Zaino mizuno

287 Share

Zaino mizuno

 То есть вы хотите сказать, что эти знаки имеют множественное значение. Беккер кивнул. Он объяснил, что кандзи - это система японского письма, основанная на видоизмененных китайских иероглифах. Он же давал им китайские значения, потому что такую задачу они перед ним поставили. - Господи Иисусе.  - Морант закашлялся.  - Давайте попробуем кандзи. И словно по волшебству все встало на свое место. Это произвело на дешифровщиков впечатление, но тем не менее Беккер продолжал переводить знаки вразнобой, а не в той последовательности, в какой они были расположены в тексте.

В этом и заключается наша работа. Это наш долг. Нравится нам это или нет, но демократию от анархии отделяет не очень-то прочная дверь, и АНБ ее охраняет. Хейл задумчиво кивнул: - Quis custodiet ipsos custodes. Сьюзан была озадачена. - Это по-латыни, - объяснил Хейл.  - Из сатир Ювенала. Это значит - Кто будет охранять охранников?. - Не понимаю. Кто будет охранять охранников.

Терпкий аромат красного вина ударил в ноздри Беккера, когда падре Херрера опустил перед ним серебряную, отполированную миллионами рук чашу. Немного рано для алкогольных напитков, подумал Беккер, наклоняясь. Когда серебряный кубок оказался на уровне его глаз, возникло какое-то движение, и в полированной поверхности смутно отразилась приближающаяся фигура. Беккер заметил металлический блеск в тот самый миг, когда убийца поднимал пистолет, и, как спринтер, срывающийся с места при звуке стартового выстрела, рванулся. Насмерть перепуганный священник упал, чаша взлетела вверх, и красное вино разлилось по белому мрамору пола. Монахи и служки у алтаря бросились врассыпную, а Беккер тем временем перемахнул через ограждение. Глушитель кашлянул, Беккер плашмя упал на пол. Пуля ударилась о мрамор совсем рядом, и в следующее мгновение он уже летел вниз по гранитным ступеням к узкому проходу, выходя из которого священнослужители поднимались на алтарь как бы по милости Божьей. У подножия ступенек Беккер споткнулся и, потеряв равновесие, неуправляемо заскользил по отполированному камню. Острая боль пронзила вес его тело, когда он приземлился на бок, но мгновение спустя он уже был на ногах и, скрываемый занавешенным входом, сбежал вниз по деревянным ступенькам.

Он почувствовал это лишь после того, как сделал пять или шесть шагов. Сначала это напомнило сокращение мышцы чуть повыше бедра, затем появилось ощущение чего-то влажного и липкого. Увидев кровь, Беккер понял, что ранен. Боли он не чувствовал и продолжал мчаться вперед по лабиринтам улочек Санта-Круса. Халохот настойчиво преследовал свою жертву. Вначале он хотел выстрелить Беккеру в голову, но, будучи профессионалом, решил не рисковать. Целясь в торс, он сводил к минимуму возможность промаха в вертикальной и горизонтальной плоскостях. Эта тактика себя оправдала. Хотя в последнее мгновение Беккер увернулся, Халохот сумел все же его зацепить.

Он постучал. - Hola. Тишина. Наверное, Меган, подумал. У нее оставалось целых пять часов до рейса, и она сказала, что попытается отмыть руку. - Меган? - позвал он и постучал. Никто не ответил, и Беккер толкнул дверь.  - Здесь есть кто-нибудь? - Он вошел.

Наверное, уплыли на уик-энд с друзьями на яхте. Беккер заметил, что на ней дорогие вещи. - И у тебя нет кредитной карточки. - Есть, но отец ее заблокировал. Он думает, что я балуюсь наркотиками. - А это не так? - спросил Беккер холодно, глядя на ее припухший локоть. - Конечно, нет! - возмущенно ответила девушка. Она смотрела на него невинными глазами, и Беккер почувствовал, что она держит его за дурака.  - Да будет .

658 Share

Zaino mizuno

В ответ - тишина. Его руки крепче сжали ее шею. - Я сейчас ее убью. Сзади щелкнул взведенный курок беретты. - Отпусти ее, - раздался ровный, холодный голос Стратмора. - Коммандер! - из последних сил позвала Сьюзан. Хейл развернул Сьюзан в ту сторону, откуда слышался голос Стратмора. - Выстрелишь - попадешь в свою драгоценную Сьюзан. Ты готов на это пойти.

