Miglior zaino per i viaggi

531 Share

Miglior zaino per i viaggi

В мире высоких ставок, в котором от компьютерной безопасности зависело слишком многое, минуты зачастую означали спасение системы или ее гибель. Трудно было найти время для предварительного обоснования защитных мер. Сотрудникам службы безопасности платили за их техническое мастерство… а также за чутье. Действуй, объясняться будешь. Чатрукьян знал, что ему делать. Знал он и то, что, когда пыль осядет, он либо станет героем АНБ, либо пополнит ряды тех, кто ищет работу. В огромной дешифровальной машине завелся вирус - в этом он был абсолютно уверен. Существовал только один разумный путь - выключить .

Это был уже не тот раздавленный отчаянием человек, каким она видела его десять минут. Коммандер Тревор Стратмор снова стал самим собой - человеком железной логики и самообладания, делающим то, что полагалось делать. Последние слова предсмертной записки Хейла крутились у нее в голове, не повинуясь никаким приказам. И в первую очередь я искренне сожалею о Дэвиде Беккере. Простите. Я был ослеплен своими амбициями. Ее тревога не была напрасной. Дэвид в опасности… или того хуже. Быть может, уже поздно.

Жертва ощутила прикосновение смерти, и началась совершенно иная игра. Беккер мчался, не видя ничего вокруг, постоянно сворачивал, избегая прямых участков. Шаги неумолимо приближались. В голове у него не было ни единой мысли - полная пустота. Он не знал ни где он находится, ни кто его преследует и мчался, подгоняемый инстинктом самосохранения. Он не чувствовал никакой боли - один лишь страх. Пуля ударила в кафельную плитку азульехо чуть сзади. Осколки посыпались вниз и попали ему в шею. Беккер рванулся влево, в другую улочку. Он слышал собственный крик о помощи, но, кроме стука ботинок сзади и учащенного дыхания, утренняя тишина не нарушалась ничем.

 Я сделал это ради нас обоих. Мы созданы друг для друга. Сьюзан, я люблю.  - Слова лились потоком, словно ждали много лет, чтобы сорваться с его губ.  - Я люблю. Я люблю. В этот момент в тридцати метрах от них, как бы отвергая мерзкие признания Стратмора, ТРАНСТЕКСТ издал дикий, душераздирающий вопль. Звук был совершенно новым - глубинным, зловещим, нарастающим, похожим на змею, выползающую из бездонной шахты. Похоже, фреон не достиг нижней части корпуса. Коммандер отпустил Сьюзан и повернулся к своему детищу стоимостью два миллиарда долларов.

Беккер снова вздохнул, решительно подошел к двери и громко постучал. Пора переходить к решительным действиям. Немец рывком открыл дверь и собрался было закричать, но Беккер его опередил. Помахав карточкой теннисного клуба Мериленда, он рявкнул: - Полиция. После чего вошел в номер и включил свет. Немец не ожидал такого оборота. - Wasmachst… - Помолчите! - Беккер перешел на английский.  - У вас в номере проститутка? - Он оглядел комнату. Роскошная обстановка, как в лучших отелях.

Сьюзан отвернулась. - Не имеет значения. Кровь не. Выпустите меня отсюда. - Ты ранена? - Стратмор положил руку ей на плечо. Она съежилась от этого прикосновения. Он опустил руку и отвернулся, а повернувшись к ней снова, увидел, что она смотрит куда-то поверх его плеча, на стену. Там, в темноте, ярко сияла клавиатура. Стратмор проследил за ее взглядом и нахмурился Он надеялся, что Сьюзан не заметит эту контрольную панель. Эта светящаяся клавиатура управляла его личным лифтом.

579 Share

Miglior zaino per i viaggi

 Ты блефуешь, Грег. - Вы этого не сделаете! - крикнул Хейл.  - Я все расскажу. Я разрушу все ваши планы. Вы близки к осуществлению своей заветной мечты - до этого остается всего несколько часов. Управлять всей информацией в мире. И ТРАНСТЕКСТ больше не нужен. Никаких ограничений - только свободная информация.

В сердцах он швырнул трубку на рычаг. - Черт! - Фонтейн снова схватил трубку и набрал номер мобильника Стратмора. На этот раз послышались длинные гудки. Фонтейн насчитал уже шесть гудков. Бринкерхофф и Мидж смотрели, как он нервно шагает по комнате, волоча за собой телефонный провод. Директор АНБ напоминал тигра на привязи. Лицо его все сильнее заливалось краской. - Невероятно! - воскликнул он и снова швырнул трубку.

 Он позвонил и предупредил, что заканчивает работу над алгоритмом, создающим абсолютно стойкие шифры. Я ему не поверил. - Но зачем он вам об этом сообщил? - спросила Сьюзан.  - Хотел предложить вам купить этот алгоритм. - Нет. Это был шантаж. Все встало на свои места. - Ну конечно, - сказала она, все еще не в силах поверить в произошедшее.  - Он хотел, чтобы вы восстановили его доброе имя. - Нет, - хмуро сказал Стратмор.

 - Почему вы считаете, будто Танкадо не знал, что на него совершено покушение. Смит откашлялся. - Халохот ликвидировал его с помощью НТП - непроникающей травматической пули. Это резиновая капсула, которая при попадании растворяется. Все тихо и чисто. Перед сердечным приступом мистер Танкадо не почувствовал ничего, кроме легкого укола. - Травматическая пуля, - задумчиво повторил Беккер.  - Вот откуда шрам. - Весьма сомнительно, чтобы Танкадо связал свои ощущения с выстрелом. - И все же он отдал кольцо, - сказал Фонтейн.

