Bersaglio zaino nero

898 Share

Bersaglio zaino nero

ОБЪЕКТ: ДЭВИД БЕККЕР - ЛИКВИДИРОВАН Как во сне она направилась к главному выходу из шифровалки. Голос Грега Хейла эхом отдавался в ее сознании: Сьюзан, Стратмор меня убьет, коммандер влюблен в. Она подошла к огромному круглому порталу и начала отчаянно нажимать кнопки. Дверь не сдвинулась с места. Она пробовала снова и снова, но массивная плита никак не реагировала. Сьюзан тихо вскрикнула: по-видимому, отключение электричества стерло электронный код. Она опять оказалась в ловушке. Внезапно сзади ее обхватили и крепко сжали чьи-то руки. Их прикосновение было знакомым, но вызывало отвращение. Б нем не чувствовалось грубой силы Грега Хейла, скорее - жестокость отчаяния, внутренняя бездушная решительность.

В трубке послышались короткие гудки. В сердцах он швырнул трубку на рычаг. - Черт! - Фонтейн снова схватил трубку и набрал номер мобильника Стратмора. На этот раз послышались длинные гудки. Фонтейн насчитал уже шесть гудков. Бринкерхофф и Мидж смотрели, как он нервно шагает по комнате, волоча за собой телефонный провод. Директор АНБ напоминал тигра на привязи. Лицо его все сильнее заливалось краской. - Невероятно! - воскликнул он и снова швырнул трубку.

Однако одиночество не принесло ей успокоения. В голове у Сьюзан беспрестанно крутилась мысль о контактах Танкадо с Хейлом. Кто будет охранять охранников. - подумала. Quis custodiet ipsos custodes. Эти слова буквально преследовали. Она попыталась выбросить их из головы. Мысли ее вернулись к Дэвиду. Сьюзен надеялась, что с ним все в порядке.

Его массивная фигура буквально нависла над ней, запах одеколона ударил в ноздри. - Я сказала.  - Она смотрела ему прямо в. Хейл наклонил голову набок, явно заинтригованный такой скрытностью. И, как бы желая обратить все в игру, сделал еще один шаг. Но он не был готов к тому, что произошло в следующее мгновение. Сохраняя ледяное спокойствие, Сьюзан ткнула указательным пальцем в твердокаменную грудь Хейла и заставила его остановиться. Хейл в шоке отпрянул, поняв, что она не шутит: Сьюзан Флетчер никогда еще до него не дотрагивалась, даже руки не коснулась. Правда, это было не то прикосновение, какое он рисовал в воображении, представляя себе их первый физический контакт, но все же… Хейл долго с изумлением смотрел на нее, затем медленно повернулся и направился к своему терминалу. Одно ему было абсолютно ясно: распрекрасная Сьюзан Флетчер бьется над чем-то очень важным, и можно поклясться, что это никакая не диагностика.

Расскажите мне, что произошло. Старик вздохнул. - Очень печальная история. Одному несчастному азиату стало плохо. Я попробовал оказать ему помощь, но все было бесполезно. - Вы делали ему искусственное дыхание. На лице старика появилось виноватое выражение. - Увы, я не знаю, как это делается. Я вызвал скорую. Беккер вспомнил синеватый шрам на груди Танкадо.

И вдруг впереди словно зажглась заря. Темнота стала рассеиваться, сменяясь туманными сумерками. Стены туннеля начали обретать форму. И сразу же из-за поворота выехала миниатюрная машина, ослепившая ее фарами. Сьюзан слегка оторопела и прикрыла глаза рукой. Ее обдало порывом воздуха, и машина проехала мимо. Но в следующее мгновение послышался оглушающий визг шин, резко затормозивших на цементном полу, и шум снова накатил на Сьюзан, теперь уже сзади. Секунду спустя машина остановилась рядом с. - Мисс Флетчер! - раздался изумленный возглас, и Сьюзан увидела на водительском сиденье электрокара, похожего на те, что разъезжают по полям для гольфа, смутно знакомую фигуру. - Господи Иисусе! - воскликнул водитель.