 - Она давно уехала. Отправилась в аэропорт несколько часов. Самое место, где толкнуть колечко: богатые туристы и все такое прочее. Как только получит денежки, так и улетит. Беккер почувствовал тошноту. Это какая-то глупая шутка. Он не находил слов. - Ты знаешь ее фамилию. Двухцветный задумался и развел руками. - Каким рейсом она летит.

Необходимо было срочно что-то придумать. - Con permiso! - крикнул санитар. Мимо стремительно проплыла каталка. Беккер успел отскочить в сторону и окликнул санитара. - Dоnde esta el telefono. Не снижая скорости, мужчина указал Беккеру на двустворчатую дверь и скрылся за поворотом. Беккер последовал в указанном направлении. Он очутился в огромной комнате - бывшем гимнастическом зале. Бледно-зеленый пол мерцал в сиянии ламп дневного света, то попадая в фокус, то как бы проваливаясь. Лампы зловеще гудели.

 - У него был врожденный порок сердца. - Никогда об этом не слышала. - Так записано в его медицинской карточке. Он не очень-то об этом распространялся. Сьюзан трудно было поверить в такое удачное совпадение. - Его погубило слабое сердце - вот так. Слишком уж удобная версия. Стратмор пожал плечами. - Слабое сердце… да к тому же еще испанская жара.

Беккер молчал. - Ja. Дверь слегка приоткрылась, и на него уставилось круглое немецкое лицо. Дэвид приветливо улыбнулся. Он не знал, как зовут этого человека. - Deutscher, ja. Вы немец. Мужчина нерешительно кивнул. Беккер заговорил на чистейшем немецком: - Мне нужно с вами поговорить.

Сотрудники лаборатории систем безопасности, разумеется, не имели доступа к информации, содержащейся в этой базе данных, но они несли ответственность за ее безопасность. Как и все другие крупные базы данных - от страховых компаний до университетов, - хранилище АНБ постоянно подвергалось атакам компьютерных хакеров, пытающих проникнуть в эту святая святых. Но система безопасности АНБ была лучшей в мире. Никому даже близко не удалось подойти к базе АНБ, и у агентства не было оснований полагать, что это когда-нибудь случится в будущем. Вернувшись в лабораторию, Чатрукьян никак не мог решить, должен ли он идти домой. Неисправность ТРАНСТЕКСТА угрожала и базе данных, а легкомыслие Стратмора не имело оправданий. Всем известно, что ТРАНСТЕКСТ и главная база данных АНБ тесно связаны между. Каждый новый шифр после его вскрытия переводится на безопасное хранение из шифровалки в главную базу данных АНБ по оптико-волоконному кабелю длиной 450 ярдов. В это святилище существует очень мало входов, и ТРАНСТЕКСТ - один из .

587 Share

Zaino mizuno

Джабба повернул голову к экрану ВР. Атакующие линии рвались вперед, они находились уже на волосок от пятой, и последней, стены, Последние минуты существования банка данных истекали. Сьюзан отгородилась от царившего вокруг хаоса, снова и снова перечитывая послание Танкадо. PRIME DIFFERENCE BETWEEN ELEMENTS RESPONSIBLE FOR HIROSHIMA AND NAGASAKI ГЛАВНАЯ РАЗНИЦА МЕЖДУ ЭЛЕМЕНТАМИ, ОТВЕТСТВЕННЫМИ ЗА ХИРОСИМУ И НАГАСАКИ - Это даже не вопрос! - крикнул Бринкерхофф.  - Какой же может быть ответ. - Нам необходимо число, - напомнил Джабба.  - Шифр-убийца имеет цифровую структуру. - Тихо, - потребовал Фонтейн и повернулся к Сьюзан.  - Мисс Флетчер, вы проделали уже немалую часть пути. Постарайтесь пройти по нему до конца.

В обычных обстоятельствах это насторожило бы Стратмора, но ведь он прочитал электронную почту Танкадо, а там говорилось, что весь трюк и заключался в линейной мутации. Решив, что никакой опасности нет, Стратмор запустил файл, минуя фильтры программы Сквозь строй. Сьюзан едва могла говорить. - Никакой Цифровой крепости не существует, - еле слышно пробормотала она под завывание сирены и, обессилев, склонилась над своим компьютером. Танкадо использовал наживку для дурачков… и АНБ ее проглотило. Сверху раздался душераздирающий крик Стратмора. ГЛАВА 86 Когда Сьюзан, едва переводя дыхание, появилась в дверях кабинета коммандера, тот сидел за своим столом, сгорбившись и низко опустив голову, и в свете монитора она увидела капельки пота у него на лбу. Сирена выла не преставая.

