Zaino frida kahlo

522 Share

Zaino frida kahlo

Миллиард долларов. Мидж хмыкнула. - Кажется, чуточку дороговато, не правда. - Да уж, - застонал.  - Чуточку. - Это как будто деление на ноль. - Что. - Деление на ноль, - сказала она, пробегая глазами остальные данные.  - Средняя цена определяется как дробь - общая стоимость, деленная на число расшифровок.

В воздухе стоял тяжелый запах мочи. Лампочки в конце коридора не горели, и на протяжении последних двадцати метров можно было различать только смутные силуэты. Женщина с кровотечением… плачущая молодая пара… молящаяся маленькая девочка. Наконец Беккер дошел до конца темного коридора и толкнул чуть приоткрытую дверь слева. Комната была пуста, если не считать старой изможденной женщины на койке, пытавшейся подсунуть под себя судно. Хорошенькое зрелище, - подумал Беккер.  - Где, черт возьми, регистратура. За едва заметным изгибом коридора Беккер услышал голоса.

ЭНИГМА, это двенадцатитонное чудовище нацистов, была самой известной в истории шифровальной машиной. Там тоже были группы из четырех знаков. - Потрясающе, - страдальчески сказал директор.  - У вас, часом, нет такой же под рукой. - Не в этом дело! - воскликнула Сьюзан, внезапно оживившись. Это как раз было ее специальностью.  - Дело в том, что это и есть ключ. Энсей Танкадо дразнит нас, заставляя искать ключ в считанные минуты.

Наверху Сьюзан ждала возвращения коммандера, сидя на диване в Третьем узле словно парализованная. Она не могла понять, что задержало его так надолго. У ее ног лежало тело Хейла. Прошло еще несколько минут. Она пыталась не думать о Дэвиде, но безуспешно. С каждым завыванием сирены слова Хейла эхом отдавались в ее мозгу: Я сожалею о Дэвиде Беккере. Сьюзан казалось, что она сходит с ума. Она уже готова была выскочить из комнаты, когда Стратмор наконец повернул рубильник и вырубил электропитание. В одно мгновение в шифровалке установилась полная тишина. Сирены захлебнулись, мониторы Третьего узла погасли.

За мгновение до того, как они сомкнулись, Сьюзан, потеряв равновесие, упала на пол за дверью. Коммандер, пытаясь приоткрыть дверь, прижал лицо вплотную к узенькой щелке. - Господи Боже мой, Сьюзан, с тобой все в порядке. Она встала на ноги и расправила платье. - Все обошлось. Сьюзан огляделась. Третий узел был пуст, свет шел от работающих мониторов. Их синеватое свечение придавало находящимся предметам какую-то призрачную расплывчатость. Она повернулась к Стратмору, оставшемуся за дверью. В этом освещении его лицо казалось мертвенно-бледным, безжизненным.

Створки стали стремительно сближаться. Стратмор попытался их удержать, но не сумел. За мгновение до того, как они сомкнулись, Сьюзан, потеряв равновесие, упала на пол за дверью. Коммандер, пытаясь приоткрыть дверь, прижал лицо вплотную к узенькой щелке. - Господи Боже мой, Сьюзан, с тобой все в порядке. Она встала на ноги и расправила платье. - Все обошлось. Сьюзан огляделась.

813 Share

Zaino frida kahlo

 Действительно.  - Клушар вздохнул с видом мученика, вынужденного терпеть всякий сброд.  - Вы когда-нибудь видели что-либо более ужасное, чем это место? - Он обвел глазами палату.  - Не больница, а помойка. И они еще решили оставить меня здесь на ночь. Беккер огляделся: - Понимаю. Это ужасно. Простите, что я так долго до вас добирался. - Мне даже не сказали, что вы придете. Беккер поспешил переменить тему: - У вас на голове огромная шишка.

