Zaino granata quiksilver

828 Share

Zaino granata quiksilver

 Ну и что ты скажешь, моя красавица. Выйдешь за меня замуж. Лежа в кровати с балдахином, она смотрела на него и знала, что ей нужен именно. Навсегда. Ее завораживала глубина его темно-зеленых глаз, и она не могла отвести от них взгляд. В этот момент где-то вдали раздался оглушительный колокольный звон. Она потянулась к Дэвиду, но он исчез, и ее руки сомкнулись в пустоте. Телефонный звонок окончательно прогнал сон.

Прямо перед ним над деревьями возвышалось Аюнтамьенто - старинное здание ратуши, которое окружали три акра бело-голубой мозаики азульехо. Его арабские шпили и резной фасад создавали впечатление скорее дворца - как и было задумано, - чем общественного учреждения. За свою долгую историю оно стало свидетелем переворотов, пожаров и публичных казней, однако большинство туристов приходили сюда по совершенно иной причине: туристические проспекты рекламировали его как английский военный штаб в фильме Лоуренс Аравийский. Коламбия пикчерз было гораздо дешевле снять эту картину в Испании, нежели в Египте, а мавританское влияние на севильскую архитектуру с легкостью убедило кинозрителей в том, что перед их глазами Каир. Беккер перевел свои Сейко на местное время - 9. 10 вечера, по местным понятиям еще день: порядочный испанец никогда не обедает до заката, а ленивое андалузское солнце редко покидает небо раньше десяти. Несмотря на то что вечер только начинался, было очень жарко, однако Беккер поймал себя на том, что идет через парк стремительным шагом. Голос Стратмора в телефонной трубке звучал еще настойчивее, чем утром. Новые инструкции не оставляли места сомнениям: необходимо во что бы то ни стало найти канадца. Ни перед чем не останавливаться, только бы заполучить кольцо.

 Кто вы такой? - потребовала. Беккер перешел на испанский с ярко выраженным андалузским акцентом: - Guardia Civil. Росио засмеялась. - Не может быть! - сказала она по-испански. У Беккера застрял комок в горле. Росио была куда смелее своего клиента. - Не может быть? - повторил он, сохраняя ледяной тон.  - Может, пройдем, чтобы я смог вам это доказать. - Не стану вас затруднять, - ухмыльнулась она, - благодарю за предложение.

Стратмор никогда не спрашивал у Халохота, как тот творил свои чудеса: тот просто каким-то образом повторял их снова и. Энсей Танкадо мертв, власти убеждены, что это сердечный приступ, прямо как в учебнике, кроме одного обстоятельства. Халохот ошибся с местом действия. Быть может, смерть Танкадо в публичном месте была необходимостью, однако публика возникла чересчур. Халохот был вынужден скрыться, не успев обыскать убитого, найти ключ. А когда пыль осела, тело Танкадо попало в руки местной полиции. Стратмор был взбешен. Халохот впервые сорвал задание, выбрав неблагоприятные время и место.

Он обладал почти сверхъестественной способностью преодолевать моральные затруднения, с которыми нередко бывают связаны сложные решения агентства, и действовать без угрызений совести в интересах всеобщего блага. Ни у кого не вызывало сомнений, что Стратмор любит свою страну. Он был известен среди сотрудников, он пользовался репутацией патриота и идеалиста… честного человека в мире, сотканном из лжи. За годы, прошедшие после появления в АНБ Сьюзан, Стратмор поднялся с поста начальника Отдела развития криптографии до второй по важности позиции во всем агентстве. Теперь только один человек в АНБ был по должности выше коммандера Стратмора - директор Лиланд Фонтейн, мифический правитель Дворца головоломок, которого никто никогда не видел, лишь изредка слышал, но перед которым все дрожали от страха. Он редко встречался со Стратмором с глазу на глаз, но когда такое случалось, это можно было сравнить с битвой титанов. Фонтейн был гигантом из гигантов, но Стратмора это как будто не касалось. Он отстаивал перед директором свои идеи со спокойствием невозмутимого боксера-профессионала.

Косые лучи утреннего солнца падали в башню сквозь прорези в стенах. Беккер посмотрел. Человек в очках в тонкой металлической оправе стоял внизу, спиной к Беккеру, и смотрел в направлении площади. Беккер прижал лицо к прорези, чтобы лучше видеть. Иди на площадь, взмолился он мысленно. Тень Гиральды падала на площадь, как срубленная гигантская секвойя. Халохот внимательно проследил взглядом всю ее длину. В дальнем конце три полоски света, прорываясь сквозь прорези, четкими прямоугольниками падали на брусчатку мостовой. Один из прямоугольников вдруг закрыла чья-то тень. Даже не взглянув на верхушку башни, Халохот бросился к лестнице.

699 Share

Zaino granata quiksilver

Это же анаграмма. Сьюзан не могла скрыть изумления. NDAKOTA - анаграмма. Она представила себе эти буквы и начала менять их местами. Ndakota… Kadotan… Oktadan… Tandoka… Сьюзан почувствовала, как ноги у нее подкосились. Стратмор прав. Это просто как день. Как они этого сразу не заметили.

 - Нам сейчас пригодится любая помощь. Посверкивая в красноватом свете туннельных ламп, перед ними возникла стальная дверь. Фонтейн набрал код на специальной углубленной панели, после чего прикоснулся к небольшой стеклянной пластинке. Сигнальная лампочка вспыхнула, и массивная стена с грохотом отъехала влево. В АНБ было только одно помещение, еще более засекреченное, чем шифровалка, и Сьюзан поняла, что сейчас она окажется в святая святых агентства. ГЛАВА 109 Командный центр главного банка данных АНБ более всего напоминал Центр управления полетами НАСА в миниатюре. Десяток компьютерных терминалов располагались напротив видеоэкрана, занимавшего всю дальнюю стену площадью девять на двенадцать метров. На экране стремительно сменяли друг друга цифры и диаграммы, как будто кто-то скользил рукой по клавишам управления. Несколько операторов очумело перебегали от одного терминала к другому, волоча за собой распечатки и отдавая какие-то распоряжения.

