Zaino rigido

667 Share

Zaino rigido

 Вы получите оба экземпляра, - прозвучал голос.  - Мой и мистера Танкадо. Нуматака закрыл трубку ладонью и громко засмеялся. Однако он не смог удержаться от вопроса: - Сколько же вы хотите за оба экземпляра. - Двадцать миллионов американских долларов. Почти столько же поставил Нуматака. - Двадцать миллионов? - повторил он с притворным ужасом.  - Это уму непостижимо. - Я видел алгоритм. Уверяю вас, он стоит этих денег.

Металлический голос Джаббы заполнил комнату: - Мидж, я в главном банке данных. У нас тут творятся довольно странные вещи. Я хотел спросить… - Черт тебя дери, Джабба! - воскликнула Мидж.  - Именно это я и пыталась тебе втолковать. - Возможно, ничего страшного, - уклончиво сказал он, - но… - Да хватит. Ничего страшного - это глупая болтовня. То, что там происходит, серьезно, очень серьезно. Мои данные еще никогда меня не подводили и не подведут.

 Около часа, говоришь? - хмуро спросил.  - А что ты скажешь о проверках пределов памяти, которые мы выполняли. Сьюзан пожала плечами. - Ну, если вы имеете в виду и диагностику, то времени уходило. - Насколько. Сьюзан не понимала, к чему клонит Стратмор. - В марте я испробовала алгоритм с сегментированным ключом в миллион бит. Ошибка в функции цикличности, сотовая автоматика и прочее. ТРАНСТЕКСТ все равно справился.

У меня галлюцинация. Когда двери автобуса открылись, молодые люди быстро вскочили внутрь. Беккер напряг зрение. Сомнений не. В ярком свете уличного фонаря на углу Беккер увидел. Молодые люди поднялись по ступенькам, и двигатель автобуса снова взревел. Беккер вдруг понял, что непроизвольно рванулся вперед, перед его глазами маячил только один образ - черная помада на губах, жуткие тени под глазами и эти волосы… заплетенные в три торчащие в разные стороны косички. Красную, белую и синюю. Автобус тронулся, а Беккер бежал за ним в черном облаке окиси углерода. - Espera! - крикнул он ему вдогонку.

 - Он откашлялся.  - Он нацелен на фильтры безопасности. Фонтейн побледнел. Он, конечно, понял, чем это грозит: червь сожрет фильтры, содержащие информацию в тайне, и без них она станет доступна всем без исключения. - Нам необходимо отключиться от Интернета, - продолжил Джабба.  - Приблизительно через час любой третьеклассник с модемом получит высший уровень допуска к американской секретной информации. Фонтейн погрузился в раздумья. Джабба терпеливо ждал, наконец не выдержал и крикнул ассистентке: - Соши. Немедленно. Соши побежала к своему терминалу.

Посверкивая в красноватом свете туннельных ламп, перед ними возникла стальная дверь. Фонтейн набрал код на специальной углубленной панели, после чего прикоснулся к небольшой стеклянной пластинке. Сигнальная лампочка вспыхнула, и массивная стена с грохотом отъехала влево. В АНБ было только одно помещение, еще более засекреченное, чем шифровалка, и Сьюзан поняла, что сейчас она окажется в святая святых агентства. ГЛАВА 109 Командный центр главного банка данных АНБ более всего напоминал Центр управления полетами НАСА в миниатюре. Десяток компьютерных терминалов располагались напротив видеоэкрана, занимавшего всю дальнюю стену площадью девять на двенадцать метров. На экране стремительно сменяли друг друга цифры и диаграммы, как будто кто-то скользил рукой по клавишам управления. Несколько операторов очумело перебегали от одного терминала к другому, волоча за собой распечатки и отдавая какие-то распоряжения.

614 Share

Zaino rigido

Да этот парень - живая реклама противозачаточных средств. - Убирайся к дьяволу! - завопил панк, видя, что над ним все смеются.  - Подтирка для задницы. Беккер не шелохнулся. Что-то сказанное панком не давало ему покоя. Я прихожу сюда каждый вечер. А что, если этот парень способен ему помочь. - Прошу прощения, - сказал.  - Я не расслышал, как тебя зовут.

Как танцор, повторяющий отточенные движения, он взял чуть вправо, положил руку на плечо человеку в пиджаке цвета хаки, прицелился и… выстрелил. Раздались два приглушенных хлопка. Беккер вначале как бы застыл, потом начал медленно оседать. Быстрым движением Халохот подтащил его к скамье, стараясь успеть, прежде чем на спине проступят кровавые пятна. Шедшие мимо люди оборачивались, но Халохот не обращал на них внимания: еще секунда, и он исчезнет. Он ощупал пальцы жертвы, но не обнаружил никакого кольца. Еще. На пальцах ничего. Резким движением Халохот развернул безжизненное тело и вскрикнул от ужаса. Перед ним был не Дэвид Беккер.

