Zaino in lana e quercia

914 Share

Zaino in lana e quercia

 - На какие же параметры нацелен этот червь. На военную информацию. Тайные операции. Джабба покачал головой и бросил взгляд на Сьюзан, которая по-прежнему была где-то далеко, потом посмотрел в глаза директору. - Сэр, как вы знаете, всякий, кто хочет проникнуть в банк данных извне, должен пройти несколько уровней защиты. Фонтейн кивнул. Иерархия допуска в банк данных была тщательно регламентирована; лица с допуском могли войти через Интернет. В зависимости от уровня допуска они попадали в те отсеки банка данных, которые соответствовали сфере их деятельности. - Поскольку мы связаны с Интернетом, - объяснял Джабба, - хакеры, иностранные правительства и акулы Фонда электронных границ кружат вокруг банка данных двадцать четыре часа в сутки, пытаясь проникнуть внутрь. - Да, - сказал Фонтейн, - и двадцать четыре часа в сутки наши фильтры безопасности их туда не пускают.

Она была небольшой, приблизительно, наверное, метр на метр, но очень тяжелой. Когда люк открылся, Чатрукьян невольно отпрянул. Струя горячего воздуха, напоенного фреоном, ударила ему прямо в лицо. Клубы пара вырвались наружу, подкрашенные снизу в красный цвет контрольными лампами. Далекий гул генераторов теперь превратился в громкое урчание. Чатрукьян выпрямился и посмотрел. То, что он увидел, больше напоминало вход в преисподнюю, а не в служебное помещение. Узкая лестница спускалась к платформе, за которой тоже виднелись ступеньки, и все это было окутано красным туманом.

И в тот же миг ей открылась ужасающая правда: Грег Хейл вовсе не заперт внизу - он здесь, в Третьем узле. Он успел выскользнуть до того, как Стратмор захлопнул крышку люка, и ему хватило сил самому открыть двери. Сьюзан приходилось слышать, что сильный страх парализует тело, - теперь она в этом убедилась. Ее мозг мгновенно осознал происходящее, и она, вновь обретя способность двигаться, попятилась назад в темноте с одной только мыслью - бежать. И сразу же услышала треск. Хейл, сидя на плите и действуя вытянутыми ногами как тараном, сорвал решетчатую дверь с петель, ворвался в комнату и теперь приближался к ней большими прыжками. Сьюзан швырнула ему под ноги настольную лампу, но Хейл легко преодолел это препятствие. Он был уже совсем. Правой рукой, точно железной клешней, он обхватил ее за талию так сильно, что она вскрикнула от боли, а левой сдавил ей грудную клетку. Сьюзан едва дышала.

 - Стратмор сказал, что у них все в порядке. - Он солгал. Бринкерхофф не знал, что на это ответить. - Ты утверждаешь, что Стратмор намеренно запустил в ТРАНСТЕКСТ вирус. - Нет! - отрезала.  - Не думаю, что он знал, что имеет дело с вирусом. Я думаю, он был введен в заблуждение. Бринкерхофф молчал. Мидж Милкен явно чего-то не поняла. - Это многое объясняет, - настаивала .

Похоже, фреон не достиг нижней части корпуса. Коммандер отпустил Сьюзан и повернулся к своему детищу стоимостью два миллиарда долларов. Глаза его расширились от ужаса. - Нет! - Он схватился за голову.  - Нет. Шестиэтажная ракета содрогалась. Стратмор нетвердыми шагами двинулся к дрожащему корпусу и упал на колени, как грешник перед лицом рассерженного божества. Все предпринятые им меры оказались бесполезными. Где-то в самом низу шахты воспламенились процессоры.

За дверью. - Да, конечно… сэр.  - Сьюзан не знала, как. Бросила взгляд на монитор, потом посмотрела на Грега Хейла.  - Сейчас. Несколькими быстрыми нажатиями клавиш она вызвала программу, именуемую Экранный замок, которая давала возможность скрыть работу от посторонних глаз. Она была установлена на каждом терминале в Третьем узле. Поскольку компьютеры находились во включенном состоянии круглые сутки, замок позволял криптографам покидать рабочее место, зная, что никто не будет рыться в их файлах. Сьюзан ввела личный код из пяти знаков, и экран потемнел.

654 Share

Zaino in lana e quercia

Он тихонько толкнул дверь, и та отворилась. Беккер с трудом сдержал крик ужаса. Меган сидела на унитазе с закатившимися вверх глазами. В центре лба зияло пулевое отверстие, из которого сочилась кровь, заливая лицо. - О Боже! - воскликнул он в ужасе. - Esta muerta, - прокаркал за его спиной голос, который трудно было назвать человеческим.  - Она мертва. Беккер обернулся как во сне. - Senor Becker? - прозвучал жуткий голос.

 - Усталая улыбка промелькнула на его лице.  - И потом, я не. Рядом со мной Сьюзан Флетчер. В тот момент Сьюзан поняла, за что уважает Тревора Стратмора. Все эти десять лет, в штиль и в бурю, он вел ее за. Уверенно и неуклонно. Не сбиваясь с курса. Именно эта целеустремленность всегда изумляла, эта неколебимая верность принципам, стране, идеалам. Что бы ни случилось, коммандер Тревор Стратмор всегда будет надежным ориентиром в мире немыслимых решений. - Так ты со мной, Сьюзан? - спросил .

Вернулся лейтенант с маленькой коробкой в руке, и Беккер начал складывать в нее вещи. Лейтенант дотронулся до ноги покойного. - Quien es. Кто он. - Понятия не имею. - Похож на китайца. Японец, подумал Беккер. - Бедняга. Сердечный приступ.