ГЛАВА 95 Кровь Христа… чаша спасения… Люди сгрудились вокруг бездыханного тела на скамье. Вверху мирно раскачивалась курильница. Халохот, расталкивая людей, двигался по центральному проходу, ища глазами намеченную жертву. Он где-то. Халохот повернулся к алтарю. В тридцати метрах впереди продолжалось святое причастие. Падре Херрера, главный носитель чаши, с любопытством посмотрел на одну из скамей в центре, где начался непонятный переполох, но вообще-то это его мало занимало. Иногда кому-то из стариков, которых посетил Святой Дух, становилось плохо.

Она смотрела на коммандера и второй раз за этот день не могла его узнать. Вдруг она ощутила страшное одиночество. Стратмор увидел пятна крови на ее блузке и тотчас пожалел о своей вспышке. - Боже, Сьюзан, с тобой все в порядке. Она промолчала. Не нужно было так резко с ней говорить. Но у него не выдержали нервы. Он слишком долго говорил ей полуправду: просто есть вещи, о которых она ничего не знала, и он молил Бога, чтобы не узнала. - Прости меня, - сказал он, стараясь говорить как можно мягче.

Но мысли Сьюзан были далеко от политических последствий создания Цифровой крепости. Она пыталась осознать истинный смысл случившегося. Всю свою жизнь она посвятила взламыванию шифров, отвергая саму возможность разработки абсолютно стойкого шифра. Любой шифр можно взломать - так гласит принцип Бергофского. Она чувствовала себя атеистом, лицом к лицу столкнувшимся с Господом Богом. - Если этот шифр станет общедоступным, - прошептала она, - криптография превратится в мертвую науку. Стратмор кивнул: - Это наименьшая из наших проблем. - Не можем ли мы подкупить Танкадо. Я знаю, он нас ненавидит, но что, если предложить ему несколько миллионов долларов.

Новая волна паники охватила Сьюзан. Хейл всей тяжестью своего тела придавил ее ноги, холодно следя за каждым ее движением. В сознании Сьюзан промелькнуло все то, что она читала о приемах самозащиты. Она попыталась бороться, но тело ее не слушалось. Она точно окаменела. И закрыла. О Боже, пожалуйста. Не .

На пальцах ничего. Резким движением Халохот развернул безжизненное тело и вскрикнул от ужаса. Перед ним был не Дэвид Беккер. Рафаэль де ла Маза, банкир из пригорода Севильи, скончался почти мгновенно. Рука его все еще сжимала пачку банкнот, пятьдесят тысяч песет, которые какой-то сумасшедший американец заплатил ему за дешевый черный пиджак. ГЛАВА 94 Мидж Милкен в крайнем раздражении стояла возле бачка с охлажденной водой у входа в комнату заседаний. Что, черт возьми, делает Фонтейн? - Смяв в кулаке бумажный стаканчик, она с силой швырнула его в бачок для мусора.  - В шифровалке творится нечто непонятное. Я чувствую .

465 Share

Zaino frida kahlo

В главном банке данных происходит нечто странное. Джабба взглянул на часы. - Странное? - Он начал беспокоиться.  - Можешь выражаться яснее. Две минуты спустя Джабба мчался вниз к главному банку данных. ГЛАВА 85 Грег Хейл, распластавшись, лежал на полу помещения Третьего узла. Стратмор и Сьюзан отволокли его туда через шифровалку и связали ему руки и ноги толстым кабелем от одного из лазерных принтеров. Сьюзан до сих пор была ошеломлена ловкими действиями коммандера.

Спасайся. Она открыла глаза, словно надеясь увидеть его лицо, его лучистые зеленые глаза и задорную улыбку, и вновь перед ней всплыли буквы от А до Z. Шифр!. Сьюзан смотрела на эти буквы, и они расплывались перед ее слезящимися глазами. Под вертикальной панелью она заметила еще одну с пятью пустыми кнопками. Шифр из пяти букв, сказала она себе и сразу же поняла, каковы ее шансы его угадать: двадцать шесть в пятой степени, 11 881 376 вариантов. По одной секунде на вариант - получается девятнадцать недель… Когда она, задыхаясь от дыма, лежала на полу у дверцы лифта, ей вдруг вспомнились страстные слова коммандера: Я люблю тебя, Сьюзан. Я любил тебя. Сьюзан. Сьюзан.