 А лучше еще быстрее.  - Стратмор положил трубку. Сьюзан стояла, завернувшись в мохнатое полотенце, не замечая, что вода капает на аккуратно сложенные веши, приготовленные накануне: шорты, свитер - на случай прохладных вечеров в горах, - новую ночную рубашку. Расстроенная, она подошла к шкафу, чтобы достать чистую блузку и юбку. Чрезвычайная ситуация. В шифровалке. Спускаясь по лестнице, она пыталась представить себе, какие еще неприятности могли ее ожидать. Ей предстояло узнать это совсем. ГЛАВА 2 На высоте тридцать тысяч футов, над застывшим внизу океаном, Дэвид Беккер грустно смотрел в крохотный овальный иллюминатор самолета Лирджет-60. Ему сказали, что бортовой телефон вышел из строя, поэтому позвонить Сьюзан не удастся.

Росио нигде не. Дверь, ведущая в ванную, закрыта. - Prostituiert? - Немец бросил боязливый взгляд на дверь в ванную. Он был крупнее, чем ожидал Беккер. Волосатая грудь начиналась сразу под тройным подбородком и выпячивалась ничуть не меньше, чем живот необъятного размера, на котором едва сходился пояс купального халата с фирменным знаком отеля. Беккер старался придать своему лицу как можно более угрожающее выражение. - Ваше имя. Красное лицо немца исказилось от страха. - Was willst du. Чего вы хотите.

 Линейная мутация, - простонал коммандер.  - Танкадо утверждал, что это составная часть кода.  - И он безжизненно откинулся на спинку стула. Сьюзан была понятна боль, которую испытывал шеф. Его так просто обвели вокруг пальца. Танкадо не собирался продавать свой алгоритм никакой компьютерной компании, потому что никакого алгоритма не. Цифровая крепость оказалась фарсом, наживкой для Агентства национальной безопасности. Когда Стратмор предпринимал какой-либо шаг, Танкадо стоял за сценой, дергая за веревочки. - Я обошел программу Сквозь строй, - простонал коммандер.

 Подожди минутку! - махнул он рукой, словно прося ее остановиться.  - Стратмор сказал, что у них все в порядке. - Он солгал. Бринкерхофф не знал, что на это ответить. - Ты утверждаешь, что Стратмор намеренно запустил в ТРАНСТЕКСТ вирус. - Нет! - отрезала.  - Не думаю, что он знал, что имеет дело с вирусом. Я думаю, он был введен в заблуждение.

791 Share

Zaino rigido

Подавшись назад, он указал на целую очередь людей, выстроившихся в проходе. Беккер посмотрел в другую сторону и увидел, что женщина, сидевшая рядом, уже ушла и весь ряд вплоть до центрального прохода пуст. Не может быть, что служба уже закончилась. Это невозможно. Да мы только вошли. Но, увидев прислужника в конце ряда и два людских потока, движущихся по центральному проходу к алтарю, Беккер понял, что происходит. Причастие. Он застонал. Проклятые испанцы начинают службу с причастия.

Еще чуть-чуть, подумал. Такси следовало за Беккером, с ревом сокращая скорость. Свернув, оно промчалось через ворота Санта-Крус, обломав в узком проезде боковое зеркало. Беккер знал, что он выиграл. Санта-Крус - самый старый район Севильи, где нет проездов между зданиями, лишь лабиринт узких ходов, восходящих еще к временам Древнего Рима. Протиснуться здесь могли в крайнем случае только пешеходы, проехал бы мопед. Беккер когда-то сам заблудился в его узких проходах. Набирая скорость на последнем отрезке Матеус-Гаго, он увидел впереди горой вздымающийся готический собор XI века. Рядом с собором на сто двадцать метров вверх, прямо в занимающуюся зарю, поднималась башня Гиральда.

 Sientate! - услышал он крик водителя.  - Сядьте. Однако Беккер был слишком ошеломлен, чтобы понять смысл этих слов. - Sientate! - снова крикнул водитель. Беккер увидел в зеркале заднего вида разъяренное лицо, но словно оцепенел. Раздраженный водитель резко нажал на педаль тормоза, и Беккер почувствовал, как перемещается куда-то вес его тела. Он попробовал плюхнуться на заднее сиденье, но промахнулся. Тело его сначала оказалось в воздухе, а потом - на жестком полу. Из тени на авенида дель Сид появилась фигура человека.

Чатрукьян хотел вызвать службу безопасности, что разрушило бы все планы Стратмора. Ну и ловок, подумала Сьюзан. На все у него готов ответ. - Отпусти меня! - попросил Хейл.  - Я ничего не сделал. - Ничего не сделал? - вскричала Сьюзан, думая, почему Стратмор так долго не возвращается.  - Вы вместе с Танкадо взяли АНБ в заложники, после чего ты и его обвел вокруг пальца. Скажи, Танкадо действительно умер от сердечного приступа или же его ликвидировал кто-то из ваших людей.