 Да, мэм. - Я хочу услышать только да или. Возможно ли, что проблема шифровалки каким-то образом связана с вирусом. - Мидж… я уже говорил… - Да или нет: мог в ТРАНСТЕКСТ проникнуть вирус. Джабба шумно вздохнул. - Нет, Мидж. Это абсолютно исключено. - Спасибо. Джабба выдавил из себя смешок и попытался обратить все в шутку.

 Странно, - удивленно заметил Смит.  - Обычно травматическая капсула не убивает так. Иногда даже, если жертва внушительной комплекции, она не убивает вовсе. - У него было больное сердце, - сказал Фонтейн. Смит поднял брови. - Выходит, выбор оружия был идеальным. Сьюзан смотрела, как Танкадо повалился на бок и, наконец, на спину. Он лежал, устремив глаза к небу и продолжая прижимать руку к груди. Внезапно камера отъехала в сторону, под деревья. В кадре возник мужчина в очках в тонкой металлической оправе, в руке он держал большой портфель.

Однако она отлично знала, чем занимался Хейл. Он был законченным компьютерным маньяком. Вопреки правилам он часто проникал в шифровалку в уик-энд, чтобы на мощнейших компьютерах погонять программу, над которой работал. - Вот хочу попробовать сделать кое-какую перенастройку да проверить электронную почту, - сказал Хейл. Он смотрел на нее с нескрываемым любопытством.  - Что ты сказала. Чем ты занята. - Я ничего не говорила, - ответила Сьюзан. Хейл удивленно поднял брови. - Ах какие мы скрытные.

 Внешний файл. Вы не шутите. - Если бы я шутил… Я поставил его вчера в одиннадцать тридцать вечера. Шифр до сих пор не взломан. Сьюзан от изумления застыла с открытым ртом. Она посмотрела на часы, потом на Стратмора. - Все еще не взломан. Через пятнадцать с лишним часов. Стратмор подался вперед и повернул к Сьюзан монитор компьютера.

756 Share

Zaino mizuno

 Три! - раздался крик Дэвида из Испании. Но в общем хаосе их никто, похоже, не слышал. - Мы тонем! - крикнул кто-то из техников. ВР начала неистово мигать, когда ядро захлестнул черный поток. Под потолком завыли сирены. - Информация уходит. - Вторжение по всем секторам. Сьюзан двигалась как во сне.

 Я верю этим данным. Чутье подсказывает мне, что здесь все верно. Бринкерхофф нахмурился. Даже директор не ставил под сомнение чутье Мидж Милкен - у нее была странная особенность всегда оказываться правой. - Что-то затевается, - заявила Мидж.  - И я намерена узнать, что. ГЛАВА 49 Беккер с трудом поднялся и рухнул на пустое сиденье. - Ну и полет, придурок, - издевательски хмыкнул парень с тремя косичками. Беккер прищурился от внезапной вспышки яркого света. Это был тот самый парень, за которым он гнался от автобусной остановки.

 Что с тобой? - в голосе Стратмора слышалась мольба. Лужа крови под телом Хейла расползалась на ковре, напоминая пятно разлитой нефти. Стратмор смущенно посмотрел на труп, затем перевел взгляд на Сьюзан. Неужели она узнала. Этого не может. Стратмор был уверен, что предусмотрел. - Сьюзан, - сказал он, подходя ближе.  - В чем. Она не шевельнулась.

Я люблю. В этот момент в тридцати метрах от них, как бы отвергая мерзкие признания Стратмора, ТРАНСТЕКСТ издал дикий, душераздирающий вопль. Звук был совершенно новым - глубинным, зловещим, нарастающим, похожим на змею, выползающую из бездонной шахты. Похоже, фреон не достиг нижней части корпуса. Коммандер отпустил Сьюзан и повернулся к своему детищу стоимостью два миллиарда долларов. Глаза его расширились от ужаса. - Нет! - Он схватился за голову.  - Нет. Шестиэтажная ракета содрогалась.