Беккера не устраивала перспектива ждать десять часов, пока тучный немец со своей спутницей спустятся к завтраку. - Я понимаю, - сказал.  - Извините за беспокойство. Повернувшись, он направился через фойе к выходу, где находилось вишневое бюро, которое привлекло его внимание, когда он входил. На нем располагался щедрый набор фирменных открыток отеля, почтовая бумага, конверты и ручки. Беккер вложил в конверт чистый листок бумаги, надписал его всего одним словом: Росио - и вернулся к консьержу. - Извините, что я снова вас беспокою, - сказал он застенчиво.  - Я вел себя довольно глупо. Я хотел лично сказать Росио, какое удовольствие получил от общения с ней несколько дней. Но я уезжаю сегодня вечером.

 Северная Дакота, - прошептала она еле слышно.  - Посмотрим, кто ты. Сьюзан прочитала открывшееся сообщение, которое состояло из одной строчки, потом прочитала его еще. ПООБЕДАЕМ У АЛЬФРЕДА. В 8 ВЕЧЕРА. В другом конце комнаты Хейл еле слышно засмеялся. Сьюзан взглянула на адресную строку сообщения. FROM: CHALECRYPTO.

 Никто не слышал. Это было сделано тайно. - Мидж, - сказал Бринкерхофф, - Джабба просто помешан на безопасности ТРАНСТЕКСТА. Он ни за что не установил бы переключатель, позволяющий действовать в обход… - Стратмор заставил.  - Она не дала ему договорить. Бринкерхофф почти физически ощущал, как интенсивно работают клеточки ее мозга. - Помнишь, что случилось в прошлом году, когда Стратмор занимался антисемитской террористической группой в Калифорнии? - напомнила. Бринкерхофф кивнул. Это было одним из крупнейших достижений Стратмора.

670 Share

Zaino in lana e quercia

Прогремел выстрел. Пуля ударила в асфальт в нескольких метрах позади. Беккер оглянулся. Убийца целился, высунувшись из окна. Беккер вильнул в сторону, и тут же боковое зеркало превратилось в осколки. Он почувствовал, как этот удар передался на руль, и плотнее прижался к мотоциклу. Боже всевышний. Похоже, мне не уйти. Асфальт впереди становился светлее и ярче.

 У вас есть кое-что, что я должен получить. Эти слова оказались не самыми подходящими. Глаза немца сузились. - Ein Ring, - сказал Беккер.  - Du hast einen Ring. У вас есть кольцо. - Проваливайте! - зарычал немец и начал закрывать дверь. Беккер не раздумывая просунул ногу в щель и открыл дверь. Но сразу же об этом пожалел.

Это могло оказаться лучшей новостью за весь день. Смит потянулся к объективу камеры, чтобы направить его в глубь кузова. На экране промелькнула внутренняя часть мини-автобуса, и перед глазами присутствующих предстали два безжизненных тела у задней двери. Один из мужчин был крупного телосложения, в очках в тонкой металлической оправе с разбитыми стеклами. Второй - молодой темноволосый, в окровавленной рубашке. - Халохот - тот, что слева, - пояснил Смит. - Он мертв? - спросил директор. - Да, сэр. Фонтейн понимал, что сейчас не время для объяснении.

Это касалось и права людей хранить личные секреты, а ведь АНБ следит за всеми и каждым. Уничтожение банка данных АНБ - акт агрессии, на которую, была уверена Сьюзан, Танкадо никогда бы не пошел. Вой сирены вернул ее к действительности. Она смотрела на обмякшее тело коммандера и знала, о чем он думает. Рухнул не только его план пристроить черный ход к Цифровой крепости. В результате его легкомыслия АНБ оказалось на пороге крупнейшего в истории краха, краха в сфере национальной безопасности Соединенных Штатов. - Коммандер, вы ни в чем не виноваты! - воскликнула.  - Если бы Танкадо был жив, мы могли бы заключить с ним сделку, и у нас был бы выбор. Но Стратмор ее не слышал. Его жизнь окончена.

 Вы не знаете, кто он. - Какой-то турист. - Вы уверены. - Туризм - моя профессия! - отрезал Клушар.  - Я их сразу узнаю. Он гулял в парке с подружкой. Беккер понял, что с каждой минутой дело все больше запутывается. - С подружкой.

Сьюзан не верила ни единому его слову. Хейл подтянул ноги и немного приподнялся на корточках, желая переменить позу. Он открыл рот, чтобы что-то сказать, но сделать этого не успел. Когда Хейл перестал на нее давить, Сьюзан почувствовала, что ее онемевшие ноги ожили. Еще толком не отдавая себе отчета в своих действиях и повинуясь инстинкту, она резким движением согнула ноги и со всей силы ударила Хейла коленом в промежность, ощутив, как ее коленные чашечки впились в его мягкие незащищенные ткани. Хейл взвыл от боли, и все его тело сразу же обмякло. Он скатился набок, сжавшись в клубок, а Сьюзан, высвободившись из-под него, направилась к двери, отлично понимая, что у нее не хватит сил ее открыть. Но тут ее осенило. Она остановилась у края длинного стола кленового дерева, за которым они собирались для совещаний.

509 Share

Zaino in lana e quercia

Но, приближаясь к рубильнику, Стратмор понял, что ему необходимо преодолеть еще одно препятствие - тело Чатрукьяна на ребрах охлаждения генератора. Вырубить электропитание и снова его включить значило лишь вызвать повторное замыкание. Труп надо передвинуть. Стратмор медленно приближался к застывшему в гротескной лозе телу, не сводя с него глаз. Он схватил убитого за запястье; кожа была похожа на обгоревший пенопласт, тело полностью обезвожено. Коммандер зажмурился, сильнее сжал запястье и потянул. Труп сдвинулся на несколько сантиметров. Он потянул сильнее. Труп сдвинулся еще чуть-чуть. Тогда Стратмор напрягся и рванул тело изо всех сил.