Он показался ему смутно знакомым. - Soy Hulohot, - произнес убийца.  - Моя фамилия Халохот.  - Его голос доносился как будто из его чрева. Он протянул руку.  - El anillo. Кольцо. Беккер смотрел на него в полном недоумении. Человек сунул руку в карман и, вытащив пистолет, нацелил его Беккеру в голову.

Глаза Стратмора сузились. - Странно. Я вчера говорил с. Велел ему сегодня не приходить. Он ничего не сказал о том, что поменялся с тобой дежурством. У Чатрукьяна ком застрял в горле. Он молчал. - Ну ладно, - вздохнул Стратмор.  - Похоже, вышла какая-то путаница.

861 Share

Zaino rigido

 Ты хочешь сказать, что это уродливое дерьмовое колечко принадлежит. Глаза Беккера расширились. - Ты его. Двухцветный равнодушно кивнул. - Где оно? - не отставал Беккер. - Понятия не имею.  - Парень хмыкнул.  - Меган все пыталась его кому-нибудь сплавить. - Она хотела его продать.

Когда я прочитал, что он использовал линейную мутацию для создания переломного ключа, я понял, что он далеко ушел от нас. Он использовал подход, который никому из нас не приходил в голову. - А зачем это нам? - спросила Сьюзан.  - В этом нет никакого смысла. Стратмор встал и начал расхаживать по кабинету, не спуская при этом глаз с двери. - Несколько недель назад, когда я прослышал о том, что Танкадо предложил выставить Цифровую крепость на аукцион, я вынужден был признать, что он настроен весьма серьезно. Я понимал, что если он продаст свой алгоритм японской компании, производящей программное обеспечение, мы погибли, поэтому мне нужно было придумать, как его остановить. Я подумал о том, чтобы его ликвидировать, но со всей этой шумихой вокруг кода и его заявлений о ТРАНСТЕКСТЕ мы тут же стали бы первыми подозреваемыми.

Фонтейн, которого он знал, был внимателен к мелочам и требовал самой полной информации. Он всегда поощрял сотрудников к анализу и прояснению всяческих нестыковок в каждодневных делах, какими бы незначительными они ни казались. И вот теперь он требует, чтобы они проигнорировали целый ряд очень странных совпадений. Очевидно, директор что-то скрывает, но Бринкерхоффу платили за то, чтобы он помогал, а не задавал вопросы. Фонтейн давно всем доказал, что близко к сердцу принимает интересы сотрудников. Если, помогая ему, нужно закрыть на что-то глаза, то так тому и. Увы, Мидж платили за то, чтобы она задавала вопросы, и Бринкерхофф опасался, что именно с этой целью она отправится прямо в шифровалку. Пора готовить резюме, подумал Бринкерхофф, открывая дверь.

Сьюзан задумалась о том, почему он задерживается так долго, но ей пришлось забыть о тревоге за него и двигаться вслед за шефом. Стратмор бесшумно спускался по ступенькам. Незачем настораживать Хейла, давать ему знать, что они идут. Почти уже спустившись, Стратмор остановился, нащупывая последнюю ступеньку. Когда он ее нашел, каблук его ботинка громко ударился о кафельную плитку пола. Сьюзан почувствовала, как напряглось все его тело. Они вступили в опасную зону: Хейл может быть где угодно. Вдали, за корпусом ТРАНСТЕКСТА, находилась их цель - Третий узел.

Она это заслужила, подумал он и принял решение: Сьюзан придется его выслушать. Он надеялся, что не совершает ошибку. - Сьюзан, - начал он, - этого не должно было случиться.  - Он провел рукой по своим коротко стриженным волосам.  - Я кое о чем тебе не рассказал. Иной раз человек в моем положении… - Он замялся, словно принимая трудное решение.  - Иногда человек в моем положении вынужден лгать людям, которых любит. Сегодня как раз такой день.  - В глазах его читалась печаль.  - То, что сейчас скажу, я не собирался говорить никому.

Все выглядело совсем не так, как несколько минут. ТРАНСТЕКСТ выступал серым силуэтом в слабом сумеречном свете, проникавшем сквозь купол потолка. Все лампы наверху погасли. Не было видно даже кнопочных электронных панелей на дверях кабинетов. Когда ее глаза привыкли к темноте, Сьюзан разглядела, что единственным источником слабого света в шифровалке был открытый люк, из которого исходило заметное красноватое сияние ламп, находившихся в подсобном помещении далеко внизу. Она начала двигаться в направлении люка. В воздухе ощущался едва уловимый запах озона. Остановившись у края люка, Сьюзан посмотрела. Фреоновые вентиляторы с урчанием наполняли подсобку красным туманом. Прислушавшись к пронзительному звуку генераторов, Сьюзан поняла, что включилось аварийное питание.

