Zaino delle compagnie aeree americane

927 Share

Zaino delle compagnie aeree americane

Тогда он дал бы нам ключ, чтобы мы могли уничтожить вирус. Сьюзан стало абсолютно очевидно, что план Танкадо ужасным образом рухнул. Он не собирался умирать. Он рассчитывал, сидя в испанском баре, услышать по Си-эн-эн пресс-конференцию об американском сверхсекретном компьютере, способном взломать любые шифры. После этого он позвонил бы Стратмору, считал пароль с кольца на своем пальце и в последнюю минуту спас главный банк данных АНБ. Вдоволь посмеявшись, он исчез бы насовсем, превратившись в легенду Фонда электронных границ. Сьюзан стукнула кулаком по столу: - Нам необходимо это кольцо. Ведь на нем - единственный экземпляр ключа! - Теперь она понимала, что нет никакой Северной Дакоты, как нет и копии ключа. Даже если АНБ расскажет о ТРАНСТЕКСТЕ, Танкадо им уже ничем не поможет.

Новый стандарт шифрования. Отныне и навсегда. Шифры, которые невозможно взломать. Банкиры, брокеры, террористы, шпионы - один мир, один алгоритм. Анархия. - Какой у нас выбор? - спросила Сьюзан. Она хорошо понимала, что в отчаянной ситуации требуются отчаянные меры, в том числе и от АНБ. - Мы не можем его устранить, если ты это имела в виду.

Как-то вечером Хейл захватил свою клавиатуру домой и вставил в нее чип, регистрирующий все удары по клавишам. На следующее утро, придя пораньше, он подменил чужую клавиатуру на свою, модифицированную, а в конце дня вновь поменял их местами и просмотрел информацию, записанную чипом. И хотя в обычных обстоятельствах пришлось бы проверять миллионы вариантов, обнаружить личный код оказалось довольно просто: приступая к работе, криптограф первым делом вводил пароль, отпирающий терминал. Поэтому от Хейла не потребовалось вообще никаких усилий: личные коды соответствовали первым пяти ударам по клавиатуре. Какая ирония, думал он, глядя в монитор Сьюзан. Хейл похитил пароли просто так, ради забавы. Теперь же он был рад, что проделал это, потому что на мониторе Сьюзан скрывалось что-то очень важное. Задействованная ею программа была написана на языке программирования Лимбо, который не был его специальностью. Но ему хватило одного взгляда, чтобы понять: никакая это не диагностика.

Теперь оно начало расти в геометрической прогрессии. Хакеры подобны гиенам: это одна большая семья, радостно возвещающая о любой возможности поживиться. Лиланд Фонтейн решил, что с него довольно этого зрелища. - Выключите, - приказал.  - Выключите эту чертовщину. Джабба смотрел прямо перед собой, как капитан тонущего корабля. - Мы опоздали, сэр. Мы идем ко дну.

 - Мы нашли Северную Дакоту. Вызовите службу безопасности. И давайте выбираться отсюда. Стратмор поднял руку, давая понять, что ему нужно подумать. Сьюзан опасливо перевела взгляд в сторону люка. Его не было видно за корпусом ТРАНСТЕКСТА, но красноватое сияние отражалось от черного кафеля подобно огню, отражающемуся ото льда. Ну давай же, вызови службу безопасности, коммандер. Отключи ТРАНСТЕКСТ. Давай выбираться отсюда.

 Очень важно, - сказал Смит.  - Если бы Танкадо подозревал некий подвох, он инстинктивно стал бы искать глазами убийцу. Как вы можете убедиться, этого не произошло. На экране Танкадо рухнул на колени, по-прежнему прижимая руку к груди и так ни разу и не подняв глаз. Он был совсем один и умирал естественной смертью. - Странно, - удивленно заметил Смит.  - Обычно травматическая капсула не убивает так. Иногда даже, если жертва внушительной комплекции, она не убивает вовсе.

295 Share

Zaino delle compagnie aeree americane

Сколько времени он уже занят поиском. Открылось окно - такие же цифровые часы, как на ТРАНСТЕКСТЕ, которые должны были показывать часы и минуты работы Следопыта. Однако вместо этого Сьюзан увидела нечто совершенно иное, от чего кровь застыла в жилах. СЛЕДОПЫТ ОТКЛЮЧЕН Следопыт отключен. У нее даже перехватило дыхание. Почему. Сьюзан охватила паника. Она быстро проверила отчет программы в поисках команды, которая могла отозвать Следопыта, но ничего не обнаружила. Складывалось впечатление, что он отключился сам по. Сьюзан знала, что такое могло произойти только по одной причине - если бы в Следопыте завелся вирус.

Я не могу тебя отпустить. Хейл даже замер от неожиданности. - Что. - Я вызываю агентов безопасности. - Нет, коммандер! - вскрикнула Сьюзан.  - Нет. Хейл сжал ее горло. - Если вы вызовете службу безопасности, она умрет. Стратмор вытащил из-под ремня мобильник и набрал номер.

 Ну да, это ночной рейс в выходные - Севилья, Мадрид, Ла-Гуардиа. Его так все называют. Им пользуются студенты, потому что билет стоит гроши. Сиди себе в заднем салоне и докуривай окурки. Хорошенькая картинка. Беккер застонал и провел рукой по волосам. - Когда он вылетает. - В два часа ночи по воскресеньям. Она сейчас наверняка уже над Атлантикой.

Беккер заговорил на чистейшем немецком: - Мне нужно с вами поговорить. Мужчина смотрел на него недовольно. - Was wollen Sie. Что вам. Беккер понял, что ему следовало заранее отрепетировать разговор, прежде чем колотить в дверь. Он искал нужные слова. - У вас есть кое-что, что я должен получить. Эти слова оказались не самыми подходящими. Глаза немца сузились.

Оказавшись на улице, человек в очках в тонкой металлической оправе достал крошечный прибор, закрепленный на брючном ремне, - квадратную коробочку размером с кредитную карту. Это был опытный образец нового компьютера Монокль, разработанного ВМС США для проверки напряжения аккумуляторов в труднодоступных отделениях подводных лодок - миниатюрный аппарат, совмещенный с сотовым модемом, последнее достижение микротехнологии. Его визуальный монитор - дисплей на жидких кристаллах - был вмонтирован в левую линзу очков. Монокль явился провозвестником новой эры персональных компьютеров: благодаря ему пользователь имел возможность просматривать поступающую информацию и одновременно контактировать с окружающим миром. Кардинальное отличие Монокля заключалось не в его миниатюрном дисплее, а в системе ввода информации. Пользователь вводил информацию с помощью крошечных контактов, закрепленных на пальцах. Контакты соединялись в определенной последовательности, которую компьютер затем расшифровывал и переводил на нормальный английский. Киллер щелкнул миниатюрным тумблером, и очки превратились в дисплей.