Он же в аэропорту. Где-то там, на летном поле, в одном из трех частных ангаров севильского аэропорта стоит Лирджет-60, готовый доставить его домой. Пилот сказал вполне определенно: У меня приказ оставаться здесь до вашего возвращения. Трудно даже поверить, подумал Беккер, что после всех выпавших на его долю злоключений он вернулся туда, откуда начал поиски. Чего же он ждет. Он засмеялся. Ведь пилот может радировать Стратмору. Усмехнувшись, Беккер еще раз посмотрелся в зеркало и поправил узел галстука. Он уже собрался идти, как что-то в зеркале бросилось ему в .

Надо выбираться из шифровалки. Черт с ней, с Цифровой крепостью. Пришла пора действовать. Нужно выключить ТРАНСТЕКСТ и бежать. Она посмотрела на светящиеся мониторы Стратмора, бросилась к его письменному столу и начала нажимать на клавиши. Отключить ТРАНСТЕКСТТеперь это нетрудная задача, поскольку она находится возле командного терминала. Она вызвала нужное командное окно и напечатала: ВЫКЛЮЧИТЬ КОМПЬЮТЕР Палец привычно потянулся к клавише Ввод. - Сьюзан! - рявкнул голос у нее за спиной.

На номерном знаке авто была надпись МЕГАБАЙТ в обрамлении сиреневой неоновой трубки. Ранняя юность Грега Хейла не была омрачена криминальными историями, поскольку он провел ее в Корпусе морской пехоты США, где и познакомился с компьютером. Он стал лучшим программистом корпуса, и перед ним замаячила перспектива отличной военной карьеры. Но за два дня до окончания третьего боевого дежурства в его будущем произошел резкий зигзаг. В пьяной драке Хейл случайно убил сослуживца. Корейское искусство самозащиты, тхеквондо, оказалось в большей мере смертоносным, нежели оборонительным. Военной службе пришел конец. Отсидев некоторое время в тюрьме, Хейл занялся поисками места программиста в частных компаниях.

Продала кольцо и улетела. Он увидел уборщика и подошел к. - Has visto a una nina? - спросил он, перекрывая шум, издаваемый моечной машиной.  - Вы не видели девушку. Пожилой уборщик наклонился и выключил мотор. - Eh. - Una nina? - повторил Беккер.  - Pelo rojo, azul, y bianco.

149 Share

Zaino frida kahlo

Почему же не открывается дверца. Вглядевшись, она как в тумане увидела еще одну панель с буквами алфавита от А до Z и тут же вспомнила, что нужно ввести шифр. Клубы дыма начали вытекать из треснувших оконных рам. Сьюзан в отчаянии колотила в дверную панель, но все было бесполезно. Шифр, подумала. Кабинет постепенно утопал в дыму. Стало трудно дышать. Сьюзан бессильно прижалась к двери, за которой, всего в нескольких сантиметрах от нее, работала вентиляция, и упала, задыхаясь и судорожно хватая ртом воздух. Сьюзан закрыла глаза, но ее снова вывел из забытья голос Дэвида.

 - Надо думать. Есть различие, которое мы все время упускаем. Что-то очень простое. - Ой, дорогие мои… - сказала вдруг Соши. Она открыла на экране второе окно и просматривала остальную часть документов Лаборатории вне закона. - В чем дело? - спросил Фонтейн.  - Вы что-то нашли. - Вроде.  - У Соши был голос провинившегося ребенка.

Он молчал. - Ну ладно, - вздохнул Стратмор.  - Похоже, вышла какая-то путаница.  - Он положил руку на плечо Чатрукьяна и проводил его к двери.  - Тебе не нужно оставаться до конца смены. Мы с мисс Флетчер пробудем здесь весь день. Будем охранять нашу крепость. Желаю веселого уик-энда. Чатрукьян заколебался.

