормально, - высокомерно бросила.  - А тебе здесь делать нечего. Беккер повернулся, печально посмотрев в последний раз на ее руку. Ты ничего не можешь с этим поделать, Дэвид. Не лезь не в свое. - Ну. Беккер кивнул. Уже в дверях он грустно улыбнулся: - Вы все же поосторожнее. ГЛАВА 67 - Сьюзан? - Тяжело дыша, Хейл приблизил к ней свое лицо. Он сидел у нее на животе, раскинув ноги в стороны.

 На самом деле я его не продала, - сказала Росио.  - Хотела это сделать, но она совсем еще ребенок, да и денег у нее не. Вот я его и отдала. Но если бы знала, сколько вы мне за него предложите, то сохранила бы это кольцо для. - Почему вы ушли из парка? - спросил Беккер.  - Умер человек. Почему вы не дождались полицейских. И не отдали кольцо .

843 Share

Zaino della holding

 Не может быть! - сказала она по-испански. У Беккера застрял комок в горле. Росио была куда смелее своего клиента. - Не может быть? - повторил он, сохраняя ледяной тон.  - Может, пройдем, чтобы я смог вам это доказать. - Не стану вас затруднять, - ухмыльнулась она, - благодарю за предложение. Но все же кто. Беккер держался своей легенды: - Я из севильской полиции.

Он что-то скрывает. Джабба вытаращил глаза: - Мидж, дорогая. Я по уши опутан кабелем. Если ты хочешь назначить мне свидание, я освобожусь. Если же нет, то позвони электрикам. - Джабба, дело очень серьезное. У меня чутье. У нее чутье.

Сирена продолжала завывать. - Но я же ни в чем не виноват. - Ты лжешь. У меня есть доказательство! - Сьюзан встала и подошла к терминалам.  - Помнишь, как ты отключил Следопыта? - спросила она, подойдя к своему терминалу.  - Я снова его запустила. Посмотрим, вернулся ли. Разумеется, на ее экране замигал значок, извещающий о возвращении Следопыта. Сьюзан положила руку на мышку и открыла сообщение, Это решит судьбу Хейла, - подумала.  - Хейл - это Северная Дакота.

Он собирался следить за ходом аукциона по телефону. Но нам известно, где. - И вы не хотите ничего предпринять. - Нет. Он подстраховался - передал копию ключа анонимной третьей стороне на тот случай… ну, если с ним что-нибудь случится. Это можно было предвидеть, - подумала Сьюзан. -Ангел-хранитель. - И, полагаю, если с Танкадо что-нибудь случится, эта загадочная личность продаст ключ. - Хуже. Если Танкадо убьют, этот человек опубликует пароль.

 - Сирена заглушала его слова, но Хейл старался ее перекричать.  - Ты считаешь, что мы готовы взять на себя такую ответственность. Ты считаешь, что кто-нибудь готов. Это же крайне недальновидно. Ты говоришь, что наше дерьмовое правительство исходит из высших интересов людей. Но что будет, если какое-нибудь будущее правительство станет вести себя. Ведь эта технология - на вечные времена. Сьюзан слушала его безучастно, от воя сирены у нее закладывало уши. Хейл же все время старался высвободиться и смотрел ей прямо в .

Давай сотню песет. Обменные операции явно не относились к числу сильных сторон Двухцветного: сто песет составляли всего восемьдесят семь центов. - Договорились, - сказал Беккер и поставил бутылку на стол. Панк наконец позволил себе улыбнуться. - Заметано. - Ну вот и хорошо. Девушка, которую я ищу, может быть. У нее красно-бело-синие волосы.

987 Share

Zaino della holding

 Надо вырубить все электроснабжение, и как можно скорее! - потребовала Сьюзан. Она знала, что, если они не будут терять времени, им удастся спасти эту великую дешифровальную машину параллельной обработки. Каждый компьютер в мире, от обычных ПК, продающихся в магазинах торговой сети Радиошэк, и до систем спутникового управления и контроля НАСА, имеет встроенное страховочное приспособление как раз на случай таких ситуаций, называемое отключение из розетки. Полностью отключив электроснабжение, они могли бы остановить работу ТРАНСТЕКСТА, а вирус удалить позже, просто заново отформатировав жесткие диски компьютера. В процессе форматирования стирается память машины - информация, программное обеспечение, вирусы, одним словом - все, и в большинстве случаев переформатирование означает потерю тысяч файлов, многих лет труда. Но ТРАНСТЕКСТ не был обычным компьютером - его можно было отформатировать практически без потерь. Машины параллельной обработки сконструированы для того, чтобы думать, а не запоминать. В ТРАНСТЕКСТЕ практически ничего не складировалось, взломанные шифры немедленно отсылались в главный банк данных АНБ, чтобы… Сьюзан стало плохо. Моментально прозрев и прижав руку ко рту, она вскрикнула: - Главный банк данных.

