20 zaino

929 Share

20 zaino

Все повернулись к экрану. Это был агент Колиандер из Севильи. Он перегнулся через плечо Беккера и заговорил в микрофон: - Не знаю, важно ли это, но я не уверен, что мистер Танкадо знал, что он пал жертвой покушения. - Прошу прощения? - проговорил директор. - Халохот был профессионалом высокого уровня, сэр. Мы были свидетелями убийства, поскольку находились всего в пятидесяти метрах от места. Все данные говорят, что Танкадо ни о чем таком даже не подозревал. - Данные? - спросил Бринкерхофф.  - Какие такие данные. Танкадо отдал кольцо.

Он решительно поднял трубку, снова набрал номер и прислонился к стене. Послышались гудки. Беккер разглядывал зал. Один гудок… два… три… Внезапно он увидел нечто, заставившее его бросить трубку. Беккер повернулся и еще раз оглядел больничную палату. В ней царила полная тишина. Прямо перед ним, откинувшись на груду старых подушек, лежал пожилой человек с ярко-белой гипсовой повязкой на правом запястье. ГЛАВА 21 Голос американца, звонившего Нуматаке по прямой линии, казался взволнованным: - Мистер Нуматака, в моем распоряжении не больше минуты. - Хорошо. Полагаю, вы получили обе копии ключа.

 В качестве заложников? - холодно усмехнулся Стратмор.  - Грег, тебе придется придумать что-нибудь получше. Между шифровалкой и стоянкой для машин не менее дюжины вооруженных охранников. - Я не такой дурак, как вы думаете, - бросил Хейл.  - Я воспользуюсь вашим лифтом. Сьюзан пойдет со. А вы останетесь. - Мне неприятно тебе это говорить, - сказал Стратмор, - но лифт без электричества - это не лифт. - Вздор! - крикнул Хейл.  - Лифт подключен к энергоснабжению главного здания.

Наконец-то, черт возьми. Бринкерхофф поднял трубку: - Канцелярия директора. Фонтейн протянул руку. Бринкерхофф со смущенным видом повернулся к Мидж: - Это Джабба. Он хочет поговорить с. Директор метнул на нее настороженный взгляд, но Мидж уже бежала к аппарату. Она решила включить громкую связь. - Слушаю, Джабба. Металлический голос Джаббы заполнил комнату: - Мидж, я в главном банке данных. У нас тут творятся довольно странные вещи.

Окно местоположения Следопыта откликнулось именно так, как он рассчитывал. ОТОЗВАТЬ СЛЕДОПЫТА. Он быстро нажал Да. ВЫ УВЕРЕНЫ. Он снова ответил Да. Мгновение спустя компьютер подал звуковой сигнал. СЛЕДОПЫТ ОТОЗВАН Хейл улыбнулся. Компьютер только что отдал ее Следопыту команду самоуничтожиться раньше времени, так что ей не удастся найти то, что она ищет. Помня, что не должен оставлять следов, Хейл вошел в систему регистрации действий и удалил все свои команды, после чего вновь ввел личный пароль Сьюзан.

Какая разница, Стратмор никогда не решится выстрелить, пока он прикрыт Сьюзан. Но когда он начал подниматься на следующую ступеньку, не выпуская Сьюзан из рук, произошло нечто неожиданное. За спиной у него послышался какой-то звук. Он замер, чувствуя мощный прилив адреналина. Неужели Стратмор каким-то образом проскользнул наверх. Разум говорил ему, что Стратмор должен быть не наверху, а внизу. Однако звук повторился, на этот раз громче. Явный звук шагов на верхней площадке.

238 Share

20 zaino

Пять человек. Четверо. Всего трое. Халохот стиснул револьвер в руке, не вынимая из кармана. Он будет стрелять с бедра, направляя дуло вверх, в спину Беккера. Пуля пробьет либо позвоночник, либо легкие, а затем сердце. Если даже он не попадет в сердце, Беккер будет убит: разрыв легкого смертелен. Его, пожалуй, могли бы спасти в стране с высокоразвитой медициной, но в Испании у него нет никаких шансов. Два человека…. И вот Халохот уже за спиной жертвы.

 - Беккер улыбнулся и над столом протянул парню руку. Панк брезгливо ее пожал. - Проваливал бы ты, пидор. Беккер убрал руку. Парень хмыкнул. - Я тебе помогу, если заплатишь. - Сколько? - быстро спросил Беккер. - Сотню баксов.

Стрелка топливного индикатора указывала на ноль. И, как бы повинуясь неведомому сигналу, между стенами слева от него мелькнула тень. Нет сомнений, что человеческий мозг все же совершеннее самого быстродействующего компьютера в мире. В какую-то долю секунды сознание Беккера засекло очки в металлической оправе, обратилось к памяти в поисках аналога, нашло его и, подав сигнал тревоги, потребовало принять решение. Он отбросил бесполезный мотоцикл и пустился бежать со всех ног. К несчастью для Беккера, вместо неуклюжего такси Халохот обрел под ногами твердую почву. Спокойно подняв пистолет, он выстрелил. Пуля задела Беккера в бок, когда он уже почти обогнул угол здания. Он почувствовал это лишь после того, как сделал пять или шесть шагов.