Стратмор прав. Это просто как день. Как они этого сразу не заметили. Северная Дакота - вовсе не отсылка к названию американского штата, это соль, которой он посыпал их раны. Он даже предупредил АНБ, подбросив ключ, что NDAKOTA - он. Это имя так просто превращается в Танкадо. И лучшие в мире специалисты-криптографы этого не поняли, прошли мимо, на что он и рассчитывал. - Танкадо посмеялся над нами, - сказал Стратмор. - Вы должны отключить ТРАНСТЕКСТ, - напомнила Сьюзан.

920 Share

Zaino delle compagnie aeree americane

Какие-то безумцы ныряли со сцены в это людское море, и его волны швыряли их вперед и назад, как волейбольные мячи на пляже. Откуда-то сверху падали пульсирующие стробоскопические вспышки света, придававшие всему этому сходство со старым немым кино. У дальней стены дрожали включенные на полную мощность динамики, и даже самые неистовые танцоры не могли подойти к ним ближе чем на десять метров. Беккер заткнул уши и оглядел толпу. Куда бы ни падал его взгляд, всюду мелькали красно-бело-синие прически. Тела танцующих слились так плотно, что он не мог рассмотреть, во что они одеты. Британского флага нигде не было. Ясно, что ему не удастся влиться в это море, которое раздавит его, как утлую лодчонку. Рядом с ним кого-то рвало.

Фонтейн поднял глаза, явно удивленный этим сообщением. Мидж подтвердила свои слова коротким кивком. - У них нет света. Джабба полагает, что… - Вы ему звонили. - Да, сэр, я… - Джаббе? - Фонтейн гневно поднялся.  - Какого черта вы не позвонили Стратмору. - Мы позвонили! - не сдавалась Мидж.  - Он сказал, что у них все в порядке. Фонтейн стоял, тяжело дыша. - У нас нет причин ему не верить.

Арест никак не вписывался в его планы. Росио подошла еще ближе и изучающе смотрела на. - Хорошо, - вздохнул он, всем своим видом признавая поражение. Его испанский тут же потерял нарочитый акцент.  - Я не из севильской полиции. Меня прислала сюда американская правительственная организация, с тем чтобы я нашел кольцо. Это все, что я могу вам сказать. Я уполномочен заплатить вам за .

Мужчины начали спорить. - У нас вирус. Затем раздался крик: - Нужно немедленно вызвать Джаббу. Послышались другие звуки, похожие на шум борьбы. ГЛАВА 55 - Ты уселся на мое место, осел. Беккер с трудом приподнял голову. Неужели в этой Богом проклятой стране кто-то говорит по-английски. На него сверху вниз смотрел прыщавый бритоголовый коротышка. Половина головы красная, половина - синяя. Как пасхальное яйцо.

Использование ТРАНСТЕКСТА Агентством национальной безопасности должно было регулироваться примерно так же, как в случае ФБР, которому для установки подслушивающих устройств необходимо судебное постановление. Программное обеспечение ТРАНСТЕКСТА по раскрытию кодов должно храниться в Федеральной резервной системе и министерстве юстиции. Это должно было гарантировать, что АНБ не сможет перехватывать частную переписку законопослушных граждан во всем мире. Однако когда настало время загрузки программного обеспечения, персоналу, работавшему с ТРАНСТЕКСТОМ, объявили, что планы изменились. В связи с чрезвычайной обстановкой, в которой обычно осуществляется антитеррористическая деятельность АНБ, ТРАНСТЕКСТ станет независимым инструментом дешифровки, использование которого будет регулироваться исключительно самим АНБ. Энсей Танкадо был возмущен. Получалось, что АНБ фактически получило возможность вскрывать всю почту и затем пересылать ее без какого-либо уведомления. Это было все равно что установить жучки во все телефонные аппараты на земле. Стратмор попытался убедить Танкадо, что ТРАНСТЕКСТ - это орудие охраны правопорядка, но безуспешно: Танкадо продолжал настаивать на том, что это грубейшее нарушение гражданских прав. Он немедленно уволился и сразу же нарушил Кодекс секретности АНБ, попытавшись вступить в контакт с Фондом электронных границ.

Дело в людях. Они потеряли веру. Они стали параноиками. Они внезапно стали видеть врага в. И мы, те, кто близко к сердцу принимает интересы страны, оказались вынужденными бороться за наше право служить своей стране. Мы больше не миротворцы. Мы слухачи, стукачи, нарушители прав человека.  - Стратмор шумно вздохнул.  - Увы, в мире полно наивных людей, которые не могут представить себе ужасы, которые нас ждут, если мы будем сидеть сложа руки.

950 Share

Zaino delle compagnie aeree americane

Чего только нет под солнцем. - Это был девиз туристского бюро Севильи. - Она назвала вам свое имя. - Нет. - Может быть, сказала, куда идет. - Нет. По-испански говорила очень плохо. - Она не испанка? - спросил Беккер. - Нет. Думаю, англичанка.

Голос его прозвучал, как всегда, твердо: - А как же мой план с Цифровой крепостью. Хейл засмеялся: - Можете пристраивать к ней черный ход - я слова не скажу.  - Потом в его голосе зазвучали зловещие нотки.  - Но как только я узнаю, что вы следите за мной, я немедленно расскажу всю эту историю журналистам. Я расскажу, что Цифровая крепость - это большая липа, и отправлю на дно все ваше мерзкое ведомство. Стратмор мысленно взвешивал это предложение. Оно было простым и ясным. Сьюзан остается в живых, Цифровая крепость обретает черный ход. Если не преследовать Хейла, черный ход останется секретом.

Его слова буквально обожгли Сьюзан. - Первичное! - воскликнула. И повернулась к Джаббе.  - Ключ - это первичное, то есть простое число. Подумайте. Это не лишено смысла. Джабба сразу понял, что Сьюзан права. Энсей Танкадо сделал карьеру на простых числах.

Беккер наклонил голову и открыл дроссель до конца. Веспа шла с предельной скоростью. Прикинув, что такси развивает миль восемьдесят - чуть ли не вдвое больше его скорости, - он сосредоточил все внимание на трех ангарах впереди. Средний. Там его дожидается лирджет. Прогремел выстрел. Пуля ударила в асфальт в нескольких метрах позади. Беккер оглянулся. Убийца целился, высунувшись из окна.