 Вот тут-то вы и рассмотрели его кольцо. Глаза Клушара расширились. - Так полицейский сказал вам, что это я взял кольцо. Беккер смущенно подвинулся. Клушар вдруг разбушевался. - Я знал, что он меня не слушает. Вот так и рождаются слухи. Я сказал ему, что японец отдал свое кольцо - но не. Да я бы ничего и не взял у умирающего. О небо.

КОД ОШИБКИ 22 Сьюзан нахмурилась и снова посмотрела в справочник. То, что она увидела, казалось лишенным всякого смысла. 22: РУЧНОЕ ОТКЛЮЧЕНИЕ ГЛАВА 35 Беккер в шоке смотрел на Росио. - Вы продали кольцо. Девушка кивнула, и рыжие шелковистые волосы скользнули по ее плечам. Беккер молил Бога, чтобы это оказалось неправдой. - Рего… Но… Она пожала плечами и произнесла по-испански: - Девушке возле парка. Беккер почувствовал, что у него подкашиваются ноги.

670 Share

Miglior zaino per i viaggi

Он ничего не мог с собой поделать. Она была блистательна и прекрасна, равной ей он не мог себе даже представить. Его жена долго терпела, но, увидев Сьюзан, потеряла последнюю надежду. Бев Стратмор никогда его ни в чем не обвиняла. Она превозмогала боль сколько могла, но ее силы иссякли. Она сказала ему, что их брак исчерпал себя, что она не собирается до конца дней жить в тени другой женщины. Вой сирен вывел его из задумчивости. Его аналитический ум искал выход из создавшегося положения. Сознание нехотя подтверждало то, о чем говорили чувства.

Охранник пожал плечами. - Через сорок пять минут. Беккер замахал руками. Ну и порядки. Звук мотора, похожий на визг циркулярной пилы, заставил его повернуться. Парень крупного сложения и прильнувшая к нему сзади девушка въехали на стоянку на стареньком мотоцикле Веспа-250. Юбка девушки высоко задралась от ветра, но она не обращала на это ни малейшего внимания. Беккер рванулся к. Неужели все это происходит со мной? - подумал.  - Я же терпеть не могу мотоциклы.

Беккер лихорадочно осмотрел его в поисках укрытия, но задняя стена ангара, громадный щит из гофрированного металла, не имела ни дверей, ни окон. Такси было уже совсем рядом, и, бросив взгляд влево, Беккер увидел, что Халохот снова поднимает револьвер. Повинуясь инстинкту, он резко нажал на тормоза, но мотоцикл не остановился на скользком от машинного масла полу. Веспу понесло. Рядом раздался оглушающий визг тормозов такси, его лысая резина заскользила по полу. Машина завертелась в облаке выхлопных газов совсем рядом с мотоциклом Беккера. Теперь обе машины, потеряв управление, неслись к стене ангара. Беккер отчаянно давил на тормоз, но покрышки потеряли всякое сцепление с полом. Спереди на него быстро надвигалась стена. Такси все еще продолжало крутиться, и в ожидании столкновения он сжался в комок.

Джабба вздохнул и снова вытер пот со лба. По выражению его лица было ясно: то, что он собирается сказать, не понравится директору и остальным. - Этот червь, - начал он, - не обычный переродившийся цикл. Это избирательный цикл. Иными словами, это червь со своими пристрастиями. Бринкерхофф открыл рот, собираясь что-то сказать, но Фонтейн движением руки заставил его замолчать. - Самое разрушительное последствие - полное уничтожение всего банка данных, - продолжал Джабба, - но этот червь посложнее. Он стирает только те файлы, которые отвечают определенным параметрам. - Вы хотите сказать, что он не нападет на весь банк данных? - с надеждой спросил Бринкерхофф.

 - Это гостиница. - Нет, сэр. Какой номер вы набираете? - Сеньор Ролдан не потерпит сегодня больше никаких трюков. - 34-62-10, - ответили на другом конце провода. Ролдан нахмурился. Голос показался ему отдаленно знакомым. Он попытался определить акцент - может быть, Бургос. - Вы набрали правильно, - сказал он осторожно, - но это служба сопровождения. Звонивший некоторое время молчал.

Несколько операторов очумело перебегали от одного терминала к другому, волоча за собой распечатки и отдавая какие-то распоряжения. В помещении царила атмосфера полного хаоса. Сьюзан завороженно смотрела на захватывающую дух технику. Она смутно помнила, что для создания этого центра из земли пришлось извлечь 250 метрических тонн породы. Командный центр главного банка данных располагался на глубине шестидесяти с лишним метров от земной поверхности, что обеспечивало его неуязвимость даже в случае падения вакуумной или водородной бомбы. На высокой рабочей платформе-подиуме в центре комнаты возвышался Джабба, как король, отдающий распоряжения своим подданным. На экране за его спиной светилось сообщение, уже хорошо знакомое Сьюзан. Текст, набранный крупным шрифтом, точно на афише, зловеще взывал прямо над его головой: ТЕПЕРЬ ВАС МОЖЕТ СПАСТИ ТОЛЬКО ПРАВДА ВВЕДИТЕ КЛЮЧ_____ Словно в кошмарном сне Сьюзан шла вслед за Фонтейном к подиуму. Весь мир для нее превратился в одно смутное, медленно перемещающееся пятно. Увидев их, Джабба сразу превратился в разъяренного быка: - Я не зря создал систему фильтров.