На пальцах ничего. Резким движением Халохот развернул безжизненное тело и вскрикнул от ужаса. Перед ним был не Дэвид Беккер. Рафаэль де ла Маза, банкир из пригорода Севильи, скончался почти мгновенно. Рука его все еще сжимала пачку банкнот, пятьдесят тысяч песет, которые какой-то сумасшедший американец заплатил ему за дешевый черный пиджак. ГЛАВА 94 Мидж Милкен в крайнем раздражении стояла возле бачка с охлажденной водой у входа в комнату заседаний. Что, черт возьми, делает Фонтейн? - Смяв в кулаке бумажный стаканчик, она с силой швырнула его в бачок для мусора.  - В шифровалке творится нечто непонятное.

Беккер оказался зажат между двумя полными женщинами с закрытыми глазами, предоставившими толпе нести их в собор. Они беззвучно молились, перебирая пальцами четки. Когда толпа приблизилась к мощным каменным стенам почти вплотную, Беккер снова попытался вырваться, но течение стало еще более интенсивным. Трепет ожидания, волны, сносившие его то влево, то вправо, закрытые глаза, почти беззвучное движение губ в молитве. Он попытался вернуться назад, но совладать с мощным потоком было невозможно - все равно как плыть против сильного течения могучей реки. Беккер обернулся. Двери оказались прямо перед ним, словно приглашая его принять участие в празднестве, до которого ему не было никакого дела. Внезапно он понял, что входит в собор. ГЛАВА 90 В шифровалке завывали сирены. Стратмор не имел представления о том, сколько времени прошло после ухода Сьюзан.

Господи Иисусе, - подумал.  - Наркотики внутривенно. Кто бы мог подумать. - Проваливай! - крикнула.  - Вон. Беккер совсем забыл о кольце, об Агентстве национальной безопасности, обо всем остальном, проникшись жалостью к девушке. Наверное, родители отправили ее сюда по какой-то школьной образовательной программе, снабдив кредитной карточкой Виза, а все кончилось тем, что она посреди ночи вкалывает себе в туалете наркотик. - Вы себя хорошо чувствуете? - спросил он, пятясь к двери. - Нормально, - высокомерно бросила .

522 Share

20 zaino

Он снова посмотрел на Джаббу и закрыл.  - Танкадо отдал кольцо с умыслом. Мне все равно, думал ли он, что тучный господин побежит к телефону-автомату и позвонит нам, или просто хотел избавиться от этого кольца. Я принял решение. Мы вводим эту цитату. Сейчас. Джабба тяжко вздохнул. Он знал, что Фонтейн прав: у них нет иного выбора. Время на исходе.

 Да. Меня зовут Северная Дакота. Нуматака подавил смешок. Все знали про Северную Дакоту. Танкадо рассказал о своем тайном партнере в печати. Это был разумный шаг - завести партнера: даже в Японии нравы делового сообщества не отличались особой чистотой. Энсей Танкадо не чувствовал себя в безопасности. Лишь один неверный шаг слишком уж настойчивой фирмы, и ключ будет опубликован, а в результате пострадают все фирмы программного обеспечения. Нуматака затянулся сигарой умами и, выпустив струю дыма, решил подыграть этому любителю шарад. - Итак, вы хотите продать ключ, имеющийся в вашем распоряжении.

 - Клюквенный сок. Бармен смотрел на него озадаченно. - Solo? - Клюквенный сок популярен в Испании, но пить его в чистом виде - неслыханное. - Si, - сказал Беккер.  - Solo. - Echo un poco de Smirnoff? - настаивал бармен.  - Плеснуть чуточку водки. - No, gracias.

Халохот сделал стремительный прыжок. Вот. На ступенях прямо перед Халохотом сверкнул какой-то металлический предмет. Он вылетел из-за поворота на уровне лодыжек подобно рапире фехтовальщика. Халохот попробовал отклониться влево, но не успел и со всей силы ударился об него голенью. В попытке сохранить равновесие он резко выбросил руки в стороны, но они ухватились за пустоту. Внезапно он взвился в воздух и боком полетел вниз, прямо над Беккером, распростертым на животе с вытянутыми вперед руками, продолжавшими сжимать подсвечник, об который споткнулся Халохот. Халохот ударился сначала о внешнюю стену и только затем о ступени, после чего, кувыркаясь, полетел головой. Пистолет выпал из его рук и звонко ударился о камень. Халохот пролетел пять полных витков спирали и замер.

Он скатился набок, сжавшись в клубок, а Сьюзан, высвободившись из-под него, направилась к двери, отлично понимая, что у нее не хватит сил ее открыть. Но тут ее осенило. Она остановилась у края длинного стола кленового дерева, за которым они собирались для совещаний. К счастью, ножки стола были снабжены роликами. Упираясь ногами в толстый ковер, Сьюзан начала изо всех сил толкать стол в направлении стеклянной двери. Ролики хорошо крутились, и стол набирал скорость. Уже на середине комнаты она основательно разогналась. За полтора метра до стеклянной двери Сьюзан отпрянула в сторону и зажмурилась.