908 Share

Bersaglio zaino nero

Компания получает электронные сообщения, адресованные на подставное имя, и пересылает их на настоящий адрес клиента. Компания связана обязательством ни при каких условиях не раскрывать подлинное имя или адрес пользователя. - Это не доказательство, - сказал Стратмор.  - Но кажется довольно подозрительным. Сьюзан кивнула. - То есть вы хотите сказать, Танкадо не волновало, что кто-то начнет разыскивать Северную Дакоту, потому что его имя и адрес защищены компанией ARA. - Верно. Сьюзан на секунду задумалась.

 - Он засмеялся.  - Супружеская пара без секретов - это очень скучно. Сьюзан застенчиво улыбнулась. - Если будет еще интереснее, чем этой ночью, я не смогу встать. Дэвид привлек ее к себе, не ощущая тяжести. Вчера он чуть не умер, а сегодня жив, здоров и полон сил. Сьюзан положила голову ему на грудь и слушала, как стучит его сердце. А ведь еще вчера она думала, что потеряла его навсегда.

Новый клиент с севера. Он не допустит, чтобы какие-то страхи лишили его потенциального клиента. - Друг мой, - промурлыкал он в трубку.  - Мне показалось, что я уловил в вашей речи бургосский акцент. Сам я из Валенсии. Что привело вас в Севилью. - Я торговец ювелирными изделиями. Жемчугами из Майорки.

Во рту у него был фонарик в виде авторучки, в руке - паяльник, а на животе лежала большая схема компьютера. Он только что установил новый комплект аттенюаторов на неисправную материнскую плату, когда внезапно ожил его мобильный. - Проклятие! - выругался он, потянувшись к телефону сквозь сплетение проводов.  - Джабба слушает. - Джабба, это Мидж. Он просиял. - Второй раз за один вечер. Что подумают люди.

Росио подошла к нему еще ближе. - Я не знаю, кто вы такой и чего хотите, но если вы немедленно отсюда не уйдете, я вызову службу безопасности отеля и настоящая полиция арестует вас за попытку выдать себя за полицейского офицера. Беккер знал, что Стратмор в пять минут вызволит его из тюрьмы, но понимал, что это дело надо завершить совершенно. Арест никак не вписывался в его планы. Росио подошла еще ближе и изучающе смотрела на. - Хорошо, - вздохнул он, всем своим видом признавая поражение. Его испанский тут же потерял нарочитый акцент.  - Я не из севильской полиции.

Я тебе очень благодарен. - Не стоит благодарности.  - Она улыбнулась и села напротив шефа. Стратмор был крупным кряжистым мужчиной, чье невыразительное лицо скрывало присущие ему решительность, настойчивость и неизменное стремление к совершенству. Серые глаза светились уверенностью, с которой сочеталась профессиональная скрытность, но сегодня в них проглядывали беспокойство и нерешительность. - У вас испуганный вид, - сказала Сьюзан. - Настали не лучшие времена, - вздохнул Стратмор. Не сомневаюсь, - подумала. Сьюзан никогда еще не видела шефа столь подавленным.

181 Share

Bersaglio zaino nero

Веспа шла с предельной скоростью. Прикинув, что такси развивает миль восемьдесят - чуть ли не вдвое больше его скорости, - он сосредоточил все внимание на трех ангарах впереди. Средний. Там его дожидается лирджет. Прогремел выстрел. Пуля ударила в асфальт в нескольких метрах позади. Беккер оглянулся. Убийца целился, высунувшись из окна. Беккер вильнул в сторону, и тут же боковое зеркало превратилось в осколки.

 Нет, сэр. Казалось, старик испытал сильнейшее разочарование. Он медленно откинулся на гору подушек. Лицо его было несчастным. - Я думал, вы из городского… хотите заставить меня… - Он замолчал и как-то странно посмотрел на Беккера.  - Если не по поводу колонки, то зачем вы пришли. Хороший вопрос, подумал Беккер, рисуя в воображении горы Смоки-Маунтинс. - Просто неформальная дипломатическая любезность, - солгал. - Дипломатическая любезность? - изумился старик.

Она совершила судорожный рывок влево и вроде бы закружилась в воздухе, а затем снова прильнула к центру лестницы. Халохот сделал стремительный прыжок. Вот. На ступенях прямо перед Халохотом сверкнул какой-то металлический предмет. Он вылетел из-за поворота на уровне лодыжек подобно рапире фехтовальщика. Халохот попробовал отклониться влево, но не успел и со всей силы ударился об него голенью. В попытке сохранить равновесие он резко выбросил руки в стороны, но они ухватились за пустоту. Внезапно он взвился в воздух и боком полетел вниз, прямо над Беккером, распростертым на животе с вытянутыми вперед руками, продолжавшими сжимать подсвечник, об который споткнулся Халохот. Халохот ударился сначала о внешнюю стену и только затем о ступени, после чего, кувыркаясь, полетел головой .

