Cinghie dello zaino treestand

375 Share

Cinghie dello zaino treestand

Вторая попытка также ни к чему не привела. Беккер заглянул в телефонный справочник. Оставался последний номер. Конец веревочки. Он набрал номер. - Escortes Belen, - ответил мужчина. И снова Беккер изложил свою проблему: - Si, si, senor. Меня зовут сеньор Ролдан. Буду рад вам помочь. У нас две рыжеволосые.

Базу данных защищали трехуровневое реле мощности и многослойная система цифровой поддержки. Она была спрятана под землей на глубине 214 футов для защиты от взрывов и воздействия магнитных полей. Вся деятельность в комнате управления относилась к категории Совершенно секретно. УМБРА, что было высшим уровнем секретности в стране. Никогда еще государственные секреты США не были так хорошо защищены. В этой недоступной для посторонних базе данных хранились чертежи ультрасовременного оружия, списки подлежащих охране свидетелей, данные полевых агентов, подробные предложения по разработке тайных операций. Перечень этой бесценной информации был нескончаем. Всяческие вторжения, способные повредить американской разведке, абсолютно исключались. Конечно, офицеры АНБ прекрасно понимали, что вся информация имеет смысл только в том случае, если она используется тем, кто испытывает в ней необходимость по роду работы. Главное достижение заключалось не в том, что секретная информация стала недоступной для широкой публики, а в том, что к ней имели доступ определенные люди.

Его концепция была столь же проста, сколь и гениальна. Она состояла из легких в использовании программ для домашнего компьютера, которые зашифровывали электронные послания таким образом, что они становились абсолютно нечитаемыми. Пользователь писал письмо, пропускал его через специальную программу, и на другом конце линии адресат получал текст, на первый взгляд не поддающийся прочтению, - шифр. Тот же, кто перехватывал такое сообщение, видел на экране лишь маловразумительную абракадабру. Расшифровать сообщение можно было лишь введя специальный ключ - секретный набор знаков, действующий как ПИН-код в банкомате. Ключ, как правило, был довольно длинным и сложным и содержал всю необходимую информацию об алгоритме кодирования, задействуя математические операции, необходимые для воссоздания исходного текста. Теперь пользователь мог посылать конфиденциальные сообщения: ведь если даже его послание перехватывалось, расшифровать его могли лишь те, кто знал ключ-пароль. АНБ сразу же осознало, что возникла кризисная ситуация.

Еще толком не отдавая себе отчета в своих действиях и повинуясь инстинкту, она резким движением согнула ноги и со всей силы ударила Хейла коленом в промежность, ощутив, как ее коленные чашечки впились в его мягкие незащищенные ткани. Хейл взвыл от боли, и все его тело сразу же обмякло. Он скатился набок, сжавшись в клубок, а Сьюзан, высвободившись из-под него, направилась к двери, отлично понимая, что у нее не хватит сил ее открыть. Но тут ее осенило. Она остановилась у края длинного стола кленового дерева, за которым они собирались для совещаний. К счастью, ножки стола были снабжены роликами. Упираясь ногами в толстый ковер, Сьюзан начала изо всех сил толкать стол в направлении стеклянной двери. Ролики хорошо крутились, и стол набирал скорость. Уже на середине комнаты она основательно разогналась.

Джабба заглянул в распечатку. - Вот что я хочу сказать. Червь Танкадо не нацелен на наш банк данных.  - Он откашлялся.  - Он нацелен на фильтры безопасности. Фонтейн побледнел. Он, конечно, понял, чем это грозит: червь сожрет фильтры, содержащие информацию в тайне, и без них она станет доступна всем без исключения. - Нам необходимо отключиться от Интернета, - продолжил Джабба.

 Сэр, я… - За все сорок три года путешествий я никогда еще не оказывался в таком положении. Вы только посмотрите на эту палату. Мою колонку перепечатывают издания по всему миру. - Сэр! - Беккер поднял обе руки, точно признавая свое поражение.  - Меня не интересует ваша колонка. Я из канадского консульства. Я пришел, чтобы убедиться, что с вами все в порядке. Внезапно в гимнастическом зале, превращенном в больничную палату, повисла тишина. Старик внимательно разглядывал подозрительного посетителя. Беккер перешел чуть ли не на шепот: - Я здесь, чтобы узнать, не нужно ли вам чего-нибудь.

290 Share

Cinghie dello zaino treestand

Решив, что никакой опасности нет, Стратмор запустил файл, минуя фильтры программы Сквозь строй. Сьюзан едва могла говорить. - Никакой Цифровой крепости не существует, - еле слышно пробормотала она под завывание сирены и, обессилев, склонилась над своим компьютером. Танкадо использовал наживку для дурачков… и АНБ ее проглотило. Сверху раздался душераздирающий крик Стратмора. ГЛАВА 86 Когда Сьюзан, едва переводя дыхание, появилась в дверях кабинета коммандера, тот сидел за своим столом, сгорбившись и низко опустив голову, и в свете монитора она увидела капельки пота у него на лбу. Сирена выла не преставая. Сьюзан подбежала к. - Коммандер. Стратмор даже не пошевелился.