Цифровая крепость впервые запустила функцию переменного открытого текста; быть может, ТРАНСТЕКСТ сумеет взломать шифр за двадцать четыре часа. Но честно говоря, она в это уже почти не верила. - Пусть ТРАНСТЕКСТ работает, - принял решение Стратмор.  - Я хочу быть абсолютно уверен, что это абсолютно стойкий шифр. Чатрукьян продолжал колотить по стеклу. - Ничего не поделаешь, - вздохнул Стратмор.  - Поддержи. Коммандер глубоко вздохнул и подошел к раздвижной стеклянной двери. Кнопка на полу привела ее в движение, и дверь, издав шипящий звук, отъехала в сторону. Чатрукьян ввалился в комнату.

Наверняка Беккер не настолько глуп. Единственная спиральная лестница упиралась в каменную камеру квадратной формы, в стенах были проделаны узкие прорези для обозрения, но, разумеется, никакого выхода он не. Дэвид Беккер поднялся на последнюю крутую ступеньку и, едва держась на ногах, шагнул в крошечную каменную клетку. Со всех сторон его окружали высокие стены с узкими прорезями по всему периметру. Выхода. Судьба в это утро не была благосклонна к Беккеру. Выбегая из собора в маленький дворик, он зацепился пиджаком за дверь, и плотная ткань резко заставила его остановиться, не сразу разорвавшись. Он потерял равновесие, шатаясь, выскочил на слепящее солнце и прямо перед собой увидел лестницу.

Этот фонд, всемирная коалиция пользователей компьютеров, развернул мощное движение в защиту гражданских свобод, прежде всего свободы слова в Интернете, разъясняя людям реальности и опасности жизни в электронном мире. Фонд постоянно выступал против того, что именовалось им оруэлловскими средствами подслушивания, имеющимися в распоряжении правительственных агентств, прежде всего АНБ. Этот фонд был для Стратмора постоянной головной болью. - Не вижу ничего нового, - сказала Сьюзан.  - В чем же чрезвычайность ситуации, из-за которой вы вытащили меня из ванной. Какое-то время Стратмор задумчиво нажимал на клавиши мышки, вмонтированной в столешницу письменного стола. После долгой паузы он наконец посмотрел ей в глаза и долго не отводил взгляда. - Назови мне самое большое время, которое ТРАНСТЕКСТ затрачивал на взламывание кода. Что за чепуха.

261 Share

Zaino frida kahlo

 Что?! - хором вскричали Бринкерхофф и Фонтейн. - Он пытался, сэр! - Мидж помахала листком бумаги.  - Уже четыре раза. ТРАНСТЕКСТ заклинило. Фонтейн повернулся к окну. - Господи Исусе. Раздался телефонный звонок. Директор резко обернулся. - Должно быть, это Стратмор.

Он жертвует всеми планами, связанными с Цифровой крепостью. Хейл не мог поверить, что Стратмор согласился упустить такую возможность: ведь черный ход был величайшим шансом в его жизни. Хейлом овладела паника: повсюду, куда бы он ни посмотрел, ему мерещился ствол беретты Стратмора. Он шарахался из стороны в сторону, не выпуская Сьюзан из рук, стараясь не дать Стратмору возможности выстрелить. Движимый страхом, он поволок Сьюзан к лестнице. Через несколько минут включат свет, все двери распахнутся, и в шифровалку ворвется полицейская команда особого назначения. - Мне больно! - задыхаясь, крикнула Сьюзан. Она судорожно ловила ртом воздух, извиваясь в руках Хейла. Он хотел было отпустить ее и броситься к лифту Стратмора, но это было бы чистым безумием: все равно он не знает кода. Кроме того, оказавшись на улице без заложницы, он обречен.