808 Share

Miglior zaino per i viaggi

Мужчина выхватил оружие и выстрелил. Острая боль обожгла грудь Беккера и ударила в мозг. Пальцы у него онемели. Он упал. И в следующее мгновение не осталось ничего, кроме черной бездны. ГЛАВА 102 Стратмор спустился на нижний этаж ТРАНСТЕКСТА и ступил с лесов в дюймовый слой воды на полу. Гигантский компьютер содрогался мелкой дрожью, из густого клубящегося тумана падали капли воды. Сигналы тревоги гремели подобно грому. Коммандер посмотрел на вышедший из строя главный генератор, на котором лежал Фил Чатрукьян. Его обгоревшие останки все еще виднелись на ребрах охлаждения.

Стеклянный графин на верхней полке угрожающе подпрыгнул и звонко опустился на место. - Проголодалась? - спросил Хейл, подходя к. Голос его звучал спокойно и чуточку игриво.  - Откроем пачку тофу. - Нет, спасибо.  - Сьюзан шумно выдохнула и повернулась к.  - Я думаю, - начала она, -что я только… -но слова застряли у нее в горле. Она побледнела. - Что с тобой? - удивленно спросил Хейл.

В то же самое мгновение Сьюзан опять бросила взгляд на руку Танкадо, на этот раз посмотрев не на кольцо… не на гравировку на золоте, а на… его пальцы. Три пальца. Дело было вовсе не и кольце, a в человеческой плоти. Танкадо не говорил, он показывал. Он открывал секрет, открывал ключ к шифру-убийце - умоляя, чтобы люди его поняли… моля Бога, чтобы его секрет вовремя достиг агентства. - Три, - прошептала она, словно оглушенная. - Три! - раздался крик Дэвида из Испании. Но в общем хаосе их никто, похоже, не слышал.

А потом мы могли бы… - Выкинь это из головы. - Сколько в тебе снобизма.  - Хейл вздохнул и повернулся к своему компьютеру. В этом вся ее сущность. Блестящий криптограф - и давнишнее разочарование Хейла. Он часто представлял, как занимается с ней сексом: прижимает ее к овальной поверхности ТРАНСТЕКСТА и берет прямо там, на теплом кафеле черного пола. Но Сьюзан не желала иметь с ним никакого дела. И, что, на взгляд Хейла, было еще хуже, влюбилась в университетского профессора, который к тому же зарабатывал сущие гроши. Очень жаль, если она истратит свой превосходный генетический заряд, произведя потомство от этого выродка, - а ведь могла бы предпочесть его, Грега. У нас были бы красивые дети, - подумал .

Наверное, придется потревожить этой новостью Стратмора. Проверка на наличие вируса, - решительно сказал он себе, стараясь успокоиться.  - Я должен сделать проверку на наличие вируса. Чатрукьян знал: это первое, чего в любом случае потребует Стратмор. Выглянув в пустую шифровалку, он принял решение. На загрузку программы и поиск вируса уйдет минут пятнадцать. Скажи, что ничего нет, - прошептал.  - Абсолютно. Скажи папе, что все в порядке. Но нутром он чувствовал, что это далеко не .

 - Он засмеялся.  - Супружеская пара без секретов - это очень скучно. Сьюзан застенчиво улыбнулась. - Если будет еще интереснее, чем этой ночью, я не смогу встать. Дэвид привлек ее к себе, не ощущая тяжести. Вчера он чуть не умер, а сегодня жив, здоров и полон сил. Сьюзан положила голову ему на грудь и слушала, как стучит его сердце. А ведь еще вчера она думала, что потеряла его навсегда. - Дэвид, - вздохнула она, заметив на тумбочке его записку.  - Скажи мне, что такое без воска.

378 Share

Miglior zaino per i viaggi

Четверо. Всего трое. Халохот стиснул револьвер в руке, не вынимая из кармана. Он будет стрелять с бедра, направляя дуло вверх, в спину Беккера. Пуля пробьет либо позвоночник, либо легкие, а затем сердце. Если даже он не попадет в сердце, Беккер будет убит: разрыв легкого смертелен. Его, пожалуй, могли бы спасти в стране с высокоразвитой медициной, но в Испании у него нет никаких шансов. Два человека…. И вот Халохот уже за спиной жертвы.

 Да бросьте вы это, - проворчал Джабба.  - Хватаетесь за соломинку. - Может быть, и нет, - сказала Сьюзан.  - Во множестве шифров применяются группы из четырех знаков. Возможно, это и есть ключ. - Вот именно, - простонал Джабба.  - Он над вами издевается. А вы тем временем погибаете.  - Он посмотрел на экран.

 Не верю, - возразила Сьюзан.  - Танкадо был известен стремлением к совершенству. Вы сами это знаете. Он никогда не оставил бы жучков в своей программе. - Их слишком много! - воскликнула Соши, выхватив распечатку из рук Джаббы и сунув ее под нос Сьюзан.  - Смотрите. Сьюзан кивнула. Так и есть, примерно через каждые двадцать строк появляется произвольный набор четырех знаков. Сьюзан пробежала все их глазами.

