Imbottiture per tracolla

915 Share

Imbottiture per tracolla

Ей трудно было поверить, что он в Испании. Чем скорее будет найден ключ и все закончится, тем лучше для. Сьюзан потеряла счет времени, потраченного на ожидание Следопыта. Два часа. Три. Она перевела взгляд на пустую шифровалку. Скорее бы просигналил ее терминал. Но тот молчал. Конец лета.

Энсей Танкадо сделал карьеру на простых числах. Простые числа - главные строительные блоки шифровальных алгоритмов, они обладали уникальной ценностью сами по. Эти числа отлично работают при создании шифров, потому что компьютеры не могут угадать их с помощью обычного числового дерева. Соши даже подпрыгнула. - Да. Совершенно верно. Простые числа играют важнейшую роль в японской культуре. Стихосложение хайку основано на простых числах. Три строки по пять, семь и снова пять слогов.

Она уже готова была выскочить из комнаты, когда Стратмор наконец повернул рубильник и вырубил электропитание. В одно мгновение в шифровалке установилась полная тишина. Сирены захлебнулись, мониторы Третьего узла погасли. Тело Грега Хейла растворилось в темноте, и Сьюзан, инстинктивно поджав ноги, прикрылась пиджаком Стратмора. В шифровалке никогда еще не было так тихо, здесь всегда слышался гул генераторов. Теперь все умолкло, так что можно было различить облегченный вздох раненого чудовища - ТРАНСТЕКСТА, постепенно стихающее шипение и посвистывание, сопутствующие медленному охлаждению. Сьюзан закрыла глаза и начала молиться за Дэвида. Ее молитва была проста: она просила Бога защитить любимого человека. Не будучи религиозной, она не рассчитывала услышать ответ на свою молитву, но вдруг почувствовала внезапную вибрацию на груди и испуганно подскочила, однако тут же поняла: вибрация вовсе не была рукой Божьей - она исходила из кармана стратморовского пиджака.

На рубашке расплывалось красное пятно, хотя кровотечение вроде бы прекратилось. Рана была небольшой, скорее похожей на глубокую царапину. Он заправил рубашку в брюки и оглянулся. Позади уже закрывались двери. Беккер понял, что, если его преследователь находится внутри, он в западне. В Севильском соборе единственный вход одновременно является выходом. Такая архитектура стала популярной в те времена, когда церкви одновременно служили и крепостями, защищавшими от вторжения мавров, поскольку одну дверь легче забаррикадировать. Теперь у нее была другая функция: любой турист, входящий в собор, должен купить билет.

Он закрыл глаза и постарался сползти на скамье как можно ниже: он единственный в церкви был не в черном. Откуда-то донеслись звуки песнопения. В задней части церкви между скамьями продвигался человек, стараясь держаться в тени. Ему удалось проскользнуть внутрь в последнюю секунду перед тем, как дверь закрылась. Человек улыбнулся: охота становилась интересной. Беккер здесь… Я чувствую, что. Он двигался методично, обходя один ряд за другим. Наверху лениво раскачивалась курильница, описывая широкую дугу.

Хейл даже замер от неожиданности. - Что. - Я вызываю агентов безопасности. - Нет, коммандер! - вскрикнула Сьюзан.  - Нет. Хейл сжал ее горло. - Если вы вызовете службу безопасности, она умрет. Стратмор вытащил из-под ремня мобильник и набрал номер.

260 Share

Imbottiture per tracolla

Стратмор разработал план… и план этот Фонтейн не имел ни малейшего намерения срывать. ГЛАВА 75 Пальцы Стратмора время от времени касались беретты, лежавшей у него на коленях. При мысли о том, что Хейл позволил себе прикоснуться к Сьюзан, кровь закипела в его жилах, но он помнил, что должен сохранять ясную голову, Стратмор с горечью признал, что сам отчасти виноват в случившемся: ведь именно он направил Сьюзан в Третий узел. Однако он умел анализировать свои эмоции и не собирался позволить им отразиться на решении проблемы Цифровой крепости. Он заместитель директора Агентства национальной безопасности, а сегодня все, что он делает, важно, как. Его дыхание стало ровным. - Сьюзан.  - Голос его прозвучал резко, но спокойно.

Совершенно верно. Простые числа играют важнейшую роль в японской культуре. Стихосложение хайку основано на простых числах. Три строки по пять, семь и снова пять слогов. Во всех храмах Киото… - Довольно! - сказал Джабба.  - Если ключ - простое число, то что с. Варианты бесконечны. Конечно, Джабба прав. Поскольку числовая строка бесконечна, всегда можно заглянуть дальше и найти еще одно простое число. Между 0 и 1 000 000 более 70 000 вариантов.

Он представил себе, как бредет, обливаясь потом, по душным, пропитанным запахом наркотиков улицам Трианы, пытаясь разыскать девчонку-панка в майке с британским флагом на груди, и снова подумал о Сьюзан. - Zumo de arandano, - с удивлением услышал он собственный голос.  - Клюквенный сок. Бармен смотрел на него озадаченно. - Solo? - Клюквенный сок популярен в Испании, но пить его в чистом виде - неслыханное. - Si, - сказал Беккер.  - Solo. - Echo un poco de Smirnoff? - настаивал бармен.  - Плеснуть чуточку водки.

Хейл сдавил горло Сьюзан немного сильнее, и она вскрикнула от боли. - Ну что, вы решили. Я ее убиваю. Стратмор мгновенно взвесил все варианты. Если он позволит Хейлу вывести Сьюзан из шифровалки и уехать, у него не будет никаких гарантий. Они уедут, потом остановятся где-нибудь в лесу. У него будет пистолет… От этой мысли у Стратмора свело желудок. Кто знает, что произойдет, прежде чем он решит освободить Сьюзан… если он ее вообще освободит. Я обязан позвонить в службу безопасности, - решил.  - Что еще мне остается? - Он представил Хейла на скамье подсудимых, вываливающего все, что ему известно о Цифровой крепости.

Беккер был на седьмом небе. Кольцо у нее, сказал он. Наконец-то. Он не знал, каким образом она поняла, что ему нужно кольцо, но был слишком уставшим, чтобы терзаться этим вопросом. Его тело расслабилось, он представил себе, как вручает кольцо сияющему заместителю директора АНБ. А потом они со Сьюзан будут лежать в кровати с балдахином в Стоун-Мэнор и наверстывать упущенное время. Девушка наконец нашла то, что искала, - газовый баллончик для самозащиты, экологически чистый аналог газа мейс, сделанный из острейшего кайенского перца и чили. Одним быстрым движением она выпрямилась, выпустила струю прямо в лицо Беккеру, после чего схватила сумку и побежала к двери. Когда она оглянулась, Дэвид Беккер лежал на полу, прижимая ладони к лицу и корчась от нестерпимого жжения в глазах. ГЛАВА 71 Токуген Нуматака закурил уже четвертую сигару и принялся мерить шагами кабинет, потом схватил телефонную трубку и позвонил на коммутатор.