 - Двухцветный снова хмыкнул.  - Эдди места себе не находит. - В Коннектикут. - Я же сказал. Возвращается домой, к мамочке и папочке, в свой пригород. Ей обрыдли ее испанская семейка и местное житье-бытье. Три братца-испанца не спускали с нее глаз. И горячей воды. Беккер почувствовал комок в горле. - Когда она уезжает.

ГЛАВА 108 Лифт Стратмора начал стремительно спускаться. В кабине Сьюзан жадно вдохнула свежий прохладный воздух и, почувствовав головокружение, прижалась к стенке лифта. Вскоре спуск закончился, переключились какие-то шестеренки, и лифт снова начал движение, на этот раз горизонтальное. Сьюзан чувствовала, как кабина набирает скорость, двигаясь в сторону главного здания АНБ. Наконец она остановилась, и дверь открылась. Покашливая, Сьюзан неуверенно шагнула в темный коридор с цементными стенами. Она оказалась в тоннеле, очень узком, с низким потолком. Перед ней, исчезая где-то в темноте, убегали вдаль две желтые линии. Подземная шоссейная дорога… Сьюзан медленно шла по этому туннелю, то и дело хватаясь за стены, чтобы сохранить равновесие. Позади закрылась дверь лифта, и она осталась одна в пугающей темноте.

Хорошая новость. Звонок из Соединенных Штатов. Он улыбнулся. Значит, все правда. - Из какого именно места в Штатах? - спросил. - Они ищут, господин. - Очень хорошо. Сообщите, когда узнаете. Телефонистка поклонилась и вышла. Нуматака почувствовал, как расслабляются его мышцы.

Бринкерхофф читал, не веря своим глазам. - Какого чер… В распечатке был список последних тридцати шести файлов, введенных в ТРАНСТЕКСТ. За названием каждого файла следовали четыре цифры - код команды добро, данной программой Сквозь строй. Последний файл в списке таким кодом не сопровождался, вместо этого следовала запись: ФИЛЬТР ОТКЛЮЧЕН ВРУЧНУЮ. Господи Иисусе! - подумал Бринкерхофф.  - Мидж снова оказалась права. - Идиот! - в сердцах воскликнула.  - Ты только посмотри. Сквозь строй дважды отверг этот файл.

Пора было отсюда вылезать. Дернул. Никакой реакции. Он дернул шнурок в третий раз, более резко. И снова. - На маршруте двадцать семь их отсоединяют.  - Панк снова сплюнул в проход.  - Чтоб мы не надоедали.

836 Share

Zaino della holding

 Может быть, все это чепуха, - сказала Мидж, - но в статистических данных по шифровалке вдруг вылезло что-то несуразное. Я надеюсь, что ты мне все объяснишь. - В чем же проблема? - Джабба сделал глоток своей жгучей приправы. - Передо мной лежит отчет, из которого следует, что ТРАНСТЕКСТ бьется над каким-то файлом уже восемнадцать часов и до сих пор не вскрыл шифр. Джабба обильно полил приправой кусок пирога на тарелке. - Что-что. - Как это тебе нравится. Он аккуратно размазал приправу кончиком салфетки. - Что за отчет.

Мы должны вырубить питание главного банка данных. - Это невозможно, - сказал директор.  - Вы представляете, каковы будут последствия. Джабба отлично знал, что директор прав. Более трех тысяч узлов Независимой цифровой сети связывают весь мир с базой данных агентства. Каждый день военные оценивают моментальные спутниковые снимки всех передвижений по территории потенциальных противников. Инженеры компании Локхид скачивают подробные чертежи новых систем вооружения. Оперативные агенты сообщают последние данные о ходе выполнения поставленных перед ними задач.