В подавленном настроении Сьюзан приняла ванну. Она окунулась в мыльную пену и попыталась забыть о Стоун-Мэнор и Смоки-Маунтинс. Куда его понесло? - думала.  - Почему он не звонит. Вода из горячей постепенно превратилась в теплую и, наконец, холодную. Она уже собиралась вылезать, как вдруг ожил радиотелефон. Сьюзан быстро встала и, расплескивая воду, потянулась к трубке, лежавшей на краю раковины. - Дэвид. - Это Стратмор, - прозвучал знакомый голос. Сьюзан плюхнулась обратно в ванну.

 - И потом, я не. Рядом со мной Сьюзан Флетчер. В тот момент Сьюзан поняла, за что уважает Тревора Стратмора. Все эти десять лет, в штиль и в бурю, он вел ее за. Уверенно и неуклонно. Не сбиваясь с курса. Именно эта целеустремленность всегда изумляла, эта неколебимая верность принципам, стране, идеалам. Что бы ни случилось, коммандер Тревор Стратмор всегда будет надежным ориентиром в мире немыслимых решений.

Сьюзан сладко потянулась и взялась за. Она загрузила программу Следопыт и, приготовившись отправиться на охоту, взглянула на адрес электронной почты, который вручил ей Стратмор. NDAKOTAARA. ANON. ORG У человека, назвавшегося Северной Дакотой, анонимные учетные данные, но Сьюзан знала, что это ненадолго. Следопыт проникнет в ARA, отыщет Северную Дакоту и сообщит истинный адрес этого человека в Интернете. Если все сложится нормально, она скоро выяснит местонахождение Северной Дакоты, и Стратмор конфискует ключ. Тогда дело будет только за Дэвидом.

547 Share

Miglior zaino per i viaggi

Через несколько мгновений компьютер подал звуковой сигнал. Сердце ее заколотилось. Затаив дыхание, она вглядывалась в экран. КОД ОШИБКИ 22 Сьюзан вздохнула с облегчением. Это была хорошая весть: проверка показала код ошибки, и это означало, что Следопыт исправен. Вероятно, он отключился в результате какой-то внешней аномалии, которая не должна повториться. Код ошибки 22. Она попыталась вспомнить, что это. Сбои техники в Третьем узле были такой редкостью, что номера ошибок в ее памяти не задерживалось. Сьюзан пролистала справочник и нашла нужный список.

Он сидел один в полутьме, и гул ТРАНСТЕКСТА звучал в его ушах. Вы всегда добиваетесь своего… вы добьетесь… Да, - подумал.  - Я добиваюсь своих целей, но честь для меня важнее. Я скорее предпочту умереть, чем жить в тени позора. А ждет его именно. Он скрыл информацию от директора, запустил вирус в самый защищенный компьютер страны, и, разумеется, ему придется за это дорого заплатить. Он исходил из самых патриотических соображений, но все пошло вкривь и вкось. Результатом стали смерть и предательство.

Страна. Однако в списке было еще одно сообщение, которого он пока не видел и которое никогда не смог бы объяснить. Дрожащей рукой он дал команду вывести на экран последнее сообщение. ОБЪЕКТ: ДЭВИД БЕККЕР - ЛИКВИДИРОВАН Коммандер опустил голову. Его мечте не суждено сбыться. ГЛАВА 104 Сьюзан вышла из комнаты. ОБЪЕКТ: ДЭВИД БЕККЕР - ЛИКВИДИРОВАН Как во сне она направилась к главному выходу из шифровалки. Голос Грега Хейла эхом отдавался в ее сознании: Сьюзан, Стратмор меня убьет, коммандер влюблен в. Она подошла к огромному круглому порталу и начала отчаянно нажимать кнопки. Дверь не сдвинулась с места.

Его обгоревшие останки все еще виднелись на ребрах охлаждения. Вся сцена напоминала некий извращенный вариант представления, посвященного празднику Хэллоуин. Хотя Стратмор и сожалел о смерти своего молодого сотрудника, он был уверен, что ее можно отнести к числу оправданных потерь. Фил Чатрукьян не оставил ему выбора. Когда запыхавшийся сотрудник лаборатории безопасности завопил о вирусе, Стратмор, столкнувшийся с ним на лестнице служебного помещения, попытался наставить его на путь истинный. Но Чатрукьян отказывался прислушаться к голосу разума. У нас вирус. Я звоню Джаббе.

Это приказ. Чатрукьян пнул ногой урну и выругался вслух - благо лаборатория была пуста: - Диагностика, черт ее дери. С каких это пор заместитель директора начал действовать в обход фильтров. Сотрудникам лаборатории платили хорошие деньги, чтобы они охраняли компьютерные системы АНБ, и Чатрукьян давно понял, что от него требуются две вещи: высочайший профессионализм и подозрительность, граничащая с паранойей. Черт возьми! - снова мысленно выругался.  - Никакая это не паранойя. Этот чертов компьютер бьется над чем-то уже восемнадцать часов. Конечно же, все дело в вирусе. Чатрукьян это чувствовал. У него не было сомнений относительно того, что произошло: Стратмор совершил ошибку, обойдя фильтры, и теперь пытался скрыть этот факт глупой версией о диагностике.

