Zaino testa di leone

454 Share

Zaino testa di leone

Ему не нужно было напоминать, что произойдет, если три миллиона процессоров перегреются и воспламенятся. Коммандеру нужно было подняться к себе в кабинет и отключить ТРАНСТЕКСТ, пока никто за пределами шифровалки не заметил этой угрожающей ситуации и не отправил людей им на помощь. Стратмор бросил взгляд на лежавшего в беспамятстве Хейла, положил беретту на столик рядом со Сьюзан и крикнул, перекрывая вой сирены: - Я сейчас вернусь! - Исчезая через разбитое стекло стены Третьего узла, он громко повторил: - Найди ключ. Поиски ключа не дали никаких результатов. Сьюзан надеялась, что Стратмору не придется долго возиться с отключением ТРАНСТЕКСТА. Шум и мелькающие огни в шифровалке делали ее похожей на стартовую площадку ракеты. Хейл зашевелился и в ответ на каждое завывание сирены начал моргать. Неожиданно для самой себя Сьюзан схватила беретту, и Хейл, открыв глаза, увидел ее, стоящую с револьвером в руке, нацеленным ему в низ живота. - Где ключ? - потребовала. Хейл с трудом пришел в .

Сьюзан собралась с мыслями и шагнула в дверной проем. Компьютер зафиксировал ее прибытие. Хотя Сьюзан практически не покидала шифровалку в последние три года, она не переставала восхищаться этим сооружением. Главное помещение представляло собой громадную округлую камеру высотой в пять этажей. Ее прозрачный куполообразный потолок в центральной части поднимался на 120 футов. Купол из плексигласа имел ячеистую структуру - защитную паутину, способную выдержать взрыв силой в две мегатонны. Солнечные лучи, проходя сквозь этот экран, покрывали стены нежным кружевным узором. Крошечные частички пыли, пленницы мощной системы деионизации купола, простодушно устремлялись вверх широкой спиралью. Наклонные стены помещения, образуя вверху широкую арку, на уровне глаз были практически вертикальными.

В полном недоумении Сьюзан посмотрела в окно кабинета на видневшийся внизу ТРАНСТЕКСТ. Она точно знала, что на такой пароль уходит меньше десяти минут. - Должно ведь быть какое-то объяснение. - Оно есть, - кивнул Стратмор.  - Тебя оно не обрадует. - В ТРАНСТЕКСТЕ сбой. - ТРАНСТЕКСТ в полном порядке. - Вирус. - Никакого вируса .

Скажи, что ничего нет, - прошептал.  - Абсолютно. Скажи папе, что все в порядке. Но нутром он чувствовал, что это далеко не. Интуиция подсказывала ему, что в глубинах дешифровального чудовища происходит что-то необычное. ГЛАВА 10 - Энсей Танкадо мертв? - Сьюзан почувствовала подступившую к горлу тошноту.  - Вы его убили. Вы же сказали… - Мы к нему пальцем не притронулись, - успокоил ее Стратмор.  - Он умер от разрыва сердца. Сегодня утром звонили из КОМИНТа.

Панк кивнул и расхохотался. - Похоже, ты облажался, приятель. - Но сейчас только без четверти. Двухцветный посмотрел на часы Беккера. Его лицо казалось растерянным. - Обычно я напиваюсь только к четырем! - Он опять засмеялся. - Как быстрее добраться до аэропорта. - У входа возьмешь такси.

Однако я уверяю тебя, что ТРАНСТЕКСТ он любит куда больше своей дражайшей супруги. Если бы возникла проблема, он тут же позвонил бы. Мидж долго молчала. Джабба услышал в трубке вздох - но не мог сказать, вздох ли это облегчения. - Итак, ты уверен, что врет моя статистика. Джабба рассмеялся. - Не кажется ли тебе, что это звучит как запоздалое эхо. Она тоже засмеялась. - Выслушай меня, Мидж.

905 Share

Zaino testa di leone

Боли он не чувствовал и продолжал мчаться вперед по лабиринтам улочек Санта-Круса. Халохот настойчиво преследовал свою жертву. Вначале он хотел выстрелить Беккеру в голову, но, будучи профессионалом, решил не рисковать. Целясь в торс, он сводил к минимуму возможность промаха в вертикальной и горизонтальной плоскостях. Эта тактика себя оправдала. Хотя в последнее мгновение Беккер увернулся, Халохот сумел все же его зацепить. Он понимал, что пуля лишь слегка оцарапала жертву, не причинив существенного ущерба, тем не менее она сделала свое. Контакт был установлен. Жертва ощутила прикосновение смерти, и началась совершенно иная игра.