Нужно было во что бы то ни стало догнать его, пока не включилась следующая передача. Сдвоенная труба глушителя выбросила очередное густое облако, перед тем как водитель включил вторую передачу. Беккер увеличил скорость. Поравнявшись с задним бампером, он взял немного правее. Ему была видна задняя дверца: как это принято в Севилье, она оставалась открытой - экономичный способ кондиционирования. Все внимание Беккера сосредоточилось на открытой двери, и он забыл о жгучей боли в ногах. Задние колеса уже остались за спиной - огромные, доходящие ему до плеч скаты, вращающиеся все быстрее и быстрее. Беккер рванулся к двери, рука его опустилась мимо поручня, и он чуть не упал.

913 Share

20 zaino

Завладеть персональными кодами компьютеров Третьего узла было проще простого. У всех терминалов были совершенно одинаковые клавиатуры. Как-то вечером Хейл захватил свою клавиатуру домой и вставил в нее чип, регистрирующий все удары по клавишам. На следующее утро, придя пораньше, он подменил чужую клавиатуру на свою, модифицированную, а в конце дня вновь поменял их местами и просмотрел информацию, записанную чипом. И хотя в обычных обстоятельствах пришлось бы проверять миллионы вариантов, обнаружить личный код оказалось довольно просто: приступая к работе, криптограф первым делом вводил пароль, отпирающий терминал. Поэтому от Хейла не потребовалось вообще никаких усилий: личные коды соответствовали первым пяти ударам по клавиатуре. Какая ирония, думал он, глядя в монитор Сьюзан. Хейл похитил пароли просто так, ради забавы. Теперь же он был рад, что проделал это, потому что на мониторе Сьюзан скрывалось что-то очень важное.

Коммандер не отпускал. Она попробовала закричать, но голос ей не повиновался. Ей хотелось убежать, но сильные руки тянули ее. - Я люблю тебя, - шептал коммандер.  - Я любил тебя. У нее свело желудок. - Останься со. В ее сознании замелькали страшные образы: светло-зеленые глаза Дэвида, закрывающиеся в последний раз; тело Грега Хейла, его сочащаяся кровь на ковре; обгорелый труп Фила Чатрукьяна на лопастях генератора.

Арест никак не вписывался в его планы. Росио подошла еще ближе и изучающе смотрела на. - Хорошо, - вздохнул он, всем своим видом признавая поражение. Его испанский тут же потерял нарочитый акцент.  - Я не из севильской полиции. Меня прислала сюда американская правительственная организация, с тем чтобы я нашел кольцо. Это все, что я могу вам сказать. Я уполномочен заплатить вам за .

Он - лжец. Он вел себя бесчестно по отношению ко многим людям, и Сьюзан Флетчер - одна из. Он очень о многом ей не сказал - о многих вещах, которых теперь стыдился. Она была его иллюзией, его живой фантазией. Он мечтал о ней по ночам, плакал о ней во сне. Он ничего не мог с собой поделать. Она была блистательна и прекрасна, равной ей он не мог себе даже представить. Его жена долго терпела, но, увидев Сьюзан, потеряла последнюю надежду. Бев Стратмор никогда его ни в чем не обвиняла.

 Конечно же, это убийца! - закричал Бринкерхофф.  - Что еще это может. Иначе Танкадо не отдал бы ключ. Какой идиот станет делать на кольце надпись из произвольных букв. Фонтейн свирепым взглядом заставил его замолчать. - Вы меня слышите? - вмешался Беккер, чувствуя себя неловко.  - Вы все время говорите о произвольном наборе букв. Мне кажется, я должен вам сказать… что это не случайный набор букв. Все на подиуме воскликнули: - Что. В голосе Беккера слышались извиняющиеся нотки: - Простите, но это определенно осмысленные слова.

Сьюзан взяла себя в руки и быстро подошла к монитору Хейла. Протянула руку и нажала на кнопку. Экран погас. ГЛАВА 39 Росио Ева Гранада стояла перед зеркалом в ванной номера 301, скинув с себя одежду. Наступил момент, которого она с ужасом ждала весь этот день. Немец лежит в постели и ждет. Самый крупный мужчина из всех, с кем ей приходилось иметь. Нарочито медленно она взяла из ведерка кубик льда и начала тереть им соски. Они сразу же затвердели. Это было одной из ее многочисленных хитростей: мужчинам казалось, что она сгорает от страсти, поэтому они стремились прийти к ней снова и .

560 Share

20 zaino

ГЛАВА 58 - Меган - девушка моего друга Эдуардо! - крикнул панк Беккеру. -Держись от нее подальше. - Где она? - Сердце Беккера неистово колотилось. - Пошел к черту. - У меня неотложное дело! - рявкнул Беккер. Он схватил парня за рукав.  - У нее кольцо, которое принадлежит. Я готов заплатить. Очень. Двухцветный застыл на месте и зашелся в истерическом хохоте.

 Ищите.  - Над ними склонился Фонтейн.  - Посмотрим, что у них. Соши начала просматривать документ. Ей попалось описание нитрата мочевины, в десять раз более мощной взрывчатки, чем динамит. Инструкция по ее изготовлению была проста, как рецепт приготовления жженого сахара. - Плутоний и уран, - повторял Джабба.  - Переходите к главному. - Вернитесь назад, - приказала Сьюзан.  - Документ слишком объемный.