Я все это видел, потому что прятался в подсобке. Чатрукьян хотел вызвать службу безопасности, что разрушило бы все планы Стратмора. Ну и ловок, подумала Сьюзан. На все у него готов ответ. - Отпусти меня! - попросил Хейл.  - Я ничего не сделал. - Ничего не сделал? - вскричала Сьюзан, думая, почему Стратмор так долго не возвращается.  - Вы вместе с Танкадо взяли АНБ в заложники, после чего ты и его обвел вокруг пальца. Скажи, Танкадо действительно умер от сердечного приступа или же его ликвидировал кто-то из ваших людей. - Ты совсем ослепла.

Никто этого не знает? - Ответа он не дождался. Техники и все прочие беспомощно смотрели на ВР. Джабба повернулся к монитору и вскинул руки.  - Почему среди нас нет ни одного ядерного физика. Сьюзан, глядя на мультимедийный клип, понимала, что все кончено. Она следила за смертью Танкадо - в который уже. Он хотел говорить, но слова застревали у него в горле. Он протягивал свою изуродованную руку… пытаясь что-то сообщить. Танкадо хотел спасти наш банк данных, - говорила она.  - А мы так и не узнаем, как это сделать.

Это была хорошая весть: проверка показала код ошибки, и это означало, что Следопыт исправен. Вероятно, он отключился в результате какой-то внешней аномалии, которая не должна повториться. Код ошибки 22. Она попыталась вспомнить, что это. Сбои техники в Третьем узле были такой редкостью, что номера ошибок в ее памяти не задерживалось. Сьюзан пролистала справочник и нашла нужный список. 19: ОШИБКА В СИСТЕМНОМ РАЗДЕЛЕ 20: СКАЧОК НАПРЯЖЕНИЯ 21: СБОЙ СИСТЕМЫ ХРАНЕНИЯ ДАННЫХ Наконец она дошла до пункта 22 и, замерев, долго всматривалась в написанное. Потом, озадаченная, снова взглянула на монитор.

И этот вирус уже невозможно остановить - разве что вырубить электроэнергию и тем самым стереть миллиарды бит ценнейшей информации. Спасти ситуацию может только кольцо, и если Дэвид до сих пор его не нашел… - Мы должны выключить ТРАНСТЕКСТ! - Сьюзан решила взять дело в свои руки.  - Я спущусь вниз, в подсобное помещение, и выключу рубильник. Стратмор медленно повернулся. Он являл собой печальное зрелище. - Это сделаю я, - сказал он, встал и, спотыкаясь, начал выбираться из-за стола. Сьюзан, чуть подтолкнув, усадила его на место. - Нет! - рявкнула .

879 Share

Zaino della holding

Он не заметил отражения, мелькнувшего за оконным стеклом рядом с. Крупная фигура возникла в дверях директорского кабинета. - Иису… - Слова застряли у Бринкерхоффа в глотке.  - Ты думаешь, что в ТРАНСТЕКСТ проник вирус. Мидж вздохнула: - А что еще это может. - Это может быть не вашим делом! - раздался зычный голос у них за спиной. Мидж от неожиданности стукнулась головой о стекло. Бринкерхофф опрокинул директорский стул и бросился к двери. Он сразу же узнал этот голос. - Директор! - воскликнул он и, подойдя к Фонтейну, протянул руку.

Меня огорчают твои разговоры о нашем агентстве как каком-то соглядатае, оснащенном современной техникой. Эта организация создавалась с единственной целью - обеспечивать безопасность страны. При этом дерево иногда приходится потрясти, чтобы собрать подгнившие плоды. И я уверена, что большинство наших граждан готовы поступиться некоторыми правами, но знать, что негодяи не разгуливают на свободе. Хейл промолчал. - Рано или поздно, - продолжала она, - народ должен вверить кому-то свою судьбу. В нашей стране происходит много хорошего, но немало и плохого. Кто-то должен иметь возможность оценивать и отделять одно от другого. В этом и заключается наша работа. Это наш долг.

Кровь не. Выпустите меня отсюда. - Ты ранена? - Стратмор положил руку ей на плечо. Она съежилась от этого прикосновения. Он опустил руку и отвернулся, а повернувшись к ней снова, увидел, что она смотрит куда-то поверх его плеча, на стену. Там, в темноте, ярко сияла клавиатура. Стратмор проследил за ее взглядом и нахмурился Он надеялся, что Сьюзан не заметит эту контрольную панель. Эта светящаяся клавиатура управляла его личным лифтом. Стратмор и его высокопоставленные посетители попадали в шифровалку и уходили незаметно для остальных сотрудников. Лифт спускался на пятьдесят ярдов вниз и затем двигался вбок по укрепленному туннелю еще сто девять ярдов в подземное помещение основного комплекса агентства.

