Spruzzatore a spalla stihl

568 Share

Spruzzatore a spalla stihl

Он огляделся - кругом царил хаос. Наверху включились огнетушители. ТРАНСТЕКСТ стонал. Выли сирены. Вращающиеся огни напоминали вертолеты, идущие на посадку в густом тумане. Но перед его глазами был только Грег Хейл - молодой криптограф, смотрящий на него умоляющими глазами, и выстрел. Хейл должен был умереть - за страну… и честь. Агентство не может позволить себе еще одного скандала.

 Да бросьте вы это, - проворчал Джабба.  - Хватаетесь за соломинку. - Может быть, и нет, - сказала Сьюзан.  - Во множестве шифров применяются группы из четырех знаков. Возможно, это и есть ключ. - Вот именно, - простонал Джабба.  - Он над вами издевается. А вы тем временем погибаете.  - Он посмотрел на экран.  - Осталось девять минут.

А не альфа-группы. Ключ к шифру-убийце - это число. - Но, сэр, тут висячие строки. Танкадо - мастер высокого класса, он никогда не оставил бы висячие строки, тем более в таком количестве. Эти висячие строки, или сироты, обозначают лишние строки программы, никак не связанные с ее функцией. Они ничего не питают, ни к чему не относятся, никуда не ведут и обычно удаляются в процессе окончательной проверки и антивирусной обработки. Джабба взял в руки распечатку. Фонтейн молча стоял. Сьюзан заглянула в распечатку через плечо Джаббы. - Выходит, нас атакует всего лишь первый набросок червя Танкадо.

Один голос был резкий, сердитый. Похоже, он принадлежал Филу Чатрукьяну. - Ты мне не веришь. Мужчины начали спорить. - У нас вирус. Затем раздался крик: - Нужно немедленно вызвать Джаббу. Послышались другие звуки, похожие на шум борьбы. ГЛАВА 55 - Ты уселся на мое место, осел. Беккер с трудом приподнял голову.

Тогда он дотронулся до его руки. - Сэр? - Беккер легонько потормошил спящего.  - Простите, сэр… Человек не шевельнулся. Беккер предпринял очередную попытку: - Сэр. Старик заворочался. - Qu'est-ce… quelle heureest… - Он медленно открыл глаза, посмотрел на Беккера и скорчил гримасу, недовольный тем, что его потревожили.  - Qu'est-ce-que vous voulez. Ясно, подумал Беккер с улыбкой.

 У них там прямо-таки дискотека! - пролопотал Бринкерхофф. Фонтейн смотрел в окно, пытаясь понять, что происходит. За несколько лет работы ТРАНСТЕКСТА ничего подобного не случалось. Перегрелся, подумал. Интересно, почему Стратмор его до сих пор не отключил. Ему понадобилось всего несколько мгновений, чтобы принять решение. Фонтейн схватил со стола заседаний трубку внутреннего телефона и набрал номер шифровалки. В трубке послышались короткие гудки. В сердцах он швырнул трубку на рычаг. - Черт! - Фонтейн снова схватил трубку и набрал номер мобильника Стратмора.

800 Share

Spruzzatore a spalla stihl

В комнате тут же стало тихо. Старший дешифровщик, нескладный тип по имени Морант, не выпускавший сигареты изо рта, недоверчиво уставился на Беккера. - То есть вы хотите сказать, что эти знаки имеют множественное значение. Беккер кивнул. Он объяснил, что кандзи - это система японского письма, основанная на видоизмененных китайских иероглифах. Он же давал им китайские значения, потому что такую задачу они перед ним поставили. - Господи Иисусе.  - Морант закашлялся.

 Могу я для вас что-нибудь сделать. Клушар задумался, польщенный оказанным вниманием. - Если честно… - Он вытянул шею и подвигал головой влево и вправо.  - Мне не помешала бы еще одна подушка, если вас это не затруднит. - Нисколько.  - Беккер взял подушку с соседней койки и помог Клушару устроиться поудобнее. Старик умиротворенно вздохнул. - Так гораздо лучше… спасибо. - Pas du tout, - отозвался Беккер. - О! - Старик радостно улыбнулся.

Похоже, нужно было проанализировать политический фон, на котором разворачивались эти события, сравнить их и перевести это сопоставление в магическое число… и все это за пять минут. ГЛАВА 124 - Атаке подвергся последний щит. На ВР отчетливо было видно, как уничтожалось окно программной авторизации. Черные всепроникающие линии окружили последний предохранительный щит и начали прорываться к сердцевине банка данных. Алчущие хакеры прорывались со всех уголков мира. Их количество удваивалось каждую минуту. Еще немного, и любой обладатель компьютера - иностранные шпионы, радикалы, террористы - получит доступ в хранилище секретной информации американского правительства. Пока техники тщетно старались отключить электропитание, собравшиеся на подиуме пытались понять расшифрованный текст.