Буду рад вам помочь. У нас две рыжеволосые. Обе хорошенькие. Сердце Беккера подпрыгнуло. - Очень хорошенькие? - повторил он с нарочитым немецким акцентом.  - Рыженькие. - Да, а как зовут вашего брата. Я скажу вам, кто его сегодня сопровождает, и мы сможем прислать ее к вам завтра.

 Я сказала нет! - И, выдержав паузу, добавила: - И до вчерашней ночи это была правда. В глазах Сьюзан Дэвид был самим совершенством - насколько вообще такое. Одно только ее беспокоило: всякий раз, когда они куда-то ходили, он решительно противился тому, чтобы она сама платила за. Сьюзан не могла с этим смириться, видя, как он выкладывает за их обед свою дневную заработную плату, но спорить с ним было бесполезно. Она в конце концов перестала протестовать, но это продолжало ее беспокоить. Я зарабатываю гораздо больше, чем в состоянии потратить, - думала она, - поэтому будет вполне естественным, если я буду платить. Но если не считать его изрядно устаревших представлений о рыцарстве, Дэвид, по мнению Сьюзан, вполне соответствовал образцу идеального мужчины. Внимательный и заботливый, умный, с прекрасным чувством юмора и, самое главное, искренне интересующийся тем, что она делает.

Он подумал было попросить пилота радировать Стратмору, чтобы тот передал его послание Сьюзан, но не решился впутывать заместителя директора в их личные дела. Сам он трижды пытался связаться со Сьюзан - сначала с мобильника в самолете, но тот почему-то не работал, затем из автомата в аэропорту и еще раз - из морга. Сьюзан не было дома. Он не мог понять, куда она подевалась. Всякий раз включался автоответчик, но Дэвид молчал. Он не хотел доверять машине предназначавшиеся ей слова. Выйдя на улицу, Беккер увидел у входа в парк телефонную будку. Он чуть ли не бегом бросился к ней, схватил трубку и вставил в отверстие телефонную карту.

Фонтейн стоял очень прямо, глядя прямо перед. У Бринкерхоффа был такой вид, словно он вот-вот лишится чувств. - Десять секунд. Глаза Сьюзан неотрывно смотрели на Танкадо. Отчаяние. Сожаление. Снова и снова тянется его рука, поблескивает кольцо, деформированные пальцы тычутся в лица склонившихся над ним незнакомцев. Он что-то им говорит. Но что. Дэвид на экране застыл в глубокой задумчивости.

745 Share

20 zaino

Только и делов - вывести человека на свежий воздух. Халохот отчаянно озирался, но Беккера нигде не было. Сотни людей стояли на коленях перед алтарем, принимая причастие. Может быть, Беккер был среди. Халохот внимательно оглядывал согнутые спины. Он приготовился стрелять метров с пятидесяти и продвигался. El cuerpo de Jesus, el pan del cielo. Молодой священник, причащавший Беккера, смотрел на него с неодобрением. Ему было понятно нетерпение иностранца, но все-таки зачем рваться без очереди. Беккер наклонил голову и тщательно разжевывал облатку.

И уже мгновение спустя ее осенило. Ее глаза расширились. Стратмор кивнул: - Танкадо хотел от него избавиться. Он подумал, что это мы его убили. Он почувствовал, что умирает, и вполне логично предположил, что это наших рук. Тут все совпадает. Он решил, что мы добрались до него и, вероятно, отравили - ядом, вызывающим остановку сердца. Он понимал, что мы могли решиться на это только в одном случае - если нашли Северную Дакоту. По спине Сьюзан пробежал холодок.

Поправив очки в железной оправе, человек посмотрел вслед удаляющемуся автобусу. Дэвид Беккер исчез, но это ненадолго. Из всех севильских автобусов мистер Беккер выбрал пользующийся дурной славой 27-й маршрут. Автобус номер 27 следует к хорошо известной конечной остановке. ГЛАВА 46 Фил Чатрукьян швырнул трубку на рычаг. Линия Джаббы оказалась занята, а службу ожидания соединения Джабба отвергал как хитрый трюк корпорации Американ телефон энд телеграф, рассчитанный на то, чтобы увеличить прибыль: простая фраза Я говорю по другому телефону, я вам перезвоню приносила телефонным компаниям миллионы дополнительных долларов ежегодно. Отказ Джаббы использовать данную услугу был его личным ответом на требование АН Б о том, чтобы он всегда был доступен по мобильному телефону. Чатрукьян повернулся и посмотрел в пустой зал шифровалки. Шум генераторов внизу с каждой минутой становился все громче.

ГЛАВА 18 Стоя у громадного окна во всю стену своего кабинета в токийском небоскребе, Нуматака с наслаждением дымил сигарой и улыбался. Он не мог поверить в свою необыкновенную удачу. Он снова говорил с этим американцем, и если все прошло, как было задумано, то Танкадо сейчас уже нет в живых, а ключ, который он носил с собой, изъят. В том, что он, Нуматака, в конце концов решил приобрести ключ Энсея Танкадо, крылась определенная ирония. Токуген Нуматака познакомился с Танкадо много лет. Молодой программист приходил когда-то в Нуматек, тогда он только что окончил колледж и искал работу, но Нуматака ему отказал. В том, что этот парень был блестящим программистом, сомнений не возникало, но другие обстоятельства тогда казались более важными. Хотя Япония переживала глубокие перемены, Нуматака оставался человеком старой закалки и жил в соответствии с кодексом менбоко - честь и репутация. Если он примет на работу калеку, его компания потеряет лицо. Он выкинул его автобиографию в мусорную корзину, даже не прочитав.