Стратмор заговорил тише, явно желая ее успокоить: - Я бы не назвал этого парня панком. Но Сьюзан его не слушала. Она была убеждена, что должно найтись какое-то другое объяснение. Сбой. Вирус. Все, что угодно, только не шифр, не поддающийся взлому. Стратмор сурово посмотрел на. - Этот алгоритм создал один самых блестящих умов в криптографии. Сьюзан пришла в еще большее смятение: самые блестящие умы в криптографии работают в ее отделе, и уж она-то наверняка хоть что-нибудь услышала бы об этом алгоритме. - Кто? - требовательно сказала .

Каждую ночь юный Танкадо смотрел на свои скрюченные пальцы, вцепившиеся в куклу Дарума note 1и клялся, что отомстит - отомстит стране, которая лишила его матери, а отца заставила бросить его на произвол судьбы. Не знал он только одного - что в его планы вмешается судьба. В феврале того года, когда Энсею исполнилось двенадцать, его приемным родителям позвонили из токийской фирмы, производящей компьютеры, и предложили их сыну-калеке принять участие в испытаниях новой клавиатуры, которую фирма сконструировала для детей с физическими недостатками. Родители согласились. Хотя Энсей Танкадо никогда прежде не видел компьютера, он как будто инстинктивно знал, как с ним обращаться. Компьютер открыл перед ним мир, о существовании которого он даже не подозревал, и вскоре заполнил всю его жизнь. Повзрослев, он начал давать компьютерные уроки, зарабатывать деньги и в конце концов получил стипендию для учебы в Университете Досися. Вскоре слава о фугуся-кисай, гениальном калеке, облетела Токио. Со временем Танкадо прочитал о Пёрл-Харборе и военных преступлениях японцев.

427 Share

Zaino mizuno

 Решайтесь, приятель! - с издевкой в голосе сказал Хейл.  - Мы уходим или нет? - Его руки клещами сжимали горло Сьюзан. Стратмор знал, что, если он сейчас достанет мобильник и позвонит в службу безопасности, Сьюзан будет жить. Он готов был спорить на что угодно, хоть на собственную жизнь, потому что ясно представлял себе весь сценарий. Этот звонок будет для Хейла полной неожиданностью. Он запаникует и в конце концов, столкнувшись с группой вооруженных людей, ничего не сможет поделать. После минутного упорства ему придется уступить. Но если я вызову агентов безопасности, весь мой план рухнет, - подумал .

 Не зарекайся. - Я серьезно. Рано или поздно я отсюда смоюсь. - Я этого не переживу. В этот момент Сьюзан поймала себя на том, что готова взвалить на Хейла вину за все свои неприятности. За Цифровую крепость, волнения из-за Дэвида, зато, что не поехала в Смоуки-Маунтинс, - хотя он был ко всему этому не причастен. Единственная его вина заключалась в том, что она испытывала к нему неприязнь. Сьюзан важно было ощущать свое старшинство. В ее обязанности в качестве главного криптографа входило поддерживать в шифровалке мирную атмосферу - воспитывать. Особенно таких, как Хейл, - зеленых и наивных.

 Si, si, senor. Мануэль - это. Чего желаете. - Сеньор Ролдан из агентства сопровождения Белена сказал мне, что вы… Взмахом руки консьерж заставил Беккера остановиться и нервно оглядел фойе. - Почему бы нам не пройти сюда? - Он подвел Беккера к конторке.  - А теперь, - продолжал он, перейдя на шепот, - чем я могу вам помочь. Беккер тоже понизил голос: - Мне нужно поговорить с одной из сопровождающих, которая, по-видимому, приглашена сегодня к вам на обед. Ее зовут Росио. Консьерж шумно выдохнул, словно сбросив с плеч тяжесть. - А-а, Росио - прелестное создание.

 - Из сатир Ювенала. Это значит - Кто будет охранять охранников?. - Не понимаю. Кто будет охранять охранников. - Вот. Если мы - охранники общества, то кто будет следить за нами, чтобы мы не стали угрозой обществу. Сьюзан покачала головой, не зная, что на это возразить. Хейл улыбнулся: - Так заканчивал Танкадо все свои письма ко .

Затем Сьюзан сунула ноги в туфли и последовала за коммандером. - Какого черта ему здесь надо? - спросил Стратмор, как только они с Сьюзан оказались за дверью Третьего узла. - Как всегда, валяет дурака, - сказала Сьюзан. Стратмор не скрывал недовольства. - Он ничего не спрашивал про ТРАНСТЕКСТ. - Нет. Но если он посмотрит на монитор и увидит в окне отсчета значение семнадцать часов, то, будьте уверены, не промолчит. Стратмор задумался. - С какой стати он должен на него смотреть? - спросил .