Экран погас. ГЛАВА 39 Росио Ева Гранада стояла перед зеркалом в ванной номера 301, скинув с себя одежду. Наступил момент, которого она с ужасом ждала весь этот день. Немец лежит в постели и ждет. Самый крупный мужчина из всех, с кем ей приходилось иметь. Нарочито медленно она взяла из ведерка кубик льда и начала тереть им соски. Они сразу же затвердели. Это было одной из ее многочисленных хитростей: мужчинам казалось, что она сгорает от страсти, поэтому они стремились прийти к ней снова и. Росио погладила руками свои пышные загорелые формы - дай Бог, чтобы они сохраняли свою привлекательность еще лет пять-шесть, пока она не накопит достаточно денег.

 - Хорошо, теперь давайте. Дверь снова приоткрылась на дюйм. В Третьем узле виднелось голубоватое сияние: терминалы по-прежнему работали; они обеспечивали функционирование ТРАНСТЕКСТА, поэтому на них поступало аварийное питание. Сьюзан просунула в щель ногу в туфле Феррагамо и усилила нажим. Дверь подалась. Стратмор сменил положение. Вцепившись в левую створку, он тянул ее на себя, Сьюзан толкала правую створку в противоположном направлении. Через некоторое время им с огромным трудом удалось расширить щель до одного фута. - Не отпускай, - сказал Стратмор, стараясь изо всех сил.  - Еще чуточку.

155 Share

Zaino delle compagnie aeree americane

Двадцать миллионов долларов - это очень большие деньги, но если принять во внимание, за что они будут заплачены, то это сущие гроши. ГЛАВА 19 - А вдруг кто-то еще хочет заполучить это кольцо? - спросила Сьюзан, внезапно заволновавшись.  - А вдруг Дэвиду грозит опасность. Стратмор покачал головой: - Больше никто не знает о существовании кольца. Именно поэтому я и послал за ним Дэвида. Я хотел, чтобы никто ничего не заподозрил. Любопытным шпикам не придет в голову сесть на хвост преподавателю испанского языка. - Он профессор, - поправила его Сьюзан и тут же пожалела об. У нее часто возникало чувство, что Стратмор не слишком высокого мнения о Дэвиде и считает, что она могла бы найти себе кого-то поинтереснее, чем простой преподаватель.  - Коммандер, - сказала она, - если вы инструктировали Дэвида сегодня утром по телефону из машины, кто-то мог перехватить… - Один шанс на миллион, - возразил Стратмор, стараясь ее успокоить.

Сьюзан вздохнула, мысли ее вернулись к Цифровой крепости. Она не могла поверить, что такой алгоритм может быть создан, но ведь доказательство налицо - у нее перед глазами. ТРАНСТЕКСТ не может с ним справиться. Сьюзан подумала о Стратморе, о том, как мужественно он переносит тяжесть этого испытания, делая все необходимое, сохраняя спокойствие во время крушения. Иногда она видела в нем что-то от Дэвида. У них было много общего: настойчивость, увлеченность своим делом, ум. Иногда ей казалось, что Стратмор без нее пропадет; ее любовь к криптографии помогала коммандеру отвлечься от завихрений политики, напоминая о молодости, отданной взламыванию шифров. Но и она тоже многим была обязана Стратмору: он стал ее защитником в мире рвущихся к власти мужчин, помогал ей делать карьеру, оберегал ее и, как сам часто шутил, делал ее сны явью. Хотя и ненамеренно, именно Стратмор привел Дэвида Беккера в АНБ в тот памятный день, позвонив ему по телефону.

 Я не могу, - повторила.  - Я не могу выйти за тебя замуж.  - Она отвернулась. Ее плечи подрагивали. Она закрыла лицо руками. Дэвид не мог прийти в. - Но, Сьюзан… я думал… - Он взял ее за дрожащие плечи и повернул к. И тогда он увидел, что Сьюзан вовсе не плакала. - Я не выйду за тебя замуж! - Она расхохоталась и стукнула его подушкой.

Попросите его передать паспорт Росио. Росио сопровождает мистера Густафсона сегодня вечером. Она непременно передаст ему паспорт. Можете оставить свое имя и адрес - наверняка мистер Густафсон захочет вас поблагодарить. - Прекрасная мысль. Альфонсо Тринадцатый. Очень хорошо, прямо сейчас туда загляну. Спасибо, что помогли. Дэвид Беккер повесил трубку. Альфонсо XIII.

 - Он откусил кусок пирога и заговорил с набитым ртом.  - Максимальное время, которое ТРАНСТЕКСТ когда-либо тратил на один файл, составляет три часа. Это включая диагностику, проверку памяти и все прочее. Единственное, что могло бы вызвать зацикливание протяженностью в восемнадцать часов, - это вирус. Больше нечему. - Вирус. - Да, какой-то повторяющийся цикл. Что-то попало в процессор, создав заколдованный круг, и практически парализовало систему. - Знаешь, - сказала она, - Стратмор сидит в шифровалке уже тридцать шесть часов.

 Да! - Соши ткнула пальцем в свой монитор.  - Смотрите. Все прочитали: - …в этих бомбах использовались разные виды взрывчатого вещества… обладающие идентичными химическими характеристиками. Эти изотопы нельзя разделить путем обычного химического извлечения. Кроме незначительной разницы в атомном весе, они абсолютно идентичны. - Атомный вес! - возбужденно воскликнул Джабба.  - Единственное различие - их атомный вес. Это и есть ключ. Давайте оба веса.

794 Share

Zaino delle compagnie aeree americane

Бринкерхофф посмотрел на мониторы, занимавшие едва ли не всю стену перед ее столом. На каждом из них красовалась печать АНБ. - Хочешь посмотреть, чем занимаются люди в шифровалке? - спросил он, заметно нервничая. - Вовсе нет, - ответила Мидж.  - Хотела бы, но шифровалка недоступна взору Большого Брата. Ни звука, ни картинки. Приказ Стратмора. Все, что я могу, - это проверить статистику, посмотреть, чем загружен ТРАНСТЕКСТ. Слава Богу, разрешено хоть .