 - Не думаю, что это ключ. Фонтейн глубоко вздохнул. Его темные глаза выжидающе смотрели на Сьюзан. - Мисс Флетчер, как вы полагаете, если это не ключ, то почему Танкадо обязательно хотел его отдать. Если он знал, что мы его ликвидируем, то естественно было бы ожидать, что он накажет нас, допустив исчезновение кольца. В разговор вмешался новый участник. - Д-директор. Все повернулись к экрану.

499 Share

Miglior zaino per i viaggi

Проклятые американцы. Никакого представления о пунктуальности. Он позвонил бы Северной Дакоте сам, но у него не было номера его телефона. Нуматака терпеть не мог вести дела подобным образом, он ненавидел, когда хозяином положения был кто-то. С самого начала его преследовала мысль, что звонки Северной Дакоты - это западня, попытка японских конкурентов выставить его дураком. Теперь его снова одолевали те же подозрения. Нуматака решил, что ему необходима дополнительная информация. Выскочив из кабинета, он повернул налево по главному коридору здания Нуматек. Сотрудники почтительно кланялись, когда он проходил мимо.

 Танкадо посмеялся над нами, - сказал Стратмор. - Вы должны отключить ТРАНСТЕКСТ, - напомнила Сьюзан. Стратмор отсутствующе смотрел на стену. - Коммандер. Выключите. Трудно даже представить, что происходит там, внизу. - Я пробовал, - прошептал Стратмор еле слышно. Ей еще не приходилось слышать, чтобы он так. - Что значит - пробовал. Стратмор развернул монитор так, чтобы Сьюзан было .

По мере того как рушилась третья защитная стенка, полдюжины черных линий, эти хакеры-мародеры, устремлялись вперед, неуклонно продвигаясь к сердцевине. С каждым мгновением появлялась новая линия, а за ней - следующая. - Они повсюду! - крикнула Соши. - Присоединяются зарубежные налетчики! - крикнул один из техников.  - Уже обо всем пронюхали. Сьюзан отвернулась от экрана ВР к боковому монитору. На нем бесконечно повторялась видеозапись убийства Танкадо. И всякий раз Танкадо хватался за грудь, падал и с выражение ужаса на лице навязывал кольцо ничего не подозревающим туристам. В этом нет никакого смысла, - размышляла .

 Домой? - ужаснулся Бринкерхофф.  - Вечером в субботу. - Нет, - сказала Мидж.  - Насколько я знаю Стратмора, это его дела. Готова спорить на любые деньги, что он. Чутье мне подсказывает.  - Второе, что никогда не ставилось под сомнение, - это чутье Мидж.  - Идем, - сказала она, вставая.  - Выясним, права ли .

 - Если Танкадо ничего не заподозрил, нам придется ответить на ряд вопросов. - Как у нас со временем, Джабба? - спросил Фонтейн. Джабба посмотрел на ВР. - Около двадцати минут. Их надо использовать с толком. Фонтейн долго молчал. Потом, тяжело вздохнув, скомандовал: - Хорошо. Запускайте видеозапись. ГЛАВА 117 - Трансляция видеофильма начнется через десять секунд, - возвестил трескучий голос агента Смита.  - Мы опустим каждый второй кадр вместе со звуковым сопровождением и постараемся держаться как можно ближе к реальному времени.

Вот она вытерла слезы. - Дэвид… я подумала… Оперативный агент Смит усадил Беккера на сиденье перед монитором. - Он немного сонный, мадам. Дайте ему минутку прийти в. - Н-но… - Сьюзан произнесла слова медленно.  - Я видела сообщение… в нем говорилось… Смит кивнул: - Мы тоже прочитали это сообщение. Халохот рано принялся считать цыплят. - Но кровь… - Поверхностная царапина, мадам.

862 Share

Miglior zaino per i viaggi

 Это лето было такое ужасное, - говорила она, чуть не плача.  - Я вам так признательна. Я так хочу выбраться отсюда. Беккер легонько обнял. Девушка высвободилась из его рук, и тут он снова увидел ее локоть. Она проследила за его взглядом, прикованным к синеватой сыпи. - Ужас, правда. Беккер кивнул.

 - Последний файл из намеченных на вчера был загружен в одиннадцать сорок. - И. - Итак, ТРАНСТЕКСТ вскрывает один шифр в среднем за шесть минут. Последний файл обычно попадает в машину около полуночи. И не похоже, что… - Что? - Бринкерхофф даже подпрыгнул. Мидж смотрела на цифры, не веря своим глазам. - Этот файл, тот, что загрузили вчера вечером… - Ну. - Шифр еще не вскрыт.

Сьюзан пыталась отстраниться, но он не отпускал. ТРАНСТЕКСТ задрожал, как ракета перед стартом. Шифровалка содрогалась. Стратмор сжимал ее все сильнее. - Останься со мной, Сьюзан. Ты нужна. Яростная волна гнева захлестнула. Она снова услышала голос Дэвида: Я люблю. Беги.

А теперь выходи. Но Мидж эта ситуация явно доставляла удовольствие. Она подошла к окну, вертя бумагу перед глазами, чтобы найти лучший угол для падения лунного света. - Мидж… пошли. Это личный кабинет директора. - Это где-то здесь, - пробормотала она, вглядываясь в текст.  - Стратмор обошел фильтры. Я в этом уверена.  - Она подошла вплотную к окну.