Человек ничего не сказал, задумался на мгновение, а потом обратился к Сьюзан. - Лиланд Фонтейн, - представился он, протягивая руку.  - Я рад, что вы живы-здоровы. Сьюзан не отрывала глаз от директора. Она была уверена, что рано или поздно познакомится с этим человеком, но никогда не думала, что это случится при таких обстоятельствах. - Идемте, мисс Флетчер, - сказал Фонтейн и прошел.  - Нам сейчас пригодится любая помощь. Посверкивая в красноватом свете туннельных ламп, перед ними возникла стальная дверь. Фонтейн набрал код на специальной углубленной панели, после чего прикоснулся к небольшой стеклянной пластинке.

Он был принят сегодня утром. Его карточка должна лежать где-то сверху. Беккер еще больше усилил акцент, но так, чтобы собеседница могла понять, что ему нужно, и говорил слегка сбивчиво, подчеркивая свою крайнюю озабоченность. Люди часто нарушают правила, когда сталкиваются с подобной настойчивостью. Но вместо того чтобы нарушить правила, женщина выругала самоуверенного североамериканца и отсоединилась. Расстроенный, Беккер повесил трубку. Провал. Мысль о том, что придется отстоять в очереди несколько часов, была невыносима.

678 Share

20 zaino

 - Я должен выполнять свои обязанности. Он поднял телефонную трубку и набрал номер круглосуточно включенного мобильника Джаббы. ГЛАВА 45 Дэвид Беккер бесцельно брел по авенида дель Сид, тщетно пытаясь собраться с мыслями. На брусчатке под ногами мелькали смутные тени, водка еще не выветрилась из головы. Все происходящее напомнило ему нечеткую фотографию. Мысли его то и дело возвращались к Сьюзан: он надеялся, что она уже прослушала его голос на автоответчике. Чуть впереди, у остановки, притормозил городской автобус. Беккер поднял. Дверцы автобуса открылись, но из него никто не вышел.

Цепная мутация, которую вы обнаружили в ТРАНСТЕКСТЕ, является частью этой диагностики. Она там, потому что я ее туда запустил. Сквозь строй не позволял мне загрузить этот файл, поэтому я обошел фильтры.  - Глаза коммандера, сузившись, пристально смотрели на Чатрукьяна.  - Ну, что еще - до того как вы отправитесь домой. В одно мгновение Сьюзан все стало ясно. Когда Стратмор загрузил взятый из Интернета алгоритм закодированной Цифровой крепости и попытался прогнать его через ТРАНСТЕКСТ, цепная мутация наткнулась на фильтры системы Сквозь строй. Горя желанием выяснить, поддается ли Цифровая крепость взлому, Стратмор принял решения обойти фильтры. В обычных условиях такое действие считалось бы недопустимым.

Откуда-то сзади до них долетело эхо чьих-то громких, решительных шагов. Обернувшись, они увидели быстро приближавшуюся к ним громадную черную фигуру. Сьюзан никогда не видела этого человека раньше. Подойдя вплотную, незнакомец буквально пронзил ее взглядом. - Кто это? - спросил. - Сьюзан Флетчер, - ответил Бринкерхофф. Человек-гигант удивленно поднял брови. Даже перепачканная сажей и промокшая, Сьюзан Флетчер производила более сильное впечатление, чем он мог предположить.

А перед глазами у нее стоял образ Фила Чатрукьяна, его искалеченного и обгоревшего тела, распростертого на генераторах, а из головы не выходила мысль о Хейле, притаившемся в лабиринтах шифровалки. Правда открылась со всей очевидностью: Хейл столкнул Чатрукьяна. Нетвердой походкой Сьюзан подошла к главному выходу- двери, через которую она вошла сюда несколько часов. Отчаянное нажатие на кнопки неосвещенной панели ничего не дало: массивная дверь не поддалась. Они в ловушке, шифровалка превратилась в узилище. Купол здания, похожий на спутник, находился в ста девяти ярдах от основного здания АНБ, и попасть туда можно было только через главный вход. Поскольку в шифровалке имелось автономное энергоснабжение, на главный распределительный щит, наверное, даже не поступил сигнал, что здесь произошла авария. - Основное энергоснабжение вырубилось, - сказал Стратмор, возникший за спиной Сьюзан.  - Включилось питание от автономных генераторов.

Шлюзы открылись - в Интернет хлынула публика. К началу 1990-х годов некогда тщательно охраняемый правительством Интернет превратился в перенаселенное пространство, заполненное общедоступными почтовыми серверами и порнографическими сайтами. Вскоре после не получившего огласки, но причинившего колоссальный ущерб государственной безопасности проникновения в базы данных Военно-морского флота стало абсолютно очевидно, что секретная информация, хранящаяся на компьютерах, подключенных к Интернету, перестала быть тайной. По предложению министерства обороны президент подписал тайное распоряжение о создании новой, абсолютно безопасной правительственной сети, которая должна была заменить скомпрометировавший себя Интернет и стать средством связи разведывательных агентств США. Чтобы предотвратить дальнейшее проникновение в государственные секреты, вся наиболее важная информация была сосредоточена в одном в высшей степени безопасном месте - новой базе данных АНБ, своего рода форте Нокс разведывательной информации страны. Без преувеличения многие миллионы наиболее секретных фотографий, магнитофонных записей, документов и видеофильмов были записаны на электронные носители и отправлены в колоссальное по размерам хранилище, а твердые копии этих материалов были уничтожены. Базу данных защищали трехуровневое реле мощности и многослойная система цифровой поддержки. Она была спрятана под землей на глубине 214 футов для защиты от взрывов и воздействия магнитных полей.