Прямо перед ним над деревьями возвышалось Аюнтамьенто - старинное здание ратуши, которое окружали три акра бело-голубой мозаики азульехо. Его арабские шпили и резной фасад создавали впечатление скорее дворца - как и было задумано, - чем общественного учреждения. За свою долгую историю оно стало свидетелем переворотов, пожаров и публичных казней, однако большинство туристов приходили сюда по совершенно иной причине: туристические проспекты рекламировали его как английский военный штаб в фильме Лоуренс Аравийский. Коламбия пикчерз было гораздо дешевле снять эту картину в Испании, нежели в Египте, а мавританское влияние на севильскую архитектуру с легкостью убедило кинозрителей в том, что перед их глазами Каир. Беккер перевел свои Сейко на местное время - 9. 10 вечера, по местным понятиям еще день: порядочный испанец никогда не обедает до заката, а ленивое андалузское солнце редко покидает небо раньше десяти. Несмотря на то что вечер только начинался, было очень жарко, однако Беккер поймал себя на том, что идет через парк стремительным шагом. Голос Стратмора в телефонной трубке звучал еще настойчивее, чем утром. Новые инструкции не оставляли места сомнениям: необходимо во что бы то ни стало найти канадца. Ни перед чем не останавливаться, только бы заполучить кольцо.

 - Первым делом вы отдаете мне пистолет. И оба идете со. - В качестве заложников? - холодно усмехнулся Стратмор.  - Грег, тебе придется придумать что-нибудь получше. Между шифровалкой и стоянкой для машин не менее дюжины вооруженных охранников. - Я не такой дурак, как вы думаете, - бросил Хейл.  - Я воспользуюсь вашим лифтом. Сьюзан пойдет со. А вы останетесь.

 Сэр, - начал Беккер чуть громче, словно обращаясь к глуховатому человеку, - я хотел бы задать вам несколько вопросов. Старик посмотрел на него с явным недоумением. - У вас какие-то проблемы. Беккер чуть нахмурился: старик говорил по-английски безукоризненно. Он поспешил избавиться от покровительственного тона. - Извините, что я вас побеспокоил, но скажите: вы, случайно, не были сегодня на площади Испании. Глаза старика сузились. - Вы из муниципалитета. - Нет, вообще-то я… - Из туристического бюро. - Нет, я… - Слушайте, я знаю, зачем вы пришли! - Старик попытался сесть в кровати.

Тишина. Наверное, Меган, подумал. У нее оставалось целых пять часов до рейса, и она сказала, что попытается отмыть руку. - Меган? - позвал он и постучал. Никто не ответил, и Беккер толкнул дверь.  - Здесь есть кто-нибудь? - Он вошел. Похоже, никого. Пожав плечами, он подошел к раковине. Раковина была очень грязной, но вода оказалась холодной, и это было приятно. Плеснув водой в глаза, Беккер ощутил, как стягиваются поры.

481 Share

Zaino granata quiksilver

 - Прости, что я тебе лгал. Попытка переделать Цифровую крепость - дело серьезное и хлопотное. Я не хотел тебя впутывать. - Я… понимаю, - тихо сказала она, все еще находясь под впечатлением его блистательного замысла.  - Вы довольно искусный лжец. Стратмор засмеялся. - Годы тренировки. Ложь была единственным способом избавить тебя от неприятностей. Сьюзан кивнула. - А неприятности немалые.

 Может быть, все-таки скажете что-нибудь. Что помогло бы мне? - сказал Беккер. Росио покачала головой: - Это. Но вам ее не найти. Севилья - город большой и очень обманчивый. - Я постараюсь.  - Вопрос национальной безопасности… - Если вам не повезет, - сказала Росио, бросив взгляд на пухлый конверт, выпирающий в кармане Беккера, - пожалуйста, заходите. Мой дружок скоро заснет как убитый. Постучите тихонько.

Клюквенный сок и капелька водки. Беккер поблагодарил. Отпил глоток и чуть не поперхнулся. Ничего себе капелька. В голове у нее стучало. Повернувшись, она увидела, как за стеной, в шифровалке, Чатрукьян что-то говорит Хейлу. Понятно, домой он так и не ушел и теперь в панике пытается что-то внушить Хейлу. Она понимала, что это больше не имеет значения: Хейл и без того знал все, что можно было знать. Мне нужно доложить об этом Стратмору, - подумала она, - и как можно скорее. ГЛАВА 38 Хейл остановился в центре комнаты и пристально посмотрел на Сьюзан.

Сьюзан, подшучивая над ним, часто говорила, что напоить его не составляет никакого труда. Наполнив тяжелый хрустальный стакан водой из фонтанчика, Беккер сделал несколько жадных глотков, потянулся и расправил плечи, стараясь сбросить алкогольное оцепенение, после чего поставил стакан на столик и направился к выходу. Когда он проходил мимо лифта, дверцы открылись. В кабине стоял какой-то мужчина. Беккер успел заметить лишь очки в железной оправе. Мужчина поднес к носу платок. Беккер вежливо улыбнулся и вышел на улицу - в душную севильскую ночь. ГЛАВА 42 Вернувшись в комнату, Сьюзан, не находя себе места, нервно ходила из угла в угол, терзаясь мыслью о том, что так и не выбрала момент, чтобы разоблачить Хейла.

Не произнеся ни слова, он шагнул в темноту, Сьюзан изо всех сил держалась за его плечо. Если она потеряет с ним контакт, ей придется его позвать, и тогда Хейл может их услышать. Удаляясь от таких надежных ступенек, Сьюзан вспомнила, как в детстве играла в салки поздно ночью, и почувствовала себя одинокой и беззащитной, ТРАНСТЕКСТ был единственным островом в открытом черном море. Через каждые несколько шагов Стратмор останавливался, держа пистолет наготове, и прислушивался. Единственным звуком, достигавшим его ушей, был едва уловимый гул, шедший снизу. Сьюзан хотелось потянуть шефа назад, в безопасность его кабинета. В кромешной тьме вокруг ей виделись чьи-то лица. На полпути к ТРАНСТЕКСТУ тишина шифровалки нарушилась. Где-то в темноте, казалось, прямо над ними, послышались пронзительные гудки. Стратмор повернулся, и Сьюзан сразу же его потеряла.