 - Я имела в виду Кармен.  - Это имя она произнесла с нарочитым пуэрто-риканским акцентом. - Кого? - спросил он чуть осипшим голосом. - Кармен. Ту, что работает в столовой. Бринкерхофф почувствовал, как его лицо заливается краской. Двадцатисемилетняя Кармен Хуэрта была поваром-кондитером в столовой АН Б. Бринкерхофф провел с ней наедине несколько приятных и, как ему казалось, тайных встреч в кладовке. Мидж злорадно подмигнула.

Беги, Сьюзан. Открой дверцу. Спасайся. Она открыла глаза, словно надеясь увидеть его лицо, его лучистые зеленые глаза и задорную улыбку, и вновь перед ней всплыли буквы от А до Z. Шифр!. Сьюзан смотрела на эти буквы, и они расплывались перед ее слезящимися глазами. Под вертикальной панелью она заметила еще одну с пятью пустыми кнопками. Шифр из пяти букв, сказала она себе и сразу же поняла, каковы ее шансы его угадать: двадцать шесть в пятой степени, 11 881 376 вариантов. По одной секунде на вариант - получается девятнадцать недель… Когда она, задыхаясь от дыма, лежала на полу у дверцы лифта, ей вдруг вспомнились страстные слова коммандера: Я люблю тебя, Сьюзан.

213 Share

Miglior zaino per i viaggi

Числа были огромными, в ряде случаев не совпадали единицы измерения. - Это все равно что вычитать апельсины из яблок, - сказал Джабба.  - Гамма-лучи против электромагнитной пульсации. Распадающиеся материалы и нераспадающиеся. Есть целые числа, но есть и подсчет в процентах. Это полная каша. - Это где-то здесь, - твердо сказала Сьюзан.  - Надо думать. Есть различие, которое мы все время упускаем. Что-то очень простое.

Нареченный Детским манежем, Третий узел ничем не напоминал стерильную атмосферу остальной части шифровалки. Его обстановка напоминала домашнюю - мягкий ковер, высокотехнологичная звуковая система, холодильник, полный напитков и всяческой еды, маленькая кухня и даже баскетбольное кольцо. В отношении шифровалки в АНБ сложилась своеобразная философия. Нет смысла вбухивать миллиарды долларов в дешифровальный компьютер и одновременно экономить на тех, кто работает на этой превосходной технике. Сьюзан скинула туфли на низких каблуках от Сальваторе Феррагамо и блаженно погрузила обтянутые чулками ноги в густой шерстяной ковер. Высокооплачиваемые государственные служащие старались избегать демонстрации личного благосостояния. Для Сьюзан это не составляло проблемы: она была безмерно счастлива в своей скромной двухкомнатной квартире, водила вольво и довольствовалась весьма консервативным гардеробом. Но вот туфли - совсем другое. Даже во время учебы в колледже она старалась покупать самую лучшую обувь.

Ее глаза расширились. Стратмор кивнул: - Танкадо хотел от него избавиться. Он подумал, что это мы его убили. Он почувствовал, что умирает, и вполне логично предположил, что это наших рук. Тут все совпадает. Он решил, что мы добрались до него и, вероятно, отравили - ядом, вызывающим остановку сердца. Он понимал, что мы могли решиться на это только в одном случае - если нашли Северную Дакоту. По спине Сьюзан пробежал холодок. - Конечно, - чуть слышно сказала.  - Танкадо подумал, что раз мы приостановили действие его страхового полиса, то можем приостановить и его .

 Мисс Флетчер, - потребовал Фонтейн, - объяснитесь. Все глаза обратились к. Сьюзан внимательно вглядывалась в буквы. Вскоре она едва заметно кивнула и широко улыбнулась. - Дэвид, ты превзошел самого. Люди на подиуме с недоумением переглянулись. Дэвид подмигнул крошечной Сьюзан на своем мониторе. - Шестьдесят четыре буквы.

Сьюзан посмотрела на экран и перевела взгляд на диалоговое окно. В самом низу она увидела слова: РАССКАЖИТЕ МИРУ О ТРАНСТЕКСТЕ СЕЙЧАС ВАС МОЖЕТ СПАСТИ ТОЛЬКО ПРАВДА Сьюзан похолодела. В АНБ сосредоточена самая секретная государственная информация: протоколы военной связи, разведданные, списки разведчиков в зарубежных странах, чертежи передовой военной техники, документация в цифровом формате, торговые соглашения, - и этот список нескончаем. - Танкадо не посмеет этого сделать! - воскликнула.  - Уничтожить всю нашу секретную информацию? - Сьюзан не могла поверить, что Танкадо совершит нападение на главный банк данных АНБ. Она перечитала его послание. СЕЙЧАС ВАС МОЖЕТ СПАСТИ ТОЛЬКО ПРАВДА - Правда? - спросила.  - Какая правда. Стратмор тяжело дышал. - ТРАНСТЕКСТ.

Коммандер в два счета выставит Хейла - все-таки сегодня суббота. Но она отдавала себе отчет в том, что, если Хейла отправят домой, он сразу же заподозрит неладное, начнет обзванивать коллег-криптографов, спрашивать, что они об этом думают, В конце концов Сьюзан решила, что будет лучше, если Хейл останется. Он и так скоро уйдет. Код, не поддающийся взлому. Сьюзан вздохнула, мысли ее вернулись к Цифровой крепости. Она не могла поверить, что такой алгоритм может быть создан, но ведь доказательство налицо - у нее перед глазами. ТРАНСТЕКСТ не может с ним справиться. Сьюзан подумала о Стратморе, о том, как мужественно он переносит тяжесть этого испытания, делая все необходимое, сохраняя спокойствие во время крушения. Иногда она видела в нем что-то от Дэвида.