Хотя Стратмор терпеть не мог выделять кого-нибудь из подчиненных, он с особым вниманием относился к своей единственной сотруднице. Когда его обвиняли в фаворитизме, он в ответ говорил чистую правду: Сьюзан Флетчер - один из самых способных новых сотрудников, которых он принял на работу. Это заявление не оставляло места обвинениям в сексуальном домогательстве, однако как-то один из старших криптографов по глупости решил проверить справедливость слов шефа. Однажды, в первый год своей работы в агентстве, Сьюзан заглянула в комнату новых криптографов за какими-то бумагами. Уже направляясь к двери, она увидела свое фото на доске объявлений и едва не лишилась чувств. На фотографии она была изображена наклонившейся над постелью, в одних трусиках. Как выяснилось, кто-то из криптографов сосканировал фотографию из порножурнала и приставил к телу головы модели голову Сьюзан. Получилось очень даже правдоподобно.

На мониторе появилось символическое изображение конверта - это значило, что пришло сообщение по электронной почте. Сьюзан бросила быстрый взгляд на Хейла, но тот был всецело поглощен своим компьютером. Затаив дыхание, Сьюзан дважды щелкнула по конверту. - Северная Дакота, - прошептала она еле слышно.  - Посмотрим, кто ты. Сьюзан прочитала открывшееся сообщение, которое состояло из одной строчки, потом прочитала его еще. ПООБЕДАЕМ У АЛЬФРЕДА. В 8 ВЕЧЕРА. В другом конце комнаты Хейл еле слышно засмеялся.

Он сам считает как фокусник. Она знала, что он перемножает цифры и намертво запоминает словари, не хуже ксерокса. - Таблица умножения, - сказал Беккер. При чем здесь таблица умножения? - подумала Сьюзан.  - Что он хочет этим сказать. - Четыре на шестнадцать, - повторил профессор. - Лично я проходил это в четвертом классе. Сьюзан вспомнила стандартную школьную таблицу.

Вы летали когда-нибудь на Лирджете-60. Беккер усмехнулся: - Давненько не летал. Со вчерашнего дня. ГЛАВА 128 Когда Сьюзан проснулась, солнце уже светило вовсю. Его нежные лучи проникали сквозь занавеску и падали на пуховую перину. Она потянулась к Дэвиду. Это ей снится. Трудно было даже пошевельнуться: события вчерашнего дня вычерпали все ее силы без остатка.

Если вам угодно использовать это вульгарное слово. - Но… офицер ничего не сказал о… - Разумеется. Я не сказал ему про спутницу.  - Взмахом руки Клушар величественно отверг вопрос Беккера.  - Они не преступницы - глупо было бы искать их, как обычных жуликов. Беккер все еще не мог прийти в себя от всего, что услышал. - Может, там был кто-нибудь. - Нет. Только мы трое.

823 Share

Zaino in lana e quercia

 Интуиция? - с вызовом проговорил. Не нужно интуиции, чтобы понять: никакая это не диагностика. Он решительно подошел к терминалу и запустил весь набор программ системных оценок ТРАНСТЕКСТА. - Твое сокровище в беде, коммандер, - пробормотал.  - Не веришь моей интуиции. Так я тебе докажу. ГЛАВА 20 Городская больница располагалась в здании бывшей начальной школы и нисколько не была похожа на больницу. Длинное одноэтажное здание с огромными окнами и ветхое крыло, прилепившееся сзади. Беккер поднялся по растрескавшимся ступенькам.

Подумала она удивленно и с облегчением и попыталась выскользнуть из-под. - Милый, - глухо прошептала.  - Позволь, я переберусь наверх.  - Но немец даже не шевельнулся. Росио изо всех сил уперлась руками в его массивные плечи. - Милый, я… я сейчас задохнусь! - Ей стало дурно. Все ее внутренности сдавило этой немыслимой тяжестью.  - Despiertate! - Ее пальцы инстинктивно вцепились ему в волосы. Просыпайся. И в этот момент Росио почувствовала под пальцами что-то теплое и липкое.

 Прости меня, - умолял. Сьюзан пыталась отстраниться, но он не отпускал. ТРАНСТЕКСТ задрожал, как ракета перед стартом. Шифровалка содрогалась. Стратмор сжимал ее все сильнее. - Останься со мной, Сьюзан. Ты нужна. Яростная волна гнева захлестнула. Она снова услышала голос Дэвида: Я люблю. Беги.

 - Хейл сильнее сжал горло Сьюзан.  - Если лифт обесточен, я отключу ТРАНСТЕКСТ и восстановлю подачу тока в лифт. - У дверцы лифта есть код, - злорадно сказала Сьюзан. - Ну и проблема! - засмеялся Хейл.  - Думаю, коммандер мне его откроет. Разве не так, коммандер. - Ни в коем случае! - отрезал Стратмор. Хейл вскипел: - Послушайте меня, старина. Вы отпускаете меня и Сьюзан на вашем лифте, мы уезжаем, и через несколько часов я ее отпускаю. Стратмор понял, что ставки повышаются.

У нас нет времени, чтобы… - Никакая служба здесь не появится, Сьюзан. У нас столько времени, сколько. Сьюзан отказывалась понимать. Не появится. - Но вы же позвонили… Стратмор позволил себе наконец засмеяться. - Трюк, старый как мир. Никуда я не звонил. ГЛАВА 83 Беккеровская веспа, без сомнения, была самым миниатюрным транспортным средством, когда-либо передвигавшимся по шоссе, ведущему в севильский аэропорт. Наибольшая скорость, которую она развивала, достигала 50 миль в час, причем делала это со страшным воем, напоминая скорее циркулярную пилу, а не мотоцикл, и, увы, ей не хватало слишком много лошадиных сил, чтобы взмыть в воздух.

Я срочно уезжаю. Вернусь завтра. И уже утром мы сможем поехать. В нашем распоряжении будет целых два дня. - Но я уже забронировала номер, обиженно сказала Сьюзан.  - Нашу старую комнату в Стоун-Мэнор. - Я понимаю, но… - Сегодня у нас особый день - мы собирались отметить шесть месяцев. Надеюсь, ты помнишь, что мы помолвлены. - Сьюзан - вздохнул он - Я не могу сейчас об этом говорить, внизу ждет машина. Я позвоню и все объясню.