Глаза ее не отрывались от экрана. Мозг лихорадочно искал какое-то другое объяснение, но не находил. Перед ее глазами было внезапно появившееся доказательство: Танкадо использовал меняющуюся последовательность для создания функции меняющегося открытого текста, а Хейл вступил с ним в сговор с целью свалить Агентство национальной безопасности. - Это н-не… - заикаясь, произнесла она вслух, - невероятно. И, словно возражая ей, в ее мозгу эхом прозвучали слова Хейла, сказанные чуть раньше: Танкадо не раз мне писал… Стратмор сильно рисковал, взяв меня в АНБ… Рано или поздно я отсюда слиняю. Но Сьюзан физически не могла примириться с тем, что увидела. Да, Грег Хейл противный и наглый, но он же не предатель. Зная, чем грозит агентству Цифровая крепость, не мог же он участвовать в заговоре по ее созданию. И все же Сьюзан понимала, что остановить Хейла могут только его представления о чести и честности.

 Думаю. У нас есть кое-какие данные. Танкадо неоднократно публично заявлял, что у него есть партнер. Наверное, этим он надеялся помешать производителям программного обеспечения организовать нападение на него и выкрасть пароль. Он пригрозил, что в случае нечестной игры его партнер обнародует пароль, и тогда все эти фирмы сойдутся в схватке за то, что перестало быть секретом. - Умно, - сказала Сьюзан. Стратмор продолжал: - Несколько раз Танкадо публично называл имя своего партнера. North Dakota. Северная Дакота. - Северная Дакота.

Я видел его в Интернете. Мои люди несколько дней пытаются его взломать. - Это зашифрованный вирус, болван; ваше счастье, что вам не удалось его вскрыть. - Но… - Сделка отменяется! - крикнул Стратмор.  - Я не Северная Дакота. Нет никакой Северной Дакоты. Забудьте о ней! - Он отключил телефон и запихнул за ремень. Больше ему никто не помешает. В двенадцати тысячах миль от этого места Токуген Нуматака в полной растерянности застыл у окна своего кабинета.

920 Share

Zaino della holding

Однако это было не. Несмотря на свой внушительный вид, дешифровальное чудовище отнюдь не было островом в океане. Хотя криптографы были убеждены, что система фильтров Сквозь строй предназначалась исключительно для защиты этого криптографического декодирующего шедевра, сотрудники лаборатории систем безопасности знали правду. Фильтры служили куда более высокой цели - защите главной базы данных АНБ. Чатрукьяну была известна история ее создания. Несмотря на все предпринятые в конце 1970-х годов усилия министерства обороны сохранить Интернет для себя, этот инструмент оказался настолько соблазнительным, что не мог не привлечь к себе внимания всего общества. Со временем им заинтересовались университеты, а вскоре после этого появились и коммерческие серверы. Шлюзы открылись - в Интернет хлынула публика. К началу 1990-х годов некогда тщательно охраняемый правительством Интернет превратился в перенаселенное пространство, заполненное общедоступными почтовыми серверами и порнографическими сайтами.

 - Человек Стратмора его нашел. Сьюзан, больше не в силах сдержать слезы, разрыдалась. - Да, - еле слышно сказала.  - Полагаю, что. ГЛАВА 111 В комнате оперативного управления раздался страшный крик Соши: - Акулы. Джабба стремительно повернулся к ВР. За пределами концентрических окружностей появились две тонкие линии. Они были похожи на сперматозоиды, стремящиеся проникнуть в неподатливую яйцеклетку.

Не дождавшись ответа, он вошел. Типичная для Испании туалетная комната: квадратная форма, белый кафель, с потолка свисает единственная лампочка. Как всегда, одна кабинка и один писсуар. Пользуются ли писсуаром в дамском туалете -неважно, главное, что сэкономили на лишней кабинке. Беккер с отвращением оглядел комнату. Грязь, в раковине мутная коричневатая вода. Повсюду разбросаны грязные бумажные полотенца, лужи воды на полу. Старая электрическая сушилка для рук захватана грязными пальцами. Беккер остановился перед зеркалом и тяжело вздохнул.