815 Share

Zaino rigido

Я проделал анализ и получил именно такой результат - цепную мутацию. Теперь Сьюзан поняла, почему сотрудник систем безопасности так взволнован. Цепная мутация. Она знала, что цепная мутация представляет собой последовательность программирования, которая сложнейшим образом искажает данные. Это обычное явление для компьютерных вирусов, особенно таких, которые поражают крупные блоки информации. Из почты Танкадо Сьюзан знала также, что цепные мутации, обнаруженные Чатрукьяном, безвредны: они являются элементом Цифровой крепости. - Когда я впервые увидел эти цепи, сэр, - говорил Чатрукьян, - я подумал, что фильтры системы Сквозь строй неисправны. Но затем я сделал несколько тестов и обнаружил… - Он остановился, вдруг почувствовав себя не в своей тарелке.  - Я обнаружил, что кто-то обошел систему фильтров вручную. Эти слова были встречены полным молчанием.

 Простите, у нас нет ни одной рыжеволосой, но если вы… - Ее зовут Капля Росы, - сказал Беккер, отлично сознавая, что это звучит совсем уж абсурдно. Это странное имя, по-видимому, не вызвало у женщины каких-либо ассоциаций. Она извинилась, предположила, что Беккер перепутал агентство, и, наконец, положила трубку. Первая попытка закончилась неудачей. Нахмурившись, Беккер набрал второй номер. И на другом конце сразу же сняли трубку. - Buenas noches, Mujeres Espana. Чем могу служить. Беккер держался той же версии: он - немецкий турист, готовый заплатить хорошие деньги за рыжеволосую, которую сегодня нанял его брат. На этот раз ему очень вежливо ответили по-немецки, но снова сказали, что рыжих девочек у них .

 Это сделаю я, - сказал он, встал и, спотыкаясь, начал выбираться из-за стола. Сьюзан, чуть подтолкнув, усадила его на место. - Нет! - рявкнула.  - Пойду я! - Ее тон говорил о том, что возражений она не потерпит. Стратмор закрыл лицо руками. - Хорошо. Это на нижнем этаже. Возле фреоновых помп. Сьюзан повернулась и направилась к двери, но на полпути оглянулась. - Коммандер, - сказала .

Но не искалеченная рука привлекла внимание Беккера. Он увидел кое-что другое. И повернулся к офицеру. - Вы уверены, что в коробке все его вещи. - Да, конечно, - подтвердил лейтенант. Беккер постоял минуту, уперев руки в бока. Затем поднял коробку, поставил ее на стол и вытряхнул содержимое. Аккуратно, предмет за предметом, перетряхнул одежду.

Сьюзан отвернулась. - Не имеет значения. Кровь не. Выпустите меня отсюда. - Ты ранена? - Стратмор положил руку ей на плечо. Она съежилась от этого прикосновения. Он опустил руку и отвернулся, а повернувшись к ней снова, увидел, что она смотрит куда-то поверх его плеча, на стену. Там, в темноте, ярко сияла клавиатура.

Рубильник был расположен за фреоновыми насосами слева от тела Чатрукьяна, и Стратмор сразу же его. Ему нужно было повернуть рубильник, и тогда отключилось бы электропитание, еще остававшееся в шифровалке. Потом, всего через несколько секунд, он должен был включить основные генераторы, и сразу же восстановились бы все функции дверных электронных замков, заработали фреоновые охладители и ТРАНСТЕКСТ оказался бы в полной безопасности. Но, приближаясь к рубильнику, Стратмор понял, что ему необходимо преодолеть еще одно препятствие - тело Чатрукьяна на ребрах охлаждения генератора. Вырубить электропитание и снова его включить значило лишь вызвать повторное замыкание. Труп надо передвинуть. Стратмор медленно приближался к застывшему в гротескной лозе телу, не сводя с него глаз. Он схватил убитого за запястье; кожа была похожа на обгоревший пенопласт, тело полностью обезвожено.

690 Share

Zaino rigido

Беккер удивленно посмотрел на. - Разве. Я думал, что он похоронен в Доминиканской Республике. - Да нет же, черт возьми. И кто только распустил этот слух. Тело Колумба покоится здесь, в Испании. Вы ведь, кажется, сказали, что учились в университете. Беккер пожал плечами: - Наверное, в тот день я прогулял лекцию. - Испанская церковь гордится тем, что ей принадлежат его останки. Испанская церковь.