Она была слишком возбуждена, чтобы ответить. Испания. Так вот почему Дэвид отложил поездку в Стоун-Мэнор. - Сегодня утром я послал за ним машину. Он сказал, что позвонит тебе перед вылетом. Прости, я думал… - Зачем вы послали его в Испанию. Стратмор выдержал паузу и посмотрел ей прямо в. - Чтобы он получил второй ключ.

Криптографы редко запирали свои компьютеры, разве что покидая Третий узел на ночь. Обычно они лишь уменьшали их яркость; кодекс чести гарантировал, что никто в их отсутствие к терминалу не прикоснется. К черту кодекс чести, - сказала она.  - Посмотрим, чем ты тут занимаешься. Окинув быстрым взглядом находящееся за стеклом помещение шифровалки, Сьюзан включила кнопку яркости. Вспыхнувший экран был совершенно пуст. Несколько этим озадаченная, она вызвала команду поиска и напечатала: НАЙТИ: СЛЕДОПЫТ Это был дальний прицел, но если в компьютере Хейла найдутся следы ее программы, то они будут обнаружены. Тогда станет понятно, почему он вручную отключил Следопыта. Через несколько секунд на экране показалась надпись: ОБЪЕКТ НЕ НАЙДЕН Не зная, что искать дальше, она ненадолго задумалась и решила зайти с другой стороны. НАЙТИ: ЗАМОК ЭКРАНА Монитор показал десяток невинных находок - и ни одного намека на копию ее персонального кода в компьютере Хейла.

Роскошной рыжеволосой девицей. Мой Бог. Это была настоящая красотка. - Спутница? - бессмысленно повторил Беккер.  - Проститутка, что. Клушар поморщился: - Вот. Если вам угодно использовать это вульгарное слово. - Но… офицер ничего не сказал о… - Разумеется. Я не сказал ему про спутницу.  - Взмахом руки Клушар величественно отверг вопрос Беккера.

Сьюзан положила голову ему на грудь и слушала, как стучит его сердце. А ведь еще вчера она думала, что потеряла его навсегда. - Дэвид, - вздохнула она, заметив на тумбочке его записку.  - Скажи мне, что такое без воска. Ты же знаешь, что шифры, которые не поддаются, не выходят у меня из головы. Дэвид молчал. - Расскажи.  - Она надулась.  - Если не скажешь, тебе меня больше не видать.

Грег Хейл убил одного из младших сотрудников лаборатории систем безопасности и взял в заложники моего старшего криптографа. Если нужно, используйте против всех нас слезоточивый газ. Если мистер Хейл не образумится, снайперы должны быть готовы стрелять на поражение. Всю ответственность я беру на. Быстрее. Хейл выслушал все это, не сдвинувшись с места и не веря своим ушам. Хватка на горле Сьюзан слегка ослабла. Стратмор выключил телефон и сунул его за пояс.

603 Share

Zaino testa di leone

 Черт возьми! - выругался коммандер.  - Вчера вечером я специально позвонил дежурному лаборатории систем безопасности и попросил его сегодня не выходить на работу. Сьюзан это не удивило. Она не могла припомнить, чтобы когда-то отменялось дежурство, но Стратмор, очевидно, не хотел присутствия непосвященных. Он и мысли не допускал о том, что кто-то из сотрудников лаборатории узнает о Цифровой крепости. - Наверное, стоит выключить ТРАНСТЕКСТ, - предложила Сьюзан.  - Потом мы запустим его снова, а Филу скажем, что ему все это приснилось. Стратмор задумался над ее словами, затем покачал головой: - Пока не стоит.

 Джабба, - проворковала женщина в ответ.  - Это Мидж. - Королева информации! - приветствовал ее толстяк. Он всегда питал слабость к Мидж Милкен. Умница, да к тому же единственная женщина, не упускавшая случая с ним пококетничать.  - Как твои дела. - Не жалуюсь. Джабба вытер губы.

Так или иначе, он попал в западню. - Тогда почему бы не вызвать службу безопасности, которая могла бы его задержать. - Пока рано, - сказал Стратмор.  - Если служба безопасности обнаружит затянувшуюся надолго работу ТРАНСТЕКСТА, перед нами возникнет целый ряд новых проблем. Я хочу уничтожить все следы Цифровой крепости до того, как мы откроем двери. Сьюзан неохотно кивнула. План неплохой. Когда служба безопасности извлечет Хейла из подсобного помещения и обвинит в убийстве Чатрукьяна, он скорее всего попытается шантажировать их обнародованием информации о Цифровой крепости. Но все доказательства к этому моменту будут уничтожены, и Стратмор сможет сказать, что не знает, о чем речь.