Атомный вес. Количество нейтронов. Техника извлечения.  - Она пробежала глазами таблицу.  - Уран распадается на барий и криптон; плутоний ведет себя несколько. В уране девяносто два протона и сто сорок шесть нейтронов, но… - Нам нужна самоочевидная разница, - подсказала Мидж.  - У Танкадо сказано: главная разница между элементами. - Господи Иисусе! - вскричал Джабба.  - Откуда нам знать, что для Танкадо было главной разницей.

 Одна из проблем, связанных с приемом на работу самых лучших специалистов, коммандер, состоит в том, что иной раз они оказываются умнее. - Молодой человек, - вскипел Стратмор, - я не знаю, откуда вы черпаете свою информацию, но вы переступили все допустимые границы. Вы сейчас же отпустите мисс Флетчер, или я вызову службу безопасности и засажу вас в тюрьму до конца ваших дней. - Вы этого не сделаете, - как ни в чем не бывало сказал Хейл.  - Вызов агентов безопасности разрушит все ваши планы. Я им все расскажу.  - Хейл выдержал паузу.  - Выпустите меня, и я слова не скажу про Цифровую крепость. - Так не пойдет! - рявкнул Стратмор, - Мне нужен ключ.

Воздух в помещении становился все прохладнее. Чем глубже под землю уходил коридор, тем уже он становился. Откуда-то сзади до них долетело эхо чьих-то громких, решительных шагов. Обернувшись, они увидели быстро приближавшуюся к ним громадную черную фигуру. Сьюзан никогда не видела этого человека раньше. Подойдя вплотную, незнакомец буквально пронзил ее взглядом. - Кто это? - спросил. - Сьюзан Флетчер, - ответил Бринкерхофф. Человек-гигант удивленно поднял брови.

597 Share

Spruzzatore a spalla stihl

 Может случиться так, что компьютер, найдя нужный ключ, продолжает поиски, как бы не понимая, что нашел то, что искал.  - Стратмор смотрел на нее отсутствующим взглядом.  - Я полагаю, у этого алгоритма меняющийся открытый текст. Сьюзан затаила дыхание. Первое упоминание о меняющемся открытом тексте впервые появилось в забытом докладе венгерского математика Джозефа Харне, сделанном в 1987 году. Ввиду того что компьютеры, действующие по принципу грубой силы, отыскивают шифр путем изучения открытого текста на предмет наличия в нем узнаваемых словосочетаний, Харне предложил шифровальный алгоритм, который, помимо шифрования, постоянно видоизменял открытый текст. Теоретически постоянная мутация такого рода должна привести к тому, что компьютер, атакующий шифр, никогда не найдет узнаваемое словосочетание и не поймет, нашел ли он искомый ключ. Вся эта концепция чем-то напоминала идею колонизации Марса - на интеллектуальном уровне вполне осуществимую, но в настоящее время выходящую за границы человеческих возможностей. - Откуда вы взяли этот файл? - спросила. Коммандер не спешил с ответом: - Автор алгоритма - частное лицо.

Просмотрев все еще раз, он отступил на шаг и нахмурился. - Какие-то проблемы? - спросил лейтенант. - Да, - сказал Беккер.  - Мы кое-что упустили. ГЛАВА 13 Токуген Нуматака стоял у окна своего роскошного кабинета на верхнем этаже небоскреба и разглядывал завораживающие очертания Токио на фоне ярко-синего неба. Служащие и конкуренты называли Нуматаку акута саме - смертоносной акулой. За три десятилетия он перехитрил, превзошел и задавил рекламой всех своих японских конкурентов, и теперь лишь один шаг отделял его от того, чтобы превратиться еще и в гиганта мирового рынка. Он собирался совершить крупнейшую в своей жизни сделку - сделку, которая превратит его Нуматек корпорейшн в Майкрософт будущего.

Дойдя до конца туннеля, Сьюзан уткнулась в круглую сейфовую дверь с надписью СЕКРЕТНО - огромными буквами. Вздохнув, она просунула руку в углубление с цифровым замком и ввела свой личный код из пяти цифр. Через несколько секунд двенадцатитонная стальная махина начала поворачиваться. Она попыталась собраться с мыслями, но они упрямо возвращали ее к. Дэвид Беккер. Единственный мужчина, которого она любила. Самый молодой профессор Джорджтаунского университета, блестящий ученый-лингвист, он пользовался всеобщим признанием в академическом мире. Наделенный феноменальной памятью и способностями к языкам, он знал шесть азиатских языков, а также прекрасно владел испанским, французским и итальянским. На его лекциях по этимологии яблоку негде было упасть, и он всегда надолго задерживался в аудитории, отвечая на нескончаемые вопросы.

Ни души. Продала кольцо и улетела. Он увидел уборщика и подошел к. - Has visto a una nina? - спросил он, перекрывая шум, издаваемый моечной машиной.  - Вы не видели девушку. Пожилой уборщик наклонился и выключил мотор. - Eh. - Una nina? - повторил Беккер.  - Pelo rojo, azul, y bianco. Красно-бело-синие волосы.