588 Share

Zaino in lana e quercia

Если Стратмор обошел фильтры вручную, данный факт будет отражен в распечатке. - Какое отношение это имеет к директорскому кабинету. Мидж повернулась на вращающемся стуле. - Такой список выдает только принтер Фонтейна. Ты это отлично знаешь. - Но такие сведения секретны. - У нас чрезвычайная ситуация, и мне нужен этот список. Бринкерхофф положил руки ей на плечи.

Мужчина рядом нахмурился. - Turista, - усмехнулся. И прошептал чуть насмешливо: - Llamo un medico. Вызвать доктора. Беккер поднял глаза на усыпанное родинками старческое лицо. - No, gracias. Estoy bien. Человек смерил его сердитым взглядом: - Pues sientate.

 Отключить. Черт побери, немедленно отключить. Мидж появилась в дверях со свежей распечаткой в руке. - Директор, Стратмору не удается отключить ТРАНСТЕКСТ. - Что?! - хором вскричали Бринкерхофф и Фонтейн. - Он пытался, сэр! - Мидж помахала листком бумаги.  - Уже четыре раза. ТРАНСТЕКСТ заклинило. Фонтейн повернулся к окну. - Господи Исусе.

 - Мидж полистала страницы.  - Ни вчера, ни. Бринкерхофф пожал плечами: - Быть может, ребята заняты сложной диагностикой. Мидж покачала головой: - Настолько сложной, что она длится уже восемнадцать часов? - Она выдержала паузу.  - Маловероятно. Помимо всего прочего, в списке очередности указано, что это посторонний файл. Надо звонить Стратмору. - Домой? - ужаснулся Бринкерхофф.

 Это невозможно, - раздраженно ответила женщина.  - Мы очень заняты. Беккер старался говорить как можно официальнее: - Дело весьма срочное. Этот человек сломал запястье, у него травма головы. Он был принят сегодня утром. Его карточка должна лежать где-то сверху. Беккер еще больше усилил акцент, но так, чтобы собеседница могла понять, что ему нужно, и говорил слегка сбивчиво, подчеркивая свою крайнюю озабоченность. Люди часто нарушают правила, когда сталкиваются с подобной настойчивостью.

 А как же Сьюзан? - Хейл запнулся.  - Если вы позвоните, она умрет. Стратмора это не поколебало. - Я готов рискнуть. - Чепуха. Вы жаждете обладать ею еще сильнее, чем Цифровой крепостью. Я вас знаю. На такой риск вы не пойдете. Сьюзан было запротестовала, но Стратмор не дал ей говорить.

875 Share

Zaino in lana e quercia

Сьюзан стало дурно оттого, что она увидела. Танкадо прижал изуродованную руку к груди с выражением недоумения и ужаса на лице. - Вы можете заметить, - продолжал Смит, - что взгляд его устремлен. Он ни разу не посмотрел по сторонам. - Это так важно? - полувопросительно произнес Джабба. - Очень важно, - сказал Смит.  - Если бы Танкадо подозревал некий подвох, он инстинктивно стал бы искать глазами убийцу. Как вы можете убедиться, этого не произошло. На экране Танкадо рухнул на колени, по-прежнему прижимая руку к груди и так ни разу и не подняв глаз. Он был совсем один и умирал естественной смертью.

 Но, директор, ведь это… - Риск, - прервал его Фонтейн.  - Однако мы можем выиграть.  - Он взял у Джаббы мобильный телефон и нажал несколько кнопок.  - Мидж, - сказал.  - Говорит Лиланд Фонтейн. Слушайте меня внимательно… ГЛАВА 112 - Надеюсь, вы знаете, что делаете, директор, - холодно сказал Джабба.  - Мы упускаем последнюю возможность вырубить питание. Фонтейн промолчал. И словно по волшебству в этот момент открылась дверь, и в комнату оперативного управления, запыхавшись, вбежала Мидж. Поднявшись на подиум, она крикнула: - Директор.

 - Джабба засопел и сделал изрядный глоток.  - Если бы в игрушке Стратмора завелся вирус, он бы сразу мне позвонил. Стратмор человек умный, но о вирусах понятия не имеет. У него в голове ничего, кроме ТРАНСТЕКСТА. При первых же признаках беды он тут же поднял бы тревогу - а в этих стенах сие означает, что он позвонил бы.  - Джабба сунул в рот кусочек сыра моцарелла.  - Кроме всего прочего, вирус просто не может проникнуть в ТРАНСТЕКСТ. Сквозь строй - лучший антивирусный фильтр из всех, что я придумал.

Девушка обвила его руками. - Это лето было такое ужасное, - говорила она, чуть не плача.  - Я вам так признательна. Я так хочу выбраться отсюда. Беккер легонько обнял. Девушка высвободилась из его рук, и тут он снова увидел ее локоть. Она проследила за его взглядом, прикованным к синеватой сыпи. - Ужас, правда. Беккер кивнул.

Полагаю, вы получили обе копии ключа. - Вышла небольшая заминка, - сказал американец. - Это невозможно! - рявкнул Нуматака.  - Вы обещали, что они будут у меня сегодня до конца дня. - Произошло нечто непредвиденное. - Танкадо мертв. - Да, - сказал голос.  - Мой человек ликвидировал его, но не получил ключ.

Оставался последний номер. Конец веревочки. Он набрал номер. - Escortes Belen, - ответил мужчина. И снова Беккер изложил свою проблему: - Si, si, senor. Меня зовут сеньор Ролдан. Буду рад вам помочь. У нас две рыжеволосые. Обе хорошенькие. Сердце Беккера подпрыгнуло.

738 Share

Zaino in lana e quercia

 Что. Этого не может. Он заперт внизу. - Нет. Он вырвался оттуда. Нужно немедленно вызвать службу безопасности. Я выключаю ТРАНСТЕКСТ! - Она потянулась к клавиатуре. - Не смей прикасаться! - Стратмор рванулся к терминалу и отдернул ее руку. Обескураженная, Сьюзан подалась. Она смотрела на коммандера и второй раз за этот день не могла его узнать.