Он нас надул. Это кольцо - обман. - Червь удвоил скорость! - крикнула Соши.  - Штрафная санкция. На центральном экране прямо под извещением об ошибке ВР представила зрителям ужасающую картину. По мере того как рушилась третья защитная стенка, полдюжины черных линий, эти хакеры-мародеры, устремлялись вперед, неуклонно продвигаясь к сердцевине. С каждым мгновением появлялась новая линия, а за ней - следующая. - Они повсюду! - крикнула Соши. - Присоединяются зарубежные налетчики! - крикнул один из техников.

714 Share

Imbottiture per tracolla

Тучный немец, помахавший у него под носом рукой и сказавший на ломаном английском: Проваливай и умри. - С вами все в порядке? - спросила девушка, заметив, что он переменился в лице. Беккер не мог оторвать глаз от ее руки. У него кружилась голова. Слова, которые он прочитал, были теми же, что произнес немец: ПРОВАЛИВАЙ И УМРИ. Девушка, заметно смутившись, посмотрела на свою руку. - Это нацарапал мой дружок… ужасно глупо, правда. Беккер не мог выдавить ни слова. Проваливай и умри.

 Все когда-то бывает в первый раз, - бесстрастно ответил Бринкерхофф. Она встретила эти слова с явным неодобрением. - Я все проверяю дважды. - Ну… ты знаешь, как они говорят о компьютерах. Когда их машины выдают полную чушь, они все равно на них молятся. Мидж повернулась к нему на своем стуле. - Это не смешно, Чед. Заместитель директора только что солгал директорской канцелярии.

Именно поэтому я и послал за ним Дэвида. Я хотел, чтобы никто ничего не заподозрил. Любопытным шпикам не придет в голову сесть на хвост преподавателю испанского языка. - Он профессор, - поправила его Сьюзан и тут же пожалела об. У нее часто возникало чувство, что Стратмор не слишком высокого мнения о Дэвиде и считает, что она могла бы найти себе кого-то поинтереснее, чем простой преподаватель.  - Коммандер, - сказала она, - если вы инструктировали Дэвида сегодня утром по телефону из машины, кто-то мог перехватить… - Один шанс на миллион, - возразил Стратмор, стараясь ее успокоить.  - Подслушивающий должен был находиться в непосредственной близости и точно знать, что надо подслушивать.  - Он положил руку ей на плечо.  - Я никогда не послал бы туда Дэвида, если бы считал, что это связано хоть с малейшей опасностью.

Сбои техники в Третьем узле были такой редкостью, что номера ошибок в ее памяти не задерживалось. Сьюзан пролистала справочник и нашла нужный список. 19: ОШИБКА В СИСТЕМНОМ РАЗДЕЛЕ 20: СКАЧОК НАПРЯЖЕНИЯ 21: СБОЙ СИСТЕМЫ ХРАНЕНИЯ ДАННЫХ Наконец она дошла до пункта 22 и, замерев, долго всматривалась в написанное. Потом, озадаченная, снова взглянула на монитор. КОД ОШИБКИ 22 Сьюзан нахмурилась и снова посмотрела в справочник. То, что она увидела, казалось лишенным всякого смысла. 22: РУЧНОЕ ОТКЛЮЧЕНИЕ ГЛАВА 35 Беккер в шоке смотрел на Росио. - Вы продали кольцо.

Она посмотрела на вентиляционный люк и принюхалась. Но запах шел не оттуда, его источник находился где-то поблизости. Сьюзан посмотрела на решетчатую дверь, ведущую в кухню, и в тот же миг поняла, что означает этот запах. Запах одеколона и пота. Она инстинктивно отпрянула назад, застигнутая врасплох тем, что увидела. Из-за решетчатой двери кухни на нее смотрели. И в тот же миг ей открылась ужасающая правда: Грег Хейл вовсе не заперт внизу - он здесь, в Третьем узле. Он успел выскользнуть до того, как Стратмор захлопнул крышку люка, и ему хватило сил самому открыть двери. Сьюзан приходилось слышать, что сильный страх парализует тело, - теперь она в этом убедилась. Ее мозг мгновенно осознал происходящее, и она, вновь обретя способность двигаться, попятилась назад в темноте с одной только мыслью - бежать.

 Вижу, - сказал Бринкерхофф, стараясь сосредоточиться на документе. - Это данные о сегодняшней производительности. Взгляни на число дешифровок. Бринкерхофф послушно следил за движениями ее пальца. КОЛИЧЕСТВО ДЕШИФРОВОК О Мидж постучала пальцем по этой цифре. - Я так и думала. Деление на ноль. Бринкерхофф высоко поднял брови. - Выходит, все в порядке. - Это лишь означает, - сказала она, пожимая плечами, - что сегодня мы не взломали ни одного шифра.

737 Share

Imbottiture per tracolla

Он, конечно, понял, чем это грозит: червь сожрет фильтры, содержащие информацию в тайне, и без них она станет доступна всем без исключения. - Нам необходимо отключиться от Интернета, - продолжил Джабба.  - Приблизительно через час любой третьеклассник с модемом получит высший уровень допуска к американской секретной информации. Фонтейн погрузился в раздумья. Джабба терпеливо ждал, наконец не выдержал и крикнул ассистентке: - Соши. Немедленно. Соши побежала к своему терминалу. Джабба нередко прибегал к ВР, что в компьютерных кругах означало виртуальная реальность, но в АНБ это сокращение имело несколько иной смысл - визуальная репрезентация. В мире технических служащих и политиков, имеющих чрезвычайно разные уровни понимания, визуальная репрезентация нередко была единственным способом что-либо доказать: взмывающая вверх кривая производит куда более сильное впечатление, чем целые тома рассуждений.