 Файл, который я скачал из Интернета… это был… Сьюзан постаралась сохранить спокойствие. Все элементы игры поменялись местами. Невскрываемого алгоритма никогда не существовало, как не существовало и Цифровой крепости. Файл, который Танкадо разместил в Интернете, представлял собой зашифрованный вирус, вероятно, встроенный в шифровальный алгоритм массового использования, достаточно сильный, чтобы он не смог причинить вреда никому - никому, кроме АНБ. ТРАНСТЕКСТ вскрыл защитную оболочку и выпустил вирус на волю. - Линейная мутация, - простонал коммандер.  - Танкадо утверждал, что это составная часть кода.  - И он безжизненно откинулся на спинку стула. Сьюзан была понятна боль, которую испытывал шеф.

115 Share

20 zaino

Она посмотрела ему в. - Ты представляешь, что произойдет, если выйдет из строя система охлаждения ТРАНСТЕКСТА. Бринкерхофф пожал плечами и подошел к окну. - Электроснабжение уже наверняка восстановили.  - Он открыл жалюзи. - Все еще темно? - спросила Мидж. Но Бринкерхофф не ответил, лишившись дара речи. То, что он увидел, невозможно было себе представить. Стеклянный купол словно наполнился то и дело вспыхивающими огнями и бурлящими клубами пара.

Беккер осмотрел свой бок. На рубашке расплывалось красное пятно, хотя кровотечение вроде бы прекратилось. Рана была небольшой, скорее похожей на глубокую царапину. Он заправил рубашку в брюки и оглянулся. Позади уже закрывались двери. Беккер понял, что, если его преследователь находится внутри, он в западне. В Севильском соборе единственный вход одновременно является выходом. Такая архитектура стала популярной в те времена, когда церкви одновременно служили и крепостями, защищавшими от вторжения мавров, поскольку одну дверь легче забаррикадировать. Теперь у нее была другая функция: любой турист, входящий в собор, должен купить билет.

 - Я хотел бы составить официальную жалобу городским властям. Вы мне поможете. Человек вашей репутации - ценнейший свидетель. Клушару эта идея понравилась. Он сел в кровати. - Нуда, конечно… С удовольствием. Беккер достал блокнот. - Итак, начнем с утра. Расскажите мне, что произошло.

 - Очень важно, чтобы досье консульства было как можно более полным. Мне нужно подтвердить ваш рассказ заявлениями других свидетелей. Необходима любая информация, которая поможет мне их разыскать. Но Клушар не слушал. Он вытирал лоб простыней. - Простите… может быть, завтра… - Его явно мутило. - Мистер Клушар, очень важно, чтобы вы вспомнили это.  - Внезапно Беккер понял, что говорит чересчур громко.

Он вечно навязывал что-то коллегам, например морковный сок, и убеждал их, что нет ничего важнее безукоризненного состояния кишечника. Хейл поставил масло на место и направился к своему компьютеру, располагавшемуся прямо напротив рабочего места Сьюзан. Даже за широким кольцом терминалов она почувствовала резкий запах одеколона и поморщилась. - Замечательный одеколон, Грег. Вылил целую бутылку. Хейл включил свой компьютер. - Специально для тебя, дорогая. Он стал ждать, когда его компьютер разогреется, и Сьюзан занервничала. Что, если Хейл захочет взглянуть на включенный монитор ТРАНСТЕКСТА.

Двухцветный застыл на месте и зашелся в истерическом хохоте. - Ты хочешь сказать, что это уродливое дерьмовое колечко принадлежит. Глаза Беккера расширились. - Ты его. Двухцветный равнодушно кивнул. - Где оно? - не отставал Беккер. - Понятия не имею.  - Парень хмыкнул.  - Меган все пыталась его кому-нибудь сплавить. - Она хотела его продать.

121 Share

20 zaino

 Передо мной лежит отчет, из которого следует, что ТРАНСТЕКСТ бьется над каким-то файлом уже восемнадцать часов и до сих пор не вскрыл шифр. Джабба обильно полил приправой кусок пирога на тарелке. - Что-что. - Как это тебе нравится. Он аккуратно размазал приправу кончиком салфетки. - Что за отчет. - Производственный. Анализ затрат на единицу продукции.  - Мидж торопливо пересказала все, что они обнаружили с Бринкерхоффом. - Вы звонили Стратмору.

Северная Дакота - это Грег Хейл. Сьюзан едва ли не физически ощутила повисшее молчание. Оно показалось ей нескончаемо долгим. Наконец Стратмор заговорил. В его голосе слышалось скорее недоумение, чем шок: - Что ты имеешь в виду. - Хейл… - прошептала Сьюзан.  - Он и есть Северная Дакота. Снова последовало молчание: Стратмор размышлял о том, что она сказала.