 Долгая история. Чутье подсказывало Беккеру, что это открытие не сулит ему ничего хорошего. - Все равно расскажите. ГЛАВА 15 Сьюзан Флетчер расположилась за компьютерным терминалом Третьего узла. Этот узел представлял собой звуконепроницаемую уединенную камеру, расположенную неподалеку от главного зала. Двухдюймовое искривленное стекло односторонней видимости открывало перед криптографами панораму зала, не позволяя увидеть камеру снаружи. В задней ее части располагались двенадцать терминалов, образуя совершенную окружность. Такая форма их размещения должна была способствовать интеллектуальному общению криптографов, напоминая им, что они всего лишь члены многочисленной команды - своего рода рыцари Круглого стола взломщиков кодов. По иронии судьбы в Третьем узле секреты не очень-то любили. Нареченный Детским манежем, Третий узел ничем не напоминал стерильную атмосферу остальной части шифровалки.

 - Когда я все закончу, я сообщу тебе код вызова лифта. И тогда ты решишь, уходить тебе или. Повисла долгая тишина. Сьюзан словно во сне подошла и села с ним. - Сьюзан, - начал он, - я не был с тобой вполне откровенен. ГЛАВА 73 У Дэвида Беккера было такое ощущение, будто его лицо обдали скипидаром и подожгли. Он катался по полу и сквозь мутную пелену в глазах видел девушку, бегущую к вращающейся двери. Она бежала короткими испуганными прыжками, волоча по кафельному полу туристскую сумку. Беккер хотел подняться на ноги, но у него не было на это сил.

В данный момент у него только одно преимущество - скорость. Я должен поскорее выбраться отсюда. - сказал он. После множества поворотов и коротких рывков Беккер оказался на перекрестке трех улочек с табличкой Эскуина-де-лос-Рейес и понял, что уже был здесь минуту-другую. Притормозив, он задумался, в какую сторону повернуть, и в этот момент мотор его веспы кашлянул и заглох. Стрелка топливного индикатора указывала на ноль. И, как бы повинуясь неведомому сигналу, между стенами слева от него мелькнула тень. Нет сомнений, что человеческий мозг все же совершеннее самого быстродействующего компьютера в мире.

Все сгрудились вокруг нее и прочитали текст: …распространено заблуждение, будто на Нагасаки была сброшена плутониевая бомба. На самом деле в ней использовался уран, как и в ее сестрице, сброшенной на Хиросиму. - Но… - Сьюзан еле обрела дар речи.  - Если оба элемента - уран, то как мы найдем различие между. - А вдруг Танкадо ошибся? - вмешался Фонтейн.  - Быть может, он не знал, что бомбы были одинаковые. - Нет! - отрезала Сьюзан.  - Он стал калекой из-за этих бомб. И он знал про них. ГЛАВА 126 - Одна минута.

Сняв трубку, набрал номер справочной службы и через тридцать секунд получил номер главного офиса больницы. В какой бы стране вы ни находились, во всех учреждениях действует одно и то же правило: никто долго не выдерживает звонка телефонного аппарата. Не важно, сколько посетителей стоят в очереди, - секретарь всегда бросит все дела и поспешит поднять трубку. Беккер отбил шестизначный номер. Еще пара секунд, и его соединили с больничным офисом. Наверняка сегодня к ним поступил только один канадец со сломанным запястьем и сотрясением мозга, и его карточку нетрудно будет найти. Беккер понимал, что в больнице не захотят назвать имя и адрес больного незнакомому человеку, но он хорошо подготовился к разговору. В трубке раздались длинные гудки. Беккер решил, что трубку поднимут на пятый гудок, однако ее подняли на девятнадцатый. - Городская больница, - буркнула зачумленная секретарша.

197 Share

Zaino delle compagnie aeree americane

Сьюзан смотрела на эти буквы, и они расплывались перед ее слезящимися глазами. Под вертикальной панелью она заметила еще одну с пятью пустыми кнопками. Шифр из пяти букв, сказала она себе и сразу же поняла, каковы ее шансы его угадать: двадцать шесть в пятой степени, 11 881 376 вариантов. По одной секунде на вариант - получается девятнадцать недель… Когда она, задыхаясь от дыма, лежала на полу у дверцы лифта, ей вдруг вспомнились страстные слова коммандера: Я люблю тебя, Сьюзан. Я любил тебя. Сьюзан. Сьюзан. Сьюзан… Она знала, что его уже нет в живых, но его голос по-прежнему преследовал. Она снова и снова слышала свое имя. Сьюзан… Сьюзан… И в этот момент она все поняла.

На фотографии она была изображена наклонившейся над постелью, в одних трусиках. Как выяснилось, кто-то из криптографов сосканировал фотографию из порножурнала и приставил к телу головы модели голову Сьюзан. Получилось очень даже правдоподобно. К несчастью для того, кто это придумал, коммандер Стратмор не нашел в этой выходке ничего забавного. Два часа спустя был издан ставший знаковым приказ: СОТРУДНИК КАРЛ ОСТИН УВОЛЕН ЗА НЕДОСТОЙНЫЙ ПОСТУПОК С этого дня никто больше не доставлял ей неприятностей; всем стало ясно, что Сьюзан Флетчер - любимица коммандера Стратмора. Но не только молодые криптографы научились уважать Стратмора; еще в начале своей карьеры он был замечен начальством как человек, разработавший целый ряд неортодоксальных и в высшей степени успешных разведывательных операций. Продвигаясь по служебной лестнице, Тревор Стратмор прославился умением сжато и одновременно глубоко анализировать сложнейшие ситуации. Он обладал почти сверхъестественной способностью преодолевать моральные затруднения, с которыми нередко бывают связаны сложные решения агентства, и действовать без угрызений совести в интересах всеобщего блага.

Сьюзан отказывалась понимать. Не появится. - Но вы же позвонили… Стратмор позволил себе наконец засмеяться. - Трюк, старый как мир. Никуда я не звонил. ГЛАВА 83 Беккеровская веспа, без сомнения, была самым миниатюрным транспортным средством, когда-либо передвигавшимся по шоссе, ведущему в севильский аэропорт. Наибольшая скорость, которую она развивала, достигала 50 миль в час, причем делала это со страшным воем, напоминая скорее циркулярную пилу, а не мотоцикл, и, увы, ей не хватало слишком много лошадиных сил, чтобы взмыть в воздух. В боковое зеркало заднего вида он увидел, как такси выехало на темное шоссе в сотне метров позади него и сразу же стало сокращать дистанцию. Беккер смотрел прямо перед. Вдалеке, метрах в пятистах, на фоне ночного неба возникли силуэты самолетных ангаров.