Назад, или я сломаю… Рукоятка револьвера, разрезая воздух, с силой опустилась ему на затылок. Сьюзан высвободилась из рук обмякшего Хейла, не понимая, что произошло. Стратмор подхватил ее и слегка обнял, пытаясь успокоить. - Ш-ш-ш, - утешал он.  - Это. Теперь все в порядке. Сьюзан не могла унять дрожь. - Ком… мандер, - задыхаясь, пробормотала она, сбитая с толку.  - Я думала… я думала, что вы наверху… я слышала… - Успокойся, - прошептал.  - Ты слышала, как я швырнул на верхнюю площадку свои ботинки.

Сьюзан не любила бывать в шифровалке в неурочные часы, поскольку в таких случаях неизменно чувствовала себя запертой в клетке с гигантским зверем из научно-фантастического романа. Она ускорила шаги, чтобы побыстрее оказаться в кабинете шефа. К рабочему кабинету Стратмора, именуемому аквариумом из-за стеклянных стен, вела узкая лестница, поднимавшаяся по задней стене шифровалки. Взбираясь по решетчатым ступенькам, Сьюзан смотрела на массивную дубовую дверь кабинета, украшенную эмблемой АНБ, на которой был изображен могучий орел, терзающий когтями старинную отмычку. За этой дверью находился один из самых великих людей, которых ей довелось знать. Пятидесятишестилетний коммандер Стратмор, заместитель оперативного директора АНБ, был для нее почти как отец. Именно он принимал ее на работу, именно он сделал АНБ для нее родным домом. Когда десять лет назад Сьюзан поступила в агентство, Стратмор возглавлял Отдел развития криптографии, являвшийся тренировочной площадкой для новых криптографов, криптографов мужского пола. Хотя Стратмор терпеть не мог выделять кого-нибудь из подчиненных, он с особым вниманием относился к своей единственной сотруднице.

Когда я спрашиваю, почему многомиллиардное здание погрузилось во тьму, я рассчитываю на профессиональный ответ. - Да, мэм. - Я хочу услышать только да или. Возможно ли, что проблема шифровалки каким-то образом связана с вирусом. - Мидж… я уже говорил… - Да или нет: мог в ТРАНСТЕКСТ проникнуть вирус. Джабба шумно вздохнул. - Нет, Мидж. Это абсолютно исключено.

203 Share

Zaino testa di leone

Пересек границу неделю. - Наверное, хотел сюда переехать, - сухо предположил Беккер. - Да. Первая неделя оказалась последней. Солнечный удар и инфаркт. Бедолага. Беккер ничего не сказал и продолжал разглядывать пальцы умершего. - Вы уверены, что на руке у него не было перстня. Офицер удивленно на него посмотрел. - Перстня.

Внизу по-прежнему завывала сирена. - Надо вырубить все электроснабжение, и как можно скорее! - потребовала Сьюзан. Она знала, что, если они не будут терять времени, им удастся спасти эту великую дешифровальную машину параллельной обработки. Каждый компьютер в мире, от обычных ПК, продающихся в магазинах торговой сети Радиошэк, и до систем спутникового управления и контроля НАСА, имеет встроенное страховочное приспособление как раз на случай таких ситуаций, называемое отключение из розетки. Полностью отключив электроснабжение, они могли бы остановить работу ТРАНСТЕКСТА, а вирус удалить позже, просто заново отформатировав жесткие диски компьютера. В процессе форматирования стирается память машины - информация, программное обеспечение, вирусы, одним словом - все, и в большинстве случаев переформатирование означает потерю тысяч файлов, многих лет труда. Но ТРАНСТЕКСТ не был обычным компьютером - его можно было отформатировать практически без потерь. Машины параллельной обработки сконструированы для того, чтобы думать, а не запоминать.

Бринкерхофф застонал, сожалея, что попросил ее проверить отчет шифровалки. Он опустил глаза и посмотрел на ее протянутую руку. - Речь идет о засекреченной информации, хранящейся в личном помещении директора. Ты только представь себе, что будет, если об этом станет известно. - Директор в Южной Америке. - Извини. Я не могу этого сделать.  - Скрестив на груди руки, он вышел из ее кабинета.