Слова Сьюзан словно парализовали его, но через минуту он возобновил попытки высвободиться. - Он убьет. Я чувствую. Ведь я слишком много знаю. - Успокойся, Грег. Сирена продолжала завывать. - Но я же ни в чем не виноват. - Ты лжешь.

Я всегда добиваюсь своей цели, - подумал Стратмор. Не обращая внимания на пролом в стене, он подошел к электронной двери. Створки с шипением разъехались в стороны. Он вошел. Сьюзан стояла перед ним, промокшая, взъерошенная, в его пиджаке, накинутом на плечи. Она выглядела как первокурсница, попавшая под дождь, а он был похож на студента последнего курса, одолжившего ей свою куртку. Впервые за многие годы коммандер почувствовал себя молодым. Его мечта была близка к осуществлению. Однако, сделав еще несколько шагов, Стратмор почувствовалчто смотрит в глаза совершенно незнакомой ему женщины. Ее глаза были холодны как лед, а ее обычная мягкость исчезла без следа.

 Никто не слышал. Это было сделано тайно. - Мидж, - сказал Бринкерхофф, - Джабба просто помешан на безопасности ТРАНСТЕКСТА. Он ни за что не установил бы переключатель, позволяющий действовать в обход… - Стратмор заставил.  - Она не дала ему договорить. Бринкерхофф почти физически ощущал, как интенсивно работают клеточки ее мозга. - Помнишь, что случилось в прошлом году, когда Стратмор занимался антисемитской террористической группой в Калифорнии? - напомнила. Бринкерхофф кивнул. Это было одним из крупнейших достижений Стратмора.

 У нас есть время, но только если мы поспешим, - сказал Джабба.  - Отключение вручную займет минут тридцать. Фонтейн по-прежнему смотрел на ВР, перебирая в уме остающиеся возможности. - Директор! - взорвался Джабба.  - Когда эти стены рухнут, вся планета получит высший уровень допуска к нашим секретам. Высший уровень. К отчетам о секретных операциях. К зарубежной агентурной сети. Им станут известны имена и местонахождение всех лиц, проходящих по федеральной программе защиты свидетелей, коды запуска межконтинентальных ракет.

628 Share

20 zaino

Беккер не сразу почувствовал, что его кто-то подталкивает. Подняв глаза, он увидел старика с усыпанным родинками лицом, который стоял перед ним, намереваясь пройти. Беккера охватила паника. Он уже хочет уйти. Выходит, мне придется встать. Он жестом предложил старику перешагнуть через него, но тот пришел в негодование и еле сдержался. Подавшись назад, он указал на целую очередь людей, выстроившихся в проходе. Беккер посмотрел в другую сторону и увидел, что женщина, сидевшая рядом, уже ушла и весь ряд вплоть до центрального прохода пуст. Не может быть, что служба уже закончилась. Это невозможно.

 - Я два года проверяю отчеты шифровалки. У них всегда все было в полном порядке. - Все когда-то бывает в первый раз, - бесстрастно ответил Бринкерхофф. Она встретила эти слова с явным неодобрением. - Я все проверяю дважды. - Ну… ты знаешь, как они говорят о компьютерах. Когда их машины выдают полную чушь, они все равно на них молятся. Мидж повернулась к нему на своем стуле. - Это не смешно, Чед. Заместитель директора только что солгал директорской канцелярии.

Она пропустила эти слова через компьютер и поставила перед ним задачу переставить буквы в новую фразу. Выходила только абракадабра. Похоже, не один Танкадо умел создавать абсолютно стойкие шифры. Ее мысли прервал шипящий звук открываемой пневматической двери. В Третий узел заглянул Стратмор. - Какие-нибудь новости, Сьюзан? - спросил Стратмор и тут же замолчал, увидав Грега Хейла.  - Добрый вечер, мистер Хейл.  - Он нахмурился, глаза его сузились.  - Сегодня суббота.

 - Еще не было случая, чтобы в моих данных появлялись ошибки. Поэтому я хочу узнать мнение специалиста. - Что ж, - сказал Джабба, - мне неприятно первым тебя разочаровать, но твои данные неверны. - Ты так думаешь. - Могу биться об заклад.  - Он откусил кусок пирога и заговорил с набитым ртом.  - Максимальное время, которое ТРАНСТЕКСТ когда-либо тратил на один файл, составляет три часа. Это включая диагностику, проверку памяти и все прочее. Единственное, что могло бы вызвать зацикливание протяженностью в восемнадцать часов, - это вирус. Больше нечему.

Мы должны вырубить питание главного банка данных. - Это невозможно, - сказал директор.  - Вы представляете, каковы будут последствия. Джабба отлично знал, что директор прав. Более трех тысяч узлов Независимой цифровой сети связывают весь мир с базой данных агентства. Каждый день военные оценивают моментальные спутниковые снимки всех передвижений по территории потенциальных противников. Инженеры компании Локхид скачивают подробные чертежи новых систем вооружения. Оперативные агенты сообщают последние данные о ходе выполнения поставленных перед ними задач.