Я видел схему. - Да мы уже пробовали, - задыхаясь, сказала Сьюзан, пытаясь хоть чем-то помочь шефу.  - Он обесточен. - Вы оба настолько заврались, что в это даже трудно поверить.  - Хейл сильнее сжал горло Сьюзан.  - Если лифт обесточен, я отключу ТРАНСТЕКСТ и восстановлю подачу тока в лифт. - У дверцы лифта есть код, - злорадно сказала Сьюзан. - Ну и проблема! - засмеялся Хейл.

 - Мы опустим каждый второй кадр вместе со звуковым сопровождением и постараемся держаться как можно ближе к реальному времени. На подиуме все замолчали, не отрывая глаз от экрана. Джабба нажал на клавиатуре несколько клавиш, и картинка на экране изменилась. В левом верхнем углу появилось послание Танкадо: ТЕПЕРЬ ВАС МОЖЕТ СПАСТИ ТОЛЬКО ПРАВДА Правая часть экрана отображала внутренний вид мини-автобуса и сгрудившихся вокруг камеры Беккера и двух агентов. В центре возник нечеткий из-за атмосферных помех кадр, который затем превратился в черно-белую картинку парка. - Трансляция началась, - объявил агент Смит. Это было похоже на старое кино. Кадр казался неестественно вытянутым по вертикали и неустойчивым, как бывает при дрожащем объективе, - это было результатом удаления кадров, процесса, сокращающего видеозапись вдвое и экономящего время.

 Аегорortо. Per favore. Sulla Vespa. Venti mille pesete. Итальянец перевел взгляд на свой маленький потрепанный мотоцикл и засмеялся. - Venti mille pesete. La Vespa. - Cinquanta mille. Пятьдесят тысяч! - предложил Беккер. Это почти четыреста долларов.

 В два часа ночи по воскресеньям. Она сейчас наверняка уже над Атлантикой. Беккер взглянул на часы. Час сорок пять ночи. Он в недоумении посмотрел на двухцветного. - Ты сказал - в два ночи. Панк кивнул и расхохотался. - Похоже, ты облажался, приятель. - Но сейчас только без четверти. Двухцветный посмотрел на часы Беккера.

315 Share

Zaino frida kahlo

Числа были огромными, в ряде случаев не совпадали единицы измерения. - Это все равно что вычитать апельсины из яблок, - сказал Джабба.  - Гамма-лучи против электромагнитной пульсации. Распадающиеся материалы и нераспадающиеся. Есть целые числа, но есть и подсчет в процентах. Это полная каша. - Это где-то здесь, - твердо сказала Сьюзан.  - Надо думать.

 Какого черта здесь нужно Чатрукьяну? - недовольно поинтересовался Стратмор.  - Сегодня не его дежурство. - Похоже, что-то стряслось, - сказала Сьюзан.  - Наверное, увидел включенный монитор. - Черт возьми! - выругался коммандер.  - Вчера вечером я специально позвонил дежурному лаборатории систем безопасности и попросил его сегодня не выходить на работу. Сьюзан это не удивило. Она не могла припомнить, чтобы когда-то отменялось дежурство, но Стратмор, очевидно, не хотел присутствия непосвященных.

 Коммандер! - позвала Сьюзан. Ответа не последовало. Сьюзан спустилась по лестнице на несколько ступенек. Горячий воздух снизу задувал под юбку. Ступеньки оказались очень скользкими, влажными из-за конденсации пара. Она присела на решетчатой площадке. - Коммандер. Стратмор даже не повернулся. Он по-прежнему смотрел вниз, словно впав в транс и не отдавая себе отчета в происходящем.

Его лицо казалось растерянным. - Обычно я напиваюсь только к четырем! - Он опять засмеялся. - Как быстрее добраться до аэропорта. - У входа возьмешь такси. Беккер вытащил из кармана купюру в тысячу песет и сунул панку в руку. - Премного благодарен, приятель! - крикнул тот ему вслед.  - Увидишь Меган, передавай от меня привет! - Но Беккер уже исчез. Двуцветный вздохнул и поплелся к танцующим.