Беккер снова кивнул, вспомнив ночь, когда слушал гитару Пако де Лючии - фламенко под звездами в крепости XV века. Вот бы побывать здесь вместе со Сьюзан. - И, разумеется, Христофора Колумба? - просиял лейтенант.  - Он похоронен в нашем соборе. Беккер удивленно посмотрел на. - Разве. Я думал, что он похоронен в Доминиканской Республике. - Да нет же, черт возьми. И кто только распустил этот слух.

Это был высокий мужчина крепкого сложения с густыми светлыми волосами и глубокой ямкой на подбородке. Он отличался громким голосом и безвкусно-крикливой манерой одеваться. Коллеги-криптографы прозвали его Галит - таково научное название каменной соли. Хейл же был уверен, что галит - некий драгоценный камень, поэтому считал, что это прозвище вполне соответствует его выдающимся умственным способностям и прекрасному телосложению. Будь он менее самонадеян, он, конечно же, заглянул бы в энциклопедию и обнаружил, что это не что иное, как солевой осадок, оставшийся после высыхания древних морей. Как и все криптографы АНБ, Хейл зарабатывал огромные деньги, однако вовсе не стремился держать этот факт при. Он ездил на белом лотосе с люком на крыше и звуковой системой с мощными динамиками. Кроме того, он был фанатом всевозможных прибамбасов, и его автомобиль стал своего рода витриной: он установил в нем компьютерную систему глобального позиционирования, замки, приводящиеся в действие голосом, пятиконечный подавитель радаров и сотовый телефонфакс, благодаря которому всегда мог принимать сообщения на автоответчик.

И теперь наконец ее получит. Сьюзан будет искать защиту у него, поскольку ей негде больше будет ее найти. Она придет к нему беспомощная, раздавленная утратой, и он со временем докажет ей, что любовь исцеляет. Честь. Страна. Любовь. Дэвид Беккер должен был погибнуть за первое, второе и третье. ГЛАВА 103 Стратмор возник из аварийного люка подобно Лазарю, воскресшему из мертвых. Несмотря на промокшую одежду, он двигался легкой походкой.

748 Share

Zaino testa di leone

 Читайте! - Джабба обливался.  - В чем разница. Должна же она. - Да! - Соши ткнула пальцем в свой монитор.  - Смотрите. Все прочитали: - …в этих бомбах использовались разные виды взрывчатого вещества… обладающие идентичными химическими характеристиками. Эти изотопы нельзя разделить путем обычного химического извлечения. Кроме незначительной разницы в атомном весе, они абсолютно идентичны.

Если им что нужно, то обязательно еще вчера. Каждый затраханный файл может спасти мир. - И что же из этого следует. - Из этого следует, - Джабба шумно вздохнул, - что Стратмор такой же псих, как и все его сотруднички. Однако я уверяю тебя, что ТРАНСТЕКСТ он любит куда больше своей дражайшей супруги. Если бы возникла проблема, он тут же позвонил бы. Мидж долго молчала. Джабба услышал в трубке вздох - но не мог сказать, вздох ли это облегчения. - Итак, ты уверен, что врет моя статистика. Джабба рассмеялся.

 Никогда об этом не слышала. - Так записано в его медицинской карточке. Он не очень-то об этом распространялся. Сьюзан трудно было поверить в такое удачное совпадение. - Его погубило слабое сердце - вот так. Слишком уж удобная версия. Стратмор пожал плечами. - Слабое сердце… да к тому же еще испанская жара. Не забывай и о сильнейшем стрессе, связанном с попыткой шантажировать наше агентство… Сьюзан замолчала.

Прекрасное место для смерти, - подумал Халохот.  - Надеюсь, удача не оставит. Беккер опустился на колени на холодный каменный пол и низко наклонил голову. Человек, сидевший рядом, посмотрел на него в недоумении: так не принято было вести себя в храме Божьем. - Enferno, - извиняясь, сказал Беккер.  - Я плохо себя чувствую.  - Он знал, что должен буквально вдавиться в пол. И вдруг увидел знакомый силуэт в проходе между скамьями сбоку. Это. Он .

 Это объявление войны, - прошептал Фонтейн срывающимся голосом. Джабба покачал головой: - Лично я сомневаюсь, что Танкадо собирался зайти так. Я думаю, он собирался оставаться поблизости и вовремя все это остановить. Глядя на экран, Фонтейн увидел, как полностью исчезла первая из пяти защитных стен. - Бастион рухнул! - крикнул техник, сидевший в задней части комнаты.  - Обнажился второй щит. - Нужно приступать к отключению, - настаивал Джабба.  - Судя по ВР, у нас остается около сорока пяти минут. Отключение - сложный процесс.