 Спасибо, мисс Флетчер.  - Он подал едва заметный знак, и ворота распахнулись. Проехав еще полмили, Сьюзан подверглась той же процедуре перед столь же внушительной оградой, по которой был пропущен электрический ток. Давайте же, ребята… уже миллион раз вы меня проверяли. Когда она приблизилась к последнему контрольно-пропускному пункту, коренастый часовой с двумя сторожевыми псами на поводке и автоматом посмотрел на номерной знак ее машины и кивком разрешил следовать. Она проехала по Кэнин-роуд еще сотню метров и въехала на стоянку С, предназначенную для сотрудников. Невероятно, - подумала она, - двадцать шесть тысяч служащих, двадцатимиллиардный бюджет - и они не могут обойтись без меня в уик-энд. Она поставила машину на зарезервированное за ней место и выключила двигатель. Миновав похожую на сад террасу и войдя в главное здание, она прошла проверку еще на двух внутренних контрольных пунктах и наконец оказалась в туннеле без окон, который вел в новое крыло.

796 Share

Zaino granata quiksilver

Мистер Густафсон остановился. Наверное, он сейчас у. - Понимаю.  - В голосе звонившего по-прежнему чувствовалась нерешительность.  - Ну, тогда… надеюсь, хлопот не. - Отлично. Он обедает там сегодня с одной из наших сопровождающих.  - Ролдан понимал, что сейчас они скорее всего лежат в постели, но ему не хотелось оскорблять чувства звонившего.  - Оставьте паспорт у администратора, его зовут Мануэль. Скажите, что вы от .

Мы узнали об этом лишь благодаря оперативности КОМИНТа.  - Стратмор внимательно посмотрел не.  - Я должен найти его партнера, прежде чем он узнает о смерти Танкадо. Вот почему я тебя вызвал. Мне нужна твоя помощь. Сьюзан плохо его понимала. Ей показалось, что столь своевременная кончина Танкадо решила все проблемы. - Коммандер, - сказала она, - если власти говорят, что он умер от сердечного приступа, это значит, мы к его смерти не причастны. Его партнер поймет, что АНБ не несет за нее ответственности.

 Я сказала.  - Она смотрела ему прямо в. Хейл наклонил голову набок, явно заинтригованный такой скрытностью. И, как бы желая обратить все в игру, сделал еще один шаг. Но он не был готов к тому, что произошло в следующее мгновение. Сохраняя ледяное спокойствие, Сьюзан ткнула указательным пальцем в твердокаменную грудь Хейла и заставила его остановиться. Хейл в шоке отпрянул, поняв, что она не шутит: Сьюзан Флетчер никогда еще до него не дотрагивалась, даже руки не коснулась. Правда, это было не то прикосновение, какое он рисовал в воображении, представляя себе их первый физический контакт, но все же… Хейл долго с изумлением смотрел на нее, затем медленно повернулся и направился к своему терминалу. Одно ему было абсолютно ясно: распрекрасная Сьюзан Флетчер бьется над чем-то очень важным, и можно поклясться, что это никакая не диагностика.

Значит, она слышала звук выстрела Хейла, а не коммандера. Как в тумане она приблизилась к бездыханному телу. Очевидно, Хейл сумел высвободиться. Провода от принтера лежали. Должно быть, я оставила беретту на диване, - подумала. Кровь, вытекающая из головы, в голубоватом свечении казалась черной. На полу возле тела Хейла лежал листок бумаги. Сьюзан наклонилась и подняла .

Клушар задумался, польщенный оказанным вниманием. - Если честно… - Он вытянул шею и подвигал головой влево и вправо.  - Мне не помешала бы еще одна подушка, если вас это не затруднит. - Нисколько.  - Беккер взял подушку с соседней койки и помог Клушару устроиться поудобнее. Старик умиротворенно вздохнул. - Так гораздо лучше… спасибо. - Pas du tout, - отозвался Беккер. - О! - Старик радостно улыбнулся.  - Так вы говорите на языке цивилизованного мира.

 Сюда, мистер Беккер. Быстрее. Беккер повернулся и побежал, но успел сделать только один шаг. Мужчина выхватил оружие и выстрелил. Острая боль обожгла грудь Беккера и ударила в мозг. Пальцы у него онемели. Он упал. И в следующее мгновение не осталось ничего, кроме черной бездны. ГЛАВА 102 Стратмор спустился на нижний этаж ТРАНСТЕКСТА и ступил с лесов в дюймовый слой воды на полу. Гигантский компьютер содрогался мелкой дрожью, из густого клубящегося тумана падали капли воды.

994 Share

Zaino granata quiksilver

Внезапно его швырнуло назад, и он больно ударился спиной о кожух генератора. Пытаясь подняться на ноги, Стратмор в ужасе смотрел на предмет, зажатый в его пальцах: это была рука Чатрукьяна, обломившаяся в локтевом суставе. Наверху Сьюзан ждала возвращения коммандера, сидя на диване в Третьем узле словно парализованная. Она не могла понять, что задержало его так надолго. У ее ног лежало тело Хейла. Прошло еще несколько минут. Она пыталась не думать о Дэвиде, но безуспешно. С каждым завыванием сирены слова Хейла эхом отдавались в ее мозгу: Я сожалею о Дэвиде Беккере. Сьюзан казалось, что она сходит с ума.

Присяга, которую Чатрукьян принимал, поступая на службу в АНБ, стала непроизвольно прокручиваться в его голове. Он поклялся применять все свои знания, весь опыт, всю интуицию для защиты компьютеров агентства, стоивших не один миллион долларов. - Интуиция? - с вызовом проговорил. Не нужно интуиции, чтобы понять: никакая это не диагностика. Он решительно подошел к терминалу и запустил весь набор программ системных оценок ТРАНСТЕКСТА. - Твое сокровище в беде, коммандер, - пробормотал.  - Не веришь моей интуиции. Так я тебе докажу.