 - Доктор. - Зюсс.  - Он пожал плечами. - Ладно, - нахмурилась Сьюзан.  - Попробуем еще… Кухня. - Спальня, - без колебаний отозвался. Сьюзан смутилась. - Хорошо, а что, если… кошка. - Жила! - не задумываясь выпалил Беккер.

821 Share

Zaino mizuno

Мы упустили что-то очень важное. На экране ВР у входа толпились и множились хакеры, число их за последние минуты удвоилось. Теперь оно начало расти в геометрической прогрессии. Хакеры подобны гиенам: это одна большая семья, радостно возвещающая о любой возможности поживиться. Лиланд Фонтейн решил, что с него довольно этого зрелища. - Выключите, - приказал.  - Выключите эту чертовщину. Джабба смотрел прямо перед собой, как капитан тонущего корабля. - Мы опоздали, сэр. Мы идем ко дну.

Хейл побледнел. - Что это. - Стратмор только сделал вид, что звонил по телефону. Глаза Хейла расширились. Слова Сьюзан словно парализовали его, но через минуту он возобновил попытки высвободиться. - Он убьет. Я чувствую. Ведь я слишком много знаю.

Беккер старался не обращать внимания на легкий запах перца. Меган сказала, что, если тереть глаза, будет только хуже. Он даже представить себе не может, насколько хуже. Не в силах сдержать нетерпение, Беккер попытался позвонить снова, но по-прежнему безрезультатно. Больше ждать он не мог: глаза горели огнем, нужно было промыть их водой. Стратмор подождет минуту-другую. Полуслепой, он направился в туалетную комнату. Смутные очертания тележки все еще виднелись у двери в мужской туалет, поэтому Беккер снова подошел к дамской комнате. Ему показалось, что внутри звучали какие-то голоса. Он постучал.

 Deutscher, ja. Вы немец. Мужчина нерешительно кивнул. Беккер заговорил на чистейшем немецком: - Мне нужно с вами поговорить. Мужчина смотрел на него недовольно. - Was wollen Sie. Что вам. Беккер понял, что ему следовало заранее отрепетировать разговор, прежде чем колотить в дверь. Он искал нужные слова.

Он повернулся: из полуоткрытой двери в кабинку торчала сумка Меган. - Меган? - позвал. Ответа не последовало.  - Меган. Беккер подошел и громко постучал в дверцу. Тишина. Он тихонько толкнул дверь, и та отворилась. Беккер с трудом сдержал крик ужаса.

 Червь удвоил скорость! - крикнула Соши.  - Штрафная санкция. На центральном экране прямо под извещением об ошибке ВР представила зрителям ужасающую картину. По мере того как рушилась третья защитная стенка, полдюжины черных линий, эти хакеры-мародеры, устремлялись вперед, неуклонно продвигаясь к сердцевине. С каждым мгновением появлялась новая линия, а за ней - следующая. - Они повсюду! - крикнула Соши. - Присоединяются зарубежные налетчики! - крикнул один из техников.  - Уже обо всем пронюхали. Сьюзан отвернулась от экрана ВР к боковому монитору.

805 Share

Zaino mizuno

 Этот алгоритм создал один самых блестящих умов в криптографии. Сьюзан пришла в еще большее смятение: самые блестящие умы в криптографии работают в ее отделе, и уж она-то наверняка хоть что-нибудь услышала бы об этом алгоритме. - Кто? - требовательно сказала. - Уверен, ты догадаешься сама, - сказал Стратмор.  - Он не очень любит Агентство национальной безопасности. - Какая редкость! - саркастически парировала Сьюзан. - Он участвовал в разработке ТРАНСТЕКСТА. Он нарушил правила. Из-за него чуть было не произошел полный крах нашей разведки.

 Странное? - Он начал беспокоиться.  - Можешь выражаться яснее. Две минуты спустя Джабба мчался вниз к главному банку данных. ГЛАВА 85 Грег Хейл, распластавшись, лежал на полу помещения Третьего узла. Стратмор и Сьюзан отволокли его туда через шифровалку и связали ему руки и ноги толстым кабелем от одного из лазерных принтеров. Сьюзан до сих пор была ошеломлена ловкими действиями коммандера. Он разыграл звонок по телефону. И в результате одолел Хейла, освободил Сьюзан и выиграл время для переделки Цифровой крепости. Сьюзан с опаской посмотрела на связанного шифровальщика.