Но он не был готов к тому, что произошло в следующее мгновение. Сохраняя ледяное спокойствие, Сьюзан ткнула указательным пальцем в твердокаменную грудь Хейла и заставила его остановиться. Хейл в шоке отпрянул, поняв, что она не шутит: Сьюзан Флетчер никогда еще до него не дотрагивалась, даже руки не коснулась. Правда, это было не то прикосновение, какое он рисовал в воображении, представляя себе их первый физический контакт, но все же… Хейл долго с изумлением смотрел на нее, затем медленно повернулся и направился к своему терминалу. Одно ему было абсолютно ясно: распрекрасная Сьюзан Флетчер бьется над чем-то очень важным, и можно поклясться, что это никакая не диагностика. ГЛАВА 28 Сеньор Ролдан восседал за своим столом в агентстве сопровождения Белена, чрезвычайно довольный тем, как умело обошел глупую полицейскую ловушку. Немецкий акцент и просьба снять девушку на ночь - это же очевидная подстава. Интересно, что они еще придумают. Телефон на столе громко зазвонил. Сеньор Ролдан поднял трубку с обычной для него самоуверенностью.

Все прильнули к экрану и сокрушенно ахнули. Крошечная сноска гласила: Предел ошибки составляет 12. Разные лаборатории приводят разные цифры. ГЛАВА 127 Собравшиеся на подиуме тотчас замолчали, словно наблюдая за солнечным затмением или извержением вулкана - событиями, над которыми у них не было ни малейшей власти. Время, казалось, замедлило свой бег. - Мы терпим бедствие! - крикнул техник.  - Все линии устремились к центру. С левого экрана в камеру неотрывно смотрели Дэвид и агенты Смит и Колиандер. На ВР последняя стенка напоминала тонюсенькую пленку.

Анализ затрат на единицу продукции.  - Мидж торопливо пересказала все, что они обнаружили с Бринкерхоффом. - Вы звонили Стратмору. - Да. Он уверяет, что в шифровалке полный порядок. Сказал, что ТРАНСТЕКСТ работает в обычном темпе. Что у нас неверные данные. Джабба нахмурил свой несоразмерно выпуклый лоб. - В чем же тогда проблема.

 Кто вы такой? - потребовала. Беккер перешел на испанский с ярко выраженным андалузским акцентом: - Guardia Civil. Росио засмеялась. - Не может быть! - сказала она по-испански. У Беккера застрял комок в горле. Росио была куда смелее своего клиента. - Не может быть? - повторил он, сохраняя ледяной тон.  - Может, пройдем, чтобы я смог вам это доказать.

 Если будет еще интереснее, чем этой ночью, я не смогу встать. Дэвид привлек ее к себе, не ощущая тяжести. Вчера он чуть не умер, а сегодня жив, здоров и полон сил. Сьюзан положила голову ему на грудь и слушала, как стучит его сердце. А ведь еще вчера она думала, что потеряла его навсегда. - Дэвид, - вздохнула она, заметив на тумбочке его записку.  - Скажи мне, что такое без воска. Ты же знаешь, что шифры, которые не поддаются, не выходят у меня из головы. Дэвид молчал. - Расскажи.

665 Share

Imbottiture per tracolla

 А у вас здесь… - Беккер не сдержал смешка. - Да. Это очень важная часть! - заявил лейтенант.  - Это не ребро или палец, как в церквях Галиции. Вам и в самом деле стоило бы задержаться и посмотреть. - Может быть, я так и сделаю. - Mala suerte, - вздохнул лейтенант.  - Не судьба.

 О чем вы говорите. Стратмор вздохнул. - У Танкадо наверняка была при себе копия ключа в тот момент, когда его настигла смерть. И я меньше всего хотел, чтобы кто-нибудь в севильском морге завладел ею. - И вы послали туда Дэвида Беккера? - Сьюзан все еще не могла прийти в.  - Он даже не служит у. Стратмор был поражен до глубины души. Никто никогда не позволял себе говорить с заместителем директора АНБ в таком тоне.

 Ты уверена, что мы должны его беспокоить. - Я не собираюсь его беспокоить, - сказала Мидж, протягивая ему трубку.  - Это сделаешь. ГЛАВА 48 - Что? - воскликнула Мидж, не веря своим ушам.  - Стратмор говорит, что у нас неверные данные. Бринкерхофф кивнул и положил трубку. - Стратмор отрицает, что ТРАНСТЕКСТ бьется над каким-то файлом восемнадцать часов. - Он был крайне со мной любезен, - просияв, сказал Бринкерхофф, довольный тем, что ему удалось остаться в живых после телефонного разговора.  - Он заверил меня, что ТРАНСТЕКСТ в полной исправности. Сказал, что он взламывает коды каждые шесть минут и делал это даже пока мы с ним говорили.

Использование ТРАНСТЕКСТА Агентством национальной безопасности должно было регулироваться примерно так же, как в случае ФБР, которому для установки подслушивающих устройств необходимо судебное постановление. Программное обеспечение ТРАНСТЕКСТА по раскрытию кодов должно храниться в Федеральной резервной системе и министерстве юстиции. Это должно было гарантировать, что АНБ не сможет перехватывать частную переписку законопослушных граждан во всем мире. Однако когда настало время загрузки программного обеспечения, персоналу, работавшему с ТРАНСТЕКСТОМ, объявили, что планы изменились. В связи с чрезвычайной обстановкой, в которой обычно осуществляется антитеррористическая деятельность АНБ, ТРАНСТЕКСТ станет независимым инструментом дешифровки, использование которого будет регулироваться исключительно самим АНБ. Энсей Танкадо был возмущен. Получалось, что АНБ фактически получило возможность вскрывать всю почту и затем пересылать ее без какого-либо уведомления. Это было все равно что установить жучки во все телефонные аппараты на земле. Стратмор попытался убедить Танкадо, что ТРАНСТЕКСТ - это орудие охраны правопорядка, но безуспешно: Танкадо продолжал настаивать на том, что это грубейшее нарушение гражданских прав. Он немедленно уволился и сразу же нарушил Кодекс секретности АНБ, попытавшись вступить в контакт с Фондом электронных границ.

Бринкерхофф кивнул и двинулся следом за Мидж. Фонтейн вздохнул и обхватил голову руками. Взгляд его черных глаз стал тяжелым и неподвижным. Возвращение домой оказалось долгим и слишком утомительным. Последний месяц был для Лиланда Фонтейна временем больших ожиданий: в агентстве происходило нечто такое, что могло изменить ход истории, и, как это ни странно директор Фонтейн узнал об этом лишь случайно. Три месяца назад до Фонтейна дошли слухи о том, что от Стратмора уходит жена. Он узнал также и о том, что его заместитель просиживает на службе до глубокой ночи и может не выдержать такого напряжения. Несмотря на разногласия со Стратмором по многим вопросам, Фонтейн всегда очень высоко его ценил. Стратмор был блестящим специалистом, возможно, лучшим в агентстве. И в то же время после провала с Попрыгунчиком Стратмор испытывал колоссальный стресс.