Дэвид Беккер умрет. Халохот поднимался вверх с пистолетом в руке, прижимаясь вплотную к стене на тот случай, если Беккер попытается напасть на него сверху. Железные подсвечники, установленные на каждой площадке, стали бы хорошим оружием, если бы Беккер решил ими воспользоваться. Но если держать дистанцию, можно заметить его вовремя. У пистолета куда большая дальность действия, чем у полутораметрового подсвечника. Халохот двигался быстро, но осторожно. Ступени были настолько крутыми, что на них нашли свою смерть множество туристов. Это вам не Америка - никаких предупреждающих знаков, никаких поручней, никаких табличек с надписями, что страховые компании претензий не принимают. Это Испания.

 И где же это кольцо? - гнул свое Беккер. Клушар, похоже, не расслышал. Глаза его отсутствующе смотрели в пространство. - Странное дело, ей-богу, все эти буквы - ни на один язык не похоже. - Может быть, японский? - предположил Беккер. - Определенно. - Так вы успели его рассмотреть. - Господи. Когда я опустился на колени, чтобы помочь ему, этот человек стал совать мне пальцы прямо в лицо.

Соши пожирала глазами текст. - Подождите… сейчас посмотрю… отлично… - Сорок пять секунд! - раздался крик. Сьюзан взглянула на ВР. Последний защитный слой был уже почти невидим. - Вот оно! - воскликнула Соши. - Читайте! - Джабба обливался.  - В чем разница. Должна же она. - Да! - Соши ткнула пальцем в свой монитор.

 Таблица умножения, - сказал Беккер. При чем здесь таблица умножения? - подумала Сьюзан.  - Что он хочет этим сказать. - Четыре на шестнадцать, - повторил профессор. - Лично я проходил это в четвертом классе. Сьюзан вспомнила стандартную школьную таблицу. Четыре на шестнадцать. - Шестьдесят четыре, - сказала она равнодушно.  - Ну и. Дэвид приблизился поближе к камере.

Шифровалка начала вибрировать, словно из ее глубин на поверхность рвалось сердитое морское чудовище. Ей слышался голос Дэвида: Беги, Сьюзан, беги. Стратмор приближался к ней, его лицо казалось далеким воспоминанием. Холодные серые глаза смотрели безжизненно. Живший в ее сознании герой умер, превратился в убийцу. Его руки внезапно снова потянулись к ней в отчаянном порыве. Он целовал ее щеки. - Прости меня, - умолял .

332 Share

Cinghie dello zaino treestand

Он искал нужные слова. - У вас есть кое-что, что я должен получить. Эти слова оказались не самыми подходящими. Глаза немца сузились. - Ein Ring, - сказал Беккер.  - Du hast einen Ring. У вас есть кольцо. - Проваливайте! - зарычал немец и начал закрывать дверь. Беккер не раздумывая просунул ногу в щель и открыл дверь.

Что-нибудь. Что помогло бы мне найти девушку, которая взяла кольцо. Повисло молчание. Казалось, эта туша собирается что-то сказать, но не может подобрать слов. Его нижняя губа на мгновение оттопырилась, но заговорил он не. Слова, сорвавшиеся с его языка, были определенно произнесены на английском, но настолько искажены сильным немецким акцентом, что их смысл не сразу дошел до Беккера. - Проваливай и умри. Дэвид даже вздрогнул от неожиданности. - Простите. - Проваливай и умри, - повторил немец, приложив левую ладонь к жирному правому локтю, имитируя итальянский жест, символизирующий грязное ругательство.

На ВР последняя стенка напоминала тонюсенькую пленку. Вокруг нее было черно от нитей, готовых ринуться внутрь. Справа бесконечной чередой мелькали кадры, запечатлевшие последние минуты Танкадо: выражение отчаяния на его лице, вытянутую руку, кольцо, поблескивающее на солнце. Сьюзан смотрела на эти кадры, то выходившие из фокуса, то вновь обретавшие четкость. Она вглядывалась в глаза Танкадо - и видела в них раскаяние. Он не хотел, чтобы это зашло так далеко, - говорила она.  - Он хотел нас спасти. Но снова и снова он протягивал руку, так, чтобы люди обратили внимание на кольцо.

 Чед Бринкерхофф, - представился.  - Личный помощник директора. Сьюзан сумела лишь невнятно прошептать: - ТРАНС… Бринкерхофф кивнул. - Забудьте об. Поехали. Свет от фары пробежал по цементным стенам. - В главный банк данных попал вирус, - сказал Бринкерхофф. - Я знаю, - услышала Сьюзан собственный едва слышный голос.

 И что. Хейл понимал: то, что он сейчас скажет, либо принесет ему свободу, либо станет его смертным приговором. Он набрал в легкие воздуха. - Вы хотите приделать к Цифровой крепости черный ход. Его слова встретило гробовое молчание. Хейл понял, что попал в яблочко. Но невозмутимость Стратмора, очевидно, подверглась тяжкому испытанию. - Кто тебе это сказал? - спросил он, и в его голосе впервые послышались металлические нотки. - Прочитал, - сказал Хейл самодовольно, стараясь извлечь как можно больше выгоды из этой ситуации.