А еще считаюсь лингвистом. Он не мог понять, как до него не дошло. Росио - одно из самых популярных женских имен в Испании. В нем заключено все, что ассоциируется с представлением о молодой католичке: чистота, невинность, природная красота. Чистота заключена в буквальном значении имени - Капля Росы. В ушах зазвучал голос старого канадца. Капля Росы. Очевидно, она перевела свое имя на единственный язык, равно доступный ей и ее клиенту, - английский. Возбужденный, Беккер ускорил шаги в поисках телефона. По другой стороне улицы, оставаясь невидимым, шел человек в очках в тонкой металлической оправе.

Она присела на решетчатой площадке. - Коммандер. Стратмор даже не повернулся. Он по-прежнему смотрел вниз, словно впав в транс и не отдавая себе отчета в происходящем. Сьюзан проследила за его взглядом, прижавшись к поручню. Сначала она не увидела ничего, кроме облаков пара. Но потом поняла, куда смотрел коммандер: на человеческую фигуру шестью этажами ниже, которая то и дело возникала в разрывах пара. Вот она показалась опять, с нелепо скрюченными конечностями. В девяноста футах внизу, распростертый на острых лопастях главного генератора, лежал Фил Чатрукьян.

Он уже хочет уйти. Выходит, мне придется встать. Он жестом предложил старику перешагнуть через него, но тот пришел в негодование и еле сдержался. Подавшись назад, он указал на целую очередь людей, выстроившихся в проходе. Беккер посмотрел в другую сторону и увидел, что женщина, сидевшая рядом, уже ушла и весь ряд вплоть до центрального прохода пуст. Не может быть, что служба уже закончилась. Это невозможно. Да мы только вошли. Но, увидев прислужника в конце ряда и два людских потока, движущихся по центральному проходу к алтарю, Беккер понял, что происходит.

Ты можешь помочь мне ее найти. Парень поставил бутылку на стол. - Вы из полиции. Беккер покачал головой. Панк пристально смотрел на. - Вы похожи на полицейского. - Слушай, парень, я американец из Мериленда. Если я и полицейский, то уж точно не здешний, как ты думаешь. Эти слова, похоже, озадачили панка. - Меня зовут Дэвид Беккер.

Несколько этим озадаченная, она вызвала команду поиска и напечатала: НАЙТИ: СЛЕДОПЫТ Это был дальний прицел, но если в компьютере Хейла найдутся следы ее программы, то они будут обнаружены. Тогда станет понятно, почему он вручную отключил Следопыта. Через несколько секунд на экране показалась надпись: ОБЪЕКТ НЕ НАЙДЕН Не зная, что искать дальше, она ненадолго задумалась и решила зайти с другой стороны. НАЙТИ: ЗАМОК ЭКРАНА Монитор показал десяток невинных находок - и ни одного намека на копию ее персонального кода в компьютере Хейла. Сьюзан шумно вздохнула. Какими же программами он пользовался. Открыв меню последних программ, она обнаружила, что это был сервер электронной почты. Сьюзан обшарила весь жесткий диск и в конце концов нашла папку электронной почты, тщательно запрятанную среди других директорий.

346 Share

Zaino rigido

 Рего… Но… Она пожала плечами и произнесла по-испански: - Девушке возле парка. Беккер почувствовал, что у него подкашиваются ноги. Этого не может. Росио игриво улыбнулась и кивнула на немца. - El queria que lo guardara. Он хотел его оставить, но я сказала. Во мне течет цыганская кровь, мы, цыганки, не только рыжеволосые, но еще и очень суеверные. Кольцо, которое отдает умирающий, - дурная примета. - Вы знаете эту девушку? - Беккер приступил к допросу. Брови Росио выгнулись.

 А как насчет вскрытия шифров. Какова твоя роль во всем. Сьюзан объяснила, что перехватываемые сообщения обычно исходят от правительств потенциально враждебных стран, политических фракций, террористических групп, многие из которых действуют на территории США. Эти сообщения обычно бывают зашифрованы: на тот случай, если они попадут не в те руки, - а благодаря КОМИНТ это обычно так и происходит. Сьюзан сообщила Дэвиду, что ее работа заключается в изучении шифров, взламывании их ручными методами и передаче расшифрованных сообщений руководству. Но это было не совсем. Сьюзан переживала из-за того, что ей пришлось солгать любимому человеку, но у нее не было другого выхода. Все, что она сказала, было правдой еще несколько лет назад, но с тех пор положение в АН Б изменилось.

Интересно, какие он строит планы. Обнародует ли ключ. Или жадность заставит его продать алгоритм. Она не могла больше ждать. Пора. Она должна немедленно поговорить со Стратмором. Сьюзан осторожно приоткрыла дверь и посмотрела на глянцевую, почти зеркальную стену шифровалки. Узнать, следит ли за ней Хейл, было невозможно. Нужно быстро пройти в кабинет Стратмора, но, конечно, не чересчур быстро: Хейл не должен ничего заподозрить.