С помощью ТРАНСТЕКСТА, взломавшего шифр, ему удалось узнать о заговоре и бомбе, подложенной в школе иврита в Лос-Анджелесе. Послание террористов удалось расшифровать всего за двадцать минут до готовившегося взрыва и, быстро связавшись по телефону с кем нужно, спасти триста школьников. - А знаешь, - Мидж без всякой нужды перешла на шепот, - Джабба сказал, что Стратмор перехватил сообщение террористов за шесть часов до предполагаемого времени взрыва. У Бринкерхоффа отвисла челюсть. - Так почему… чего же он так долго ждал. - Потому что ТРАНСТЕКСТ никак не мог вскрыть этот файл. Он был зашифрован с помощью некоего нового алгоритма, с которым фильтры еще не сталкивались. Джаббе потребовалось почти шесть часов, чтобы их настроить. Бринкерхофф выглядел растерянным. - Стратмор был вне .

Фонтейн сурово взглянул на. Уж о чем о чем, а о стрессовых ситуациях директор знал. Он был уверен, что чрезмерный нажим не приведет ни к чему хорошему. - Расслабьтесь, мистер Беккер. Если будет ошибка, мы попробуем снова, пока не добьемся успеха. - Плохой совет, мистер Беккер, - огрызнулся Джабба.  - Нужно сразу быть точным. У шифров-убийц обычно есть функция злопамятства - чтобы не допустить использования метода проб и ошибок. Некорректный ввод только ускорит процесс разрушения.

Мидж отвернулась. Фонтейн стоял очень прямо, глядя прямо перед. У Бринкерхоффа был такой вид, словно он вот-вот лишится чувств. - Десять секунд. Глаза Сьюзан неотрывно смотрели на Танкадо. Отчаяние. Сожаление. Снова и снова тянется его рука, поблескивает кольцо, деформированные пальцы тычутся в лица склонившихся над ним незнакомцев. Он что-то им говорит.

 - Нет. Шестиэтажная ракета содрогалась. Стратмор нетвердыми шагами двинулся к дрожащему корпусу и упал на колени, как грешник перед лицом рассерженного божества. Все предпринятые им меры оказались бесполезными. Где-то в самом низу шахты воспламенились процессоры. ГЛАВА 105 Огненный шар, рвущийся наверх сквозь миллионы силиконовых чипов, производил ни на что не похожий звук. Треск лесного пожара, вой торнадо, шипение горячего гейзера… все они слились в гуле дрожащего корпуса машины. Это было дыхание дьявола, ищущее выхода и вырывающееся из закрытой пещеры. Стратмор так и остался стоять на коленях, парализованный ужасающим, неуклонно приближающимся звуком.

491 Share

Zaino mizuno

Интересно, о чем он. У Бринкерхоффа подогнулись колени. Он не мог понять, почему Мидж всегда права. Он не заметил отражения, мелькнувшего за оконным стеклом рядом с. Крупная фигура возникла в дверях директорского кабинета. - Иису… - Слова застряли у Бринкерхоффа в глотке.  - Ты думаешь, что в ТРАНСТЕКСТ проник вирус. Мидж вздохнула: - А что еще это может. - Это может быть не вашим делом! - раздался зычный голос у них за спиной.

Я хотел внести исправления тихо и спокойно. Изначальный план состоял в том, чтобы сделать это незаметно и позволить Танкадо продать пароль. Сьюзан должна была признать, что прозвучало это довольно убедительно. У Танкадо не было причин подозревать, что код в Интернете не является оригиналом. Никто не имел к нему доступа, кроме него самого и Северной Дакоты. Если бы Танкадо не вернулся к анализу программы после ее выпуска свет, он ничего бы не узнал про этот черный ход. Но он так долго трудился над Цифровой крепостью, что вряд ли ему захотелось бы к ней возвращаться. Сьюзан понадобилось некоторое время, чтобы все это осмыслить. Она вдруг поняла стремление коммандера к необычайной секретности в шифровалке. Стоящая перед ним задача была крайне деликатна и требовала массу времени - вписать скрытый черный ход в сложный алгоритм и добавить невидимый ключ в Интернете.