Тот потерял дар речи. - Будь здоров, - сказал Беккер. Да этот парень - живая реклама противозачаточных средств. - Убирайся к дьяволу! - завопил панк, видя, что над ним все смеются.  - Подтирка для задницы. Беккер не шелохнулся. Что-то сказанное панком не давало ему покоя. Я прихожу сюда каждый вечер. А что, если этот парень способен ему помочь. - Прошу прощения, - сказал .

533 Share

Zaino testa di leone

Он вечно навязывал что-то коллегам, например морковный сок, и убеждал их, что нет ничего важнее безукоризненного состояния кишечника. Хейл поставил масло на место и направился к своему компьютеру, располагавшемуся прямо напротив рабочего места Сьюзан. Даже за широким кольцом терминалов она почувствовала резкий запах одеколона и поморщилась. - Замечательный одеколон, Грег. Вылил целую бутылку. Хейл включил свой компьютер. - Специально для тебя, дорогая. Он стал ждать, когда его компьютер разогреется, и Сьюзан занервничала. Что, если Хейл захочет взглянуть на включенный монитор ТРАНСТЕКСТА. Вообще-то ему это ни к чему, но Сьюзан знала, что его не удовлетворит скороспелая ложь о диагностической программе, над которой машина бьется уже шестнадцать часов.

Хейл его отключил. И Сьюзан принялась объяснять, как Хейл отозвал Следопыта и как она обнаружила электронную почту Танкадо, отправленную на адрес Хейла. Снова воцарилось молчание. Стратмор покачал головой, отказываясь верить тому, что услышал. - Не может быть, чтобы Грег Хейл был гарантом затеи Танкадо. Это полный абсурд. Танкадо ни за что не доверился бы Хейлу. - Коммандер, - напомнила Сьюзан, - Хейл однажды уже чуть не угробил нас - с Попрыгунчиком. Танкадо имел основания ему верить. Стратмор замялся, не зная, что ответить.

Стратмор вытащил из-под ремня мобильник и набрал номер. - Ты блефуешь, Грег. - Вы этого не сделаете! - крикнул Хейл.  - Я все расскажу. Я разрушу все ваши планы. Вы близки к осуществлению своей заветной мечты - до этого остается всего несколько часов. Управлять всей информацией в мире. И ТРАНСТЕКСТ больше не нужен. Никаких ограничений - только свободная информация.

ГЛАВА 75 Пальцы Стратмора время от времени касались беретты, лежавшей у него на коленях. При мысли о том, что Хейл позволил себе прикоснуться к Сьюзан, кровь закипела в его жилах, но он помнил, что должен сохранять ясную голову, Стратмор с горечью признал, что сам отчасти виноват в случившемся: ведь именно он направил Сьюзан в Третий узел. Однако он умел анализировать свои эмоции и не собирался позволить им отразиться на решении проблемы Цифровой крепости. Он заместитель директора Агентства национальной безопасности, а сегодня все, что он делает, важно, как. Его дыхание стало ровным. - Сьюзан.  - Голос его прозвучал резко, но спокойно.  - Тебе удалось стереть электронную почту Хейла. - Нет, - сконфуженно ответила. - Ты нашла ключ.

 - А тебе здесь делать нечего. Беккер повернулся, печально посмотрев в последний раз на ее руку. Ты ничего не можешь с этим поделать, Дэвид. Не лезь не в свое. - Ну. Беккер кивнул. Уже в дверях он грустно улыбнулся: - Вы все же поосторожнее. ГЛАВА 67 - Сьюзан? - Тяжело дыша, Хейл приблизил к ней свое лицо. Он сидел у нее на животе, раскинув ноги в стороны. Его копчик больно вдавливался в низ ее живота через тонкую ткань юбки.