Похоже, никого. Пожав плечами, он подошел к раковине. Раковина была очень грязной, но вода оказалась холодной, и это было приятно. Плеснув водой в глаза, Беккер ощутил, как стягиваются поры. Боль стала утихать, туман перед глазами постепенно таял. Он посмотрелся в зеркало. Вид был такой, будто он не переставая рыдал несколько дней подряд. Беккер вытер лицо рукавом пиджака, и тут его осенило. От волнений и переживаний он совсем забыл, где находится.

 Потеряла билет. Они не хотят и слышать о том, чтобы посадить меня в самолет. На авиалиниях работают одни бездушные бюрократы. У меня нет денег на новый билет. - Где твои родители? - спросил Беккер. - В Штатах. - А связаться с ними пробовала. - Пустой номер.

Однако в дверях появился Стратмор. Бледная, жуткая в тусклом свете мониторов фигура застыла, грудь шефа тяжело вздымалась. - Ком… мандер! - вскрикнула она от неожиданности.  - Хейл в Третьем узле. Он напал на. - Что. Этого не может. Он заперт внизу. - Нет. Он вырвался оттуда.

762 Share

Bersaglio zaino nero

Это означает конец нашей разведки. Но мысли Сьюзан были далеко от политических последствий создания Цифровой крепости. Она пыталась осознать истинный смысл случившегося. Всю свою жизнь она посвятила взламыванию шифров, отвергая саму возможность разработки абсолютно стойкого шифра. Любой шифр можно взломать - так гласит принцип Бергофского. Она чувствовала себя атеистом, лицом к лицу столкнувшимся с Господом Богом. - Если этот шифр станет общедоступным, - прошептала она, - криптография превратится в мертвую науку. Стратмор кивнул: - Это наименьшая из наших проблем. - Не можем ли мы подкупить Танкадо. Я знаю, он нас ненавидит, но что, если предложить ему несколько миллионов долларов.

Халохот, по всей видимости, настоящий профессионал. Но потом появилась группа людей, и Халохот не смог завладеть искомым предметом. Фонтейн кивнул. Агенты связались с ним, когда он находился в Южной Америке, и сообщили, что операция прошла неудачно, поэтому Фонтейн в общих чертах уже знал, что случилось. Тут вступил агент Колиандер: - Как вы приказали, мы повсюду следовали за Халохотом. В морг он не пошел, поскольку в этот момент напал на след еще какого-то парня в пиджаке и галстуке, вроде бы штатского. - Штатского? - переспросил Фонтейн. Скорее всего это игры Стратмора: он мудро решил не впутывать в это дело агентство. - Фильтры Протокола передачи файлов выходят из строя! - крикнул кто-то из технического персонала. - Нам нужен этот предмет, - сказал Фонтейн.

Сумка, с которой она приехала, на дощатом полу посреди комнаты… ее белье на спинке стула эпохи королевы Анны, стоящего возле кровати. Вернулся ли Дэвид. Она помнила его тело, прижавшееся к ее телу, его нежные поцелуи. Неужели все это был сон. Сьюзан повернулась к тумбочке. На ней стояли пустая бутылка из-под шампанского, два бокала… и лежала записка. Протерев глаза, она натянула на плечи одеяло и прочла: Моя драгоценная Сьюзан. Я люблю .