Стратмору едва не удалось сделать предлагаемый стандарт шифрования величайшим достижением АНБ: если бы он был принят, у агентства появился бы ключ для взлома любого шифра в Америке. Люди, знающие толк в компьютерах, пришли в неистовство. Фонд электронных границ, воспользовавшись вспыхнувшим скандалом, поносил конгресс за проявленную наивность и назвал АНБ величайшей угрозой свободному миру со времен Гитлера. Новый стандарт шифрования приказал долго жить. Никому не показалось удивительным, что два дня спустя АНБ приняло Грега Хейла на работу. Стратмор решил, что лучше взять его к себе и заставить трудиться на благо АНБ, чем позволить противодействовать агентству извне. Стратмор мужественно перенес разразившийся скандал, горячо защищая свои действия перед конгрессом. Он утверждал, что стремление граждан к неприкосновенности частной переписки обернется для Америки большими неприятностями.

На вид за шестьдесят, может быть, около семидесяти. Белоснежные волосы аккуратно зачесаны набок, в центре лба темно-красный рубец, тянущийся к правому глазу. Ничего себе маленькая шишка, - подумал Беккер, вспомнив слова лейтенанта. Посмотрел на пальцы старика - никакого золотого кольца. Тогда он дотронулся до его руки. - Сэр? - Беккер легонько потормошил спящего.  - Простите, сэр… Человек не шевельнулся. Беккер предпринял очередную попытку: - Сэр. Старик заворочался.

 - Он усмехнулся.  - Я попросил Фонтейна передать его наследникам Танкадо.  - Он взял ее руку и натянул что-то на палец. - Лжец, - засмеялась Сьюзан, открывая.  - Я же угада… - Но она замолкла на полуслове. На ее пальце было не кольцо Танкадо. Это было другое кольцо - платиновое, с крупным сверкающим бриллиантом. Сьюзан охнула. Дэвид посмотрел ей в глаза: - Ты выйдешь за меня замуж. У нее перехватило дыхание.

450 Share

Zaino delle compagnie aeree americane

Доброй ночи.  - Она двинулась к двери. Когда Мидж проходила мимо, Бринкерхофф по выражению ее глаз понял, что она и не думает сдаваться: чутье не позволит ей бездействовать. Бринкерхофф смотрел на массивную фигуру директора, возвышающуюся над письменным столом. Таким он его еще никогда не. Фонтейн, которого он знал, был внимателен к мелочам и требовал самой полной информации. Он всегда поощрял сотрудников к анализу и прояснению всяческих нестыковок в каждодневных делах, какими бы незначительными они ни казались. И вот теперь он требует, чтобы они проигнорировали целый ряд очень странных совпадений. Очевидно, директор что-то скрывает, но Бринкерхоффу платили за то, чтобы он помогал, а не задавал вопросы. Фонтейн давно всем доказал, что близко к сердцу принимает интересы сотрудников.

Наверное, эта женщина - ангел. Она прилетела за. Ангел заговорил: - Дэвид, я люблю. Внезапно он все понял. Сьюзан на экране тянулась к нему, плача и смеясь, захлестнутая волной эмоций. Вот она вытерла слезы. - Дэвид… я подумала… Оперативный агент Смит усадил Беккера на сиденье перед монитором. - Он немного сонный, мадам. Дайте ему минутку прийти в. - Н-но… - Сьюзан произнесла слова медленно.

Наверное, придется потревожить этой новостью Стратмора. Проверка на наличие вируса, - решительно сказал он себе, стараясь успокоиться.  - Я должен сделать проверку на наличие вируса. Чатрукьян знал: это первое, чего в любом случае потребует Стратмор. Выглянув в пустую шифровалку, он принял решение. На загрузку программы и поиск вируса уйдет минут пятнадцать. Скажи, что ничего нет, - прошептал.  - Абсолютно .

Звонок из Соединенных Штатов. Он улыбнулся. Значит, все правда. - Из какого именно места в Штатах? - спросил. - Они ищут, господин. - Очень хорошо. Сообщите, когда узнаете. Телефонистка поклонилась и вышла.

Не успел Стратмор ее остановить, как она скользнула в образовавшийся проем. Он попытался что-то сказать, но Сьюзан была полна решимости. Ей хотелось поскорее оказаться в Третьем узле, и она достаточно хорошо изучила своего шефа, чтобы знать: Стратмор никуда не уйдет, пока она не разыщет ключ, спрятанный где-то в компьютере Хейла. Ей почти удалось проскользнуть внутрь, и теперь она изо всех сил пыталась удержать стремившиеся захлопнуться створки, но на мгновение выпустила их из рук. Створки стали стремительно сближаться. Стратмор попытался их удержать, но не сумел. За мгновение до того, как они сомкнулись, Сьюзан, потеряв равновесие, упала на пол за дверью. Коммандер, пытаясь приоткрыть дверь, прижал лицо вплотную к узенькой щелке. - Господи Боже мой, Сьюзан, с тобой все в порядке. Она встала на ноги и расправила платье.

Скрюченное тело Халохота темнело на тускло освещенной лестнице Гиральды. Беккер прижал дуло к виску убийцы и осторожно наклонился. Одно движение, и он выстрелит. Но стрелять не понадобилось. Халохот был мертв. Беккер отшвырнул пистолет и без сил опустился на ступеньку. Впервые за целую вечность он почувствовал, что глаза его застилают слезы, и зажмурился, прогоняя влажную пелену. Он знал, что для эмоций еще будет время, а теперь пора отправляться домой.

295 Share

Zaino delle compagnie aeree americane

 Вы знаете Капельку Росы? - Вытерев пот со лба рукавом халата, он собирался что-то сказать, но тут отворилась дверь в ванную. Мужчины оглянулись. В дверях стояла Росио Ева Гранада. Это было впечатляющее зрелище. Длинные ниспадающие рыжие волосы, идеальная иберийская кожа, темно-карие глаза, высокий ровный лоб. На девушке был такой же, как на немце, белый махровый халат с поясом, свободно лежащим на ее широких бедрах, распахнутый ворот открывал загорелую ложбинку между грудями. Росио уверенно, по-хозяйски вошла в спальню. - Чем могу помочь? - спросила она на гортанном английском.

 Сэр, как вы знаете, всякий, кто хочет проникнуть в банк данных извне, должен пройти несколько уровней защиты. Фонтейн кивнул. Иерархия допуска в банк данных была тщательно регламентирована; лица с допуском могли войти через Интернет. В зависимости от уровня допуска они попадали в те отсеки банка данных, которые соответствовали сфере их деятельности. - Поскольку мы связаны с Интернетом, - объяснял Джабба, - хакеры, иностранные правительства и акулы Фонда электронных границ кружат вокруг банка данных двадцать четыре часа в сутки, пытаясь проникнуть внутрь. - Да, - сказал Фонтейн, - и двадцать четыре часа в сутки наши фильтры безопасности их туда не пускают. Так что вы хотите сказать. Джабба заглянул в распечатку.