Ну и ловок, подумала Сьюзан. На все у него готов ответ. - Отпусти меня! - попросил Хейл.  - Я ничего не сделал. - Ничего не сделал? - вскричала Сьюзан, думая, почему Стратмор так долго не возвращается.  - Вы вместе с Танкадо взяли АНБ в заложники, после чего ты и его обвел вокруг пальца. Скажи, Танкадо действительно умер от сердечного приступа или же его ликвидировал кто-то из ваших людей. - Ты совсем ослепла.

Деревянные скамьи заполняют вертикальную ось, растянувшись на сто с лишним метров, отделяющих алтарь от основания креста. Слева и справа от алтаря в поперечном нефе расположены исповедальни, священные надгробия и дополнительные места для прихожан. Беккер оказался в центре длинной скамьи в задней части собора. Над головой, в головокружительном пустом пространстве, на потрепанной веревке раскачивалась серебряная курильница размером с холодильник, описывая громадную дугу и источая едва уловимый аромат. Колокола Гиральды по-прежнему звонили, заставляя содрогаться каменные своды. Беккер перевел взгляд на позолоченную стену под потолком. Его сердце переполняла благодарность. Он дышал. Он остался в живых.

744 Share

Zaino frida kahlo

 Милый, я… я сейчас задохнусь! - Ей стало дурно. Все ее внутренности сдавило этой немыслимой тяжестью.  - Despiertate! - Ее пальцы инстинктивно вцепились ему в волосы. Просыпайся. И в этот момент Росио почувствовала под пальцами что-то теплое и липкое. Густая жидкость текла по его волосам, капала ей на лицо, попадала в рот. Она почувствовала соленый привкус и из последних сил попыталась выбраться из-под немца. В неизвестно откуда взявшейся полоске света она увидела его искаженное судорогой лицо.

Невозможно. Что это должно означать. Такого понятия, как шифр, не поддающийся взлому, не существует: на некоторые из них требуется больше времени, но любой шифр можно вскрыть. Есть математическая гарантия, что рано или поздно ТРАНСТЕКСТ отыщет нужный пароль. - Простите. - Шифр не поддается взлому, - сказал он безучастно. Не поддается. Сьюзан не могла поверить, что это сказал человек, двадцать семь лет работавший с шифрами. - Не поддается, сэр? - с трудом произнесла .

Голос показался ему отдаленно знакомым. Он попытался определить акцент - может быть, Бургос. - Вы набрали правильно, - сказал он осторожно, - но это служба сопровождения. Звонивший некоторое время молчал. - О… понимаю. Прошу прощения. Кто-то записал его, и я подумал, что это гостиница. Я здесь проездом, из Бургоса. Прошу прощения за беспокойство, доброй вам но… - Espere. Подождите! - Сеньор Ролдан был коммерсантом до мозга костей.

Казалось, говорившие находились этажом ниже. Один голос был резкий, сердитый. Похоже, он принадлежал Филу Чатрукьяну. - Ты мне не веришь. Мужчины начали спорить. - У нас вирус. Затем раздался крик: - Нужно немедленно вызвать Джаббу. Послышались другие звуки, похожие на шум борьбы. ГЛАВА 55 - Ты уселся на мое место, осел.

Внешняя окружность была затуманена и казалась почти прозрачной. - У нас имеется пять уровней защиты, - объяснял Джабба.  - Главный бастион, два набора пакетных фильтров для Протокола передачи файлов, Х-одиннадцать, туннельный блок и, наконец, окно авторизации справа от проекта Трюфель. Внешний щит, исчезающий на наших глазах, - открытый главный компьютер. Этот щит практически взломан. В течение часа то же самое случится с остальными пятью. После этого сюда полезут все, кому не лень. Каждый бит информации АНБ станет общественным достоянием.

Хотя Стратмор и сожалел о смерти своего молодого сотрудника, он был уверен, что ее можно отнести к числу оправданных потерь. Фил Чатрукьян не оставил ему выбора. Когда запыхавшийся сотрудник лаборатории безопасности завопил о вирусе, Стратмор, столкнувшийся с ним на лестнице служебного помещения, попытался наставить его на путь истинный. Но Чатрукьян отказывался прислушаться к голосу разума. У нас вирус. Я звоню Джаббе. Когда он попытался обойти Стратмора, тот преградил ему дорогу. Лестничная площадка, на которой они стояли, была совсем крохотной.