Купол из плексигласа имел ячеистую структуру - защитную паутину, способную выдержать взрыв силой в две мегатонны. Солнечные лучи, проходя сквозь этот экран, покрывали стены нежным кружевным узором. Крошечные частички пыли, пленницы мощной системы деионизации купола, простодушно устремлялись вверх широкой спиралью. Наклонные стены помещения, образуя вверху широкую арку, на уровне глаз были практически вертикальными. Затем они приобретали как бы полупрозрачность, завершаясь у пола непроницаемой чернотой - посверкивающей черной глазурью кафеля, отливавшей жутковатым сиянием, создававшим какое-то тревожное ощущение прозрачности пола. Черный лед. В центре помещения из пола торчала, подобно носу исполинской торпеды, верхняя часть машины, ради которой было возведено все здание. Ее черный лоснящийся верх поднимался на двадцать три фута, а сама она уходила далеко вниз, под пол.

Но технология не стоит на месте. Производители программного обеспечения исходят из того, что рано или поздно появятся компьютеры типа ТРАНСТЕКСТА. Технология развивается в геометрической профессии, и рано или поздно алгоритмы, которыми пользуется общество, перестанут быть надежными. Понадобятся лучшие алгоритмы, чтобы противостоять компьютерам завтрашнего дня. - Такова Цифровая крепость. - Конечно. Алгоритм, не подающийся грубой силе, никогда не устареет, какими бы мощными ни стали компьютеры, взламывающие шифры. Когда-нибудь он станет мировым стандартом. Сьюзан глубоко вздохнула. - Да поможет нам Бог, - прошептала .

В тот год аналогичное приглашение получили еще сорок кандидатов. Двадцативосьмилетняя Сьюзан оказалась среди них младшей и к тому же единственной женщиной. Визит вылился в сплошной пиар и бесчисленные интеллектуальные тесты при минимуме информации по существу дела. Через неделю Сьюзан и еще шестерых пригласили. Сьюзан заколебалась, но все же поехала. По приезде группу сразу же разделили. Все они подверглись проверке на полиграф-машине, иными словами - на детекторе лжи: были тщательно проверены их родственники, изучены особенности почерка, и с каждым провели множество собеседований на всевозможные темы, включая сексуальную ориентацию и соответствующие предпочтения. Когда интервьюер спросил у Сьюзан, не занималась ли она сексом с животными, она с трудом удержалась, чтобы не выбежать из кабинета, но, так или иначе, верх взяли любопытство, перспектива работы на самом острие теории кодирования, возможность попасть во Дворец головоломок и стать членом наиболее секретного клуба в мире - Агентства национальной безопасности.

Но Дэвид знал, что никогда ей этого не откроет. Секрет выражения без воска был ему слишком дорог. Он уходил корнями в давние времена. В эпоху Возрождения скульпторы, оставляя изъяны при обработке дорогого мрамора, заделывали их с помощью сеrа, то есть воска. Статуя без изъянов, которую не нужно было подправлять, называлась скульптурой sin cera, иными словами - без воска. С течением времени это выражение стало означать нечто честное, правдивое. Английское слово sincere, означающее все правдивое и искреннее, произошло от испанского sin сега - без воска. Этот его секрет в действительности не был никакой тайной, он просто подписывал свои письма словом Искренне.

659 Share

Zaino granata quiksilver

Джабба в отчаянии бросил взгляд на ВР. Последний щит начал рушиться. Техники сновали по комнате. Что-то подсказывало Сьюзан, что они близки к разгадке. - Мы можем это сделать! - сказала она, стараясь взять ситуацию под контроль.  - Из всех различий между ураном и плутонием наверняка есть такое, что выражается простым числом. Это наша главная цель. Простое число. Джабба посмотрел на таблицу, что стояла на мониторе, и всплеснул руками. - Здесь около сотни пунктов.

Танкадо посмотрел вверх, на свои пальцы, на кольцо, а затем, умоляюще, - на тучного господина. Это была предсмертная мольба. Энсей Танкадо незаметно кивнул, словно говоря:. И тут же весь обмяк. - Боже всемилостивый, - прошептал Джабба. Камера вдруг повернулась к укрытию Халохота. Убийцы там уже не. Подъехал полицейский на мотоцикле. Женщина, наклонившаяся над умирающим, очевидно, услышала полицейскую сирену: она нервно оглянулась и потянула тучного господина за рукав, как бы торопя. Оба поспешили уйти.

И все переформатирую. - Нет! - жестко парировал Стратмор.  - Не делай. Скорее всего Хейл держит там копию ключа. Она мне нужна. Сьюзан даже вздрогнула от неожиданности. - Вам нужен ключ. Я поняла так, что весь смысл в том, чтобы его уничтожить.

 Ты, часом, не шутишь? - Он был едва ли не на полметра выше этого панка и тяжелее килограммов на двадцать. - С чего это ты взял, что я шучу. Беккер промолчал. - Подними! - срывающимся голосом завопил панк. Беккер попробовал его обойти, но парень ему не позволил. - Я сказал тебе - подними. Одуревшие от наркотиков панки за соседними столиками начали поворачивать головы в их сторону, привлеченные перепалкой. - Не советую тебе так себя вести, парень, - тихо сказал Беккер. - Я тебя предупредил! - кипятился панк.  - Это мой столик.

Но система безопасности АНБ была лучшей в мире. Никому даже близко не удалось подойти к базе АНБ, и у агентства не было оснований полагать, что это когда-нибудь случится в будущем. Вернувшись в лабораторию, Чатрукьян никак не мог решить, должен ли он идти домой. Неисправность ТРАНСТЕКСТА угрожала и базе данных, а легкомыслие Стратмора не имело оправданий. Всем известно, что ТРАНСТЕКСТ и главная база данных АНБ тесно связаны между. Каждый новый шифр после его вскрытия переводится на безопасное хранение из шифровалки в главную базу данных АНБ по оптико-волоконному кабелю длиной 450 ярдов. В это святилище существует очень мало входов, и ТРАНСТЕКСТ - один из. Система Сквозь строй должна служить его верным часовым, а Стратмору вздумалось ее обойти.

Это был тот самый парень, за которым он гнался от автобусной остановки. Беккер мрачно оглядел море красно-бело-синих причесок. - Что у них с волосами? - превозмогая боль, спросил он, показывая рукой на остальных пассажиров.  - Они все… - Красно-бело-синие? - подсказал парень. Беккер кивнул, стараясь не смотреть на серебряную дужку в верхней губе парня. - Табу Иуда, - произнес тот как ни в чем не бывало. Беккер посмотрел на него с недоумением. Панк сплюнул в проход, явно раздраженный невежеством собеседника.