Она не выглядела взволнованной. - Новая диагностика. Что-нибудь из Отдела обеспечения системной безопасности. Стратмор покачал головой: - Это внешний файл. Она ждала чего угодно, но только не. - Внешний файл. Вы не шутите. - Если бы я шутил… Я поставил его вчера в одиннадцать тридцать вечера.

Беккер чувствовал жжение в боку, но кровотечение прекратилось. Он старался двигаться быстрее, знал, что где-то позади идет человек с пистолетом. Беккер смешался с толпой прихожан и шел с низко опущенной головой. Собор был уже совсем рядом, он это чувствовал. Толпа стала еще плотнее, а улица шире. Они двигались уже не по узкому боковому притоку, а по главному руслу. Когда улица сделала поворот, Беккер вдруг увидел прямо перед собой собор и вздымающуюся ввысь Гиральду. Звон колоколов оглушал, эхо многократно отражалось от высоких стен, окружающих площадь. Людские потоки из разных улиц сливались в одну черную реку, устремленную к распахнутым дверям Севильского собора.

 - Уже четыре раза. ТРАНСТЕКСТ заклинило. Фонтейн повернулся к окну. - Господи Исусе. Раздался телефонный звонок. Директор резко обернулся. - Должно быть, это Стратмор. Наконец-то, черт возьми. Бринкерхофф поднял трубку: - Канцелярия директора.

 Мидж. Ответа не последовало. Бринкерхофф подошел к кабинету. Голоса показались ему знакомыми. Он толкнул дверь. Комната оказалась пуста. Пуст был и вращающийся стул Мидж. Звуки шли сверху. Он поднял глаза на видеомониторы, и у него закружилась голова. Одна и та же картинка смотрела на него со всех двенадцати мониторов наподобие какого-то извращенного балета.

277 Share

Zaino mizuno

Прекрасное место для смерти, - подумал Халохот.  - Надеюсь, удача не оставит. Беккер опустился на колени на холодный каменный пол и низко наклонил голову. Человек, сидевший рядом, посмотрел на него в недоумении: так не принято было вести себя в храме Божьем. - Enferno, - извиняясь, сказал Беккер.  - Я плохо себя чувствую.  - Он знал, что должен буквально вдавиться в пол. И вдруг увидел знакомый силуэт в проходе между скамьями сбоку. Это .

 Нет, я… - Слушайте, я знаю, зачем вы пришли! - Старик попытался сесть в кровати.  - Меня не удастся запугать. Я уже говорил это и могу повторить тысячу раз - Пьер Клушар описывает мир таким, каким его видит. Некоторые ваши туристические путеводители старательно скрывают правду, обещая бесплатный ночлег в городе, но Монреаль тайме не продается. Ни за какие деньги. - Простите, сэр, вы, кажется, меня не… - Merde alors. Я отлично все понял! - Он уставил на Беккера костлявый указательный палец, и его голос загремел на всю палату.  - Вы не первый.

 - Несколько месяцев назад к нам попал перехват КОМИНТ, на расшифровку ушло около часа, но там мы столкнулись с удивительно длинным шифром - что-то около десяти тысяч бит. - Около часа, говоришь? - хмуро спросил.  - А что ты скажешь о проверках пределов памяти, которые мы выполняли. Сьюзан пожала плечами. - Ну, если вы имеете в виду и диагностику, то времени уходило. - Насколько. Сьюзан не понимала, к чему клонит Стратмор. - В марте я испробовала алгоритм с сегментированным ключом в миллион бит. Ошибка в функции цикличности, сотовая автоматика и прочее.

Три месяца назад до Фонтейна дошли слухи о том, что от Стратмора уходит жена. Он узнал также и о том, что его заместитель просиживает на службе до глубокой ночи и может не выдержать такого напряжения. Несмотря на разногласия со Стратмором по многим вопросам, Фонтейн всегда очень высоко его ценил. Стратмор был блестящим специалистом, возможно, лучшим в агентстве. И в то же время после провала с Попрыгунчиком Стратмор испытывал колоссальный стресс. Это беспокоило Фонтейна: к коммандеру сходится множество нитей в агентстве, а директору нужно оберегать свое ведомство. Фонтейну нужен был кто-то способный наблюдать за Стратмором, следить, чтобы он не потерял почву под ногами и оставался абсолютно надежным, но это было не так-то. Стратмор - человек гордый и властный, наблюдение за ним следует организовать так, чтобы никоим образом не подорвать его авторитета. Из уважения к Стратмору Фонтейн решил заняться этим лично. Он распорядился установить жучок в личном компьютере Стратмора - чтобы контролировать его электронную почту, его внутриведомственную переписку, а также мозговые штурмы, которые тот время от времени предпринимал.