 - Звоните Танкадо. Скажите, что мы сдаемся. Немедленно! - Джабба достал из кармана мобильник.  - Давайте мне его номер. Я сам позвоню этому… - Не беспокойтесь, - прошептала Сьюзан.  - Танкадо мертв. Все замерли в изумлении. Возможные последствия полученного известия словно пулей пронзили Джаббу. Казалось, тучный шеф отдела обеспечения системной безопасности вот-вот рухнет на пол.

738 Share

Imbottiture per tracolla

Мир кругом казался расплывчатым, каким-то водянистым. И снова этот голос. Он присел на корточки и в десяти метрах от себя увидел чей-то силуэт. - Мистер. Беккер узнал голос. Это девушка. Она стояла у второй входной двери, что была в некотором отдалении, прижимая сумку к груди. Она казалось напуганной еще сильнее, чем раньше. - Мистер, - сказала она дрожащим голосом, - я не говорила вам, как меня зовут. Откуда вы узнали.

 - Стремительная. Все люди на подиуме потянулись к терминалу в одно и то же мгновение, образовав единое сплетение вытянутых рук. Но Сьюзан, опередив всех, прикоснулась к клавиатуре и нажала цифру 3. Все повернулись к экрану, где над всем этим хаосом появилась надпись: ВВЕСТИ ПАРОЛЬ. 3 - Да! - скомандовал Фонтейн.  - Нажимайте. Сьюзан задержала дыхание и опустила палец на клавишу Ввод. Компьютер издал звуковой сигнал.

Голос Грега Хейла эхом отдавался в ее сознании: Сьюзан, Стратмор меня убьет, коммандер влюблен в. Она подошла к огромному круглому порталу и начала отчаянно нажимать кнопки. Дверь не сдвинулась с места. Она пробовала снова и снова, но массивная плита никак не реагировала. Сьюзан тихо вскрикнула: по-видимому, отключение электричества стерло электронный код. Она опять оказалась в ловушке. Внезапно сзади ее обхватили и крепко сжали чьи-то руки. Их прикосновение было знакомым, но вызывало отвращение. Б нем не чувствовалось грубой силы Грега Хейла, скорее - жестокость отчаяния, внутренняя бездушная решительность.

Он скрыл информацию от директора, запустил вирус в самый защищенный компьютер страны, и, разумеется, ему придется за это дорого заплатить. Он исходил из самых патриотических соображений, но все пошло вкривь и вкось. Результатом стали смерть и предательство. Теперь начнутся судебные процессы, последуют обвинения, общественное негодование. Он много лет служил своей стране верой и правдой и не может допустить такого конца. Я просто добивался своей цели, - мысленно повторил. Ты лжешь, - ответил ему внутренний голос. Да, это. Он - лжец. Он вел себя бесчестно по отношению ко многим людям, и Сьюзан Флетчер - одна из .

Бринкерхофф застонал, сожалея, что попросил ее проверить отчет шифровалки. Он опустил глаза и посмотрел на ее протянутую руку. - Речь идет о засекреченной информации, хранящейся в личном помещении директора. Ты только представь себе, что будет, если об этом станет известно. - Директор в Южной Америке. - Извини. Я не могу этого сделать.  - Скрестив на груди руки, он вышел из ее кабинета. Мидж горящими глазами смотрела ему вслед. - О нет, можешь, - прошептала .

 Джабба. Скорее вылезай. Он неохотно выполз из-под компьютера. - Побойся Бога, Мидж. Я же сказал тебе… - Но это была не Мидж. Джабба удивленно заморгал.  - Соши. Соши Кута, тонкая как проволока, весила не больше сорока килограммов. Она была его помощницей, прекрасным техником лаборатории систем безопасности, выпускницей Массачусетс кого технологического института.

845 Share

Imbottiture per tracolla

Она должна помочь ему найти ключ в компьютере Хейла. Стратмор пока не сказал ей, что этот ключ представляет для него отнюдь не только академический интерес. Он думал, что сможет обойтись без ее участия - принимая во внимание ее склонность к самостоятельности - и сам найдет этот ключ, но уже столкнулся с проблемами, пытаясь самостоятельно запустить Следопыта. Рисковать еще раз ему не хотелось. - Сьюзан, - в его голосе послышалась решимость, - я прошу тебя помочь мне найти ключ Хейла. - Что? - Сьюзан встала, глаза ее сверкали. Стратмор подавил желание встать с ней. Он многое знал об искусстве ведения переговоров: тот, кто обладает властью, должен спокойно сидеть и не вскакивать с места. Он надеялся, что она сядет.

Халохот рано принялся считать цыплят. - Но кровь… - Поверхностная царапина, мадам. Мы залепили ее пластырем. Сьюзан лишилась дара речи. Перед камерой появился агент Смит. - Мы выстрелили в него новым Джей-23, это нервно-паралитическое вещество продолжительного действия. Конечно, это чертовски болезненно, но нам нужно было его остановить. - Не волнуйтесь, мадам, - заверил второй агент.

Танкадо отдал кольцо. Вот и все доказательства. - Агент Смит, - прервал помощника директор.  - Почему вы считаете, будто Танкадо не знал, что на него совершено покушение. Смит откашлялся. - Халохот ликвидировал его с помощью НТП - непроникающей травматической пули. Это резиновая капсула, которая при попадании растворяется. Все тихо и чисто.

 Относительно его поездки. Я отправил Дэвида в Испанию. ГЛАВА 11 Испания. Я отправил Дэвида в Испанию. Слова коммандера словно обожгли Сьюзан. - Дэвид в Испании? - Она не могла поверить услышанному.  - Вы отправили его в Испанию? - В ее голосе послышались сердитые нотки.  - Зачем. Стратмор казался озадаченным.

Он не мог отказаться. - Ты права, - проворчал Стратмор.  - Поэтому я его и попросил. Я не мог позволить себе роскошь… - Директор знает, что вы послали в Испанию частное лицо. - Сьюзан, - сказал Стратмор, уже теряя терпение, - директор не имеет к этому никакого отношения. Он вообще не в курсе дела. Сьюзан смотрела на Стратмора, не веря своим ушам. У нее возникло ощущение, что она разговаривает с абсолютно незнакомым человеком. Коммандер послал ее жениха, преподавателя, с заданием от АНБ и даже не потрудился сообщить директору о самом серьезном кризисе в истории агентства. - Вы не поставили в известность Лиланда Фонтейна.

Поднявшись по мраморным ступенькам, Дэвид подошел к двери, и она точно по волшебству открылась. Привратник проводил его в фойе. - Багаж, сеньор. Я могу вам помочь. - Спасибо, не. Мне нужен консьерж. На лице привратника появилась обиженная гримаса, словно Беккер чем-то его оскорбил. - Рог aqui, senor.