Как все это глупо, подумал он, быстро выпалил: - Я люблю тебя! - и повесил трубку. Он стоял у края тротуара, пропуская машины. Наверное, она подумает бог знает что: он всегда звонил ей, если обещал. Беккер зашагал по улице с четырехполосным движением и бульваром посередине. Туда и обратно, - мысленно повторял.  - Туда и обратно. Он был настолько погружен в свои мысли, что не заметил человека в очках в тонкой металлической оправе, который следил за ним с другой стороны улицы. ГЛАВА 18 Стоя у громадного окна во всю стену своего кабинета в токийском небоскребе, Нуматака с наслаждением дымил сигарой и улыбался. Он не мог поверить в свою необыкновенную удачу.

Один из прямоугольников вдруг закрыла чья-то тень. Даже не взглянув на верхушку башни, Халохот бросился к лестнице. ГЛАВА 99 Фонтейн время от времени стучал кулаком по ладони другой руки, мерил шагами комнату для заседаний, то и дело посматривая на вращающиеся огни шифровалки. - Отключить. Черт побери, немедленно отключить. Мидж появилась в дверях со свежей распечаткой в руке. - Директор, Стратмору не удается отключить ТРАНСТЕКСТ. - Что?! - хором вскричали Бринкерхофф и Фонтейн. - Он пытался, сэр! - Мидж помахала листком бумаги.

Росио сопровождает мистера Густафсона сегодня вечером. Она непременно передаст ему паспорт. Можете оставить свое имя и адрес - наверняка мистер Густафсон захочет вас поблагодарить. - Прекрасная мысль. Альфонсо Тринадцатый. Очень хорошо, прямо сейчас туда загляну. Спасибо, что помогли. Дэвид Беккер повесил трубку. Альфонсо XIII.

ГЛАВА 96 Промокшая и дрожащая от холода, Сьюзан пристроилась на диванчике в Третьем узле. Стратмор прикрыл ее своим пиджаком. В нескольких метрах от них лежало тело Хейла. Выли сирены. Как весенний лед на реке, потрескивал корпус ТРАНСТЕКСТА. - Я спущусь вниз и отключу электропитание, - сказал Стратмор, положив руку на плечо Сьюзан и стараясь ее успокоить.  - И сразу же вернусь. Сьюзан безучастно смотрела, как он направился в шифровалку.

414 Share

Zaino delle compagnie aeree americane

 Каковы ваши рекомендации? - требовательно спросил Фонтейн.  - Что вы предлагаете. - Рекомендации? - выпалил Джабба.  - Вы ждете рекомендаций. Что ж, пожалуйста. Хватит путаться у нас под ногами, вот моя рекомендация. - Спокойно, Джабба, - предупредил директор. - Директор, - сказал Джабба, - Энсей Танкадо владеет нашим банком данных. Дайте ему то, чего он требует. Если он хочет, чтобы мир узнал о ТРАНСТЕКСТЕ, позвоните в Си-эн-эн и снимите штанишки.

Вы промыли ей мозги. Вы рассказываете ей только то, что считаете нужным. Знает ли она, что именно вы собираетесь сделать с Цифровой крепостью. - И что. Хейл понимал: то, что он сейчас скажет, либо принесет ему свободу, либо станет его смертным приговором. Он набрал в легкие воздуха. - Вы хотите приделать к Цифровой крепости черный ход. Его слова встретило гробовое молчание. Хейл понял, что попал в яблочко.

В глазах Клушара вспыхнуло возмущение. - У немца. Его взял немец. Дэвид почувствовал, как пол уходит у него из-под ног. - Немец. Какой немец. - Тот, что был в парке. Я рассказал о нем полицейскому.

Беккер изумился. - Un punqui. - Si. Punqui. - Панк. - Да, панк, - сказала Росио на плохом английском и тотчас снова перешла на испанский.  - Mucha joyeria. Вся в украшениях. В одном ухе странная серьга, кажется, в виде черепа.

Беккер, спотыкаясь и кидаясь то вправо, то влево, продирался сквозь толпу. Надо идти за ними, думал. Они знают, как отсюда выбраться. На перекрестке он свернул вправо, улица стала пошире. Со всех сторон открывались ворота, и люди вливались в поток. Колокола звонили где-то совсем рядом, очень громко. Беккер чувствовал жжение в боку, но кровотечение прекратилось. Он старался двигаться быстрее, знал, что где-то позади идет человек с пистолетом. Беккер смешался с толпой прихожан и шел с низко опущенной головой.

Она окунулась в мыльную пену и попыталась забыть о Стоун-Мэнор и Смоки-Маунтинс. Куда его понесло? - думала.  - Почему он не звонит. Вода из горячей постепенно превратилась в теплую и, наконец, холодную. Она уже собиралась вылезать, как вдруг ожил радиотелефон. Сьюзан быстро встала и, расплескивая воду, потянулась к трубке, лежавшей на краю раковины. - Дэвид. - Это Стратмор, - прозвучал знакомый голос.

110 Share

Zaino delle compagnie aeree americane

Стратмор, несомненно, постарается проверить все лично и найти пароль из шестидесяти четырех знаков. Затем он его уничтожит, и Цифровая крепость навсегда исчезнет из Интернета. - Действуй своим маячком очень осторожно, - сказал Стратмор.  - Если Северная Дакота заподозрит, что мы его ищем, он начнет паниковать и исчезнет вместе с паролем, так что никакая штурмовая группа до него не доберется. - Все произойдет, как булавочный укол, - заверила его Сьюзан.  - В тот момент, когда обнаружится его счет, маяк самоуничтожится. Танкадо даже не узнает, что мы побывали у него в гостях. - Спасибо, - устало кивнул коммандер. Сьюзан ответила ему теплой улыбкой. Ее всегда поражало, что даже в преддверии катастрофы Стратмор умел сохранять выдержку и спокойствие.

Сьюзан смотрела на эти буквы, и они расплывались перед ее слезящимися глазами. Под вертикальной панелью она заметила еще одну с пятью пустыми кнопками. Шифр из пяти букв, сказала она себе и сразу же поняла, каковы ее шансы его угадать: двадцать шесть в пятой степени, 11 881 376 вариантов. По одной секунде на вариант - получается девятнадцать недель… Когда она, задыхаясь от дыма, лежала на полу у дверцы лифта, ей вдруг вспомнились страстные слова коммандера: Я люблю тебя, Сьюзан. Я любил тебя. Сьюзан. Сьюзан. Сьюзан… Она знала, что его уже нет в живых, но его голос по-прежнему преследовал. Она снова и снова слышала свое имя.