Хейл решил выйти подышать воздухом, за что она была ему безмерно благодарна. Однако одиночество не принесло ей успокоения. В голове у Сьюзан беспрестанно крутилась мысль о контактах Танкадо с Хейлом. Кто будет охранять охранников. - подумала. Quis custodiet ipsos custodes. Эти слова буквально преследовали. Она попыталась выбросить их из головы. Мысли ее вернулись к Дэвиду. Сьюзен надеялась, что с ним все в порядке.

Немедленно. Соши побежала к своему терминалу. Джабба нередко прибегал к ВР, что в компьютерных кругах означало виртуальная реальность, но в АНБ это сокращение имело несколько иной смысл - визуальная репрезентация. В мире технических служащих и политиков, имеющих чрезвычайно разные уровни понимания, визуальная репрезентация нередко была единственным способом что-либо доказать: взмывающая вверх кривая производит куда более сильное впечатление, чем целые тома рассуждений. Джабба понимал, что ВР текущего кризиса со всей наглядностью объяснит то, что он хотел сказать. - ВР! - крикнула Соши, усаживаясь за компьютер в задней части комнаты. На стене ожила связанная с компьютером диаграмма. Сьюзан рассеянно подняла на нее глаза, безучастная к царившему вокруг нее безумию. Все в комнате дружно повернули головы.

Если Танкадо убьют, этот человек опубликует пароль. - Его партнер опубликует ключ? - недоуменно переспросила Сьюзан. Стратмор кивнул: - Он разместит его в Интернете, напечатает в газетах, на рекламных щитах. Короче, он отдаст ключ публике. Глаза Сьюзан расширились. - Предоставит для бесплатного скачивания. - Именно. Танкадо рассудил, что, если он погибнет, деньги ему не понадобятся, - так почему бы не вручить миру маленький прощальный подарок.

Он ездил на белом лотосе с люком на крыше и звуковой системой с мощными динамиками. Кроме того, он был фанатом всевозможных прибамбасов, и его автомобиль стал своего рода витриной: он установил в нем компьютерную систему глобального позиционирования, замки, приводящиеся в действие голосом, пятиконечный подавитель радаров и сотовый телефонфакс, благодаря которому всегда мог принимать сообщения на автоответчик. На номерном знаке авто была надпись МЕГАБАЙТ в обрамлении сиреневой неоновой трубки. Ранняя юность Грега Хейла не была омрачена криминальными историями, поскольку он провел ее в Корпусе морской пехоты США, где и познакомился с компьютером. Он стал лучшим программистом корпуса, и перед ним замаячила перспектива отличной военной карьеры. Но за два дня до окончания третьего боевого дежурства в его будущем произошел резкий зигзаг. В пьяной драке Хейл случайно убил сослуживца. Корейское искусство самозащиты, тхеквондо, оказалось в большей мере смертоносным, нежели оборонительным. Военной службе пришел конец. Отсидев некоторое время в тюрьме, Хейл занялся поисками места программиста в частных компаниях.

Он ощупал пальцы жертвы, но не обнаружил никакого кольца. Еще. На пальцах ничего. Резким движением Халохот развернул безжизненное тело и вскрикнул от ужаса. Перед ним был не Дэвид Беккер. Рафаэль де ла Маза, банкир из пригорода Севильи, скончался почти мгновенно. Рука его все еще сжимала пачку банкнот, пятьдесят тысяч песет, которые какой-то сумасшедший американец заплатил ему за дешевый черный пиджак. ГЛАВА 94 Мидж Милкен в крайнем раздражении стояла возле бачка с охлажденной водой у входа в комнату заседаний. Что, черт возьми, делает Фонтейн? - Смяв в кулаке бумажный стаканчик, она с силой швырнула его в бачок для мусора.  - В шифровалке творится нечто непонятное.

811 Share

Zaino in lana e quercia

Мой друг испугался. Он хоть и крупный, но слабак.  - Она кокетливо улыбнулась Беккеру.  - Не волнуйтесь, он ни слова не понимает по-испански. Беккер нахмурился. Он вспомнил кровоподтеки на груди Танкадо. - Искусственное дыхание делали санитары. - Понятия не имею.

Клушар приложил руку ко лбу. Очевидно, волнение отняло у него все силы. Его лицо залила мертвенная бледность. Беккер предпринял последнюю попытку: - Мистер Клушар, я хотел бы получить показания этого немца и его спутницы. Вы не скажете, где они могли остановиться. Клушар закрыл глаза, силы покинули. Он едва дышал. - Хоть что-нибудь, - настаивал Беккер.

Если он примет на работу калеку, его компания потеряет лицо. Он выкинул его автобиографию в мусорную корзину, даже не прочитав. Нуматака в очередной раз посмотрел на часы. Американец по кличке Северная Дакота должен был бы уже позвонить. Нуматака начал слегка нервничать. Он очень надеялся, что ничего не сорвалось. Если ключ так хорош, как о нем говорят, он взломает самый совершенный продукт компьютерной эры - абсолютно стойкий алгоритм цифрового кодирования. Нуматака введет этот алгоритм в чипы VSLI со специальным покрытием и выбросит их на массовый рынок, где их будут покупать производители компьютеров, правительства, промышленные компания. А может быть, он даже запустит их на черный рынок… рынок международного терроризма. Нуматака улыбнулся.

 Я должен был вам рассказать… но думал, что тот тип просто псих. - Какой тип? - Беккер хмуро взглянул на полицейского. - Тот, что вызвал скорую. Он болтал что-то на ужаснейшем испанском, который мне только доводилось слышать. - Он сказал, что на руке у мистера Танкадо было кольцо. Офицер кивнул, достал из пачки Дукадо сигарету, посмотрел на плакат с надписью No fumar - Не курить - и все же закурил. - Наверное, я должен был обратить на это внимание, но тот тип показался мне настоящим психом. Беккер нахмурился.