487 Share

Imbottiture per tracolla

Он тебе все объяснит.  - Сердце его колотилось. Как все это глупо, подумал он, быстро выпалил: - Я люблю тебя! - и повесил трубку. Он стоял у края тротуара, пропуская машины. Наверное, она подумает бог знает что: он всегда звонил ей, если обещал. Беккер зашагал по улице с четырехполосным движением и бульваром посередине. Туда и обратно, - мысленно повторял.  - Туда и обратно.

 - Она бросила пачку компьютерных распечаток ему на стол. - Я что, бухгалтер. - Нет, милый, ты директорский автопилот. Надеюсь, не забыл. - Ну и что мне, прожевать все эти цифры. Она поправила прическу. - Ты же всегда стремился к большей ответственности. Вот. Он печально на нее посмотрел.

Всякий раз, ступая на очередную ступеньку, она носком туфли первым делом старалась нащупать ее край. К ней снова вернулись страхи, связанные с новой попыткой найти ключ Хейла в Третьем узле. Коммандер был абсолютно убежден в том, что у Хейла не хватит духу на них напасть, но Сьюзан не была так уж уверена в. Хейл теряет самообладание, и у него всего два выхода: выбраться из шифровалки или сесть за решетку. Внутренний голос подсказывал ей, что лучше всего было бы дождаться звонка Дэвида и использовать его ключ, но она понимала, что он может его и не найти. Сьюзан задумалась о том, почему он задерживается так долго, но ей пришлось забыть о тревоге за него и двигаться вслед за шефом. Стратмор бесшумно спускался по ступенькам. Незачем настораживать Хейла, давать ему знать, что они идут. Почти уже спустившись, Стратмор остановился, нащупывая последнюю ступеньку. Когда он ее нашел, каблук его ботинка громко ударился о кафельную плитку пола.

 - Помни это…. Ему казалось, что с него сорваны все внешние покровы. Не было ни страха, ни ощущения своей значимости - исчезло. Он остался нагим - лишь плоть и кости перед лицом Господа. Я человек, - подумал. И с ироничной усмешкой вспомнил: - Без воска. Беккер стоял с закрытыми глазами, а человек в очках в металлической оправе приближался к. Где-то неподалеку зазвонил колокол. Беккер молча ждал выстрела, который должен оборвать его жизнь.

 - Мы на месте. Беккер встал и потянулся. Открыв полку над головой, он вспомнил, что багажа у него. Времени на сборы ему не дали, да какая разница: ему же обещали, что путешествие будет недолгим - туда и обратно. Двигатели снизили обороты, и самолет с залитого солнцем летного поля въехал в пустой ангар напротив главного терминала. Вскоре появился пилот и открыл люк. Беккер быстро допил остатки клюквенного сока, поставил стакан на мокрую столешницу и надел пиджак. Пилот достал из летного костюма плотный конверт. - Мне поручено передать вам .

Похоже, нужно было проанализировать политический фон, на котором разворачивались эти события, сравнить их и перевести это сопоставление в магическое число… и все это за пять минут. ГЛАВА 124 - Атаке подвергся последний щит. На ВР отчетливо было видно, как уничтожалось окно программной авторизации. Черные всепроникающие линии окружили последний предохранительный щит и начали прорываться к сердцевине банка данных. Алчущие хакеры прорывались со всех уголков мира. Их количество удваивалось каждую минуту. Еще немного, и любой обладатель компьютера - иностранные шпионы, радикалы, террористы - получит доступ в хранилище секретной информации американского правительства. Пока техники тщетно старались отключить электропитание, собравшиеся на подиуме пытались понять расшифрованный текст. Дэвид Беккер и два оперативных агента тоже пробовали сделать это, сидя в мини-автобусе в Севилье.

840 Share

Imbottiture per tracolla

Откуда-то сверху накатывали приглушенные волны классической музыки. Бранденбургский концерт, - подумал Беккер.  - Номер четыре. Они со Сьюзан слушали этот концерт в прошлом году в университете в исполнении оркестра Академии Святого Мартина. Ему вдруг страшно захотелось увидеть ее - сейчас. Прохладный ветерок кондиционера напомнил ему о жаре на улице. Он представил себе, как бредет, обливаясь потом, по душным, пропитанным запахом наркотиков улицам Трианы, пытаясь разыскать девчонку-панка в майке с британским флагом на груди, и снова подумал о Сьюзан. - Zumo de arandano, - с удивлением услышал он собственный голос.  - Клюквенный сок.

Что-то сказанное панком не давало ему покоя. Я прихожу сюда каждый вечер. А что, если этот парень способен ему помочь. - Прошу прощения, - сказал.  - Я не расслышал, как тебя зовут. - Двухцветный, - прошипел панк, словно вынося приговор. - Двухцветный? - изумился Беккер.  - Попробую отгадать… из-за прически.

Разумеется, это кличка. - Да, но я на всякий случай заглянул в Интернет, запустив поиск по этим словам. Я не надеялся что-либо найти, но наткнулся на учетную запись абонента.  - Он выдержал паузу.  - Я, конечно, предположил, что это не та Северная Дакота, которую мы ищем, но на всякий случай проверил эту запись. Представь себе мое изумление, когда я обнаружил множество сообщений Энсея Танкадо.  - Стратмор приподнял брови.  - В них постоянно упоминается Цифровая крепость и его планы шантажа АНБ. Сьюзан отнеслась к словам Стратмора скептически.

Сьюзан посмотрела на экран и перевела взгляд на диалоговое окно. В самом низу она увидела слова: РАССКАЖИТЕ МИРУ О ТРАНСТЕКСТЕ СЕЙЧАС ВАС МОЖЕТ СПАСТИ ТОЛЬКО ПРАВДА Сьюзан похолодела. В АНБ сосредоточена самая секретная государственная информация: протоколы военной связи, разведданные, списки разведчиков в зарубежных странах, чертежи передовой военной техники, документация в цифровом формате, торговые соглашения, - и этот список нескончаем. - Танкадо не посмеет этого сделать! - воскликнула.  - Уничтожить всю нашу секретную информацию? - Сьюзан не могла поверить, что Танкадо совершит нападение на главный банк данных АНБ. Она перечитала его послание. СЕЙЧАС ВАС МОЖЕТ СПАСТИ ТОЛЬКО ПРАВДА - Правда? - спросила.  - Какая правда.