 Да, - сказала девушка.  - Я до чертиков боюсь прокалывать уши. ГЛАВА 70 Дэвид Беккер почувствовал, что у него подкашиваются ноги. Он смотрел на девушку, понимая, что его поиски подошли к концу. Она вымыла голову и переоделась - быть может, считая, что так легче будет продать кольцо, - но в Нью-Йорк не улетела. Беккер с трудом сдерживал волнение. Его безумная поездка вот-вот закончится. Он посмотрел на ее пальцы, но не увидел никакого кольца и перевел взгляд на сумку. Вот где кольцо! - подумал.  - В сумке.

ГЛАВА 70 Дэвид Беккер почувствовал, что у него подкашиваются ноги. Он смотрел на девушку, понимая, что его поиски подошли к концу. Она вымыла голову и переоделась - быть может, считая, что так легче будет продать кольцо, - но в Нью-Йорк не улетела. Беккер с трудом сдерживал волнение. Его безумная поездка вот-вот закончится. Он посмотрел на ее пальцы, но не увидел никакого кольца и перевел взгляд на сумку. Вот где кольцо! - подумал.  - В сумке.

Я грохнулся на землю - такова цена, которую приходится платить добрым самаритянам. Вот запястье в самом деле болит. Болван этот полицейский. Ну только подумайте. Усадить человека моих лет на мотоцикл. Просто позор. - Могу я для вас что-нибудь сделать. Клушар задумался, польщенный оказанным вниманием. - Если честно… - Он вытянул шею и подвигал головой влево и вправо.  - Мне не помешала бы еще одна подушка, если вас это не затруднит.

351 Share

Zaino della holding

 - Вам незачем знать, что вы переводите. Беккер засмеялся. И увидел, что никто даже не улыбнулся, когда текст был наконец расшифрован. Беккер так и не узнал, какие страшные секреты он помог раскрыть, ни одна вещь не вызывала у него никаких сомнений. АНБ очень серьезно относилось к дешифровке. Полученный чек превышал его месячное университетское жалованье. Когда он шел к выходу по главному коридору, путь ему преградил охранник с телефонной трубкой в руке. - Мистер Беккер, подождите минутку. - В чем дело? - Беккер не рассчитывал, что все это займет так много времени, и теперь опаздывал на свой обычный субботний теннисный матч.

Почему же не открывается дверца. Вглядевшись, она как в тумане увидела еще одну панель с буквами алфавита от А до Z и тут же вспомнила, что нужно ввести шифр. Клубы дыма начали вытекать из треснувших оконных рам. Сьюзан в отчаянии колотила в дверную панель, но все было бесполезно. Шифр, подумала. Кабинет постепенно утопал в дыму. Стало трудно дышать. Сьюзан бессильно прижалась к двери, за которой, всего в нескольких сантиметрах от нее, работала вентиляция, и упала, задыхаясь и судорожно хватая ртом воздух.

Он вызвал скорую. Мы решили уйти. Я не видела смысла впутывать моего спутника, да и самой впутываться в дела, связанные с полицией. Беккер рассеянно кивнул, стараясь осмыслить этот жестокий поворот судьбы. Она отдала это чертово кольцо. - Я пыталась помочь умирающему, - объясняла Росио.  - Но сам он, похоже, этого не. Он… это кольцо… он совал его нам в лицо, тыкал своими изуродованными пальцами. Он все протягивал к нам руку - чтобы мы взяли кольцо. Я не хотела брать, но мой спутник в конце концов его .

 Стандартная для АНБ процедура. Мне нужно знать, с кем я имею.  - Глаза ее смотрели сурово.  - Доктор. - Зюсс.  - Он пожал плечами. - Ладно, - нахмурилась Сьюзан.  - Попробуем еще… Кухня.

 Да, если верить ему - не английские.  - Стратмор приподнял брови, точно ждал объяснений. - Японские иероглифы. Стратмор покачал головой. - Это и мне сразу пришло в голову. Но послушай: канадец сказал, что буквы не складывались во что-то вразумительное. Японские иероглифы не спутаешь с латиницей. Он сказал, что выгравированные буквы выглядят так, будто кошка прошлась по клавишам пишущей машинки. - Коммандер, не думаете же вы… - Сьюзан расхохоталась.