Она быстро подняла глаза и увидела возвращающегося Грега Хейла. Он приближался к двери. - Черт его дери! - почти беззвучно выругалась Сьюзан, оценивая расстояние до своего места и понимая, что не успеет до него добежать. Хейл был уже слишком близко. Она метнулась к буфету в тот момент, когда дверь со звуковым сигналом открылась, и, остановившись у холодильника, рванула на себя дверцу. Стеклянный графин на верхней полке угрожающе подпрыгнул и звонко опустился на место. - Проголодалась? - спросил Хейл, подходя к. Голос его звучал спокойно и чуточку игриво.  - Откроем пачку тофу.

910 Share

Cinghie dello zaino treestand

NDAKOTA - слишком простое изменение. - Возможно, - сказал Стратмор, потом нацарапал несколько слов на бумажке и протянул ее Сьюзан.  - Взгляни-ка на. Прочитав написанное, Сьюзан поняла ход мысли коммандера. На бумажке был электронный адрес Северной Дакоты. NDAKOTAARA. ANON. ORG Ее внимание сразу же привлекли буквы ARA - сокращенное название Анонимной рассылки Америки, хорошо известного анонимного сервера. Такие серверы весьма популярны среди пользователей Интернета, желающих скрыть свои личные данные.

Еще немного, и любой обладатель компьютера - иностранные шпионы, радикалы, террористы - получит доступ в хранилище секретной информации американского правительства. Пока техники тщетно старались отключить электропитание, собравшиеся на подиуме пытались понять расшифрованный текст. Дэвид Беккер и два оперативных агента тоже пробовали сделать это, сидя в мини-автобусе в Севилье. ГЛАВНАЯ РАЗНИЦА МЕЖДУ ЭЛЕМЕНТАМИ, ОТВЕТСТВЕННЫМИ ЗА ХИРОСИМУ И НАГАСАКИ Соши размышляла вслух: - Элементы, ответственные за Хиросиму и Нагасаки… Пёрл-Харбор. Отказ Хирохито… - Нам нужно число, - повторял Джабба, - а не политические теории. Мы говорим о математике, а не об истории. Соши замолчала. - Полезный груз? - предложил Бринкерхофф.  - Количество жертв. Ущерб в долларах.

Хейл замолк, уставившись в свой компьютер. Она мечтала, чтобы он поскорее ушел. Сьюзан подумала, не позвонить ли ей Стратмору. Коммандер в два счета выставит Хейла - все-таки сегодня суббота. Но она отдавала себе отчет в том, что, если Хейла отправят домой, он сразу же заподозрит неладное, начнет обзванивать коллег-криптографов, спрашивать, что они об этом думают, В конце концов Сьюзан решила, что будет лучше, если Хейл останется. Он и так скоро уйдет. Код, не поддающийся взлому. Сьюзан вздохнула, мысли ее вернулись к Цифровой крепости. Она не могла поверить, что такой алгоритм может быть создан, но ведь доказательство налицо - у нее перед глазами. ТРАНСТЕКСТ не может с ним справиться.

 Боль внизу нестерпима, - прошипел он ей на ухо. Колени у Сьюзан подкосились, и она увидела над головой кружащиеся звезды. ГЛАВА 80 Хейл, крепко сжимая шею Сьюзан, крикнул в темноту: - Коммандер, твоя подружка у меня в руках. Я требую выпустить меня отсюда. В ответ - тишина. Его руки крепче сжали ее шею. - Я сейчас ее убью. Сзади щелкнул взведенный курок беретты. - Отпусти ее, - раздался ровный, холодный голос Стратмора.

Росио была куда смелее своего клиента. - Не может быть? - повторил он, сохраняя ледяной тон.  - Может, пройдем, чтобы я смог вам это доказать. - Не стану вас затруднять, - ухмыльнулась она, - благодарю за предложение. Но все же кто. Беккер держался своей легенды: - Я из севильской полиции. Росио угрожающе приблизилась. - Я знаю всех полицейских в этом городе.

Но мысли о Сьюзан не выходили из головы. ГЛАВА 3 Вольво Сьюзан замер в тени высоченного четырехметрового забора с протянутой поверху колючей проволокой. Молодой охранник положил руку на крышу машины. - Пожалуйста, ваше удостоверение. Сьюзан протянула карточку и приготовилась ждать обычные полминуты. Офицер пропустил удостоверение через подключенный к компьютеру сканер, потом наконец взглянул на. - Спасибо, мисс Флетчер.  - Он подал едва заметный знак, и ворота распахнулись. Проехав еще полмили, Сьюзан подверглась той же процедуре перед столь же внушительной оградой, по которой был пропущен электрический ток.

622 Share

Cinghie dello zaino treestand

Танкадо отдал кольцо. Вот и все доказательства. - Агент Смит, - прервал помощника директор.  - Почему вы считаете, будто Танкадо не знал, что на него совершено покушение. Смит откашлялся. - Халохот ликвидировал его с помощью НТП - непроникающей травматической пули. Это резиновая капсула, которая при попадании растворяется. Все тихо и чисто.