Фильтры служили куда более высокой цели - защите главной базы данных АНБ. Чатрукьяну была известна история ее создания. Несмотря на все предпринятые в конце 1970-х годов усилия министерства обороны сохранить Интернет для себя, этот инструмент оказался настолько соблазнительным, что не мог не привлечь к себе внимания всего общества. Со временем им заинтересовались университеты, а вскоре после этого появились и коммерческие серверы. Шлюзы открылись - в Интернет хлынула публика. К началу 1990-х годов некогда тщательно охраняемый правительством Интернет превратился в перенаселенное пространство, заполненное общедоступными почтовыми серверами и порнографическими сайтами. Вскоре после не получившего огласки, но причинившего колоссальный ущерб государственной безопасности проникновения в базы данных Военно-морского флота стало абсолютно очевидно, что секретная информация, хранящаяся на компьютерах, подключенных к Интернету, перестала быть тайной. По предложению министерства обороны президент подписал тайное распоряжение о создании новой, абсолютно безопасной правительственной сети, которая должна была заменить скомпрометировавший себя Интернет и стать средством связи разведывательных агентств США. Чтобы предотвратить дальнейшее проникновение в государственные секреты, вся наиболее важная информация была сосредоточена в одном в высшей степени безопасном месте - новой базе данных АНБ, своего рода форте Нокс разведывательной информации страны. Без преувеличения многие миллионы наиболее секретных фотографий, магнитофонных записей, документов и видеофильмов были записаны на электронные носители и отправлены в колоссальное по размерам хранилище, а твердые копии этих материалов были уничтожены.

Директор понимающе кивнул. ЭНИГМА, это двенадцатитонное чудовище нацистов, была самой известной в истории шифровальной машиной. Там тоже были группы из четырех знаков. - Потрясающе, - страдальчески сказал директор.  - У вас, часом, нет такой же под рукой. - Не в этом дело! - воскликнула Сьюзан, внезапно оживившись. Это как раз было ее специальностью.  - Дело в том, что это и есть ключ. Энсей Танкадо дразнит нас, заставляя искать ключ в считанные минуты. И при этом подбрасывает подсказки, которые нелегко распознать.

Но этот голос был частью его. Слышались и другие голоса - незнакомые, ненужные. Он хотел их отключить. Для него важен был только один голос, который то возникал, то замолкал. - Дэвид, прости. Он увидел пятна света. Сначала слабые, еле видимые на сплошном сером фоне, они становились все ярче. Попробовал пошевелиться и ощутил резкую боль. Попытался что-то сказать, но голоса не. Зато был другой голос, тот, что звал .

667 Share

Bersaglio zaino nero

На этом Мидж капитулировала: - Хорошо. Доброй ночи.  - Она двинулась к двери. Когда Мидж проходила мимо, Бринкерхофф по выражению ее глаз понял, что она и не думает сдаваться: чутье не позволит ей бездействовать. Бринкерхофф смотрел на массивную фигуру директора, возвышающуюся над письменным столом. Таким он его еще никогда не. Фонтейн, которого он знал, был внимателен к мелочам и требовал самой полной информации. Он всегда поощрял сотрудников к анализу и прояснению всяческих нестыковок в каждодневных делах, какими бы незначительными они ни казались. И вот теперь он требует, чтобы они проигнорировали целый ряд очень странных совпадений.

 Ты уверен, что его никто не купил. - Да вы все спятили. Это за четыреста-то баксов. Я сказал ей, что даю пятьдесят, но она хотела. Ей надо было выкупить билет на самолет - если найдется свободное место перед вылетом. Беккер почувствовал, как кровь отхлынула от его лица. - Куда. - В ее трахнутый Коннектикут.

 Начинаем отключение резервного питания. Приготовиться. Приступайте. - Мы не успеем! - крикнула Соши.  - На это уйдет полчаса. К тому времени все уже рухнет. Джабба открыл рот, готовый что-то сказать, но тут его буквально парализовал душераздирающий крик. Все повернули головы к Сьюзан Флетчер, которая выпрямилась и поднялась со стула.

 Руки на стол, - бросила она через плечо.  - Когда я уйду, пожалуйста, никаких глупостей. И у стен есть. Бринкерхофф опустился на стул, слушая, как стук ее каблуков затихает в конце коридора. По крайней мере Мидж не станет болтать. У нее есть и свои слабости. Она ведь и сама кое-что себе позволяла: время от времени они массировали друг другу спину. Мысли его вернулись к Кармен. Перед глазами возникло ее гибкое тело, темные загорелые бедра, приемник, который она включала на всю громкость, слушая томную карибскую музыку. Он улыбнулся.

Я думаю… - Вы протестуете? - переспросил директор и поставил на стол чашечку с кофе.  - Я протестую. Против вашего присутствия в моем кабинете. Я протестую против ваших инсинуаций в отношении моего заместителя, который якобы лжет. Я протестую… - У нас вирус, сэр. Моя интуиция подсказывает мне… - Что ж, ваша интуиция на сей раз вас обманула, мисс Милкен. В первый раз в жизни. Мидж стояла на своем: - Но, сэр.