 - Ты тратишь на это субботу, вместо того чтобы развлекаться с профессором. - Его зовут Дэвид. - Какая разница?. - Тебе больше нечем заняться? - Сьюзан метнула на него недовольный взгляд. - Хочешь от меня избавиться? - надулся Хейл. - Если честно - да, - Не надо так, Сью, Ты меня оскорбляешь. Глаза Сьюзан сузились. Она терпеть не могла, когда он называл ее Сью. Вообще-то она ничего не имела против этого имени, но Хейл был единственным, кто его использовал, и это было ей неприятно. - Почему бы мне не помочь тебе? - предложил Хейл.

Ну, может, дошел какой-нибудь слушок. - Мидж, послушай.  - Он засмеялся.  - Попрыгунчик - древняя история. Стратмор дал маху. Но надо идти вперед, а не оглядываться все время.  - В трубке воцарилась тишина, и Джабба подумал, что зашел слишком.  - Прости меня, Мидж.

Чтобы развеять эти опасения, конгресс объявил, что, когда алгоритм будет создан, его передадут для ознакомления лучшим математикам мира, которые должны будут оценить его качество. Команда криптографов АНБ под руководством Стратмора без особого энтузиазма создала алгоритм, который окрестила Попрыгунчиком, и представила его в конгресс для одобрения. Зарубежные ученые-математики проверили Попрыгунчика и единодушно подтвердили его высокое качество. Они заявляли, что это сильный, чистый алгоритм, который может стать отличным стандартом шифрования. Но за три дня до голосования в конгрессе, который наверняка бы дал добро новому стандарту. молодой программист из лаборатории Белл по имени Грег Хейл потряс мир, заявив, что нашел черный ход, глубоко запрятанный в этом алгоритме. Черный ход представлял собой несколько строк хитроумной программы, которые вставил в алгоритм коммандер Стратмор. Они были вмонтированы так хитро, что никто, кроме Грега Хейла, их не заметил, и практически означали, что любой код, созданный с помощью Попрыгунчика, может быть взломан секретным паролем, известным только АНБ. Стратмору едва не удалось сделать предлагаемый стандарт шифрования величайшим достижением АНБ: если бы он был принят, у агентства появился бы ключ для взлома любого шифра в Америке. Люди, знающие толк в компьютерах, пришли в неистовство.

И все внимательно смотрели на. У всех сегодня красно-бело-синие прически. Беккер потянулся и дернул шнурок вызова водителя. Пора было отсюда вылезать. Дернул. Никакой реакции. Он дернул шнурок в третий раз, более резко. И снова. - На маршруте двадцать семь их отсоединяют.  - Панк снова сплюнул в проход.

504 Share

Zaino delle compagnie aeree americane

Как я могла не выключить монитор. Сьюзан понимала: как только Хейл заподозрит, что она искала что-то в его компьютере, то сразу же поймет, что подлинное лицо Северной Дакоты раскрыто. И пойдет на все, лишь бы эта информация не вышла из стен Третьего узла. А что, подумала Сьюзан, если броситься мимо него и побежать к двери. Но осуществить это намерение ей не пришлось. Внезапно кто-то начал колотить кулаком по стеклянной стене. Оба они - Хейл и Сьюзан - даже подпрыгнули от неожиданности. Это был Чатрукьян. Он снова постучал.

Глаза ее не отрывались от экрана. Мозг лихорадочно искал какое-то другое объяснение, но не находил. Перед ее глазами было внезапно появившееся доказательство: Танкадо использовал меняющуюся последовательность для создания функции меняющегося открытого текста, а Хейл вступил с ним в сговор с целью свалить Агентство национальной безопасности. - Это н-не… - заикаясь, произнесла она вслух, - невероятно. И, словно возражая ей, в ее мозгу эхом прозвучали слова Хейла, сказанные чуть раньше: Танкадо не раз мне писал… Стратмор сильно рисковал, взяв меня в АНБ… Рано или поздно я отсюда слиняю. Но Сьюзан физически не могла примириться с тем, что увидела. Да, Грег Хейл противный и наглый, но он же не предатель. Зная, чем грозит агентству Цифровая крепость, не мог же он участвовать в заговоре по ее созданию. И все же Сьюзан понимала, что остановить Хейла могут только его представления о чести и честности. Она вспомнила об алгоритме Попрыгунчик.

Сьюзан отвечала на те вопросы, на которые могла ответить, и постепенно у Дэвида сложилось общее представление об Агентстве национальной безопасности - за исключением, разумеется, секретных сторон деятельности этого учреждения. Основанное президентом Трумэном в 12 часов 01 минуту 4 ноября 1952 года, АНБ на протяжении почти пятидесяти лет оставалось самым засекреченным разведывательным ведомством во всем мире. Семистраничная доктрина сжато излагала программу его работы: защищать системы связи американского правительства и перехватывать сообщения зарубежных государств. На крыше главного служебного здания АНБ вырос лес из более чем пятисот антенн, среди которых были две большие антенны, закрытые обтекателями, похожими на громадные мячи для гольфа. Само здание также было гигантских размеров - его площадь составляла более двух миллионов квадратных футов, вдвое больше площади штаб-квартиры ЦРУ. Внутри было протянуто восемь миллионов футов телефонного кабеля, общая площадь постоянно закрытых окон составляла восемьдесят тысяч квадратных футов. Сьюзан рассказала Дэвиду про КОМИ НТ, подразделение глобальной разведки, в распоряжении которого находилось немыслимое количество постов прослушивания, спутников-шпионов и подслушивающих устройств по всему земному шару. Ежедневно тысячи сообщений и разговоров перехватывались и посылались экспертам АНБ для дешифровки. Разведданные, поставляемые агентством, влияли на процесс принятия решений ФБР, ЦРУ, а также внешнеполитическими советниками правительства США.

 - Ты должна помочь мне выбраться отсюда. Она ничего не понимала. Все это было лишено всякого смысла. - Сьюзан, ты должна мне помочь. Стратмор убил Чатрукьяна. Я видел это своими глазами. Его слова не сразу дошли до ее сознания. Стратмор убил Чатрукьяна. Хейл, видимо, не догадывается, что она видела его внизу.