 Роса? - Беккер сжал руку Клушара. Старик застонал. - Он называл ее… - Речь его стала невнятной и едва слышной. Медсестра была уже совсем близко и что-то кричала Беккеру по-испански, но он ничего не слышал. Его глаза не отрывались от губ Клушара. Он еще раз сжал его руку, но тут наконец подбежала медсестра. Она вцепилась Беккеру в плечо, заставив его подняться - как раз в тот момент, когда губы старика шевельнулись. Единственное сорвавшееся с них слово фактически не было произнесено. Оно напоминало беззвучный выдох-далекое чувственное воспоминание. - Капля Росы… Крик медсестры гнал его прочь.

 Шифры, - задумчиво сказал Беккер - Откуда ты знаешь, с чего начинать. То есть… как ты их вскрываешь. Сьюзан улыбнулась: - Уж ты-то мог бы это понять. Это все равно что изучать иностранный язык. Сначала текст воспринимается как полная бессмыслица, но по мере постижения законов построения его структуры начинает появляться смысл. Беккер понимающе кивнул, но ему хотелось знать. Используя вместо классной доски салфетки ресторана Мерлутти или концертные программы, Сьюзан дала этому популярному и очень привлекательному преподавателю первые уроки криптографии. Она начала с совершенного квадрата Юлия Цезаря. Цезарь, объясняла она, был первым в истории человеком, использовавшим шифр.

791 Share

Zaino in lana e quercia

Это его первый выстрел в публичном месте. Смит был прав. Между деревьев в левой части кадра что-то сверкнуло, и в то же мгновение Танкадо схватился за грудь и потерял равновесие. Камера, подрагивая, словно наехала на него, и кадр не сразу оказался в фокусе. А Смит тем временем безучастно продолжал свои комментарии: - Как вы видите, у Танкадо случился мгновенный сердечный приступ. Сьюзан стало дурно оттого, что она увидела. Танкадо прижал изуродованную руку к груди с выражением недоумения и ужаса на лице. - Вы можете заметить, - продолжал Смит, - что взгляд его устремлен. Он ни разу не посмотрел по сторонам. - Это так важно? - полувопросительно произнес Джабба.

JR4Gl) В конце концов один из них объяснил Беккеру то, что тот уже и сам понял. Эта абракадабра представляла собой зашифрованный текст: за группами букв и цифр прятались слова. Задача дешифровщиков состояла в том, чтобы, изучив его, получить оригинальный, или так называемый открытый, текст. АНБ пригласило Беккера, потому что имелось подозрение, что оригинал был написан на мандаринском диалекте китайского языка, и ему предстояло переводить иероглифы по мере их дешифровки. В течение двух часов Беккер переводил бесконечный поток китайских иероглифов. Но каждый раз, когда он предлагал перевод, дешифровщики в отчаянии качали головами. Очевидно, получалась бессмыслица. Желая помочь, Беккер обратил их внимание на то, что все показанные ему иероглифы объединяет нечто общее - они одновременно являются и иероглифами кандзи. В комнате тут же стало тихо.

Фойе оказалось помещением с изысканной отделкой и элегантной обстановкой. Испанский Золотой век давным-давно миновал, но какое-то время в середине 1600-х годов этот небольшой народ был властелином мира. Комната служила гордым напоминанием о тех временах: доспехи, гравюры на военные сюжеты и золотые слитки из Нового Света за стеклом. За конторкой с надписью КОНСЬЕРЖ сидел вежливый подтянутый мужчина, улыбающийся так приветливо, словно всю жизнь ждал минуты, когда сможет оказать любезность посетителю. - En que puedo servile, senor. Чем могу служить, сеньор? - Он говорил нарочито шепеляво, а глаза его внимательно осматривали лицо и фигуру Беккера. Беккер ответил по-испански: - Мне нужно поговорить с Мануэлем. Загорелое лицо консьержа расплылось еще шире.

Объектив, скользнув по огромной площади, показал полукруглый вход в севильский парк Аюнтамьенто. На переднем плане возникли деревья. Парк был пуст. - Фильтр Х-одиннадцать уничтожен, - сообщил техник.  - У этого парня зверский аппетит. Смит начал говорить. Его комментарий отличался бесстрастностью опытного полевого агента: - Эта съемка сделана из мини-автобуса, припаркованного в пятидесяти метрах от места убийства. Танкадо приближается справа, Халохот - между деревьев слева. - У нас почти не осталось времени, - сказал Фонтейн.  - Давайте ближе к сути дела.

Держитесь. Скоростной карт фирмы Кенсингтон повернул за угол и остановился. Сзади, перпендикулярно туннелю, начинался коридор, едва освещаемый красными лампочками, вмонтированными в пол. - Пойдемте, - позвал Бринкерхофф, помогая Сьюзан вылезти. Она шла следом за ним точно в тумане. Коридор, выложенный кафельными плитками, довольно круто спускался вниз, и Сьюзан держалась за перила, стараясь не отставать. Воздух в помещении становился все прохладнее. Чем глубже под землю уходил коридор, тем уже он становился. Откуда-то сзади до них долетело эхо чьих-то громких, решительных шагов.

Но Хейл продолжал приближаться. Когда он был уже почти рядом, Сьюзан поняла, что должна действовать. Хейл находился всего в метре от нее, когда она встала и преградила ему дорогу. Его массивная фигура буквально нависла над ней, запах одеколона ударил в ноздри. - Я сказала.  - Она смотрела ему прямо в. Хейл наклонил голову набок, явно заинтригованный такой скрытностью. И, как бы желая обратить все в игру, сделал еще один шаг. Но он не был готов к тому, что произошло в следующее мгновение. Сохраняя ледяное спокойствие, Сьюзан ткнула указательным пальцем в твердокаменную грудь Хейла и заставила его остановиться.