 И что же это за секрет. - Вы отлично знаете это. Это Цифровая крепость. - Вот как? - снисходительно произнес Стратмор холодным как лед голосом.  - Значит, тебе известно про Цифровую крепость. А я-то думал, что ты будешь это отрицать. - Подите к черту. - Очень остроумно. - Вы болван, Стратмор, - сказал Хейл, сплюнув.

797 Share

Bersaglio zaino nero

 Hola? - крикнул он, приоткрыв дверь.  - Con permiso. Не дождавшись ответа, он вошел. Типичная для Испании туалетная комната: квадратная форма, белый кафель, с потолка свисает единственная лампочка. Как всегда, одна кабинка и один писсуар. Пользуются ли писсуаром в дамском туалете -неважно, главное, что сэкономили на лишней кабинке. Беккер с отвращением оглядел комнату. Грязь, в раковине мутная коричневатая вода. Повсюду разбросаны грязные бумажные полотенца, лужи воды на полу. Старая электрическая сушилка для рук захватана грязными пальцами.

 - Подслушивающий должен был находиться в непосредственной близости и точно знать, что надо подслушивать.  - Он положил руку ей на плечо.  - Я никогда не послал бы туда Дэвида, если бы считал, что это связано хоть с малейшей опасностью.  - Он улыбнулся.  - Поверь. При первых же признаках опасности я отправлю к нему профессионалов. Слова Стратмора внезапно были прерваны постукиванием по стеклянной стене Третьего узла. Они обернулись. Сотрудник отдела обеспечения системной безопасности Фил Чатрукьян, приникнув лицом к стеклу, отчаянно барабанил по нему, стараясь разглядеть, есть ли кто-нибудь внутри. Он что-то говорил, но сквозь звуконепроницаемую перегородку слов не было слышно.

 - Стратмора, похоже, удивило ее недоумение.  - Мне пришлось его проинструктировать. - Проинструктировать. Относительно. - Относительно его поездки. Я отправил Дэвида в Испанию. ГЛАВА 11 Испания. Я отправил Дэвида в Испанию. Слова коммандера словно обожгли Сьюзан.

Барабан повернулся. Он снова с силой пнул ногой педаль стартера. Пуля пролетела мимо в тот миг, когда маленький мотоцикл ожил и рванулся. Беккер изо всех сил цеплялся за жизнь. Мотоцикл, виляя, мчался по газону и, обогнув угол здания, выехал на шоссе. Халохот, кипя от злости, побежал к такси. Несколько мгновений спустя водитель уже лежал на земле, с изумлением глядя, как его машина исчезает в облаке пыли и выхлопных газов. ГЛАВА 82 Когда мысль о последствиях звонка Стратмора в службу безопасности дошла до сознания Грега Хейла, его окатила парализующая волна паники. Агенты сейчас будут. Сьюзан попробовала выскользнуть из его рук, Хейл очнулся и притянул ее к себе за талию.

Как он заставит Сьюзан пройти вместе с ним к автомобильной стоянке. Как он поведет машину, если они все же доберутся до. И тут в его памяти зазвучал голос одного из преподавателей Корпуса морской пехоты, подсказавший ему, что делать. Применив силу, говорил этот голос, ты столкнешься с сопротивлением. Но заставь противника думать так, как выгодно тебе, и у тебя вместо врага появится союзник. - Сьюзан, - услышал он собственный голос, - Стратмор - убийца. Ты в опасности. Казалось, она его не слышала.

 Местная валюта, - безучастно сказал пилот. - Я понимаю.  - Беккер запнулся.  - Но тут… тут слишком. Мне нужны только деньги на такси.  - Он прикинул в уме, сколько в этой пачке в пересчете на доллары.  - Да тут несколько тысяч долларов. - Я действую по инструкции, сэр.

353 Share

Bersaglio zaino nero

Скорее всего он проделал это дважды и каждый раз получал адрес Танкадо, а не Северной Дакоты. Элементарная ошибка, подумала Сьюзан, Стратмор, по-видимому, поменял местами поля информации, и Следопыт искал учетные данные совсем не того пользователя. Она завершила ввод данных и запустила Следопыта. Затем щелкнула по кнопке возврат. Компьютер однократно пискнул. На экране высветилось: СЛЕДОПЫТ ОТПРАВЛЕН Теперь надо ждать. Сьюзан вздохнула. Она чувствовала себя виноватой из-за того, что так резко говорила с коммандером. Ведь если кто и может справиться с возникшей опасностью, да еще без посторонней помощи, так это Тревор Стратмор.