Два человека…. И вот Халохот уже за спиной жертвы. Как танцор, повторяющий отточенные движения, он взял чуть вправо, положил руку на плечо человеку в пиджаке цвета хаки, прицелился и… выстрелил. Раздались два приглушенных хлопка. Беккер вначале как бы застыл, потом начал медленно оседать. Быстрым движением Халохот подтащил его к скамье, стараясь успеть, прежде чем на спине проступят кровавые пятна. Шедшие мимо люди оборачивались, но Халохот не обращал на них внимания: еще секунда, и он исчезнет. Он ощупал пальцы жертвы, но не обнаружил никакого кольца. Еще .

428 Share

20 zaino

 - Давайте ближе к сути дела. Агент Колиандер нажал несколько кнопок, и кадры стали сменяться быстрее. Люди на подиуме с нетерпением ждали, когда на экране появится их бывший сослуживец Энсей Танкадо. Ускоренное проигрывание видеозаписи придавало изображению некоторую комичность. Вот Танкадо вышел на открытое место и залюбовался открывшимся перед ним зрелищем. Он козырьком поднес руку к глазам и стал разглядывать шпили над внушительным фасадом. - Смотрите внимательно, - предупредил Смит.  - Халохот - профессионал. Это его первый выстрел в публичном месте. Смит был прав.

 Рано или поздно, - продолжала она, - народ должен вверить кому-то свою судьбу. В нашей стране происходит много хорошего, но немало и плохого. Кто-то должен иметь возможность оценивать и отделять одно от другого. В этом и заключается наша работа. Это наш долг. Нравится нам это или нет, но демократию от анархии отделяет не очень-то прочная дверь, и АНБ ее охраняет. Хейл задумчиво кивнул: - Quis custodiet ipsos custodes. Сьюзан была озадачена. - Это по-латыни, - объяснил Хейл.  - Из сатир Ювенала.

Повернувшись, она увидела заместителя оперативного директора АНБ; он стоял возле ТРАНСТЕКСТА, не сводя с нее глаз. Вокруг него бушевала настоящая буря, но в его глазах она увидела смирение. Губы Стратмора приоткрылись, произнеся последнее в его жизни слово: Сьюзан. Воздух, ворвавшийся в ТРАНСТЕКСТ, воспламенился. В ослепительной вспышке света коммандер Тревор Стратмор из человека превратился сначала в едва различимый силуэт, а затем в легенду. Взрывной волной Сьюзан внесло в кабинет Стратмора, и последним, что ей запомнилось, был обжигающий жар. ГЛАВА 106 К окну комнаты заседаний при кабинете директора, расположенной высоко над куполом шифровалки, прильнули три головы. От раздавшегося взрыва содрогнулся весь комплекс Агентства национальной безопасности. Лиланд Фонтейн, Чед Бринкерхофф и Мидж Милкен в безмолвном ужасе смотрели на открывшуюся их глазам картину. Тридцатью метрами ниже горел купол шифровалки.

Вы знаете отель Альфонсо Тринадцатый. Один из лучших в городе. - Да, - произнес голос.  - Я знаю эту гостиницу. Она совсем. - Вот и прекрасно. Мистер Густафсон остановился. Наверное, он сейчас у. - Понимаю.  - В голосе звонившего по-прежнему чувствовалась нерешительность.

Проехав еще полмили, Сьюзан подверглась той же процедуре перед столь же внушительной оградой, по которой был пропущен электрический ток. Давайте же, ребята… уже миллион раз вы меня проверяли. Когда она приблизилась к последнему контрольно-пропускному пункту, коренастый часовой с двумя сторожевыми псами на поводке и автоматом посмотрел на номерной знак ее машины и кивком разрешил следовать. Она проехала по Кэнин-роуд еще сотню метров и въехала на стоянку С, предназначенную для сотрудников. Невероятно, - подумала она, - двадцать шесть тысяч служащих, двадцатимиллиардный бюджет - и они не могут обойтись без меня в уик-энд. Она поставила машину на зарезервированное за ней место и выключила двигатель. Миновав похожую на сад террасу и войдя в главное здание, она прошла проверку еще на двух внутренних контрольных пунктах и наконец оказалась в туннеле без окон, который вел в новое крыло. Вскоре путь ей преградила кабина голосового сканирования, табличка на которой гласила: АГЕНТСТВО НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ (АНБ) ОТДЕЛЕНИЕ КРИПТОГРАФИИ ТОЛЬКО ДЛЯ СОТРУДНИКОВ С ДОПУСКОМ Вооруженный охранник поднял голову: - Добрый день, мисс Флетчер. - Привет, Джон.

Стратмор подождет минуту-другую. Полуслепой, он направился в туалетную комнату. Смутные очертания тележки все еще виднелись у двери в мужской туалет, поэтому Беккер снова подошел к дамской комнате. Ему показалось, что внутри звучали какие-то голоса. Он постучал. - Hola. Тишина. Наверное, Меган, подумал. У нее оставалось целых пять часов до рейса, и она сказала, что попытается отмыть руку.

Zaino gonfiabile ghostbusters

About Tojalrajas

 Вы заплатили ему десять тысяч долларов? - Она повысила голос.  - Это грязный трюк. - Трюк? - Теперь уже Стратмор не мог скрыть свое раздражение.

Related Posts

412 Comments

Post A Comment