223 Share

Zaino granata quiksilver

Что у нас неверные данные. Джабба нахмурил свой несоразмерно выпуклый лоб. - В чем же тогда проблема. В отчет вкралась какая-то ошибка? - Мидж промолчала. Джабба почувствовал, что она медлит с ответом, и снова нахмурился.  - Ты так не считаешь. - Отчет безукоризненный. - Выходит, по-твоему, Стратмор лжет. - Не в этом дело, - дипломатично ответила Мидж, понимая, что ступает на зыбкую почву.

 Сьюзан, - в его голосе послышалась решимость, - я прошу тебя помочь мне найти ключ Хейла. - Что? - Сьюзан встала, глаза ее сверкали. Стратмор подавил желание встать с ней. Он многое знал об искусстве ведения переговоров: тот, кто обладает властью, должен спокойно сидеть и не вскакивать с места. Он надеялся, что она сядет. Но она этого не сделала. - Сьюзан, сядь. Она не обратила внимания на его просьбу.

 - Если он не знал, что мы его убиваем… Ничего не понятно. Слишком поздно. Мы упустили что-то очень важное. На экране ВР у входа толпились и множились хакеры, число их за последние минуты удвоилось. Теперь оно начало расти в геометрической прогрессии. Хакеры подобны гиенам: это одна большая семья, радостно возвещающая о любой возможности поживиться. Лиланд Фонтейн решил, что с него довольно этого зрелища. - Выключите, - приказал .

Сьюзан пронзила ужасная мысль. Этой своей мнимой перепиской Танкадо мог убедить Стратмора в чем угодно. Она вспомнила свою первую реакцию на рассказ Стратмора об алгоритме, не поддающемся взлому. Сьюзан была убеждена, что это невозможно. Угрожающий потенциал всей этой ситуации подавил. Какие вообще у них есть доказательства, что Танкадо действительно создал Цифровую крепость. Только его собственные утверждения в электронных посланиях. И конечно… ТРАНСТЕКСТ. Компьютер висел уже почти двадцать часов. Она, разумеется, знала, что были и другие программы, над которыми он работал так долго, программы, создать которые было куда легче, чем нераскрываемый алгоритм.

Вот мои условия. Ты даешь мне ключ. Если Стратмор обошел фильтры, я вызываю службу безопасности. Если я ошиблась, то немедленно ухожу, а ты можешь хоть с головы до ног обмазать вареньем свою Кармен Хуэрту.  - Мидж зло посмотрела на него и протянула руку.  - Давай ключ. Я жду. Бринкерхофф застонал, сожалея, что попросил ее проверить отчет шифровалки. Он опустил глаза и посмотрел на ее протянутую руку. - Речь идет о засекреченной информации, хранящейся в личном помещении директора.

Сьюзан глубоко вздохнула. - Да поможет нам Бог, - прошептала.  - Мы можем принять участие в аукционе. Стратмор покачал головой: - Танкадо дал нам шанс. Это совершенно ясно. Тем не менее риск велик: если нас обнаружат, это, в сущности, будет означать, что он своим алгоритмом нас напугал. Нам придется публично признать не только то, что мы имеем ТРАНСТЕКСТ, но и то, что Цифровая крепость неприступна. - Каким временем мы располагаем. Стратмор нахмурился: - Танкадо намерен назвать победителя аукциона завтра в полдень. Сьюзан почувствовала, что у нее сводит желудок.

298 Share

Zaino granata quiksilver

А как же любовь. Он слишком долго обделял. И ради. Чтобы увидеть, как какой-то молодой профессор украл его мечту. Стратмор холил и лелеял Сьюзан, оберегал. Он заслужил. И теперь наконец ее получит. Сьюзан будет искать защиту у него, поскольку ей негде больше будет ее найти.

Мне кажется, я должен вам сказать… что это не случайный набор букв. Все на подиуме воскликнули: - Что. В голосе Беккера слышались извиняющиеся нотки: - Простите, но это определенно осмысленные слова. Они выгравированы очень близко одно к другому и на первый взгляд кажутся произвольным набором букв, но если присмотреться повнимательнее, то… становится ясно, что надпись сделана по-латыни. - Вы что, морочите нам голову? - взорвался Джабба. Беккер покачал головой: - Отнюдь. Тут написано - Quis custodiet ipsos custodes. Это можно примерно перевести как… - Кто будет охранять охранников! - закончила за него Сьюзан.

Беккер почувствовал, что у него подкашиваются ноги. Этого не может. Росио игриво улыбнулась и кивнула на немца. - El queria que lo guardara. Он хотел его оставить, но я сказала. Во мне течет цыганская кровь, мы, цыганки, не только рыжеволосые, но еще и очень суеверные. Кольцо, которое отдает умирающий, - дурная примета. - Вы знаете эту девушку? - Беккер приступил к допросу. Брови Росио выгнулись. - О.

Пять человек. Четверо. Всего трое. Халохот стиснул револьвер в руке, не вынимая из кармана. Он будет стрелять с бедра, направляя дуло вверх, в спину Беккера. Пуля пробьет либо позвоночник, либо легкие, а затем сердце. Если даже он не попадет в сердце, Беккер будет убит: разрыв легкого смертелен. Его, пожалуй, могли бы спасти в стране с высокоразвитой медициной, но в Испании у него нет никаких шансов. Два человека…. И вот Халохот уже за спиной жертвы.

Но как только шифр будет взломан… - Коммандер, а не лучше ли будет… - Мне нужен ключ! - отрезал. Сьюзан должна была признать, что, услышав о Цифровой крепости, она как ученый испытала определенный интерес, желание установить, как Танкадо удалось создать такую программу. Само ее существование противоречило основным правилам криптографии. Она посмотрела на шефа. - Вы уничтожите этот алгоритм сразу же после того, как мы с ним познакомимся. - Конечно. Так, чтобы не осталось и следа. Сьюзан нахмурилась.