633 Share

Miglior zaino per i viaggi

Относительно. - Относительно его поездки. Я отправил Дэвида в Испанию. ГЛАВА 11 Испания. Я отправил Дэвида в Испанию. Слова коммандера словно обожгли Сьюзан. - Дэвид в Испании? - Она не могла поверить услышанному.  - Вы отправили его в Испанию? - В ее голосе послышались сердитые нотки.

Хейл посматривал на нее с самодовольным видом. - Слушай, я хотел спросить, - заговорил.  - Что ты думаешь об этом не поддающемся взлому алгоритме, который, по словам Танкадо, он хотел создать. У Сьюзан свело желудок. Она подняла голову. - Не поддающийся взлому алгоритм? - Она выдержала паузу.  - Ах да… Я, кажется, что-то такое читала. - Не очень правдоподобное заявление. - Согласна, - сказала Сьюзан, удивившись, почему вдруг Хейл заговорил об .

Халохот услышал, как где-то ниже тело Беккера упало на каменные ступеньки, и бросился вниз, сжимая в руке пистолет. В поле его зрения попало окно. Здесь. Халохот приблизился к внешней стене и стал целиться. Ноги Беккера скрылись из виду за поворотом, и Халохот выстрелил, но тут же понял, что выстрел пришелся в пустоту. Пуля срикошетила от стены. Рванувшись вниз за своей жертвой, он продолжал держаться вплотную к внешней стене, что позволило бы ему стрелять под наибольшим углом. Но всякий раз, когда перед ним открывался очередной виток спирали, Беккер оставался вне поля зрения и создавалось впечатление, что тот постоянно находится впереди на сто восемьдесят градусов. Беккер держался центра башни, срезая углы и одним прыжком преодолевая сразу несколько ступенек, Халохот неуклонно двигался за. Еще несколько секунд - и все решит один-единственный выстрел.

Дэвид Беккер начал читать, Джабба печатал следом за. Когда все было закончено, они проверили орфографические ошибки и удалили пробелы. В центре панели на экране, ближе к верхнему краю, появились буквы: QUISCUSTODIETIPSOSCUSTODES - Мне это не нравится, - тихо проговорила Сьюзан.  - Не вижу чистоты. Джабба занес палец над клавишей Ввод. - Давайте же, - скомандовал Фонтейн. Джабба нажал на клавишу. И в следующую секунду все присутствующие поняли, что это было ошибкой. ГЛАВА 119 - Червь набирает скорость! - крикнула Соши, склонившаяся у монитора в задней части комнаты.

В нем заключено все, что ассоциируется с представлением о молодой католичке: чистота, невинность, природная красота. Чистота заключена в буквальном значении имени - Капля Росы. В ушах зазвучал голос старого канадца. Капля Росы. Очевидно, она перевела свое имя на единственный язык, равно доступный ей и ее клиенту, - английский. Возбужденный, Беккер ускорил шаги в поисках телефона. По другой стороне улицы, оставаясь невидимым, шел человек в очках в тонкой металлической оправе. ГЛАВА 27 Тени в зале шифровалки начали удлиняться и терять четкость.

Старик вздохнул. - Очень печальная история. Одному несчастному азиату стало плохо. Я попробовал оказать ему помощь, но все было бесполезно. - Вы делали ему искусственное дыхание. На лице старика появилось виноватое выражение. - Увы, я не знаю, как это делается. Я вызвал скорую. Беккер вспомнил синеватый шрам на груди Танкадо. - Быть может, искусственное дыхание делали санитары.

415 Share

Miglior zaino per i viaggi

Сигара умами безжизненно свисала изо рта. Сделка всей его жизни только что распалась - за каких-то несколько минут. Стратмор продолжал спуск. Сделка отменяется. Нуматек корпорейшн никогда не получит невзламываемый алгоритм… а агентство - черный ход в Цифровую крепость. Он очень долго планировал, как осуществит свою мечту, и выбрал Нуматаку со всей тщательностью. Нуматек - богатая фирма, наиболее вероятный победитель аукциона. Ни у кого не вызовет подозрений, если ключ попадет именно к. И что особенно удачно - эту компанию меньше всего можно было заподозрить в том, что она состоит в сговоре с американским правительством.

Джабба взглянул на экран. - Вот и все! - По его лицу стекали ручейки пота. Последняя защитная стенка на центральном экране почти совсем исчезла. Черные линии, сбившись в кучу вокруг ядра, настолько сгустились, что их масса стала совсем непрозрачной и легонько подрагивала. Мидж отвернулась. Фонтейн стоял очень прямо, глядя прямо перед. У Бринкерхоффа был такой вид, словно он вот-вот лишится чувств. - Десять секунд. Глаза Сьюзан неотрывно смотрели на Танкадо.

Что подумают люди. - В шифровалке проблемы.  - Она безуспешно старалась говорить спокойно. Джабба нахмурился. - Мы это уже обсудили. Забыла. - Там проблема с электричеством. - Я не электрик. Позвони в технический отдел. - В куполе нет света.