На девушке был такой же, как на немце, белый махровый халат с поясом, свободно лежащим на ее широких бедрах, распахнутый ворот открывал загорелую ложбинку между грудями. Росио уверенно, по-хозяйски вошла в спальню. - Чем могу помочь? - спросила она на гортанном английском. Беккер не мигая смотрел на эту восхитительную женщину. - Мне нужно кольцо, - холодно сказал. - Кто вы такой? - потребовала. Беккер перешел на испанский с ярко выраженным андалузским акцентом: - Guardia Civil. Росио засмеялась. - Не может быть! - сказала она по-испански.

Беккер кивнул. - Так, значит, вы не по поводу моей колонки. - Нет, сэр. Казалось, старик испытал сильнейшее разочарование. Он медленно откинулся на гору подушек. Лицо его было несчастным. - Я думал, вы из городского… хотите заставить меня… - Он замолчал и как-то странно посмотрел на Беккера.  - Если не по поводу колонки, то зачем вы пришли. Хороший вопрос, подумал Беккер, рисуя в воображении горы Смоки-Маунтинс. - Просто неформальная дипломатическая любезность, - солгал .

962 Share

Imbottiture per tracolla

Что-то очень простое. - Ой, дорогие мои… - сказала вдруг Соши. Она открыла на экране второе окно и просматривала остальную часть документов Лаборатории вне закона. - В чем дело? - спросил Фонтейн.  - Вы что-то нашли. - Вроде.  - У Соши был голос провинившегося ребенка.  - Помните, я сказала, что на Нагасаки сбросили плутониевую бомбу.

 Никакого вируса. Выслушай меня внимательно, - попросил Стратмор. Сьюзан была ошеломлена. ТРАНСТЕКСТ еще никогда не сталкивался с шифром, который не мог бы взломать менее чем за один час. Обычно же открытый текст поступал на принтер Стратмора за считанные минуты. Она взглянула на скоростное печатное устройство позади письменного стола шефа. В нем ничего не. - Сьюзан, - тихо сказал Стратмор, - с этим сначала будет трудно свыкнуться, но все же послушай меня хоть минутку.  - Он прикусил губу.  - Шифр, над которым работает ТРАНСТЕКСТ, уникален.

Теперь Сьюзан поняла, почему сотрудник систем безопасности так взволнован. Цепная мутация. Она знала, что цепная мутация представляет собой последовательность программирования, которая сложнейшим образом искажает данные. Это обычное явление для компьютерных вирусов, особенно таких, которые поражают крупные блоки информации. Из почты Танкадо Сьюзан знала также, что цепные мутации, обнаруженные Чатрукьяном, безвредны: они являются элементом Цифровой крепости. - Когда я впервые увидел эти цепи, сэр, - говорил Чатрукьян, - я подумал, что фильтры системы Сквозь строй неисправны. Но затем я сделал несколько тестов и обнаружил… - Он остановился, вдруг почувствовав себя не в своей тарелке.  - Я обнаружил, что кто-то обошел систему фильтров вручную. Эти слова были встречены полным молчанием. Лицо Стратмора из багрового стало пунцовым.

Звуки шифровалки впервые за всю историю этого здания ворвались в помещение Третьего узла. Сьюзан открыла. Сквозь отверстие в двери она увидела стол. Он все еще катился по инерции и вскоре исчез в темноте. Сьюзан нашла свои валявшиеся на ковре итальянские туфли, на мгновение оглянулась, увидела все еще корчившегося на полу Грега Хейла и бросилась бежать по усеянному стеклянным крошевом полу шифровалки. ГЛАВА 68 - Ну видишь, это совсем не трудно, - презрительно сказала Мидж, когда Бринкерхофф с видом побитой собаки протянул ей ключ от кабинета Фонтейна. - Я все сотру перед уходом, - пообещала.  - Если только вы с женой не захотите сохранить этот фильм для своей частной коллекции.

Сьюзан смутилась. - Хорошо, а что, если… кошка. - Жила! - не задумываясь выпалил Беккер. - Жила. - Да. Кошачья жила. Из нее делают струны для ракеток. - Как мило, - вздохнула. - Итак, твой диагноз? - потребовал .

Ваш номер был записан на клочке бумаги и вложен в паспорт. Я было подумал, что это номер гостиницы, где тот человек остановился, и хотел отдать ему паспорт. Но вышла ошибка. Я, пожалуй, занесу его в полицейский участок по пути в… - Perdon, - прервал его Ролдан, занервничав.  - Я мог бы предложить вам более привлекательную идею.  - Ролдан был человек осторожный, а визит в полицию мог превратить его клиентов в бывших клиентов.  - Подумайте, - предложил.  - Раз у человека в паспорте был наш номер, то скорее всего он наш клиент. Поэтому я мог бы избавить вас от хлопот с полицией. - Не знаю… - В голосе слышалась нерешительность.

386 Share

Imbottiture per tracolla

Среди неясных силуэтов впереди он увидел три торчащие косички. Красная, белая и синяя. Я нашел. В его голове смешались мысли о кольце, о самолете Лирджет-60, который ждал его в ангаре, и, разумеется, о Сьюзан. В тот момент, когда он поравнялся с сиденьем, на котором сидела девушка, и подумал, что именно ей скажет, автобус проехал под уличным фонарем, на мгновение осветившим лицо обладателя трехцветной шевелюры. Беккер смотрел на него, охваченный ужасом. Под густым слоем краски он увидел не гладкие девичьи щеки, а густую щетину. Это был молодой человек.

ГЛАВА 28 Сеньор Ролдан восседал за своим столом в агентстве сопровождения Белена, чрезвычайно довольный тем, как умело обошел глупую полицейскую ловушку. Немецкий акцент и просьба снять девушку на ночь - это же очевидная подстава. Интересно, что они еще придумают. Телефон на столе громко зазвонил. Сеньор Ролдан поднял трубку с обычной для него самоуверенностью. - Buenas noches, - произнес мужской голос на беглом испанском; звонивший выговаривал слова чуточку в нос, словно был немного простужен.  - Это гостиница. - Нет, сэр.

Сьюзан чувствовала, как кабина набирает скорость, двигаясь в сторону главного здания АНБ. Наконец она остановилась, и дверь открылась. Покашливая, Сьюзан неуверенно шагнула в темный коридор с цементными стенами. Она оказалась в тоннеле, очень узком, с низким потолком. Перед ней, исчезая где-то в темноте, убегали вдаль две желтые линии. Подземная шоссейная дорога… Сьюзан медленно шла по этому туннелю, то и дело хватаясь за стены, чтобы сохранить равновесие. Позади закрылась дверь лифта, и она осталась одна в пугающей темноте. В окружающей ее тишине не было слышно ничего, кроме слабого гула, идущего от стен.