 - Вон. Беккер совсем забыл о кольце, об Агентстве национальной безопасности, обо всем остальном, проникшись жалостью к девушке. Наверное, родители отправили ее сюда по какой-то школьной образовательной программе, снабдив кредитной карточкой Виза, а все кончилось тем, что она посреди ночи вкалывает себе в туалете наркотик. - Вы себя хорошо чувствуете? - спросил он, пятясь к двери. - Нормально, - высокомерно бросила.  - А тебе здесь делать нечего. Беккер повернулся, печально посмотрев в последний раз на ее руку. Ты ничего не можешь с этим поделать, Дэвид.

862 Share

Zaino granata quiksilver

Ей стало плохо, когда она представила себе подобное развитие событий. Танкадо передает ключ победителю аукциона, и получившая его компания вскрывает Цифровую крепость. Затем она, наверное, вмонтирует алгоритм в защищенный чип, и через пять лет все компьютеры будут выпускаться с предустановленным чипом Цифровой крепости. Никакой коммерческий производитель и мечтать не мог о создании шифровального чипа, потому что нормальные алгоритмы такого рода со временем устаревают. Но Цифровая крепость никогда не устареет: благодаря функции меняющегося открытого текста она выдержит людскую атаку и не выдаст ключа. Новый стандарт шифрования. Отныне и навсегда. Шифры, которые невозможно взломать. Банкиры, брокеры, террористы, шпионы - один мир, один алгоритм.

Консьерж бросил внимательный взгляд в его спину, взял конверт со стойки и повернулся к полке с номерными ячейками. Когда он клал конверт в одну из ячеек, Беккер повернулся, чтобы задать последний вопрос: - Как мне вызвать такси. Консьерж повернул голову и. Но Беккер не слушал, что тот. Он рассчитал все. Рука консьержа только что покинула ячейку под номером 301. Беккер поблагодарил его и быстро зашагал, ища глазами лифт. Туда и обратно, - повторил он мысленно. ГЛАВА 31 Сьюзан вернулась в Третий узел. После разговора со Стратмором она начала беспокоиться о безопасности Дэвида, а ее воображение рисовало страшные картины.

Никогда еще государственные секреты США не были так хорошо защищены. В этой недоступной для посторонних базе данных хранились чертежи ультрасовременного оружия, списки подлежащих охране свидетелей, данные полевых агентов, подробные предложения по разработке тайных операций. Перечень этой бесценной информации был нескончаем. Всяческие вторжения, способные повредить американской разведке, абсолютно исключались. Конечно, офицеры АНБ прекрасно понимали, что вся информация имеет смысл только в том случае, если она используется тем, кто испытывает в ней необходимость по роду работы. Главное достижение заключалось не в том, что секретная информация стала недоступной для широкой публики, а в том, что к ней имели доступ определенные люди. Каждой единице информации присваивался уровень секретности, и, в зависимости от этого уровня, она использовалась правительственными чиновниками по профилю их деятельности. Командир подводной лодки мог получить последние спутниковые фотографии российских портов, но не имел доступа к планам действий подразделений по борьбе с распространением наркотиков в Южной Америке. Эксперты ЦРУ могли ознакомиться со всеми данными об известных убийцах, но не с кодами запуска ракет с ядерным оружием, которые оставались доступны лишь для президента.

 - Слово элемент имеет несколько значений. - Какие же, мистер Беккер? - спросил Фонтейн. Все остальные встретили слова Беккера недоуменным молчанием. - Элементы! - повторил Беккер.  - Периодическая таблица. Химические элементы. Видел ли кто-нибудь из вас фильм Толстый и тонкий о Манхэттенском проекте. Примененные атомные бомбы были неодинаковы. В них использовалось разное топливо - разные элементы.

ГЛАВА 81 С мутными слезящимися глазами Беккер стоял возле телефонной будки в зале аэровокзала. Несмотря на непрекращающееся жжение и тошноту, он пришел в хорошее расположение духа. Все закончилось. Действительно закончилось. Теперь можно возвращаться домой. Кольцо на пальце и есть тот Грааль, который он искал. Беккер поднял руку к свету и вгляделся в выгравированные на золоте знаки. Его взгляд не фокусировался, и он не мог прочитать надпись, но, похоже, она сделана по-английски. Первая буква вроде бы О, или Q, или ноль: глаза у него так болели. что он не мог разобрать, но все-таки кое-как прочитал первые буквы, В них не было никакого смысла.

Веревка даже не была как следует натянута. Халохот быстро осмотрел стодвадцатиметровую башню и сразу же решил, что прятаться здесь просто смешно. Наверняка Беккер не настолько глуп. Единственная спиральная лестница упиралась в каменную камеру квадратной формы, в стенах были проделаны узкие прорези для обозрения, но, разумеется, никакого выхода он не. Дэвид Беккер поднялся на последнюю крутую ступеньку и, едва держась на ногах, шагнул в крошечную каменную клетку. Со всех сторон его окружали высокие стены с узкими прорезями по всему периметру. Выхода. Судьба в это утро не была благосклонна к Беккеру. Выбегая из собора в маленький дворик, он зацепился пиджаком за дверь, и плотная ткань резко заставила его остановиться, не сразу разорвавшись.

555 Share

Zaino granata quiksilver

 Увы, - сказал Нуматака, которому уже наскучило играть, - мы оба знаем, что Танкадо этого так не оставит. Подумайте о юридических последствиях. Звонивший выдержал зловещую паузу. - А что, если мистер Танкадо перестанет быть фактором, который следует принимать во внимание. Нуматака чуть не расхохотался, но в голосе звонившего слышалась подозрительная решимость. - Если Танкадо перестанет быть фактором? - вслух размышлял Нуматака.  - Тогда мы с вами придем к соглашению. - Буду держать вас в курсе, - произнес голос, и вслед за этим в трубке раздались короткие гудки. ГЛАВА 14 Беккер впился глазами в труп. Даже через несколько часов после смерти лицо азиата отливало чуть розоватым загаром.