Казалось, все происходящее было от нее безумно. Джабба вздохнул и снова вытер пот со лба. По выражению его лица было ясно: то, что он собирается сказать, не понравится директору и остальным. - Этот червь, - начал он, - не обычный переродившийся цикл. Это избирательный цикл. Иными словами, это червь со своими пристрастиями. Бринкерхофф открыл рот, собираясь что-то сказать, но Фонтейн движением руки заставил его замолчать. - Самое разрушительное последствие - полное уничтожение всего банка данных, - продолжал Джабба, - но этот червь посложнее. Он стирает только те файлы, которые отвечают определенным параметрам. - Вы хотите сказать, что он не нападет на весь банк данных? - с надеждой спросил Бринкерхофф.

Здесь, в командном центре, Джабба выше самого Господа Бога, а компьютерные проблемы не считаются со служебной иерархией. - Это не вирус? - с надеждой в голосе воскликнул Бринкерхофф. Джабба презрительно хмыкнул. - У вирусов есть линии размножения, приятель. Тут ничего такого. Сьюзан с трудом воспринимала происходящее. - Что же тогда случилось? - спросил Фонтейн.  - Я думал, это вирус. Джабба глубоко вздохнул и понизил голос. - Вирусы, - сказал он, вытирая рукой пот со лба, - имеют привычку размножаться.

Солнечный удар и инфаркт. Бедолага. Беккер ничего не сказал и продолжал разглядывать пальцы умершего. - Вы уверены, что на руке у него не было перстня. Офицер удивленно на него посмотрел. - Перстня. - Да. Взгляните.

323 Share

Zaino rigido

 Вот и все! - По его лицу стекали ручейки пота. Последняя защитная стенка на центральном экране почти совсем исчезла. Черные линии, сбившись в кучу вокруг ядра, настолько сгустились, что их масса стала совсем непрозрачной и легонько подрагивала. Мидж отвернулась. Фонтейн стоял очень прямо, глядя прямо перед. У Бринкерхоффа был такой вид, словно он вот-вот лишится чувств. - Десять секунд. Глаза Сьюзан неотрывно смотрели на Танкадо. Отчаяние.

Неужели ему предстояло погибнуть по той же причине. Человек неумолимо приближался по крутой дорожке. Вокруг Беккера не было ничего, кроме стен. По сторонам, правда, находились железные ворота, но звать на помощь уже поздно. Беккер прижался к стене спиной, внезапно ощутив все камушки под подошвами, все бугорки штукатурки на стене, впившиеся в спину. Мысли его перенеслись назад, в детство. Родители… Сьюзан. О Боже… Сьюзан. Впервые с детских лет Беккер начал молиться. Он молился не об избавлении от смерти - в чудеса он не верил; он молился о том, чтобы женщина, от которой был так далеко, нашла в себе силы, чтобы ни на мгновение не усомнилась в его любви.

Беккер напряг зрение. Сомнений не. В ярком свете уличного фонаря на углу Беккер увидел. Молодые люди поднялись по ступенькам, и двигатель автобуса снова взревел. Беккер вдруг понял, что непроизвольно рванулся вперед, перед его глазами маячил только один образ - черная помада на губах, жуткие тени под глазами и эти волосы… заплетенные в три торчащие в разные стороны косички. Красную, белую и синюю. Автобус тронулся, а Беккер бежал за ним в черном облаке окиси углерода. - Espera! - крикнул он ему вдогонку. Его туфли кордовской кожи стучали по асфальту, но его обычная реакция теннисиста ему изменила: он чувствовал, что теряет равновесие.

На экране промелькнула внутренняя часть мини-автобуса, и перед глазами присутствующих предстали два безжизненных тела у задней двери. Один из мужчин был крупного телосложения, в очках в тонкой металлической оправе с разбитыми стеклами. Второй - молодой темноволосый, в окровавленной рубашке. - Халохот - тот, что слева, - пояснил Смит. - Он мертв? - спросил директор. - Да, сэр. Фонтейн понимал, что сейчас не время для объяснении. Он бросил взгляд на истончающиеся защитные щиты.

Сегодня же суббота. Найди себе какого-нибудь парня да развлекись с ним как следует. Она снова вздохнула. - Постараюсь, Джабба. Поверь мне, постараюсь изо всех сил. ГЛАВА 52 Клуб Колдун располагался на окраине города, в конце автобусного маршрута 27. Похожий скорее на крепость, чем на танцевальное заведение, он со всех сторон был окружен высокими оштукатуренными стенами с вделанными в них битыми пивными бутылками - своего рода примитивной системой безопасности, не дающей возможности проникнуть в клуб незаконно, не оставив на стене изрядной части собственного тела. Еще в автобусе Беккер смирился с мыслью, что его миссия провалилась.