Шифр до сих пор не взломан. Сьюзан от изумления застыла с открытым ртом. Она посмотрела на часы, потом на Стратмора. - Все еще не взломан. Через пятнадцать с лишним часов. Стратмор подался вперед и повернул к Сьюзан монитор компьютера. На черном поле светилось небольшое желтое окно, на котором виднелись две строчки: ВРЕМЯ ПОИСКА: 15:09:33 ИСКОМЫЙ ШИФР: Сьюзан недоуменно смотрела на экран. Получалось, что ТРАНСТЕКСТ трудится над шифром больше пятнадцати часов.

Эти письма в моем компьютере скопированы с терминала Стратмора - это сообщения, которые КОМИНТ выкрал у Танкадо. - Чепуха. Ты никогда не смог бы проникнуть в почту коммандера. - Ты ничего не понимаешь! - кричал Хейл.  - На его компьютере уже стоял жучок! - Он говорил, стараясь, чтобы его слова были слышны между сигналами.  - Этот жучок вмонтировал кто-то другой, и я подозреваю, что по распоряжению директора Фонтейна. Я просто попал на все готовое. Поверь. Поэтому я и узнал о его намерении модифицировать Цифровую крепость.

В Севилье Беккер лихорадочно обдумывал происходящее. Как они называют эти изотопы - U235 и U?. Он тяжко вздохнул: какое все это имеет значение. Он профессор лингвистики, а не физики. - Атакующие линии готовятся к подтверждению доступа. - Господи! - Джабба в отчаянии промычал нечто нечленораздельное.  - Чем же отличаются эти чертовы изотопы. Никто этого не знает? - Ответа он не дождался. Техники и все прочие беспомощно смотрели на ВР. Джабба повернулся к монитору и вскинул руки.

В конце концов ей пришлось смириться. Когда они в ту ночь отправились спать, она старалась радоваться с ним вместе, но что-то в глубине души говорило ей: все это кончится плохо. Она оказалась права, но никогда не подозревала насколько. - Вы заплатили ему десять тысяч долларов? - Она повысила голос.  - Это грязный трюк. - Трюк? - Теперь уже Стратмор не мог скрыть свое раздражение.  - Это вовсе не трюк. Да я вообще слова ему не сказал о деньгах.

 Ну и что ты скажешь, моя красавица. Выйдешь за меня замуж. Лежа в кровати с балдахином, она смотрела на него и знала, что ей нужен именно. Навсегда. Ее завораживала глубина его темно-зеленых глаз, и она не могла отвести от них взгляд. В этот момент где-то вдали раздался оглушительный колокольный звон. Она потянулась к Дэвиду, но он исчез, и ее руки сомкнулись в пустоте. Телефонный звонок окончательно прогнал сон.

611 Share

Cinghie dello zaino treestand

СЛЕДОПЫТ ОТОЗВАН Хейл улыбнулся. Компьютер только что отдал ее Следопыту команду самоуничтожиться раньше времени, так что ей не удастся найти то, что она ищет. Помня, что не должен оставлять следов, Хейл вошел в систему регистрации действий и удалил все свои команды, после чего вновь ввел личный пароль Сьюзан. Монитор погас. Когда Сьюзан вернулась в Третий узел, Грег Хейл как ни в чем не бывало тихо сидел за своим терминалом. ГЛАВА 30 Альфонсо XIII оказался небольшим четырехзвездочным отелем, расположенным в некотором отдалении от Пуэрта-де-Хереса и окруженным кованой чугунной оградой и кустами сирени. Поднявшись по мраморным ступенькам, Дэвид подошел к двери, и она точно по волшебству открылась. Привратник проводил его в фойе.

Он был очень бледен. - Н-нет… Не думаю… - Голос его дрожал. Беккер склонился над. - Вам плохо. Клушар едва заметно кивнул: - Просто… я переволновался, наверное.  - И замолчал. - Подумайте, мистер Клушар, - тихо, но настойчиво сказал Беккер.  - Это очень важно. Клушар заморгал.

 - После цифр стоит какая-то звездочка. Джабба ее не слушал, остервенело нажимая на кнопки. - Осторожно! - сказала Соши.  - Нам нужны точные цифры. - Звездочка, - повторила Сьюзан, - это сноска. Соши прокрутила текст до конца раздела и побелела. - О… Боже ты. - В чем дело? - спросил Джабба. Все прильнули к экрану и сокрушенно ахнули.

После того как я вскрыл алгоритм Попрыгунчика, он написал мне, что мы с ним братья по борьбе за неприкосновенность частной переписки. Сьюзан не могла поверить своим ушам. Хейл лично знаком с Танкадо. И снова постаралась держаться с подчеркнутым безразличием. - Он поздравил меня с обнаружением черного хода в Попрыгунчике, - продолжал Хейл.  - И назвал это победой в борьбе за личные права граждан всего мира. Ты должна признать, Сьюзан, что этот черный ход был придуман для того, чтобы ввести мир в заблуждение и преспокойно читать электронную почту. По мне, так поделом Стратмору. - Грег, - сказала Сьюзан, стараясь не показать своего возмущения, - этот черный ход позволял АНБ расшифровывать электронную почту, представляющую угрозу нашей безопасности.