 Ja. Дверь слегка приоткрылась, и на него уставилось круглое немецкое лицо. Дэвид приветливо улыбнулся. Он не знал, как зовут этого человека. - Deutscher, ja. Вы немец. Мужчина нерешительно кивнул. Беккер заговорил на чистейшем немецком: - Мне нужно с вами поговорить. Мужчина смотрел на него недовольно.

Каждый шаг Стратмора был рассчитан самым тщательным образом. Строя свои планы, Стратмор целиком полагался на собственный компьютер. Как и многие другие сотрудники АНБ, он использовал разработанную агентством программу Мозговой штурм - безопасный способ разыгрывать сценарий типа Что, если?. на защищенном от проникновения компьютере. Мозговой штурм был своего рода разведывательным экспериментом, который его создатели называли Симулятором причин и следствий. Сначала он предназначался для использования в ходе избирательных кампаний как способ создания в режиме реального времени моделей данной политической среды. Загруженная громадным количеством информации программа создавала паутину относительных величин - гипотетическую модель взаимодействия политических переменных, включая известных политиков, их штабы, личные взаимоотношения, острые проблемы, мотивации, отягощенные такими факторами, как секс, этническая принадлежность, деньги и власть. Пользователь имел возможность создать любую гипотетическую ситуацию, и Мозговой штурм предсказывал, как эта ситуация повлияет на среду.

 - Кто-нибудь может мне объяснить, что это. ВАС МОЖЕТ СПАСТИ ТОЛЬКО ПРАВДА ВВЕДИТЕ КЛЮЧ______ Джабба не дождался ответа. - Похоже, кто-то очень нами недоволен, директор. Это шантаж. Больше всего похоже на требование выкупа. Слова Сьюзан прозвучали слабым, едва уловимым шепотом: - Это… Энсей Танкадо. Джабба повернулся и изумленно посмотрел на. - Танкадо.

557 Share

Imbottiture per tracolla

 С учетом обстоятельств, я полагаю, - сказала Сьюзан, - вам все же нужно позвонить директору. Стратмор покачал головой, и капля пота с его лба упала на стол. - Я не хочу никоим образом нарушать покой директора и говорить с ним о кризисе, в то время как он не в состоянии предпринять хоть что-нибудь. Сьюзан понимала, что коммандер прав. Даже в такие моменты ему удавалось сохранять ясность рассудка. - А вы не думали о том, чтобы позвонить президенту. Стратмор кивнул: - Думал. Но решил этого не делать. Сьюзан так и подумала. Старшие должностные лица АНБ имели право разбираться со своими кризисными ситуациями, не уведомляя об этом исполнительную власть страны.

 При всем моем уважении к вам, сэр, - сказала Мидж, - я бы порекомендовала послать в шифровалку бригаду службы безопасности - просто чтобы убедиться… - Ничего подобного мы делать не будем. На этом Мидж капитулировала: - Хорошо. Доброй ночи.  - Она двинулась к двери. Когда Мидж проходила мимо, Бринкерхофф по выражению ее глаз понял, что она и не думает сдаваться: чутье не позволит ей бездействовать. Бринкерхофф смотрел на массивную фигуру директора, возвышающуюся над письменным столом. Таким он его еще никогда не. Фонтейн, которого он знал, был внимателен к мелочам и требовал самой полной информации. Он всегда поощрял сотрудников к анализу и прояснению всяческих нестыковок в каждодневных делах, какими бы незначительными они ни казались.

 Видишь? - спросил Бринкерхофф, наклоняясь над ней и показывая цифру.  - Это СЦР. Миллиард долларов. Мидж хмыкнула. - Кажется, чуточку дороговато, не правда. - Да уж, - застонал.  - Чуточку. - Это как будто деление на ноль.

Стратмор был почти уверен, что в руке Сьюзан сжимала беретту, нацеленную ему в живот, но пистолет лежал на полу, стиснутый в пальцах Хейла. Предмет, который она держала, был гораздо меньшего размера. Стратмор опустил глаза и тут же все понял. Время для него остановилось. Он услышал, как стучит его сердце. Человек, в течение многих лет одерживавший победу над опаснейшими противниками, в одно мгновение потерпел поражение. Причиной этого стала любовь, но не. Еще и собственная глупость. Он отдал Сьюзан свой пиджак, а вместе с ним - Скайпейджер. Теперь уже окаменел Стратмор.

Этот разговор был ей неприятен. - Ну, мы не сумели этого сделать. - А вдруг Танкадо умнее. - Может.  - Сьюзан пожала плечами, демонстрируя равнодушие. - Мы с ним какое-то время переписывались, - как бы невзначай сказал Хейл.  - С Танкадо. Ты знала об. Сьюзан посмотрела на него, стараясь не показать свое изумление.

 Ты лжешь. У меня есть доказательство! - Сьюзан встала и подошла к терминалам.  - Помнишь, как ты отключил Следопыта? - спросила она, подойдя к своему терминалу.  - Я снова его запустила. Посмотрим, вернулся ли. Разумеется, на ее экране замигал значок, извещающий о возвращении Следопыта. Сьюзан положила руку на мышку и открыла сообщение, Это решит судьбу Хейла, - подумала.  - Хейл - это Северная Дакота.

871 Share

Imbottiture per tracolla

В этот субботний вечер в Коридоре красного дерева было пусто, все служащие давно разошлись по домам, чтобы предаться излюбленным развлечениям влиятельных людей. Хотя Бринкерхофф всегда мечтал о настоящей карьере в агентстве, он вынужден был довольствоваться положением личного помощника - бюрократическим тупиком, в который его загнала политическая крысиная возня. Тот факт, что он работал рядом с самым влиятельным человеком во всем американском разведывательном сообществе, служил ему малым утешением. Он с отличием окончил теологическую школу Андовери колледж Уильямса и, дожив до средних лет, не получил никакой власти, не достиг никакого значимого рубежа. Все свои дни он посвящал организации распорядка чужой жизни. В положении личного помощника директора имелись и определенные преимущества: роскошный кабинет в директорских апартаментах, свободный доступ в любой отдел АН Б и ощущение собственной исключительности, объяснявшееся обществом, среди которого ему приходилось вращаться. Выполняя поручения людей из высшего эшелона власти, Бринкерхофф в глубине души знал, что он - прирожденный личный помощник: достаточно сообразительный, чтобы все правильно записать, достаточно импозантный, чтобы устраивать пресс-конференции, и достаточно ленивый, чтобы не стремиться к большему. Приторно-сладкий перезвон каминных часов возвестил об окончании еще одного дня его унылого существования. Какого черта! - подумал.  - Что я делаю здесь в пять вечера в субботу.