Тело Грега Хейла растворилось в темноте, и Сьюзан, инстинктивно поджав ноги, прикрылась пиджаком Стратмора. В шифровалке никогда еще не было так тихо, здесь всегда слышался гул генераторов. Теперь все умолкло, так что можно было различить облегченный вздох раненого чудовища - ТРАНСТЕКСТА, постепенно стихающее шипение и посвистывание, сопутствующие медленному охлаждению. Сьюзан закрыла глаза и начала молиться за Дэвида. Ее молитва была проста: она просила Бога защитить любимого человека. Не будучи религиозной, она не рассчитывала услышать ответ на свою молитву, но вдруг почувствовала внезапную вибрацию на груди и испуганно подскочила, однако тут же поняла: вибрация вовсе не была рукой Божьей - она исходила из кармана стратморовского пиджака. На своем Скайпейджере он установил режим вибрации без звонка, значит, кто-то прислал коммандеру сообщение. Шестью этажами ниже Стратмор стоял возле рубильника.

767 Share

Zaino testa di leone

Клушар на мгновение задумался и покачал головой: - Понятия не имею.  - Он поморщился от боли и откинулся на подушки. Беккер вздохнул. Кольцо словно исчезло у него из-под носа. Это совсем не обрадует коммандера Стратмора. Клушар приложил руку ко лбу. Очевидно, волнение отняло у него все силы. Его лицо залила мертвенная бледность.

Сьюзан смотрела на эти кадры, то выходившие из фокуса, то вновь обретавшие четкость. Она вглядывалась в глаза Танкадо - и видела в них раскаяние. Он не хотел, чтобы это зашло так далеко, - говорила она.  - Он хотел нас спасти. Но снова и снова он протягивал руку, так, чтобы люди обратили внимание на кольцо. Он хотел объяснить им, но не. И все тянул и тянул к ним свои пальцы. В Севилье Беккер лихорадочно обдумывал происходящее.

Двадцать миллионов долларов - это очень большие деньги, но если принять во внимание, за что они будут заплачены, то это сущие гроши. ГЛАВА 19 - А вдруг кто-то еще хочет заполучить это кольцо? - спросила Сьюзан, внезапно заволновавшись.  - А вдруг Дэвиду грозит опасность. Стратмор покачал головой: - Больше никто не знает о существовании кольца. Именно поэтому я и послал за ним Дэвида. Я хотел, чтобы никто ничего не заподозрил. Любопытным шпикам не придет в голову сесть на хвост преподавателю испанского языка. - Он профессор, - поправила его Сьюзан и тут же пожалела об. У нее часто возникало чувство, что Стратмор не слишком высокого мнения о Дэвиде и считает, что она могла бы найти себе кого-то поинтереснее, чем простой преподаватель.

Все подняли головы. - Три! - крикнула Сьюзан, перекрывая оглушающую какофонию сирен и чьих-то голосов. Она показала на экран. Все глаза были устремлены на нее, на руку Танкадо, протянутую к людям, на три пальца, отчаянно двигающихся под севильским солнцем. Джабба замер. - О Боже! - Он внезапно понял, что искалеченный гений все это время давал им ответ. - Три - это простое число! - сказала Соши.  - Три - это простое число. Фонтейн пребывал в изумлении.

Теперь же он был рад, что проделал это, потому что на мониторе Сьюзан скрывалось что-то очень важное. Задействованная ею программа была написана на языке программирования Лимбо, который не был его специальностью. Но ему хватило одного взгляда, чтобы понять: никакая это не диагностика. Хейл мог понять смысл лишь двух слов. Но этого было достаточно. СЛЕДОПЫТ ИЩЕТ… - Следопыт? - произнес.  - Что он ищет? - Мгновение он испытывал неловкость, всматриваясь в экран, а потом принял решение. Хейл достаточно понимал язык программирования Лимбо, чтобы знать, что он очень похож на языки Си и Паскаль, которые были его стихией. Убедившись еще раз, что Сьюзан и Стратмор продолжают разговаривать, Хейл начал импровизировать.

Ничего себе капелька. В голове у нее стучало. Повернувшись, она увидела, как за стеной, в шифровалке, Чатрукьян что-то говорит Хейлу. Понятно, домой он так и не ушел и теперь в панике пытается что-то внушить Хейлу. Она понимала, что это больше не имеет значения: Хейл и без того знал все, что можно было знать. Мне нужно доложить об этом Стратмору, - подумала она, - и как можно скорее. ГЛАВА 38 Хейл остановился в центре комнаты и пристально посмотрел на Сьюзан. - Что случилось, Сью. У тебя ужасный вид.

646 Share

Zaino testa di leone

 - Я не расслышал, как тебя зовут. - Двухцветный, - прошипел панк, словно вынося приговор. - Двухцветный? - изумился Беккер.  - Попробую отгадать… из-за прически. - Верно, Шерлок Холмс. - Забавное имя. Сам придумал. - А кто же еще! - ответил тот с гордостью.  - Хочу его запатентовать. - Как торговую марку? - Беккер смотрел на него изумленно.