ГЛАВА 23 Сьюзан, сидя в одиночестве в уютном помещении Третьего узла, пила травяной чай с лимоном и ждала результатов запуска Следопыта. Как старшему криптографу ей полагался терминал с самым лучшим обзором. Он был установлен на задней стороне компьютерного кольца и обращен в сторону шифровалки. Со своего места Сьюзан могла видеть всю комнату, а также сквозь стекло одностороннего обзора ТРАНСТЕКСТ, возвышавшийся в самом центре шифровалки. Сьюзан посмотрела на часы. Она ждет уже целый час. Очевидно, Анонимная рассылка Америки не слишком торопится пересылать почту Северной Дакоты. Сьюзан тяжело вздохнула.

Пора было отсюда вылезать. Дернул. Никакой реакции. Он дернул шнурок в третий раз, более резко. И снова. - На маршруте двадцать семь их отсоединяют.  - Панк снова сплюнул в проход.  - Чтоб мы не надоедали. - Значит, я не могу сойти.

823 Share

Cinghie dello zaino treestand

Чатрукьян это чувствовал. У него не было сомнений относительно того, что произошло: Стратмор совершил ошибку, обойдя фильтры, и теперь пытался скрыть этот факт глупой версией о диагностике. Чатрукьян не был бы так раздражен, если бы ТРАНСТЕКСТ был его единственной заботой. Однако это было не. Несмотря на свой внушительный вид, дешифровальное чудовище отнюдь не было островом в океане. Хотя криптографы были убеждены, что система фильтров Сквозь строй предназначалась исключительно для защиты этого криптографического декодирующего шедевра, сотрудники лаборатории систем безопасности знали правду. Фильтры служили куда более высокой цели - защите главной базы данных АНБ. Чатрукьяну была известна история ее создания. Несмотря на все предпринятые в конце 1970-х годов усилия министерства обороны сохранить Интернет для себя, этот инструмент оказался настолько соблазнительным, что не мог не привлечь к себе внимания всего общества.

На вид вы человек состоятельный. Дайте немножко денег, чтобы я могла вернуться домой. Я вам все верну. Беккер подумал, что деньги, которые он ей даст, в конечном счете окажутся в кармане какого-нибудь наркоторговца из Трианы. - Я вовсе не так богат, я простой преподаватель. Но я скажу тебе, что собираюсь сделать… - Скажу тебе, что ты наглая лгунья, вот что я сделаю.  - Пожалуй, я куплю тебе билет. Белокурая девушка смотрела на него недоверчиво.

Чатрукьян не был бы так раздражен, если бы ТРАНСТЕКСТ был его единственной заботой. Однако это было не. Несмотря на свой внушительный вид, дешифровальное чудовище отнюдь не было островом в океане. Хотя криптографы были убеждены, что система фильтров Сквозь строй предназначалась исключительно для защиты этого криптографического декодирующего шедевра, сотрудники лаборатории систем безопасности знали правду. Фильтры служили куда более высокой цели - защите главной базы данных АНБ. Чатрукьяну была известна история ее создания. Несмотря на все предпринятые в конце 1970-х годов усилия министерства обороны сохранить Интернет для себя, этот инструмент оказался настолько соблазнительным, что не мог не привлечь к себе внимания всего общества. Со временем им заинтересовались университеты, а вскоре после этого появились и коммерческие серверы. Шлюзы открылись - в Интернет хлынула публика.

Беккер был смуглым моложавым мужчиной тридцати пяти лет, крепкого сложения, с проницательным взглядом зеленых глаз и потрясающим чувством юмором. Волевой подбородок и правильные черты его лица казались Сьюзан высеченными из мрамора. При росте более ста восьмидесяти сантиметров он передвигался по корту куда быстрее университетских коллег. Разгромив очередного партнера, он шел охладиться к фонтанчику с питьевой водой и опускал в него голову. Затем, с еще мокрыми волосами, угощал поверженного соперника орешками и соком. Как у всех молодых профессоров, университетское жалованье Дэвида было довольно скромным. Время от времени, когда надо было продлить членство в теннисном клубе или перетянуть старую фирменную ракетку, он подрабатывал переводами для правительственных учреждений в Вашингтоне и его окрестностях. В связи с одной из таких работ он и познакомился со Сьюзан. В то прохладное осеннее утро у него был перерыв в занятиях, и после ежедневной утренней пробежки он вернулся в свою трехкомнатную университетскую квартиру.

Беккер понимал, что в данный момент ничего не может предпринять. Ему оставалось только стоять на коленях на холодном каменном полу огромного собора. Старик утратил к нему всякий интерес, прихожане встали и запели гимн. Ноги у него свело судорогой. Хорошо бы их вытянуть. Терпи, - сказал он.  - Терпи. Потом закрыл глаза и глубоко вздохнул. Беккер не сразу почувствовал, что его кто-то подталкивает. Подняв глаза, он увидел старика с усыпанным родинками лицом, который стоял перед ним, намереваясь пройти.