Algo? - настаивал бармен.  - Fino. Jerez. Откуда-то сверху накатывали приглушенные волны классической музыки. Бранденбургский концерт, - подумал Беккер.  - Номер четыре. Они со Сьюзан слушали этот концерт в прошлом году в университете в исполнении оркестра Академии Святого Мартина. Ему вдруг страшно захотелось увидеть ее - сейчас. Прохладный ветерок кондиционера напомнил ему о жаре на улице. Он представил себе, как бредет, обливаясь потом, по душным, пропитанным запахом наркотиков улицам Трианы, пытаясь разыскать девчонку-панка в майке с британским флагом на груди, и снова подумал о Сьюзан.

 - Но у меня такое впечатление, что мы совершенно случайно обнаружили и нейтрализовали Северную Дакоту.  - Он покачал головой, словно не веря такую удачу.  - Чертовское везение, если говорить честно.  - Он, казалось, все еще продолжал сомневаться в том, что Хейл оказался вовлечен в планы Танкадо.  - Я полагаю, Хейл держит этот пароль, глубоко запрятав его в компьютере, а дома, возможно, хранит копию. Так или иначе, он попал в западню. - Тогда почему бы не вызвать службу безопасности, которая могла бы его задержать. - Пока рано, - сказал Стратмор.

Если Дэвид и дальше задержится, придется послать ему на помощь кого-то из полевых агентов АНБ, а это было связано с риском, которого коммандер всеми силами хотел избежать. - Коммандер, - сказал Чатрукьян, - я уверен, что нам надо проверить… - Подождите минутку, - сказал Стратмор в трубку, извинившись перед собеседником. Он прикрыл микрофон телефона рукой и гневно посмотрел на своего молодого сотрудника.  - Мистер Чатрукьян, - буквально прорычал он, - дискуссия закончена. Вы должны немедленно покинуть шифровалку. Немедленно. Это приказ. Чатрукьян замер от неожиданности.

Получить ключ было необходимо, но Стратмор отлично понимал, что посылать глухого киллера в севильский морг было бы настоящим самоубийством. И тогда он стал искать иные возможности. Так начал обретать форму второй план. Стратмор вдруг увидел шанс выиграть на двух фронтах сразу, осуществить две мечты, а не одну. В шесть тридцать в то утро он позвонил Дэвиду Беккеру. ГЛАВА 97 Фонтейн стремительно вбежал в комнату для заседаний. Бринкерхофф и Мидж последовали за. - Смотрите! - сдавленным голосом сказала Мидж, махнув рукой в сторону окна. Фонтейн посмотрел на вспышки огней в куполе шифровалки. Глаза его расширились.

 Вам нужно знать только одно: он будет найден. - Откуда такая уверенность. - Не я один его ищу. Американская разведка тоже идет по следу. Они, вполне естественно, хотят предотвратить распространение Цифровой крепости, поэтому послали на поиски ключа человека по имени Дэвид Беккер. - Откуда вам это известно. - Это не имеет отношения к делу. Нуматака выдержал паузу. - А если мистер Беккер найдет ключ.

749 Share

Zaino granata quiksilver

Сьюзан сжала ее руку. - Давайте скорее. Попробуем порыскать. ГЛАВА 125 - Сколько у нас времени? - крикнул Джабба. Техники в задней части комнаты не откликнулись. Все их внимание было приковано к ВР. Последний щит угрожающе таял. Сьюзан и Соши занялись поисками во Всемирной паутине. - Лаборатория вне закона? - спросила Сьюзан.

 Он прав. Я читала об. В бомбах было разное топливо. В одной урановое, в другой плутониевое. Это два разных элемента. Люди на подиуме перешептывались. - Уран и плутоний! - воскликнул Джабба, и в его голосе впервые послышались нотки надежды.  - Нам нужно установить разницу между этими элементами.  - Он повернулся к бригаде своих помощников.

Мы служба сопровождения, нас нечего стесняться. Красивые девушки, спутницы для обеда и приемов и все такое прочее. Кто дал вам наш номер. Уверен, наш постоянный клиент. Мы можем обслужить вас по особому тарифу. - Ну… вообще-то никто не давал мне ваш номер специально.  - В голосе мужчины чувствовалось какая-то озабоченность.  - Я нашел его в паспорте и хочу разыскать владельца. Сердце Ролдана упало. Выходит, это не клиент.

 Сьюзан, ты же говорила с. Разве Дэвид тебе не объяснил. Она была слишком возбуждена, чтобы ответить. Испания. Так вот почему Дэвид отложил поездку в Стоун-Мэнор. - Сегодня утром я послал за ним машину. Он сказал, что позвонит тебе перед вылетом. Прости, я думал… - Зачем вы послали его в Испанию. Стратмор выдержал паузу и посмотрел ей прямо в .

Не дождавшись ответа, он вошел. Типичная для Испании туалетная комната: квадратная форма, белый кафель, с потолка свисает единственная лампочка. Как всегда, одна кабинка и один писсуар. Пользуются ли писсуаром в дамском туалете -неважно, главное, что сэкономили на лишней кабинке. Беккер с отвращением оглядел комнату. Грязь, в раковине мутная коричневатая вода. Повсюду разбросаны грязные бумажные полотенца, лужи воды на полу. Старая электрическая сушилка для рук захватана грязными пальцами.

Слишком уж удобная версия. Стратмор пожал плечами. - Слабое сердце… да к тому же еще испанская жара. Не забывай и о сильнейшем стрессе, связанном с попыткой шантажировать наше агентство… Сьюзан замолчала. Какими бы ни были обстоятельства, она почувствовала боль от потери талантливого коллеги-криптографа. Мрачный голос Стратмора вывел ее из задумчивости. - Единственный луч надежды во всей этой печальной истории - то, что Танкадо путешествовал. Есть шанс, что его партнер пока ничего не знает.

786 Share

Zaino granata quiksilver

Из носа у него пошла кровь. Хейл упал на колени, не опуская рук. - Ах ты, мерзавка! - крикнул он, скорчившись от боли. Сьюзан бросилась к двери, моля Бога, чтобы Стратмор в этот миг включил резервное энергоснабжение и дверь открылась. Увы, ее руки уперлись в холодное стекло. Хейл с перепачканным кровью лицом быстро приближался к. Его руки снова обхватили ее - одна сдавила левую грудь, другая - талию - и оторвали от двери. Сьюзан кричала и молотила руками в тщетной попытке высвободиться, а он все тащил ее, и пряжка его брючного ремня больно вдавливалась ей в спину.