509 Share

Zaino frida kahlo

 Si. Si! - вскрикивала она в интервалах между его рывками и впивалась ногтями ему в спину, стараясь ускорить его движения. Все смешалось в ее голове - лица бесчисленных мужчин, склонявшиеся над ней, потолки гостиничных номеров, в которые она смотрела, мечты о том, что когда-нибудь все это кончится и она заведет детей… Внезапно, без всякого предупреждения, тело немца выгнулось, замерло и тут же рухнуло на. Это. - подумала она удивленно и с облегчением и попыталась выскользнуть из-под. - Милый, - глухо прошептала.  - Позволь, я переберусь наверх.  - Но немец даже не шевельнулся. Росио изо всех сил уперлась руками в его массивные плечи. - Милый, я… я сейчас задохнусь! - Ей стало дурно.

Он увидел светловолосую девушку, помогающую Дэвиду Беккеру найти стул и сесть. Беккера, по-видимому, мучила боль. Он еще не знает, что такое настоящая боль, подумал человек в такси. Девушка вытащила из кармана какой-то маленький предмет и протянула его Беккеру. Тот поднес его к глазам и рассмотрел, затем надел его на палец, достал из кармана пачку купюр и передал девушке. Они поговорили еще несколько минут, после чего девушка обняла его, выпрямилась и, повесив сумку на плечо, ушла. Наконец-то, подумал пассажир такси. Наконец-то.

Разве так могут назвать католичку. Должно быть, Клушар ослышался. Беккер набрал первый из трех номеров. - Servicio Social de Sevilla, - прозвучал приятный женский голос. Беккер постарался придать своему испанскому тяжелый немецкий акцент: - Hola, hablas Aleman. - Нет, но я говорю по-английски, - последовал ответ. Беккер перешел на ломаный английский: - Спасибо. Не могли бы вы мне помочь.

Если будет ошибка, мы попробуем снова, пока не добьемся успеха. - Плохой совет, мистер Беккер, - огрызнулся Джабба.  - Нужно сразу быть точным. У шифров-убийц обычно есть функция злопамятства - чтобы не допустить использования метода проб и ошибок. Некорректный ввод только ускорит процесс разрушения. Два некорректных ввода - и шифр навсегда захлопнется от нас на замок. Тогда всему придет конец. Директор нахмурился и повернулся к экрану. - Мистер Беккер, я был не прав.

Их отношения развивались медленно и романтично: встречи украдкой, если позволяли дела, долгие прогулки по университетскому городку, чашечка капуччино у Мерлутти поздно вечером, иногда лекции и концерты. Сьюзан вдруг поняла, что стала смеяться гораздо чаще, чем раньше. Казалось, не было на свете ничего, что Дэвид не мог бы обратить в шутку. Это было радостное избавление от вечного напряжения, связанного с ее служебным положением в АНБ. В один из прохладных осенних дней они сидели на стадионе, наблюдая за тем, как футбольная команда Рутгерса громит команду Джорджтауне кого университета. - Я забыла: как называется вид спорта, которым ты увлекаешься? - спросила Сьюзан.  - Цуккини. - Сквош, - чуть не застонал Беккер. Сьюзан сделала вид, что не поняла. - Это похоже на цуккини, - пояснил он, - только корт поменьше.

 - Вы дежурили все это время. - Моя смена от семи до семи, - кивнула женщина. - Тогда вы наверняка ее видели. Это совсем молоденькая девушка. Лет пятнадцати-шестнадцати. Волосы… - Не успев договорить, он понял, что совершил ошибку. Кассирша сощурилась. - Вашей возлюбленной пятнадцать лет. - Нет! - почти крикнул Беккер.  - Я хотел сказать… - Чертовщина.