 Какого черта ему здесь надо? - спросил Стратмор, как только они с Сьюзан оказались за дверью Третьего узла. - Как всегда, валяет дурака, - сказала Сьюзан. Стратмор не скрывал недовольства. - Он ничего не спрашивал про ТРАНСТЕКСТ. - Нет. Но если он посмотрит на монитор и увидит в окне отсчета значение семнадцать часов, то, будьте уверены, не промолчит. Стратмор задумался. - С какой стати он должен на него смотреть? - спросил .

809 Share

Cinghie dello zaino treestand

Сняв трубку, набрал номер справочной службы и через тридцать секунд получил номер главного офиса больницы. В какой бы стране вы ни находились, во всех учреждениях действует одно и то же правило: никто долго не выдерживает звонка телефонного аппарата. Не важно, сколько посетителей стоят в очереди, - секретарь всегда бросит все дела и поспешит поднять трубку. Беккер отбил шестизначный номер. Еще пара секунд, и его соединили с больничным офисом. Наверняка сегодня к ним поступил только один канадец со сломанным запястьем и сотрясением мозга, и его карточку нетрудно будет найти. Беккер понимал, что в больнице не захотят назвать имя и адрес больного незнакомому человеку, но он хорошо подготовился к разговору. В трубке раздались длинные гудки. Беккер решил, что трубку поднимут на пятый гудок, однако ее подняли на девятнадцатый. - Городская больница, - буркнула зачумленная секретарша.

 Сьюзан! - позвал.  - Меня осенило. Здесь шестнадцать групп по четыре знака в каждой. - О, ради Бога, - пробурчал себе под нос Джабба.  - Все хотят поиграть в эту игру. Сьюзан пропустила эти слова мимо ушей. - Да. Шестнадцать.

Последний файл в списке таким кодом не сопровождался, вместо этого следовала запись: ФИЛЬТР ОТКЛЮЧЕН ВРУЧНУЮ. Господи Иисусе! - подумал Бринкерхофф.  - Мидж снова оказалась права. - Идиот! - в сердцах воскликнула.  - Ты только посмотри. Сквозь строй дважды отверг этот файл. Линейная мутация. И все-таки он пошел в обход. Интересно, о чем он. У Бринкерхоффа подогнулись колени.

 - Очень важно, чтобы досье консульства было как можно более полным. Мне нужно подтвердить ваш рассказ заявлениями других свидетелей. Необходима любая информация, которая поможет мне их разыскать. Но Клушар не слушал. Он вытирал лоб простыней. - Простите… может быть, завтра… - Его явно мутило. - Мистер Клушар, очень важно, чтобы вы вспомнили это.  - Внезапно Беккер понял, что говорит чересчур громко.

Наверное, за ним тянется красный след на белых камнях. Он искал глазами открытую дверь или ворота - любой выход из этого бесконечного каньона, - но ничего не. Улочка начала сужаться. - Soccoro! - Его голос звучал еле слышно.  - Помогите. С обеих сторон на него надвигались стены извивающейся улочки. Беккер искал какой-нибудь перекресток, любой выход, но с обеих сторон были только запертые двери. Теперь он уже бежал по узкому проходу.

Когда он перевернул ее на спину и взгромоздился сверху, она подумала, что сейчас он ее раздавит. Его массивная шея зажала ей рот, и Росио чуть не задохнулась. Боже, поскорей бы все это закончилось, взмолилась она про. - Si. Si! - вскрикивала она в интервалах между его рывками и впивалась ногтями ему в спину, стараясь ускорить его движения. Все смешалось в ее голове - лица бесчисленных мужчин, склонявшиеся над ней, потолки гостиничных номеров, в которые она смотрела, мечты о том, что когда-нибудь все это кончится и она заведет детей… Внезапно, без всякого предупреждения, тело немца выгнулось, замерло и тут же рухнуло на. Это. - подумала она удивленно и с облегчением и попыталась выскользнуть из-под. - Милый, - глухо прошептала.  - Позволь, я переберусь наверх.

937 Share

Cinghie dello zaino treestand

К тому же Сьюзан написала свой маячок на новом гибридном языке, именуемом LIMBO, поэтому не приходилось удивляться, что Стратмор с ним не справился. - Я возьму это на себя, - улыбнулась она, вставая.  - Буду у своего терминала. - Как ты думаешь, сколько времени это займет. - Ну… - задумалась Сьюзан.  - Это зависит от оперативности, с которой ARA пересылает почту. Если адресат находится в Штатах и пользуется такими провайдерами, как Америка онлайн или Компьюсерв, я отслежу его кредитную карточку и получу его учетную запись в течение часа. Если он использует адрес университета или корпорации, времени уйдет немного.  - Она через силу улыбнулась.  - Остальное будет зависеть от .