966 Share

Zaino in lana e quercia

Светлый силуэт двигался по центральному проходу среди моря черных одежд. Он не должен знать, что я.  - Халохот улыбнулся.  - Может считать себя покойником. И он задвигал крошечными металлическими контактами на кончиках пальцев, стремясь как можно быстрее сообщить американским заказчикам хорошую новость. Скоро, подумал он, совсем. Как хищник, идущий по следам жертвы, Халохот отступил в заднюю часть собора, а оттуда пошел на сближение - прямо по центральному проходу. Ему не было нужды выискивать Беккера в толпе, выходящей из церкви: жертва в ловушке, все сложилось на редкость удачно.

На мониторе появилось символическое изображение конверта - это значило, что пришло сообщение по электронной почте. Сьюзан бросила быстрый взгляд на Хейла, но тот был всецело поглощен своим компьютером. Затаив дыхание, Сьюзан дважды щелкнула по конверту. - Северная Дакота, - прошептала она еле слышно.  - Посмотрим, кто ты. Сьюзан прочитала открывшееся сообщение, которое состояло из одной строчки, потом прочитала его еще. ПООБЕДАЕМ У АЛЬФРЕДА. В 8 ВЕЧЕРА.

Монокль явился провозвестником новой эры персональных компьютеров: благодаря ему пользователь имел возможность просматривать поступающую информацию и одновременно контактировать с окружающим миром. Кардинальное отличие Монокля заключалось не в его миниатюрном дисплее, а в системе ввода информации. Пользователь вводил информацию с помощью крошечных контактов, закрепленных на пальцах. Контакты соединялись в определенной последовательности, которую компьютер затем расшифровывал и переводил на нормальный английский. Киллер щелкнул миниатюрным тумблером, и очки превратились в дисплей. Опустив руки, он незаметными быстрыми движениями соединял кончики пальцев. Перед его глазами появилось сообщение, которое он должен был отправить. ТЕМА СООБЩЕНИЯ: П.

 Даю вам последний шанс, приятель. Где ваш пистолет. Мысли Стратмора судорожно метались в поисках решения. Всегда есть какой-то выход. Наконец он заговорил - спокойно, тихо и даже печально: - Нет, Грег, извини. Я не могу тебя отпустить. Хейл даже замер от неожиданности. - Что. - Я вызываю агентов безопасности. - Нет, коммандер! - вскрикнула Сьюзан.

Сьюзан это не удивило. Она не могла припомнить, чтобы когда-то отменялось дежурство, но Стратмор, очевидно, не хотел присутствия непосвященных. Он и мысли не допускал о том, что кто-то из сотрудников лаборатории узнает о Цифровой крепости. - Наверное, стоит выключить ТРАНСТЕКСТ, - предложила Сьюзан.  - Потом мы запустим его снова, а Филу скажем, что ему все это приснилось. Стратмор задумался над ее словами, затем покачал головой: - Пока не стоит. ТРАНСТЕКСТ работает пятнадцать часов. Пусть пройдут все двадцать четыре часа - просто чтобы убедиться окончательно. Сьюзан это показалось разумным. Цифровая крепость впервые запустила функцию переменного открытого текста; быть может, ТРАНСТЕКСТ сумеет взломать шифр за двадцать четыре часа.

То, что там происходит, серьезно, очень серьезно. Мои данные еще никогда меня не подводили и не подведут.  - Она собиралась уже положить трубку, но, вспомнив, добавила: - Да, Джабба… ты говоришь, никаких сюрпризов, так вот: Стратмор обошел систему Сквозь строй. ГЛАВА 100 Халохот бежал по лестнице Гиральды, перепрыгивая через две ступеньки. Свет внутрь проникал через маленькие амбразуры-окна, расположенные по спирали через каждые сто восемьдесят градусов. Он в ловушке. Дэвид Беккер умрет. Халохот поднимался вверх с пистолетом в руке, прижимаясь вплотную к стене на тот случай, если Беккер попытается напасть на него сверху. Железные подсвечники, установленные на каждой площадке, стали бы хорошим оружием, если бы Беккер решил ими воспользоваться. Но если держать дистанцию, можно заметить его вовремя.

529 Share

Zaino in lana e quercia

В Третий узел заглянул Стратмор. - Какие-нибудь новости, Сьюзан? - спросил Стратмор и тут же замолчал, увидав Грега Хейла.  - Добрый вечер, мистер Хейл.  - Он нахмурился, глаза его сузились.  - Сегодня суббота. Чем мы обязаны. Хейл невинно улыбнулся: - Просто хотел убедиться, что ноги меня еще носят. - Понимаю.  - Стратмор хмыкнул, раздумывая, как поступить, потом, по-видимому, также решил не раскачивать лодку и произнес: - Мисс Флетчер, можно поговорить с вами минутку.

Но я слышу какие-то звуки. Далекий голос… - Дэвид. Он почувствовал болезненное жжение в боку. Мое тело мне больше не принадлежит. И все же он слышал чей-то голос, зовущий. Тихий, едва различимый. Но этот голос был частью его. Слышались и другие голоса - незнакомые, ненужные. Он хотел их отключить. Для него важен был только один голос, который то возникал, то замолкал.

У Стратмора был смелый план - создать всемирный стандарт шифрования с черным ходом для Агентства национальной безопасности. Он страстно желал разделить эту мечту со Сьюзан, осуществить ее с ней вместе, но знал, что это невозможно. Хотя смерть Энсея Танкадо спасет в будущем тысячи жизней, Сьюзан никогда не примет ничего подобного: она убежденная пацифистка. Я тоже пацифист, - подумал Стратмор, - я просто не могу позволить себе роскошь вести себя как пацифист. У него никогда не возникало сомнений по поводу того, кто убьет Танкадо. Танкадо находился в Испании, а Испания - вотчина Халохота. Сорокадвухлетний португальский наемник был одним из лучших профессионалов, находящихся в его распоряжении. Он уже много лет работал на АНБ.