Есть шанс, что его партнер пока ничего не знает. Испанские власти обещали придержать информацию - столько, сколько смогут. Мы узнали об этом лишь благодаря оперативности КОМИНТа.  - Стратмор внимательно посмотрел не.  - Я должен найти его партнера, прежде чем он узнает о смерти Танкадо. Вот почему я тебя вызвал. Мне нужна твоя помощь. Сьюзан плохо его понимала. Ей показалось, что столь своевременная кончина Танкадо решила все проблемы.

Шеф систем безопасности прочитал текст и схватился за поручень. - О Боже, - прошептал.  - Ну и мерзавец этот Танкадо. ГЛАВА 110 Невидящими глазами Джабба смотрел на распечатку, которую ему вручила Соши. Он побледнел и вытер рукавом пот со лба. - Директор, у нас нет выбора. Мы должны вырубить питание главного банка данных. - Это невозможно, - сказал директор.  - Вы представляете, каковы будут последствия. Джабба отлично знал, что директор прав.

 Сколько угодно, - улыбнулась женщина.  - Самолет улетел почти пустой. Но завтра в восемь утра тоже есть… - Мне нужно узнать, улетела ли этим рейсом моя подруга. Она собиралась купить билет прямо перед вылетом. Женщина нахмурилась: - Извините, сэр. Этим рейсом улетели несколько пассажиров, купивших билет перед вылетом. Но мы не имеем права сообщать информацию личного характера… - Это очень важно, - настаивал Беккер.  - Мне просто нужно узнать, улетела ли. И больше. Женщина сочувственно кивнула.

860 Share

Miglior zaino per i viaggi

Она не могла припомнить, чтобы когда-то отменялось дежурство, но Стратмор, очевидно, не хотел присутствия непосвященных. Он и мысли не допускал о том, что кто-то из сотрудников лаборатории узнает о Цифровой крепости. - Наверное, стоит выключить ТРАНСТЕКСТ, - предложила Сьюзан.  - Потом мы запустим его снова, а Филу скажем, что ему все это приснилось. Стратмор задумался над ее словами, затем покачал головой: - Пока не стоит. ТРАНСТЕКСТ работает пятнадцать часов. Пусть пройдут все двадцать четыре часа - просто чтобы убедиться окончательно. Сьюзан это показалось разумным. Цифровая крепость впервые запустила функцию переменного открытого текста; быть может, ТРАНСТЕКСТ сумеет взломать шифр за двадцать четыре часа.

Она вызвала нужное командное окно и напечатала: ВЫКЛЮЧИТЬ КОМПЬЮТЕР Палец привычно потянулся к клавише Ввод. - Сьюзан! - рявкнул голос у нее за спиной. Она в страхе повернулась, думая, что это Хейл. Однако в дверях появился Стратмор. Бледная, жуткая в тусклом свете мониторов фигура застыла, грудь шефа тяжело вздымалась. - Ком… мандер! - вскрикнула она от неожиданности.  - Хейл в Третьем узле. Он напал на. - Что.

 У вас какие-то проблемы. Беккер чуть нахмурился: старик говорил по-английски безукоризненно. Он поспешил избавиться от покровительственного тона. - Извините, что я вас побеспокоил, но скажите: вы, случайно, не были сегодня на площади Испании. Глаза старика сузились. - Вы из муниципалитета. - Нет, вообще-то я… - Из туристического бюро. - Нет, я… - Слушайте, я знаю, зачем вы пришли! - Старик попытался сесть в кровати.  - Меня не удастся запугать. Я уже говорил это и могу повторить тысячу раз - Пьер Клушар описывает мир таким, каким его видит.

Вздох облегчения вырвался из груди Беккера. Он сразу же перешел к делу: - Я могу заплатить вам семьсот пятьдесят тысяч песет. Пять тысяч американских долларов.  - Это составляло половину того, что у него было, и раз в десять больше настоящей стоимости кольца. Росио подняла брови. - Это очень большие деньги. - Конечно. Договорились.

Соши прокрутила текст до конца раздела и побелела. - О… Боже ты. - В чем дело? - спросил Джабба. Все прильнули к экрану и сокрушенно ахнули. Крошечная сноска гласила: Предел ошибки составляет 12. Разные лаборатории приводят разные цифры. ГЛАВА 127 Собравшиеся на подиуме тотчас замолчали, словно наблюдая за солнечным затмением или извержением вулкана - событиями, над которыми у них не было ни малейшей власти. Время, казалось, замедлило свой бег.

На нем располагался щедрый набор фирменных открыток отеля, почтовая бумага, конверты и ручки. Беккер вложил в конверт чистый листок бумаги, надписал его всего одним словом: Росио - и вернулся к консьержу. - Извините, что я снова вас беспокою, - сказал он застенчиво.  - Я вел себя довольно глупо. Я хотел лично сказать Росио, какое удовольствие получил от общения с ней несколько дней. Но я уезжаю сегодня вечером. Пожалуй, я все же оставлю ей записку.  - И он положил конверт на стойку.

Zaino glock

About Diramar

Лицо мужчины из мертвенно-бледного стало красным. - Вы знаете Капельку Росы? - Вытерев пот со лба рукавом халата, он собирался что-то сказать, но тут отворилась дверь в ванную. Мужчины оглянулись.

Related Posts

130 Comments

Post A Comment