Она посвятила Дэвида в некоторые секреты криптографии и, желая держать его в состоянии полной готовности к неожиданностям, посылала ему записки, зашифрованные не слишком сложным образом. Список необходимых покупок, любовные признания - все приходило к нему в зашифрованном виде. Это была игра, и со временем Дэвид стал неплохим шифровальщиком. А потом решил отплатить ей той же монетой. Он начал подписывать свои записки Любовь без воска, Дэвид. Таких посланий она получила больше двух десятков. И все был подписаны одинаково: Любовь без воска. Она просила его открыть скрытый смысл этих слов, но Дэвид отказывался и только улыбался: Из нас двоих ты криптограф.

 Верно… - Стратмор задумался.  - На какое-то время. - Что это. Стратмор вздохнул: - Двадцать лет назад никто не мог себе представить, что мы научимся взламывать ключи объемом в двенадцать бит. Но технология не стоит на месте. Производители программного обеспечения исходят из того, что рано или поздно появятся компьютеры типа ТРАНСТЕКСТА. Технология развивается в геометрической профессии, и рано или поздно алгоритмы, которыми пользуется общество, перестанут быть надежными. Понадобятся лучшие алгоритмы, чтобы противостоять компьютерам завтрашнего дня. - Такова Цифровая крепость. - Конечно.

 Спасибо, что пришла, Сьюзан. Я тебе очень благодарен. - Не стоит благодарности.  - Она улыбнулась и села напротив шефа. Стратмор был крупным кряжистым мужчиной, чье невыразительное лицо скрывало присущие ему решительность, настойчивость и неизменное стремление к совершенству. Серые глаза светились уверенностью, с которой сочеталась профессиональная скрытность, но сегодня в них проглядывали беспокойство и нерешительность. - У вас испуганный вид, - сказала Сьюзан. - Настали не лучшие времена, - вздохнул Стратмор. Не сомневаюсь, - подумала. Сьюзан никогда еще не видела шефа столь подавленным.

 Вы сумасшедший, - с презрением в голосе ответил Хейл.  - Мне наплевать, даже если ваш ТРАНСТЕКСТ взлетит на воздух. Эту проклятую машину так или иначе следует объявить вне закона. Стратмор вздохнул. - Оставь эти штучки детям, Грег. Отпусти. - Чтобы вы меня убили. - Я не собираюсь тебя убивать. Мне нужен только ключ.

Он молчал. - Ну ладно, - вздохнул Стратмор.  - Похоже, вышла какая-то путаница.  - Он положил руку на плечо Чатрукьяна и проводил его к двери.  - Тебе не нужно оставаться до конца смены. Мы с мисс Флетчер пробудем здесь весь день. Будем охранять нашу крепость. Желаю веселого уик-энда. Чатрукьян заколебался.

456 Share

Cinghie dello zaino treestand

Запущенный во второй раз Следопыт все еще продолжал поиск, но теперь это уже не имело значения. Сьюзан знала, что он принесет ей в зубах: GHALEcrypto. nsa. dov Переведя взгляд на рабочий кабинет Стратмора, она поняла, что больше не может ждать, пусть даже помешает его разговору по телефону. Она встала и направилась к двери. Хейл внезапно почувствовал беспокойство - скорее всего из-за необычного поведения Сьюзан. Он быстро пересек комнату и преградил ей дорогу, скрестив на груди руки. - Скажи мне, что происходит, - потребовал.  - Сегодня здесь все идет кувырком.

El cuerpo de Jesus, el pan del cielo. Молодой священник, причащавший Беккера, смотрел на него с неодобрением. Ему было понятно нетерпение иностранца, но все-таки зачем рваться без очереди. Беккер наклонил голову и тщательно разжевывал облатку. Он почувствовал, что сзади что-то произошло, возникло какое-то замешательство, и подумал о человеке, у которого купил пиджак. Беккер надеялся, что тот внял его совету не надевать пока пиджак. Он начал было вертеть головой, но испугался, что очки в тонкой металлической оправе только этого и ждут, и весь сжался, надеясь, что черный пиджак хоть как-то прикроет его брюки защитного цвета. Увы, это было невозможно. Чаша быстро приближалась к нему справа.

ТРАНСТЕКСТ еще никогда не сталкивался с шифром, который не мог бы взломать менее чем за один час. Обычно же открытый текст поступал на принтер Стратмора за считанные минуты. Она взглянула на скоростное печатное устройство позади письменного стола шефа. В нем ничего не. - Сьюзан, - тихо сказал Стратмор, - с этим сначала будет трудно свыкнуться, но все же послушай меня хоть минутку.  - Он прикусил губу.  - Шифр, над которым работает ТРАНСТЕКСТ, уникален. Ни с чем подобным мы еще не сталкивались.  - Он замолчал, словно подбирая нужные слова.

Итальянец засмеялся. Он явно не верил своим ушам. - Dov'ela plata. Где деньги. Беккер достал из кармана пять ассигнаций по десять тысяч песет и протянул мотоциклисту. Итальянец посмотрел на деньги, потом на свою спутницу. Девушка схватила деньги и сунула их в вырез блузки. - Grazie! - просиял итальянец.