Его пальцы набирали слова медленно, но решительно. Дорогие друзья, сегодня я ухожу из жизни… При таком исходе никто ничему не удивится. Никто не задаст вопросов. Никто ни в чем его не обвинит. Он сам расскажет о том, что случилось. Все люди умирают… что значит еще одна смерть. ГЛАВА 91 В соборе всегда ночь. Тепло дня здесь сменяется влажной прохладой, а шум улицы приглушается мощными каменными стенами. Никакое количество люстр под сводами не в состоянии осветить бесконечную тьму.

Ему казалось, что с него сорваны все внешние покровы. Не было ни страха, ни ощущения своей значимости - исчезло. Он остался нагим - лишь плоть и кости перед лицом Господа. Я человек, - подумал. И с ироничной усмешкой вспомнил: - Без воска. Беккер стоял с закрытыми глазами, а человек в очках в металлической оправе приближался к. Где-то неподалеку зазвонил колокол. Беккер молча ждал выстрела, который должен оборвать его жизнь.

 Хейл… - прошептала Сьюзан.  - Он и есть Северная Дакота. Снова последовало молчание: Стратмор размышлял о том, что она сказала. - Следопыт? - Он, похоже, был озадачен.  - Следопыт вышел на Хейла. - Следопыт так и не вернулся. Хейл его отключил. И Сьюзан принялась объяснять, как Хейл отозвал Следопыта и как она обнаружила электронную почту Танкадо, отправленную на адрес Хейла. Снова воцарилось молчание.

113 Share

Zaino in lana e quercia

Одновременный подрыв этих тщательно замаскированных устройств должен был создать магнитное поле такой мощности, что вся информация на магнитных носителях - жестких дисках компьютеров, в постоянных запоминающих устройствах, в резервных файлах и даже на гибких дисках - оказалась бы стерта. Все данные, свидетельствующие о том, кто чем владел, должны были исчезнуть навсегда. Поскольку для одновременного подрыва устройств была необходима точнейшая координация действий, все эти изделия были связаны между собой телефонными линиями через Интернет. Двое суток встроенные часы устройств обменивались бесконечными потоками зашифрованной синхронизирующейся информации. АНБ, перехватывая эти информационные импульсы, игнорировало их, считая аномалией сети, безобидной тарабарщиной. Но когда ТРАНСТЕКСТ расшифровал эти потоки информации, аналитики тут же увидели в них синхронизированный через Интернет отсчет времени. Устройства были обнаружены и удалены за целых три часа до намеченного срока взрыва. Сьюзан знала, что без ТРАНСТЕКСТА агентство беспомощно перед современным электронным терроризмом. Она взглянула на работающий монитор.

Это Цифровая крепость. - Вот как? - снисходительно произнес Стратмор холодным как лед голосом.  - Значит, тебе известно про Цифровую крепость. А я-то думал, что ты будешь это отрицать. - Подите к черту. - Очень остроумно. - Вы болван, Стратмор, - сказал Хейл, сплюнув.  - К вашему сведению, ваш ТРАНСТЕКСТ перегрелся. - Что ты говоришь? - засмеялся Стратмор.  - Что же ты предлагаешь.

АНБ пригласило Беккера, потому что имелось подозрение, что оригинал был написан на мандаринском диалекте китайского языка, и ему предстояло переводить иероглифы по мере их дешифровки. В течение двух часов Беккер переводил бесконечный поток китайских иероглифов. Но каждый раз, когда он предлагал перевод, дешифровщики в отчаянии качали головами. Очевидно, получалась бессмыслица. Желая помочь, Беккер обратил их внимание на то, что все показанные ему иероглифы объединяет нечто общее - они одновременно являются и иероглифами кандзи. В комнате тут же стало тихо. Старший дешифровщик, нескладный тип по имени Морант, не выпускавший сигареты изо рта, недоверчиво уставился на Беккера. - То есть вы хотите сказать, что эти знаки имеют множественное значение.

 Ты явно не в себе, - как ни в чем не бывало сказал Хейл.  - Какие-нибудь проблемы с диагностикой. - Ничего серьезного, - ответила Сьюзан, хотя вовсе не была в этом уверена. Следопыт задерживается. Она подумала, не ошиблась ли где-то. Начала просматривать длинные строки символов на экране, пытаясь найти то, что вызвало задержку. Хейл посматривал на нее с самодовольным видом. - Слушай, я хотел спросить, - заговорил .

Фонтейн протянул руку. Бринкерхофф со смущенным видом повернулся к Мидж: - Это Джабба. Он хочет поговорить с. Директор метнул на нее настороженный взгляд, но Мидж уже бежала к аппарату. Она решила включить громкую связь. - Слушаю, Джабба. Металлический голос Джаббы заполнил комнату: - Мидж, я в главном банке данных. У нас тут творятся довольно странные вещи. Я хотел спросить… - Черт тебя дери, Джабба! - воскликнула Мидж.

Скажи, что ничего нет, - прошептал.  - Абсолютно. Скажи папе, что все в порядке. Но нутром он чувствовал, что это далеко не. Интуиция подсказывала ему, что в глубинах дешифровального чудовища происходит что-то необычное. ГЛАВА 10 - Энсей Танкадо мертв? - Сьюзан почувствовала подступившую к горлу тошноту.  - Вы его убили. Вы же сказали… - Мы к нему пальцем не притронулись, - успокоил ее Стратмор.

Zaino da donna piccolo

About Mulrajas

Потом, всего через несколько секунд, он должен был включить основные генераторы, и сразу же восстановились бы все функции дверных электронных замков, заработали фреоновые охладители и ТРАНСТЕКСТ оказался бы в полной безопасности. Но, приближаясь к рубильнику, Стратмор понял, что ему необходимо преодолеть еще одно препятствие - тело Чатрукьяна на ребрах охлаждения генератора.

Related Posts

265 Comments

Post A Comment