 Вот и все! - По его лицу стекали ручейки пота. Последняя защитная стенка на центральном экране почти совсем исчезла. Черные линии, сбившись в кучу вокруг ядра, настолько сгустились, что их масса стала совсем непрозрачной и легонько подрагивала. Мидж отвернулась. Фонтейн стоял очень прямо, глядя прямо перед. У Бринкерхоффа был такой вид, словно он вот-вот лишится чувств. - Десять секунд. Глаза Сьюзан неотрывно смотрели на Танкадо. Отчаяние. Сожаление.

 Закрой. У меня есть кое-что для. Она зажмурилась. - Попробую угадать. Безвкусное золотое кольцо с надписью по-латыни. - Нет.  - Он усмехнулся.  - Я попросил Фонтейна передать его наследникам Танкадо.  - Он взял ее руку и натянул что-то на палец. - Лжец, - засмеялась Сьюзан, открывая .

Его смерть бросает на Цифровую крепость тень подозрения. Я хотел внести исправления тихо и спокойно. Изначальный план состоял в том, чтобы сделать это незаметно и позволить Танкадо продать пароль. Сьюзан должна была признать, что прозвучало это довольно убедительно. У Танкадо не было причин подозревать, что код в Интернете не является оригиналом. Никто не имел к нему доступа, кроме него самого и Северной Дакоты. Если бы Танкадо не вернулся к анализу программы после ее выпуска свет, он ничего бы не узнал про этот черный ход. Но он так долго трудился над Цифровой крепостью, что вряд ли ему захотелось бы к ней возвращаться. Сьюзан понадобилось некоторое время, чтобы все это осмыслить.

Это просто как день. Как они этого сразу не заметили. Северная Дакота - вовсе не отсылка к названию американского штата, это соль, которой он посыпал их раны. Он даже предупредил АНБ, подбросив ключ, что NDAKOTA - он. Это имя так просто превращается в Танкадо. И лучшие в мире специалисты-криптографы этого не поняли, прошли мимо, на что он и рассчитывал. - Танкадо посмеялся над нами, - сказал Стратмор. - Вы должны отключить ТРАНСТЕКСТ, - напомнила Сьюзан. Стратмор отсутствующе смотрел на стену.

Стратмор невесело улыбнулся: - Наконец ты поняла. Формула Цифровой крепости зашифрована с помощью Цифровой крепости. Танкадо предложил бесценный математический метод, но зашифровал. Зашифровал, используя этот самый метод. - Сейф Бигглмана, - протянула Сьюзан. Стратмор кивнул. Сейф Бигглмана представляет собой гипотетический сценарий, когда создатель сейфа прячет внутри его ключ, способный его открыть. Чтобы ключ никто не нашел, Танкадо проделал то же самое с Цифровой крепостью.

863 Share

Imbottiture per tracolla

Халохот ударился сначала о внешнюю стену и только затем о ступени, после чего, кувыркаясь, полетел головой. Пистолет выпал из его рук и звонко ударился о камень. Халохот пролетел пять полных витков спирали и замер. До Апельсинового сада оставалось всего двенадцать ступенек. ГЛАВА 101 Дэвид Беккер никогда не держал в руках оружия. Сейчас ему пришлось это сделать. Скрюченное тело Халохота темнело на тускло освещенной лестнице Гиральды. Беккер прижал дуло к виску убийцы и осторожно наклонился.

Пуля ударила в асфальт в нескольких метрах позади. Беккер оглянулся. Убийца целился, высунувшись из окна. Беккер вильнул в сторону, и тут же боковое зеркало превратилось в осколки. Он почувствовал, как этот удар передался на руль, и плотнее прижался к мотоциклу. Боже всевышний. Похоже, мне не уйти. Асфальт впереди становился светлее и ярче. Такси приближалось, и свет его фар бросал на дорогу таинственные тени.

 - Она направилась к двери. - Ты уходишь. - Ты же знаешь, что я бы осталась, - сказала она, задержавшись в дверях, - но у меня все же есть кое-какая гордость. Я просто не желаю играть вторую скрипку - тем более по отношению к подростку. - Моя жена вовсе не подросток, - возмутился Бринкерхофф.  - Она просто так себя ведет. Мидж посмотрела на него с удивлением. - Я вовсе не имела в виду твою жену.  - Она невинно захлопала ресницами.  - Я имела в виду Кармен.

Тогда дело будет только за Дэвидом. Когда он найдет копию ключа, имевшуюся у Танкадо, оба экземпляра будут уничтожены, а маленькая бомба с часовым механизмом, заложенная Танкадо, - обезврежена и превратится во взрывное устройство без детонатора. Сьюзан еще раз прочитала адрес на клочке бумаги и ввела информацию в соответствующее поле, посмеялась про себя, вспомнив о трудностях, с которыми столкнулся Стратмор, пытаясь самолично запустить Следопыта. Скорее всего он проделал это дважды и каждый раз получал адрес Танкадо, а не Северной Дакоты. Элементарная ошибка, подумала Сьюзан, Стратмор, по-видимому, поменял местами поля информации, и Следопыт искал учетные данные совсем не того пользователя. Она завершила ввод данных и запустила Следопыта. Затем щелкнула по кнопке возврат. Компьютер однократно пискнул.

Джабба схватил калькулятор и начал нажимать кнопки. - А что это за звездочка? - спросила Сьюзан.  - После цифр стоит какая-то звездочка. Джабба ее не слушал, остервенело нажимая на кнопки. - Осторожно! - сказала Соши.  - Нам нужны точные цифры. - Звездочка, - повторила Сьюзан, - это сноска. Соши прокрутила текст до конца раздела и побелела. - О… Боже ты. - В чем дело? - спросил Джабба.

Он может стереть все файлы, или же ему придет в голову напечатать улыбающиеся рожицы на документах Белого дома. Голос Фонтейна по-прежнему звучал спокойно, деловито: - Можете ли вы его остановить. Джабба тяжко вздохнул и повернулся к экрану. - Не знаю. Все зависит от того, что ударило в голову автору.  - Он привлек внимание к тексту на экране.  - Кто-нибудь может мне объяснить, что это. ВАС МОЖЕТ СПАСТИ ТОЛЬКО ПРАВДА ВВЕДИТЕ КЛЮЧ______ Джабба не дождался ответа.

Mini zaino jansport

About Akirr

Беккер шумно вздохнул. Разумеется. Но мне она неизвестна. - Видите ли, ситуация не столь проста.

Related Posts

992 Comments

Post A Comment