889 Share

Zaino frida kahlo

 Ну хорошо, - сказал он, приподнимаясь на локтях.  - Может быть, у них закоротило генератор. Как только освобожусь, загляну в шифровалку и… - А что с аварийным питанием. Если закоротило генератор, почему оно не включилось. - Не знаю. Может быть, Стратмор прогоняет что-то в ТРАНСТЕКСТЕ и на это ушло все аварийное питание. - Так почему он не отключит эту свою игрушку. Вдруг это вирус. Ты раньше говорил что-то про вирус. - Черт возьми, Мидж! - взорвался Джабба.

Отчаянным движением он развернул Сьюзан так, чтобы она оказалась выше его, и начал спускаться. Достигнув нижней ступеньки, он вгляделся в лестничную площадку наверху и крикнул: - Назад, коммандер. Назад, или я сломаю… Рукоятка револьвера, разрезая воздух, с силой опустилась ему на затылок. Сьюзан высвободилась из рук обмякшего Хейла, не понимая, что произошло. Стратмор подхватил ее и слегка обнял, пытаясь успокоить. - Ш-ш-ш, - утешал он.  - Это. Теперь все в порядке. Сьюзан не могла унять дрожь. - Ком… мандер, - задыхаясь, пробормотала она, сбитая с толку.

Старшие должностные лица АНБ имели право разбираться со своими кризисными ситуациями, не уведомляя об этом исполнительную власть страны. АНБ было единственной разведывательной организацией США, освобожденной от обязанности отчитываться перед федеральным правительством. Стратмор нередко пользовался этой привилегией: он предпочитал творить свое волшебство в уединении. - Коммандер, - все же возразила она, - это слишком крупная неприятность, и с ней не стоит оставаться наедине. Вам следовало бы привлечь кого-то. - Сьюзан, появление Цифровой крепости влечет за собой очень серьезные последствия для всего будущего нашего агентства. Я не намерен информировать президента за спиной директора. У нас возник кризис, и я пытаюсь с ним справиться.  - Он задумчиво посмотрел на .

 Таблица умножения, - сказал Беккер. При чем здесь таблица умножения? - подумала Сьюзан.  - Что он хочет этим сказать. - Четыре на шестнадцать, - повторил профессор. - Лично я проходил это в четвертом классе. Сьюзан вспомнила стандартную школьную таблицу. Четыре на шестнадцать. - Шестьдесят четыре, - сказала она равнодушно.

 Нет, вообще-то я… - Из туристического бюро. - Нет, я… - Слушайте, я знаю, зачем вы пришли! - Старик попытался сесть в кровати.  - Меня не удастся запугать. Я уже говорил это и могу повторить тысячу раз - Пьер Клушар описывает мир таким, каким его видит. Некоторые ваши туристические путеводители старательно скрывают правду, обещая бесплатный ночлег в городе, но Монреаль тайме не продается. Ни за какие деньги. - Простите, сэр, вы, кажется, меня не… - Merde alors. Я отлично все понял! - Он уставил на Беккера костлявый указательный палец, и его голос загремел на всю палату.  - Вы не первый.

 Но, сэр, тут висячие строки. Танкадо - мастер высокого класса, он никогда не оставил бы висячие строки, тем более в таком количестве. Эти висячие строки, или сироты, обозначают лишние строки программы, никак не связанные с ее функцией. Они ничего не питают, ни к чему не относятся, никуда не ведут и обычно удаляются в процессе окончательной проверки и антивирусной обработки. Джабба взял в руки распечатку. Фонтейн молча стоял. Сьюзан заглянула в распечатку через плечо Джаббы. - Выходит, нас атакует всего лишь первый набросок червя Танкадо. - Набросок или отшлифованный до блеска экземпляр, - проворчал Джабба, - но он дал нам под зад коленом.

Zaino portatile

About Bazil

Глаза Сьюзан неотрывно смотрели на Танкадо. Отчаяние.

Related Posts

221 Comments

Post A Comment