Ранняя юность Грега Хейла не была омрачена криминальными историями, поскольку он провел ее в Корпусе морской пехоты США, где и познакомился с компьютером. Он стал лучшим программистом корпуса, и перед ним замаячила перспектива отличной военной карьеры. Но за два дня до окончания третьего боевого дежурства в его будущем произошел резкий зигзаг. В пьяной драке Хейл случайно убил сослуживца. Корейское искусство самозащиты, тхеквондо, оказалось в большей мере смертоносным, нежели оборонительным. Военной службе пришел конец. Отсидев некоторое время в тюрьме, Хейл занялся поисками места программиста в частных компаниях. Он не скрывал от нанимателей того, что случилось с ним во время службы в морской пехоте, и стремился завоевать их расположение, предлагая работать без оплаты в течение месяца, чтобы они узнали ему цену. В желающих принять его на работу не было недостатка, а увидав, что он может творить на компьютере, они уже не хотели его отпускать.

853 Share

Zaino della holding

 - Я кое о чем тебе не рассказал. Иной раз человек в моем положении… - Он замялся, словно принимая трудное решение.  - Иногда человек в моем положении вынужден лгать людям, которых любит. Сегодня как раз такой день.  - В глазах его читалась печаль.  - То, что сейчас скажу, я не собирался говорить никому. Она почувствовала, как по спине у нее пробежал холодок. Лицо коммандера выражало торжественную серьезность. Видимо, в его действиях было нечто такое, что ей знать не полагалось. Сьюзан опустилась на стул.

Похоже, нужно было проанализировать политический фон, на котором разворачивались эти события, сравнить их и перевести это сопоставление в магическое число… и все это за пять минут. ГЛАВА 124 - Атаке подвергся последний щит. На ВР отчетливо было видно, как уничтожалось окно программной авторизации. Черные всепроникающие линии окружили последний предохранительный щит и начали прорываться к сердцевине банка данных. Алчущие хакеры прорывались со всех уголков мира. Их количество удваивалось каждую минуту. Еще немного, и любой обладатель компьютера - иностранные шпионы, радикалы, террористы - получит доступ в хранилище секретной информации американского правительства. Пока техники тщетно старались отключить электропитание, собравшиеся на подиуме пытались понять расшифрованный текст. Дэвид Беккер и два оперативных агента тоже пробовали сделать это, сидя в мини-автобусе в Севилье.

Он дышал. Он остался в живых. Это было настоящее чудо. Священник готовился начать молитву. Беккер осмотрел свой бок. На рубашке расплывалось красное пятно, хотя кровотечение вроде бы прекратилось. Рана была небольшой, скорее похожей на глубокую царапину. Он заправил рубашку в брюки и оглянулся.

Неужели Хейл никогда не слышал о принципе Бергофского. - Вот что нам надо сделать.  - Стратмор начал спокойно излагать свой план.  - Мы сотрем всю переписку Хейла с Танкадо, уничтожим записи о том, что я обошел систему фильтров, все диагнозы Чатрукьяна относительно ТРАНСТЕКСТА, все данные о работе компьютера над Цифровой крепостью, одним словом -. Цифровая крепость исчезнет бесследно. Словно ее никогда не. Мы похороним ключ Хейла и станем молиться Богу, чтобы Дэвид нашел копию, которая была у Танкадо. Дэвид, вспомнила Сьюзан. Она заставляла себя не думать о .

 Как бы я хотела сказать. - Миллион песет? - предложил Беккер.  - Это все, что у меня. - Боже мой! - Она улыбнулась.  - Вы, американцы, совсем не умеете торговаться. На нашем рынке вы бы и дня не продержались. - Наличными, прямо сейчас, - сказал Беккер, доставая из кармана пиджака конверт. Я очень хочу домой. Росио покачала головой: - Не могу. - Почему? - рассердился Беккер.

Ну что еще? - застонал.  - Хочет предъявить мне обвинение во вторжении в личную жизнь. Девушка волокла за собой туристскую сумку. Подойдя к нему, она на этот раз расплылась в широкой улыбке. - Простите, что я на вас накричала. Я так испугалась, увидев. - Не стоит, - удивился Беккер - Я зашел куда не следовало. - Моя просьба покажется вам безумной, - сказала она, заморгав красными глазами, - но не могли бы вы одолжить мне немного денег.

Affrontare lo zaino della scatola

About Doukazahn

Что-то шевельнулось в углу. Сьюзан подняла. На плюшевом диване, закутавшись в махровый халат, грелся на солнце Дэвид и внимательно за ней наблюдал.

Related Posts

437 Comments

Post A Comment