Иногда отвергались абсолютно безвредные файлы - на том основании, что они содержали программы, с которыми фильтры прежде не сталкивались. В этом случае сотрудники лаборатории систем безопасности тщательно изучали их вручную и, убедившись в их чистоте, запускали в ТРАНСТЕКСТ, минуя фильтры программы Сквозь строй. Компьютерные вирусы столь же разнообразны, как и те, что поражают человека. Подобно своим природным аналогам они преследуют одну цель - внедриться в организм и начать размножаться. В данном случае организмом является ТРАНСТЕКСТ. Чатрукьяна всегда изумляло, что АНБ никогда прежде не сталкивалось с проблемой вирусов. Сквозь строй - надежная система, но ведь АНБ - ненасытный пожиратель информации, высасывающий ее из разнообразнейших источников по всему миру. Поглощение огромных объемов информации сродни беспорядочным половым связям: какие меры предосторожности ни принимай, рано или поздно подхватишь какую-нибудь гадость. Чатрукьян просмотрел список и изумился еще. Все файлы прошли проверку, в них не было обнаружено ничего необычного, а это означало, что ТРАНСТЕКСТ безукоризненно чист.

462 Share

Zaino rigido

Беккер понимающе кивнул, но ему хотелось знать. Используя вместо классной доски салфетки ресторана Мерлутти или концертные программы, Сьюзан дала этому популярному и очень привлекательному преподавателю первые уроки криптографии. Она начала с совершенного квадрата Юлия Цезаря. Цезарь, объясняла она, был первым в истории человеком, использовавшим шифр. Когда его посыльные стали попадать в руки врага имеете с его секретными посланиями, он придумал примитивный способ шифровки своих указаний. Он преобразовывал послания таким образом, чтобы текст выглядел бессмыслицей. Что, разумеется, было не. Каждое послание состояло из числа букв, равного полному квадрату, - шестнадцати, двадцати пяти, ста - в зависимости оттого, какой объем информации нужно было передать. Цезарь тайно объяснил офицерам, что по получении этого якобы случайного набора букв они должны записать текст таким образом, чтобы он составил квадрат. Тогда, при чтении сверху вниз, перед глазами магически возникало тайное послание.

Коммандер глубоко вздохнул и подошел к раздвижной стеклянной двери. Кнопка на полу привела ее в движение, и дверь, издав шипящий звук, отъехала в сторону. Чатрукьян ввалился в комнату. - Коммандер… сэр, я… извините за беспокойство, но монитор… я запустил антивирус и… - Фил, Фил, - нехарактерным для него ласковым тоном сказал Стратмор.  - Потише и помедленнее. Что случилось. По голосу Стратмора, мягкому и спокойному, никто никогда не догадался бы, что мир, в котором он жил, рушится у него на глазах. Он отступил от двери и отошел чуть в сторону, пропуская Чатрукьяна в святая святых Третьего узла. Тот в нерешительности застыл в дверях, как хорошо обученная служебная собака, знающая, что ей запрещено переступать порог. По изумлению на лице Чатрукьяна было видно, что он никогда прежде не бывал в этой комнате.

 Нет, вообще-то я… - Из туристического бюро. - Нет, я… - Слушайте, я знаю, зачем вы пришли! - Старик попытался сесть в кровати.  - Меня не удастся запугать. Я уже говорил это и могу повторить тысячу раз - Пьер Клушар описывает мир таким, каким его видит. Некоторые ваши туристические путеводители старательно скрывают правду, обещая бесплатный ночлег в городе, но Монреаль тайме не продается. Ни за какие деньги. - Простите, сэр, вы, кажется, меня не… - Merde alors. Я отлично все понял! - Он уставил на Беккера костлявый указательный палец, и его голос загремел на всю палату.

 И вы уверены, что эта женщина - проститутка. - Абсолютно. Такая красивая женщина пошла бы с этим типом, только если бы ей хорошо заплатили. Боже. Такой жирный. Крикливый, тучный, мерзкий немец! - Клушар заморгал, стараясь переменить положение, и, не обращая внимания на боль, продолжал: - Ну чистая скотина, килограмм сто двадцать, не меньше. Он вцепился в эту красотку так, словно боялся, что она сбежит, - и я бы ее отлично понял. Ей-ей. Обхватил ее своими ручищами.

 Ну, давай же, - настаивал Хейл.  - Стратмор практически выгнал Чатрукьяна за то, что тот скрупулезно выполняет свои обязанности. Что случилось с ТРАНСТЕКСТОМ. Не бывает такой диагностики, которая длилась бы восемнадцать часов. Все это вранье, и ты это отлично знаешь. Скажи мне, что происходит. Сьюзан прищурилась. Ты сам отлично знаешь, что происходит.