 Я не собираюсь его беспокоить, - сказала Мидж, протягивая ему трубку.  - Это сделаешь. ГЛАВА 48 - Что? - воскликнула Мидж, не веря своим ушам.  - Стратмор говорит, что у нас неверные данные. Бринкерхофф кивнул и положил трубку. - Стратмор отрицает, что ТРАНСТЕКСТ бьется над каким-то файлом восемнадцать часов. - Он был крайне со мной любезен, - просияв, сказал Бринкерхофф, довольный тем, что ему удалось остаться в живых после телефонного разговора.  - Он заверил меня, что ТРАНСТЕКСТ в полной исправности.

 Да, наше агентство предоставляет сопровождающих бизнесменам для обедов и ужинов. Вот почему мы внесены в телефонный справочник. Мы занимаемся легальным бизнесом. А вы ищете проститутку.  - Слово прозвучало как удар хлыста. - Но мой брат… - Сэр, если ваш брат целый день целовался в парке с девчонкой, то это значит, что она работает не в нашем агентстве. У нас очень строгие правила относительно контактов клиента и сопровождающего. - Но… - Вы спутали нас с кем-то другим.

Стратмор покачал головой: - Это шифр совершенно иного рода. - Иного рода? - Сьюзан смотрела на него вопрошающе. Невзламываемый шифр - математическая бессмыслица. Он это отлично знает. Стратмор провел рукой по вспотевшему лбу. - Этот шифр есть продукт нового типа шифровального алгоритма, с таким нам еще не приходилось сталкиваться. Эти слова повергли Сьюзан в еще большее смятение. Шифровальный алгоритм - это просто набор математических формул для преобразования текста в шифр.

Но он настолько устал, что ему было не до любопытства. Сидя в одиночестве и собираясь с мыслями, Беккер посмотрел на кольцо на своем пальце. Зрение его несколько прояснилось, и ему удалось разобрать буквы. Как он и подозревал, надпись была сделана не по-английски. Беккер долго вглядывался в текст и хмурил брови. И ради этого стоило убивать. Когда Беккер наконец вышел из Гиральды в Апельсиновый сад, утреннее солнце уже нещадно пекло. Боль в боку немного утихла, да и глаза как будто обрели прежнюю зоркость. Он немного постоял, наслаждаясь ярким солнцем и тонким ароматом цветущих апельсиновых деревьев, а потом медленно зашагал к выходу на площадь.

 Их слишком много! - воскликнула Соши, выхватив распечатку из рук Джаббы и сунув ее под нос Сьюзан.  - Смотрите. Сьюзан кивнула. Так и есть, примерно через каждые двадцать строк появляется произвольный набор четырех знаков. Сьюзан пробежала все их глазами. PFEE SESN RETM - Альфа-группы из четырех знаков, - задумчиво проговорила Сьюзан.  - И частью программы они явно не являются. - Да бросьте вы это, - проворчал Джабба.  - Хватаетесь за соломинку. - Может быть, и нет, - сказала Сьюзан.

937 Share

Zaino testa di leone

Не удастся отслеживать перемещение грузов наркокартелей, крупные корпорации смогут переводить деньги, не оставляя никакого следа и держа Налоговое управление в полном неведении, террористы будут в полной тайне готовить свои акции. Результатом будет полнейший хаос. - А Фонд электронных границ будет праздновать победу, - побледнела Сьюзан. - Фонд понятия не имеет о том, чем мы тут занимаемся, - презрительно бросил Стратмор.  - Если бы они знали, сколько террористических нападений мы предотвратили благодаря тому, что можем взламывать шифры, они запели бы по-другому. Сьюзан была согласна с этим, но в то же время прекрасно понимала: Фонд электронных границ никогда не узнает, насколько важен и нужен ТРАНСТЕКСТ. Эта машина помогла предотвратить десятки преступлений, но связанная с ней информация строго засекречена и никогда не будет раскрыта. Причина такой секретности проста: правительство не может допустить массовой истерии. Никто не знает, как поведет себя общество, узнав, что группы фундаменталистов дважды за прошлый год угрожали ядерным объектам, расположенным на территории США. Ядерное нападение было, однако, не единственной угрозой.