 А что за файл в ТРАНСТЕКСТЕ? - спросила Сьюзан. - Я, как и все прочие, скачал его с сайта Танкадо в Интернете. АНБ является счастливым обладателем алгоритма Цифровой крепости, просто мы не в состоянии его открыть. Сьюзан не могла не восхититься умом Танкадо. Не открыв своего алгоритма, он доказал АНБ, что тот не поддается дешифровке. Стратмор протянул Сьюзан газетную вырезку. Это был перевод рекламного сообщения Никкей симбун, японского аналога Уолл-стрит джорнал, о том, что японский программист Энсей Танкадо открыл математическую формулу, с помощью которой можно создавать не поддающиеся взлому шифры. Формула называется Цифровая крепость, говорилось в заметке, и доступна для ознакомления в Интернете.

 - Сядьте. Однако Беккер был слишком ошеломлен, чтобы понять смысл этих слов. - Sientate! - снова крикнул водитель. Беккер увидел в зеркале заднего вида разъяренное лицо, но словно оцепенел. Раздраженный водитель резко нажал на педаль тормоза, и Беккер почувствовал, как перемещается куда-то вес его тела. Он попробовал плюхнуться на заднее сиденье, но промахнулся. Тело его сначала оказалось в воздухе, а потом - на жестком полу. Из тени на авенида дель Сид появилась фигура человека. Поправив очки в железной оправе, человек посмотрел вслед удаляющемуся автобусу.

308 Share

Cinghie dello zaino treestand

Переделать Цифровую крепость - это шанс войти в историю, принеся громадную пользу стране, и Стратмору без ее помощи не обойтись. Хоть и не очень охотно, она все же улыбнулась: - Что будем делать. Стратмор просиял и, протянув руку, коснулся ее плеча. - Спасибо.  - Он улыбнулся и сразу перешел к делу.  - Мы вместе спустимся.  - Он поднял беретту.  - Ты найдешь терминал Хейла, а я тебя прикрою. Сьюзан была отвратительна даже мысль об. - Разве нельзя дождаться звонка Дэвида о той копии, что была у Танкадо.

Она вошла. - Коммандер? - позвала Сьюзан. Свет внутри исходил лишь от светящихся компьютерных мониторов Стратмора.  - Коммандер! - повторила.  - Коммандер. Внезапно Сьюзан вспомнила, что он должен быть в лаборатории систем безопасности. Она кружила по пустому кабинету, все еще не преодолев ужас, который вызвало у нее общение с Хейлом. Надо выбираться из шифровалки. Черт с ней, с Цифровой крепостью.

 Так гораздо лучше… спасибо. - Pas du tout, - отозвался Беккер. - О! - Старик радостно улыбнулся.  - Так вы говорите на языке цивилизованного мира. - Да вроде бы, - смущенно проговорил Беккер. - Это не так важно, - горделиво заявил Клушар.  - Мою колонку перепечатывают в Соединенных Штатах, у меня отличный английский. - Мне говорили, - улыбнулся Беккер.

Вдоволь посмеявшись, он исчез бы насовсем, превратившись в легенду Фонда электронных границ. Сьюзан стукнула кулаком по столу: - Нам необходимо это кольцо. Ведь на нем - единственный экземпляр ключа! - Теперь она понимала, что нет никакой Северной Дакоты, как нет и копии ключа. Даже если АНБ расскажет о ТРАНСТЕКСТЕ, Танкадо им уже ничем не поможет. Стратмор молчал. Положение оказалось куда серьезнее, чем предполагала Сьюзан. Самое шокирующее обстоятельство заключалось в том, что Танкадо дал ситуации зайти слишком. Он должен был знать, что случится, если АНБ не получит кольцо, - и все же в последние секунды жизни отдал его кому-то. Он не хотел, чтобы оно попало в АНБ.

 - Обычно травматическая капсула не убивает так. Иногда даже, если жертва внушительной комплекции, она не убивает вовсе. - У него было больное сердце, - сказал Фонтейн. Смит поднял брови. - Выходит, выбор оружия был идеальным. Сьюзан смотрела, как Танкадо повалился на бок и, наконец, на спину. Он лежал, устремив глаза к небу и продолжая прижимать руку к груди. Внезапно камера отъехала в сторону, под деревья. В кадре возник мужчина в очках в тонкой металлической оправе, в руке он держал большой портфель. Выйдя на открытое место и бросив взгляд на корчащегося на земле Танкадо, он задвигал пальцами, словно исполнял ими какой-то причудливый танец над коробочкой, которую держал в руке.

Кто-то постучал в дверь. - Войдите, - буркнул Нуматака. Массажистка быстро убрала руки из-под полотенца. В дверях появилась телефонистка и поклонилась: - Почтенный господин. - Слушаю. Телефонистка отвесила еще один поклон: - Я говорила с телефонной компанией. Звонок был сделан из страны с кодом один - из Соединенных Штатов. Нуматака удовлетворенно мотнул головой. Хорошая новость. Звонок из Соединенных Штатов.

Zaino con supporto per la schiena

About Goltit

 - В Альфонсо Тринадцатом строгие правила охраны приватности постояльцев. Беккера не устраивала перспектива ждать десять часов, пока тучный немец со своей спутницей спустятся к завтраку. - Я понимаю, - сказал .

Related Posts

509 Comments

Post A Comment