 Ее зовут… Не отключайся, дружище… - Роса… - Глаза Клушара снова закрылись. Приближающаяся медсестра прямо-таки кипела от возмущения. - Роса? - Беккер сжал руку Клушара. Старик застонал. - Он называл ее… - Речь его стала невнятной и едва слышной. Медсестра была уже совсем близко и что-то кричала Беккеру по-испански, но он ничего не слышал. Его глаза не отрывались от губ Клушара. Он еще раз сжал его руку, но тут наконец подбежала медсестра. Она вцепилась Беккеру в плечо, заставив его подняться - как раз в тот момент, когда губы старика шевельнулись.

Согласно расписанию, в полночь должен был заступить на двойную смену новый сотрудник по имени Зейденберг. Чатрукьян еще раз обвел глазами пустую лабораторию и нахмурился.  - Где же он, черт возьми. Глядя на оживающий монитор, он подумал, известно ли Стратмору, что в лаборатории систем безопасности нет ни души. Подходя к шифровалке, он успел заметить, что шторы кабинета шефа задернуты. Это означало, что тот находится на рабочем месте. Несмотря на субботу, в этом не было ничего необычного; Стратмор, который просил шифровальщиков отдыхать по субботам, сам работал, кажется, 365 дней в году. В одном Чатрукьян был абсолютно уверен: если шеф узнает, что в лаборатории систем безопасности никого нет, это будет стоить молодому сотруднику места. Чатрукьян посмотрел на телефонный аппарат и подумал, не позвонить ли этому парню: в лаборатории действовало неписаное правило, по которому сотрудники должны прикрывать друг друга.

Чатрукьян это чувствовал. У него не было сомнений относительно того, что произошло: Стратмор совершил ошибку, обойдя фильтры, и теперь пытался скрыть этот факт глупой версией о диагностике. Чатрукьян не был бы так раздражен, если бы ТРАНСТЕКСТ был его единственной заботой. Однако это было не. Несмотря на свой внушительный вид, дешифровальное чудовище отнюдь не было островом в океане. Хотя криптографы были убеждены, что система фильтров Сквозь строй предназначалась исключительно для защиты этого криптографического декодирующего шедевра, сотрудники лаборатории систем безопасности знали правду. Фильтры служили куда более высокой цели - защите главной базы данных АНБ. Чатрукьяну была известна история ее создания.

Стратмор, глядя в темноту, произнес бесцветным голосом, видимо, уже все поняв: - Да, Сьюзан. Главный банк данных… Сьюзан отстраненно кивнула. Танкадо использовал ТРАНСТЕКСТ, чтобы запустить вирус в главный банк данных. Стратмор вяло махнул рукой в сторону монитора. Сьюзан посмотрела на экран и перевела взгляд на диалоговое окно. В самом низу она увидела слова: РАССКАЖИТЕ МИРУ О ТРАНСТЕКСТЕ СЕЙЧАС ВАС МОЖЕТ СПАСТИ ТОЛЬКО ПРАВДА Сьюзан похолодела. В АНБ сосредоточена самая секретная государственная информация: протоколы военной связи, разведданные, списки разведчиков в зарубежных странах, чертежи передовой военной техники, документация в цифровом формате, торговые соглашения, - и этот список нескончаем. - Танкадо не посмеет этого сделать! - воскликнула.  - Уничтожить всю нашу секретную информацию? - Сьюзан не могла поверить, что Танкадо совершит нападение на главный банк данных АНБ. Она перечитала его послание.

Инженеры компании Локхид скачивают подробные чертежи новых систем вооружения. Оперативные агенты сообщают последние данные о ходе выполнения поставленных перед ними задач. Банк данных АНБ - это основа основ тысяч правительственных операций. Отключить все это без подготовки - значит парализовать разведдеятельность во всем мире. - Я отдаю себе отчет в последствиях, сэр, - сказал Джабба, - но у нас нет выбора. - Объясните, - потребовал Фонтейн. Он посмотрел на Сьюзан, стоявшую рядом с ним на платформе. Казалось, все происходящее было от нее безумно. Джабба вздохнул и снова вытер пот со лба. По выражению его лица было ясно: то, что он собирается сказать, не понравится директору и остальным.