 Hola? - крикнул он, приоткрыв дверь.  - Con permiso. Не дождавшись ответа, он вошел. Типичная для Испании туалетная комната: квадратная форма, белый кафель, с потолка свисает единственная лампочка. Как всегда, одна кабинка и один писсуар. Пользуются ли писсуаром в дамском туалете -неважно, главное, что сэкономили на лишней кабинке. Беккер с отвращением оглядел комнату. Грязь, в раковине мутная коричневатая вода. Повсюду разбросаны грязные бумажные полотенца, лужи воды на полу.

Хотя большинство отделов АНБ работали в полном составе семь дней в неделю, по субботам в шифровалке было тихо. По своей природе математики-криптографы - неисправимые трудоголики, поэтому существовало неписаное правило, что по субботам они отдыхают, если только не случается нечто непредвиденное. Взломщики шифров были самым ценным достоянием АНБ, и никто не хотел, чтобы они сгорали на работе. Сьюзан посмотрела на корпус ТРАНСТЕКСТА, видневшийся справа. Шум генераторов, расположенных восемью этажами ниже, звучал сегодня в ее ушах необычайно зловеще. Сьюзан не любила бывать в шифровалке в неурочные часы, поскольку в таких случаях неизменно чувствовала себя запертой в клетке с гигантским зверем из научно-фантастического романа. Она ускорила шаги, чтобы побыстрее оказаться в кабинете шефа. К рабочему кабинету Стратмора, именуемому аквариумом из-за стеклянных стен, вела узкая лестница, поднимавшаяся по задней стене шифровалки.

 Да хватит тебе, Эдди! - Но, посмотрев в зеркало, он убедился, что это вовсе не его закадычный дружок. Лицо в шрамах и следах оспы. Два безжизненных глаза неподвижно смотрят из-за очков в тонкой металлической оправе. Человек наклонился, и его рот оказался у самого уха двухцветного. Голос был странный, какой-то сдавленный: - Adonde file. Куда он поехал? - Слова были какие-то неестественные, искаженные. Панк замер. Его парализовало от страха.

Внимательный и заботливый, умный, с прекрасным чувством юмора и, самое главное, искренне интересующийся тем, что она делает. Чем бы они ни занимались - посещали Смитсоновский институт, совершали велосипедную прогулку или готовили спагетти у нее на кухне, - Дэвид всегда вникал во все детали. Сьюзан отвечала на те вопросы, на которые могла ответить, и постепенно у Дэвида сложилось общее представление об Агентстве национальной безопасности - за исключением, разумеется, секретных сторон деятельности этого учреждения. Основанное президентом Трумэном в 12 часов 01 минуту 4 ноября 1952 года, АНБ на протяжении почти пятидесяти лет оставалось самым засекреченным разведывательным ведомством во всем мире. Семистраничная доктрина сжато излагала программу его работы: защищать системы связи американского правительства и перехватывать сообщения зарубежных государств. На крыше главного служебного здания АНБ вырос лес из более чем пятисот антенн, среди которых были две большие антенны, закрытые обтекателями, похожими на громадные мячи для гольфа. Само здание также было гигантских размеров - его площадь составляла более двух миллионов квадратных футов, вдвое больше площади штаб-квартиры ЦРУ. Внутри было протянуто восемь миллионов футов телефонного кабеля, общая площадь постоянно закрытых окон составляла восемьдесят тысяч квадратных футов. Сьюзан рассказала Дэвиду про КОМИ НТ, подразделение глобальной разведки, в распоряжении которого находилось немыслимое количество постов прослушивания, спутников-шпионов и подслушивающих устройств по всему земному шару. Ежедневно тысячи сообщений и разговоров перехватывались и посылались экспертам АНБ для дешифровки.

Однако Беккер был слишком ошеломлен, чтобы понять смысл этих слов. - Sientate! - снова крикнул водитель. Беккер увидел в зеркале заднего вида разъяренное лицо, но словно оцепенел. Раздраженный водитель резко нажал на педаль тормоза, и Беккер почувствовал, как перемещается куда-то вес его тела. Он попробовал плюхнуться на заднее сиденье, но промахнулся. Тело его сначала оказалось в воздухе, а потом - на жестком полу. Из тени на авенида дель Сид появилась фигура человека. Поправив очки в железной оправе, человек посмотрел вслед удаляющемуся автобусу. Дэвид Беккер исчез, но это ненадолго.

Zaino steelseries

About Dazilkree

Кольца на пальце уже не. ГЛАВА 118 - Это может служить доказательством, - решительно заявил Фонтейн.

Related Posts

764 Comments

Post A Comment