Взбираясь по решетчатым ступенькам, Сьюзан смотрела на массивную дубовую дверь кабинета, украшенную эмблемой АНБ, на которой был изображен могучий орел, терзающий когтями старинную отмычку. За этой дверью находился один из самых великих людей, которых ей довелось знать. Пятидесятишестилетний коммандер Стратмор, заместитель оперативного директора АНБ, был для нее почти как отец. Именно он принимал ее на работу, именно он сделал АНБ для нее родным домом. Когда десять лет назад Сьюзан поступила в агентство, Стратмор возглавлял Отдел развития криптографии, являвшийся тренировочной площадкой для новых криптографов, криптографов мужского пола. Хотя Стратмор терпеть не мог выделять кого-нибудь из подчиненных, он с особым вниманием относился к своей единственной сотруднице. Когда его обвиняли в фаворитизме, он в ответ говорил чистую правду: Сьюзан Флетчер - один из самых способных новых сотрудников, которых он принял на работу. Это заявление не оставляло места обвинениям в сексуальном домогательстве, однако как-то один из старших криптографов по глупости решил проверить справедливость слов шефа.

Просто мне приходится быть крайне осторожным. В тридцати футах от них, скрытый за стеклом односторонней видимости Грег Хейл стоял у терминала Сьюзан. Черный экран. Хейл бросил взгляд на коммандера и Сьюзан, затем достал из кармана бумажник, извлек из него крохотную каталожную карточку и прочитал то, что было на ней написано. Еще раз убедившись, что Сьюзан и коммандер поглощены беседой, Хейл аккуратно нажал пять клавиш на клавиатуре ее компьютера, и через секунду монитор вернулся к жизни. - Порядок, - усмехнулся. Завладеть персональными кодами компьютеров Третьего узла было проще простого. У всех терминалов были совершенно одинаковые клавиатуры. Как-то вечером Хейл захватил свою клавиатуру домой и вставил в нее чип, регистрирующий все удары по клавишам. На следующее утро, придя пораньше, он подменил чужую клавиатуру на свою, модифицированную, а в конце дня вновь поменял их местами и просмотрел информацию, записанную чипом.

405 Share

Zaino delle compagnie aeree americane

Коммандер устало опустил глаза, затем поднял их вновь. - Сьюзан, выслушай меня, - сказал он, нежно ей улыбнувшись.  - Возможно, ты захочешь меня прервать, но все же выслушай до конца. Я читал электронную почту Танкадо уже в течение двух месяцев. Как ты легко можешь себе представить, я был шокирован, впервые наткнувшись на его письмо Северной Дакоте о не поддающемся взлому коде, именуемом Цифровая крепость. Я полагал, что это невозможно. Но всякий раз, когда я перехватывал очередное сообщение, Танкадо был все более и более убедительным. Когда я прочитал, что он использовал линейную мутацию для создания переломного ключа, я понял, что он далеко ушел от нас. Он использовал подход, который никому из нас не приходил в голову.

 - Если лифт обесточен, я отключу ТРАНСТЕКСТ и восстановлю подачу тока в лифт. - У дверцы лифта есть код, - злорадно сказала Сьюзан. - Ну и проблема! - засмеялся Хейл.  - Думаю, коммандер мне его откроет. Разве не так, коммандер. - Ни в коем случае! - отрезал Стратмор. Хейл вскипел: - Послушайте меня, старина. Вы отпускаете меня и Сьюзан на вашем лифте, мы уезжаем, и через несколько часов я ее отпускаю.

Двери оказались прямо перед ним, словно приглашая его принять участие в празднестве, до которого ему не было никакого дела. Внезапно он понял, что входит в собор. ГЛАВА 90 В шифровалке завывали сирены. Стратмор не имел представления о том, сколько времени прошло после ухода Сьюзан. Он сидел один в полутьме, и гул ТРАНСТЕКСТА звучал в его ушах. Вы всегда добиваетесь своего… вы добьетесь… Да, - подумал.  - Я добиваюсь своих целей, но честь для меня важнее. Я скорее предпочту умереть, чем жить в тени позора.

Бедняга. Наверное, жена сказала ему не возвращаться домой. Я слышал, она его уже достала. Мидж задумалась. До нее тоже доходили подобные слухи. Так, может быть, она зря поднимает панику. - Мидж.  - Джабба засопел и сделал изрядный глоток.

Это было все равно что установить жучки во все телефонные аппараты на земле. Стратмор попытался убедить Танкадо, что ТРАНСТЕКСТ - это орудие охраны правопорядка, но безуспешно: Танкадо продолжал настаивать на том, что это грубейшее нарушение гражданских прав. Он немедленно уволился и сразу же нарушил Кодекс секретности АНБ, попытавшись вступить в контакт с Фондом электронных границ. Танкадо решил потрясти мир рассказом о секретной машине, способной установить тотальный правительственный контроль над пользователями компьютеров по всему миру. У АН Б не было иного выбора, кроме как остановить его любой ценой. Арест и депортация Танкадо, широко освещавшиеся средствами массовой информации, стали печальным и позорным событием. Вопреки желанию Стратмора специалисты по заделыванию прорех такого рода, опасаясь, что Танкадо попытается убедить людей в существовании ТРАНСТЕКСТА, начали распускать порочащие его слухи. Энсей Танкадо стал изгоем мирового компьютерного сообщества: никто не верил калеке, обвиняемому в шпионаже, особенно когда он пытался доказать свою правоту, рассказывая о какой-то фантастической дешифровальной машине АНБ.

Но за два дня до окончания третьего боевого дежурства в его будущем произошел резкий зигзаг. В пьяной драке Хейл случайно убил сослуживца. Корейское искусство самозащиты, тхеквондо, оказалось в большей мере смертоносным, нежели оборонительным. Военной службе пришел конец. Отсидев некоторое время в тюрьме, Хейл занялся поисками места программиста в частных компаниях. Он не скрывал от нанимателей того, что случилось с ним во время службы в морской пехоте, и стремился завоевать их расположение, предлагая работать без оплаты в течение месяца, чтобы они узнали ему цену. В желающих принять его на работу не было недостатка, а увидав, что он может творить на компьютере, они уже не хотели его отпускать. Профессионализм Хейла достиг высокого уровня, и у него появились знакомые среди интернет-пользователей по всему миру.

Borsa zaino in pelle nera

About Malarisar

Стратмор вяло махнул рукой в сторону монитора. Сьюзан посмотрела на экран и перевела взгляд на диалоговое окно. В самом низу она увидела слова: РАССКАЖИТЕ МИРУ О ТРАНСТЕКСТЕ СЕЙЧАС ВАС МОЖЕТ СПАСТИ ТОЛЬКО ПРАВДА Сьюзан похолодела.

Related Posts

564 Comments

Post A Comment