 Прости. Я срочно уезжаю. Вернусь завтра. И уже утром мы сможем поехать. В нашем распоряжении будет целых два дня. - Но я уже забронировала номер, обиженно сказала Сьюзан.  - Нашу старую комнату в Стоун-Мэнор. - Я понимаю, но… - Сегодня у нас особый день - мы собирались отметить шесть месяцев.

 Это что еще за чертовщина? - возмутился Джабба. - Сидите тихо, - приказал Фонтейн. Люди на экране вроде бы сидели в каком-то автобусе, а вокруг них повсюду тянулись провода. Включился звук, и послышался фоновой шум. - Установлена аудиосвязь. Через пять секунд она станет двусторонней. - Кто это такие? - переминаясь с ноги на ногу, спросил Бринкерхофф. - Всевидящее око, - сказал Фонтейн, вглядываясь в лица людей, которых он отправил в Испанию. Это была вынужденная мера. Фонтейн почти во всем полагался на Стратмора и верил в его план, в том числе и в достойную сожаления, но неизбежную необходимость устранять Энсея Танкадо и в переделку Цифровой крепости, - все это было правильно.

912 Share

Zaino mizuno

Однако в том, что команда на отпирание действительно вводилась, не было никаких сомнений. Сьюзан в изумлении смотрела на монитор. Хейл влез в ее компьютер, когда она выходила. Именно он и подал ручную команду на отзыв Следопыта. Вопрос насколько. уступил место другому - с какой целью?. У Хейла не было мотивов для вторжения в ее компьютер. Он ведь даже не знал, что она задействовала Следопыта. А если и знал, подумала Сьюзан, то зачем ему мешать ее поискам парня по имени Северная Дакота. Вопросы, не имеющие ответов, множились в голове.

Он кивнул: - Чтобы предупредить. - Предупредить. Он же вас ненавидит. - Он позвонил и предупредил, что заканчивает работу над алгоритмом, создающим абсолютно стойкие шифры. Я ему не поверил. - Но зачем он вам об этом сообщил? - спросила Сьюзан.  - Хотел предложить вам купить этот алгоритм. - Нет. Это был шантаж.

Смотри. Стратмор пришел вчера с самого утра, и с тех пор его лифт не сдвинулся с места. Не видно, чтобы он пользовался электронной картой у главного входа. Поэтому он определенно. Бринкерхофф с облегчением вздохнул: - Ну, если он здесь, то нет проблем, верно. Мидж задумалась. - Может. - Может. - Мы должны позвонить ему и проверить. - Мидж, он же заместитель директора, - застонал Бринкерхофф.

Над головой, в головокружительном пустом пространстве, на потрепанной веревке раскачивалась серебряная курильница размером с холодильник, описывая громадную дугу и источая едва уловимый аромат. Колокола Гиральды по-прежнему звонили, заставляя содрогаться каменные своды. Беккер перевел взгляд на позолоченную стену под потолком. Его сердце переполняла благодарность. Он дышал. Он остался в живых. Это было настоящее чудо. Священник готовился начать молитву. Беккер осмотрел свой бок.

Я просто не желаю играть вторую скрипку - тем более по отношению к подростку. - Моя жена вовсе не подросток, - возмутился Бринкерхофф.  - Она просто так себя ведет. Мидж посмотрела на него с удивлением. - Я вовсе не имела в виду твою жену.  - Она невинно захлопала ресницами.  - Я имела в виду Кармен.  - Это имя она произнесла с нарочитым пуэрто-риканским акцентом. - Кого? - спросил он чуть осипшим голосом.

Беккер кивнул. - Так, значит, вы не по поводу моей колонки. - Нет, сэр. Казалось, старик испытал сильнейшее разочарование. Он медленно откинулся на гору подушек. Лицо его было несчастным. - Я думал, вы из городского… хотите заставить меня… - Он замолчал и как-то странно посмотрел на Беккера.  - Если не по поводу колонки, то зачем вы пришли.

Zaino e portapranzo shopkins

About Mabar

За десертом в ночных ресторанах он задавал ей бесконечные вопросы. Где она изучала математику. Как она попала в АНБ. Как ей удалось стать столь привлекательной.

Related Posts

518 Comments

Post A Comment