Она повернулась к Стратмору, оставшемуся за дверью. В этом освещении его лицо казалось мертвенно-бледным, безжизненным. - Сьюзан, - сказал.  - Дай мне двадцать минут, чтобы уничтожить файлы лаборатории систем безопасности. После этого я сразу перейду к своему терминалу и выключу ТРАНСТЕКСТ. - Давайте скорее, - сказала Сьюзан, пытаясь что-нибудь разглядеть сквозь тяжелую стеклянную дверь. Она знала, что, пока ТРАНСТЕКСТ будет продолжать сжирать аварийное питание, она останется запертой в Третьем узле. Стратмор отпустил створки двери, и тонюсенькая полоска света исчезла. Сьюзан смотрела, как фигура Стратмора растворяется во тьме шифровалки.

706 Share

Zaino rigido

 Вам нужно знать только одно: он будет найден. - Откуда такая уверенность. - Не я один его ищу. Американская разведка тоже идет по следу. Они, вполне естественно, хотят предотвратить распространение Цифровой крепости, поэтому послали на поиски ключа человека по имени Дэвид Беккер. - Откуда вам это известно. - Это не имеет отношения к делу. Нуматака выдержал паузу. - А если мистер Беккер найдет ключ.

Здесь все было подчинено одному требованию - эффективности. Стол, накрытый стеклом, и черный кожаный стул были расположены прямо перед громадным венецианским окном. Три шкафа-картотеки стояли в углу рядом с маленьким столиком с французской кофеваркой. Над Форт-Мидом высоко в небе сияла луна, и серебристый свет падал в окно, лишь подчеркивая спартанскую меблировку. Что же я делаю. - подумал Бринкерхофф. Мидж подошла к принтеру и, забрав распечатку очередности задач, попыталась просмотреть ее в темноте. - Ничего не вижу, - пожаловалась.  - Включи свет. - Прочитаешь за дверью.

ГЛАВА 49 Беккер с трудом поднялся и рухнул на пустое сиденье. - Ну и полет, придурок, - издевательски хмыкнул парень с тремя косичками. Беккер прищурился от внезапной вспышки яркого света. Это был тот самый парень, за которым он гнался от автобусной остановки. Беккер мрачно оглядел море красно-бело-синих причесок. - Что у них с волосами? - превозмогая боль, спросил он, показывая рукой на остальных пассажиров.  - Они все… - Красно-бело-синие? - подсказал парень. Беккер кивнул, стараясь не смотреть на серебряную дужку в верхней губе парня. - Табу Иуда, - произнес тот как ни в чем не бывало. Беккер посмотрел на него с недоумением.

За ее спиной ТРАНСТЕКСТ издал предсмертный оглушающий стон. Когда распался последний силиконовый чип, громадная раскаленная лава вырвалась наружу, пробив верхнюю крышку и выбросив на двадцать метров вверх тучу керамических осколков, и в то же мгновение насыщенный кислородом воздух шифровалки втянуло в образовавшийся вакуум. Сьюзан едва успела взбежать на верхнюю площадку лестницы и вцепиться в перила, когда ее ударил мощный порыв горячего ветра. Повернувшись, она увидела заместителя оперативного директора АНБ; он стоял возле ТРАНСТЕКСТА, не сводя с нее глаз. Вокруг него бушевала настоящая буря, но в его глазах она увидела смирение. Губы Стратмора приоткрылись, произнеся последнее в его жизни слово: Сьюзан. Воздух, ворвавшийся в ТРАНСТЕКСТ, воспламенился. В ослепительной вспышке света коммандер Тревор Стратмор из человека превратился сначала в едва различимый силуэт, а затем в легенду.

Мысли ее смешались. Хоть бы замолчала эта омерзительная сирена. Почему Стратмор отмел такую возможность. Хейл извивался на полу, стараясь увидеть, чем занята Сьюзан. - Что. Скажи. Сьюзан словно отключилась от Хейла и всего окружающего ее хаоса. Энсей Танкадо - это Северная Дакота… Сьюзан попыталась расставить все фрагменты имеющейся у нее информации по своим местам.

Хотите меня испытать. Что ж, попробуйте! - Он начал нажимать кнопки мобильника.  - Ты меня недооценил, сынок. Никто позволивший себе угрожать жизни моего сотрудника не выйдет отсюда.  - Он поднес телефон к уху и рявкнул: - Коммутатор. Соедините меня со службой безопасности. Хейл начал выворачивать шею Сьюзан. - Я-я…я убью. Клянусь, убью.

Zaino deadpool

About Gubei

Его смерть бросает на Цифровую крепость тень подозрения. Я хотел внести исправления тихо и спокойно. Изначальный план состоял в том, чтобы сделать это незаметно и позволить Танкадо продать пароль.

Related Posts

450 Comments

Post A Comment