920 Share

Bersaglio zaino nero

 - Стратмор приподнял брови.  - В них постоянно упоминается Цифровая крепость и его планы шантажа АНБ. Сьюзан отнеслась к словам Стратмора скептически. Ее удивило, что он так легко клюнул на эту приманку. - Коммандер, - возразила она, - Танкадо отлично понимал, что АНБ может найти его переписку в Интернете, он никогда не стал бы доверять секреты электронной почте. Это ловушка. Энсей Танкадо всучил вам Северную Дакоту, так как он знал, что вы начнете искать. Что бы ни содержалось в его посланиях, он хотел, чтобы вы их нашли, - это ложный след. - У тебя хорошее чутье, - парировал Стратмор, - но есть кое-что .

Хейл остановился: - Диагностика? - В голосе его слышалось недоверие.  - Ты тратишь на это субботу, вместо того чтобы развлекаться с профессором. - Его зовут Дэвид. - Какая разница?. - Тебе больше нечем заняться? - Сьюзан метнула на него недовольный взгляд. - Хочешь от меня избавиться? - надулся Хейл. - Если честно - да, - Не надо так, Сью, Ты меня оскорбляешь. Глаза Сьюзан сузились. Она терпеть не могла, когда он называл ее Сью.

И улыбнулся, едва сохраняя спокойствие. - Ты сочтешь это сумасшествием, - сказал Беккер, - но мне кажется, что у тебя есть кое-что, что мне очень. - Да? - Меган внезапно насторожилась. Беккер достал из кармана бумажник. - Конечно, я буду счастлив тебе заплатить.  - И он начал отсчитывать купюры. Глядя, как он шелестит деньгами, Меган вскрикнула и изменилась в лице, по-видимому ложно истолковав его намерения. Она испуганно посмотрела на вращающуюся дверь… как бы прикидывая расстояние. До выхода было метров тридцать. - Я оплачу тебе билет до дома, если… - Молчите, - сказала Меган с кривой улыбкой.

Он вечно навязывал что-то коллегам, например морковный сок, и убеждал их, что нет ничего важнее безукоризненного состояния кишечника. Хейл поставил масло на место и направился к своему компьютеру, располагавшемуся прямо напротив рабочего места Сьюзан. Даже за широким кольцом терминалов она почувствовала резкий запах одеколона и поморщилась. - Замечательный одеколон, Грег. Вылил целую бутылку. Хейл включил свой компьютер. - Специально для тебя, дорогая. Он стал ждать, когда его компьютер разогреется, и Сьюзан занервничала.

Это означает конец нашей разведки. Но мысли Сьюзан были далеко от политических последствий создания Цифровой крепости. Она пыталась осознать истинный смысл случившегося. Всю свою жизнь она посвятила взламыванию шифров, отвергая саму возможность разработки абсолютно стойкого шифра. Любой шифр можно взломать - так гласит принцип Бергофского. Она чувствовала себя атеистом, лицом к лицу столкнувшимся с Господом Богом. - Если этот шифр станет общедоступным, - прошептала она, - криптография превратится в мертвую науку. Стратмор кивнул: - Это наименьшая из наших проблем. - Не можем ли мы подкупить Танкадо.

Ее руки спускались все ниже, забираясь под полотенце. Нуматака почти ничего не замечал. Мысли его были. Он ждал, когда зазвонит прямой телефон, но звонка все не. Кто-то постучал в дверь. - Войдите, - буркнул Нуматака. Массажистка быстро убрала руки из-под полотенца. В дверях появилась телефонистка и поклонилась: - Почтенный господин.

525 Share

Bersaglio zaino nero

 - Что еще мне остается? - Он представил Хейла на скамье подсудимых, вываливающего все, что ему известно о Цифровой крепости.  - Весь мой план рухнет. Должен быть какой-то другой выход. - Решайте! - крикнул Хейл и потащил Сьюзан к лестнице. Стратмор его не слушал. Если спасение Сьюзан равнозначно крушению его планов, то так тому и быть: потерять ее значило потерять все, а такую цену он отказывался платить. Хейл заломил руку Сьюзан за спину, и голова ее наклонилась. - Даю вам последний шанс, приятель.