Убийство. - Да. Убийство азиата сегодня утром. В парке. Это было убийство - Ermordung.  - Беккеру нравилось это немецкое слово, означающее убийство. От него так и веяло холодом. - Ermordung. Он… он был?.

Последний из трех миллионов процессоров размером с почтовую марку занял свое место, все программное обеспечение было установлено, и керамическая оболочка наглухо заделана. ТРАНСТЕКСТ появился на свет. Хотя создававшийся в обстановке повышенной секретности ТРАНСТЕКСТ стал плодом усилий многих умов и принцип его работы не был доступен ни одному человеку в отдельности, он, в сущности, был довольно прост: множество рук делают груз легким. Три миллиона процессоров работали параллельно - считая с неимоверной скоростью, перебирая все мыслимые комбинации символов. Надежда возлагалась на то, что шифры даже с самыми длинными ключами не устоят перед исключительной настойчивостью ТРАНСТЕКСТА. Этот многомиллиардный шедевр использовал преимущество параллельной обработки данных, а также некоторые секретные достижения в оценке открытого текста для определения возможных ключей и взламывания шифров. Его мощь основывалась не только на умопомрачительном количестве процессоров, но также и на достижениях квантового исчисления - зарождающейся технологии, позволяющей складировать информацию в квантово-механической форме, а не только в виде двоичных данных. Момент истины настал в одно ненастное октябрьское утро.

ГЛАВА 70 Дэвид Беккер почувствовал, что у него подкашиваются ноги. Он смотрел на девушку, понимая, что его поиски подошли к концу. Она вымыла голову и переоделась - быть может, считая, что так легче будет продать кольцо, - но в Нью-Йорк не улетела. Беккер с трудом сдерживал волнение. Его безумная поездка вот-вот закончится. Он посмотрел на ее пальцы, но не увидел никакого кольца и перевел взгляд на сумку. Вот где кольцо! - подумал.  - В сумке.

Вы можете сказать, откуда звонили? - Он проклинал себя за то, что не выяснил этого раньше. Телефонистка нервно проглотила слюну. - На этой машине нет автоматического определителя номера, сэр. Я позвоню в телефонную компанию. Я уверена, что они смогут сказать. Нуматака тоже был уверен, что компания это сделает. В эпоху цифровой связи понятие неприкосновенности частной жизни ушло в прошлое. Записывается .

Хейл побледнел. - Что это. - Стратмор только сделал вид, что звонил по телефону. Глаза Хейла расширились. Слова Сьюзан словно парализовали его, но через минуту он возобновил попытки высвободиться. - Он убьет. Я чувствую. Ведь я слишком много знаю. - Успокойся, Грег. Сирена продолжала завывать.

460 Share

Zaino granata quiksilver

На поиски вируса может уйти несколько дней. Придется проверить тысячи строк программы, чтобы обнаружить крохотную ошибку, - это все равно что найти единственную опечатку в толстенной энциклопедии. Сьюзан понимала, что ей ничего не остается, как запустить Следопыта повторно. На поиски вируса нужно время, которого нет ни у нее, ни у коммандера. Но, вглядываясь в строки программы и думая, какую ошибку она могла допустить, Сьюзан чувствовала, что тут что-то не. Она запускала Следопыта месяц назад, и никаких проблем не возникло. Могли сбой произойти внезапно, сам по. Размышляя об этом, Сьюзан вдруг вспомнила фразу, сказанную Стратмором: Я попытался запустить Следопыта самостоятельно, но информация, которую он выдал, оказалась бессмысленной. Сьюзан задумалась над этими словами.

 - Она безуспешно старалась говорить спокойно. Джабба нахмурился. - Мы это уже обсудили. Забыла. - Там проблема с электричеством. - Я не электрик. Позвони в технический отдел. - В куполе нет света. - У тебя галлюцинации.

Он так много лгал, он так виноват. Стратмор знал, что это единственный способ избежать ответственности… единственный способ избежать позора. Он закрыл глаза и нажал на спусковой крючок. Сьюзан услышала глухой хлопок, когда уже спустилась на несколько пролетов. Звук показался очень далеким, едва различимым в шуме генераторов. Она никогда раньше не слышала выстрелов, разве что по телевизору, но не сомневалась в том, что это был за звук. Сьюзан словно пронзило током. В панике она сразу же представила себе самое худшее.

Комната в отеле Альфонсо XIII. Тучный немец, помахавший у него под носом рукой и сказавший на ломаном английском: Проваливай и умри. - С вами все в порядке? - спросила девушка, заметив, что он переменился в лице. Беккер не мог оторвать глаз от ее руки. У него кружилась голова. Слова, которые он прочитал, были теми же, что произнес немец: ПРОВАЛИВАЙ И УМРИ. Девушка, заметно смутившись, посмотрела на свою руку. - Это нацарапал мой дружок… ужасно глупо, правда. Беккер не мог выдавить ни слова.

 Моя смена от семи до семи, - кивнула женщина. - Тогда вы наверняка ее видели. Это совсем молоденькая девушка. Лет пятнадцати-шестнадцати. Волосы… - Не успев договорить, он понял, что совершил ошибку. Кассирша сощурилась. - Вашей возлюбленной пятнадцать лет. - Нет! - почти крикнул Беккер.  - Я хотел сказать… - Чертовщина.

 Вот.  - Она едва заметно подмигнула.  - В этом все и. - Мидж… - Доброй ночи, Чед.  - Она направилась к двери. - Ты уходишь. - Ты же знаешь, что я бы осталась, - сказала она, задержавшись в дверях, - но у меня все же есть кое-какая гордость. Я просто не желаю играть вторую скрипку - тем более по отношению к подростку. - Моя жена вовсе не подросток, - возмутился Бринкерхофф.  - Она просто так себя ведет.

Zaino tutilo

About Tagrel

И все-таки он пошел в обход. Интересно, о чем он. У Бринкерхоффа подогнулись колени. Он не мог понять, почему Мидж всегда права.

Related Posts

551 Comments

Post A Comment