Она никогда раньше не слышала выстрелов, разве что по телевизору, но не сомневалась в том, что это был за звук. Сьюзан словно пронзило током. В панике она сразу же представила себе самое худшее. Ей вспомнились мечты коммандера: черный ход в Цифровую крепость и величайший переворот в разведке, который он должен был вызвать. Она подумала о вирусе в главном банке данных, о его распавшемся браке, вспомнила этот странный кивок головы, которым он ее проводил, и, покачнувшись, ухватилась за перила. Коммандер. Нет. Сьюзан словно окаменела, ничего не понимая. Эхо выстрела слилось с царившим вокруг хаосом. Сознание гнало ее вперед, но ноги не слушались.

Одновременный подрыв этих тщательно замаскированных устройств должен был создать магнитное поле такой мощности, что вся информация на магнитных носителях - жестких дисках компьютеров, в постоянных запоминающих устройствах, в резервных файлах и даже на гибких дисках - оказалась бы стерта. Все данные, свидетельствующие о том, кто чем владел, должны были исчезнуть навсегда. Поскольку для одновременного подрыва устройств была необходима точнейшая координация действий, все эти изделия были связаны между собой телефонными линиями через Интернет. Двое суток встроенные часы устройств обменивались бесконечными потоками зашифрованной синхронизирующейся информации. АНБ, перехватывая эти информационные импульсы, игнорировало их, считая аномалией сети, безобидной тарабарщиной. Но когда ТРАНСТЕКСТ расшифровал эти потоки информации, аналитики тут же увидели в них синхронизированный через Интернет отсчет времени. Устройства были обнаружены и удалены за целых три часа до намеченного срока взрыва. Сьюзан знала, что без ТРАНСТЕКСТА агентство беспомощно перед современным электронным терроризмом.

Бринкерхофф покачал головой. Человек ничего не сказал, задумался на мгновение, а потом обратился к Сьюзан. - Лиланд Фонтейн, - представился он, протягивая руку.  - Я рад, что вы живы-здоровы. Сьюзан не отрывала глаз от директора. Она была уверена, что рано или поздно познакомится с этим человеком, но никогда не думала, что это случится при таких обстоятельствах. - Идемте, мисс Флетчер, - сказал Фонтейн и прошел.  - Нам сейчас пригодится любая помощь. Посверкивая в красноватом свете туннельных ламп, перед ними возникла стальная дверь. Фонтейн набрал код на специальной углубленной панели, после чего прикоснулся к небольшой стеклянной пластинке.

Он не мог отказаться. - Ты права, - проворчал Стратмор.  - Поэтому я его и попросил. Я не мог позволить себе роскошь… - Директор знает, что вы послали в Испанию частное лицо. - Сьюзан, - сказал Стратмор, уже теряя терпение, - директор не имеет к этому никакого отношения. Он вообще не в курсе дела. Сьюзан смотрела на Стратмора, не веря своим ушам. У нее возникло ощущение, что она разговаривает с абсолютно незнакомым человеком. Коммандер послал ее жениха, преподавателя, с заданием от АНБ и даже не потрудился сообщить директору о самом серьезном кризисе в истории агентства.

Согласно расписанию, в полночь должен был заступить на двойную смену новый сотрудник по имени Зейденберг. Чатрукьян еще раз обвел глазами пустую лабораторию и нахмурился.  - Где же он, черт возьми. Глядя на оживающий монитор, он подумал, известно ли Стратмору, что в лаборатории систем безопасности нет ни души. Подходя к шифровалке, он успел заметить, что шторы кабинета шефа задернуты. Это означало, что тот находится на рабочем месте. Несмотря на субботу, в этом не было ничего необычного; Стратмор, который просил шифровальщиков отдыхать по субботам, сам работал, кажется, 365 дней в году. В одном Чатрукьян был абсолютно уверен: если шеф узнает, что в лаборатории систем безопасности никого нет, это будет стоить молодому сотруднику места. Чатрукьян посмотрел на телефонный аппарат и подумал, не позвонить ли этому парню: в лаборатории действовало неписаное правило, по которому сотрудники должны прикрывать друг друга. В шифровалке они считались людьми второго сорта и не очень-то ладили с местной элитой.

Easton Walk Off Zaino

About Taunos

Звонок из Соединенных Штатов. Он улыбнулся. Значит, все правда.

Related Posts

133 Comments

Post A Comment