 Роса? - Беккер сжал руку Клушара. Старик застонал. - Он называл ее… - Речь его стала невнятной и едва слышной. Медсестра была уже совсем близко и что-то кричала Беккеру по-испански, но он ничего не слышал. Его глаза не отрывались от губ Клушара. Он еще раз сжал его руку, но тут наконец подбежала медсестра. Она вцепилась Беккеру в плечо, заставив его подняться - как раз в тот момент, когда губы старика шевельнулись. Единственное сорвавшееся с них слово фактически не было произнесено. Оно напоминало беззвучный выдох-далекое чувственное воспоминание.

Он это сделал. Идиот! - Она замахала бумагой.  - Он обошел Сквозь строй. Посмотри. Бринкерхофф растерянно постоял минутку, затем подбежал к окну и встал рядом с Мидж. Та показала ему последние строчки текста. Бринкерхофф читал, не веря своим глазам. - Какого чер… В распечатке был список последних тридцати шести файлов, введенных в ТРАНСТЕКСТ. За названием каждого файла следовали четыре цифры - код команды добро, данной программой Сквозь строй.

573 Share

Spruzzatore a spalla stihl

Шифр из пяти букв, сказала она себе и сразу же поняла, каковы ее шансы его угадать: двадцать шесть в пятой степени, 11 881 376 вариантов. По одной секунде на вариант - получается девятнадцать недель… Когда она, задыхаясь от дыма, лежала на полу у дверцы лифта, ей вдруг вспомнились страстные слова коммандера: Я люблю тебя, Сьюзан. Я любил тебя. Сьюзан. Сьюзан. Сьюзан… Она знала, что его уже нет в живых, но его голос по-прежнему преследовал. Она снова и снова слышала свое имя. Сьюзан… Сьюзан… И в этот момент она все поняла.

Не стоит волноваться. Копия, которую он разместил, зашифрована. Ее можно скачать, но нельзя открыть. Очень хитро придумано. Ключ к Цифровой крепости зашифрован и недоступен. - Ну разумеется! - Она только сейчас поняла смысл сказанного.  - Все смогут скачать, но никто не сможет воспользоваться. - Совершенно верно. Танкадо размахивает морковкой.

 Да, если верить ему - не английские.  - Стратмор приподнял брови, точно ждал объяснений. - Японские иероглифы. Стратмор покачал головой. - Это и мне сразу пришло в голову. Но послушай: канадец сказал, что буквы не складывались во что-то вразумительное. Японские иероглифы не спутаешь с латиницей. Он сказал, что выгравированные буквы выглядят так, будто кошка прошлась по клавишам пишущей машинки. - Коммандер, не думаете же вы… - Сьюзан расхохоталась. Но Стратмор не дал ей договорить.

Он отличался громким голосом и безвкусно-крикливой манерой одеваться. Коллеги-криптографы прозвали его Галит - таково научное название каменной соли. Хейл же был уверен, что галит - некий драгоценный камень, поэтому считал, что это прозвище вполне соответствует его выдающимся умственным способностям и прекрасному телосложению. Будь он менее самонадеян, он, конечно же, заглянул бы в энциклопедию и обнаружил, что это не что иное, как солевой осадок, оставшийся после высыхания древних морей. Как и все криптографы АНБ, Хейл зарабатывал огромные деньги, однако вовсе не стремился держать этот факт при. Он ездил на белом лотосе с люком на крыше и звуковой системой с мощными динамиками. Кроме того, он был фанатом всевозможных прибамбасов, и его автомобиль стал своего рода витриной: он установил в нем компьютерную систему глобального позиционирования, замки, приводящиеся в действие голосом, пятиконечный подавитель радаров и сотовый телефонфакс, благодаря которому всегда мог принимать сообщения на автоответчик. На номерном знаке авто была надпись МЕГАБАЙТ в обрамлении сиреневой неоновой трубки.

Вокруг нее было черно от нитей, готовых ринуться внутрь. Справа бесконечной чередой мелькали кадры, запечатлевшие последние минуты Танкадо: выражение отчаяния на его лице, вытянутую руку, кольцо, поблескивающее на солнце. Сьюзан смотрела на эти кадры, то выходившие из фокуса, то вновь обретавшие четкость. Она вглядывалась в глаза Танкадо - и видела в них раскаяние. Он не хотел, чтобы это зашло так далеко, - говорила она.  - Он хотел нас спасти. Но снова и снова он протягивал руку, так, чтобы люди обратили внимание на кольцо. Он хотел объяснить им, но не. И все тянул и тянул к ним свои пальцы.

Грохнуться с этой лестницы означало до конца дней остаться калекой, а его представления о жизни на пенсии никак не увязывались с инвалидным креслом. Сьюзан, ослепленная темнотой шифровалки, спускалась, не отрывая руки от плеча Стратмора. Даже в полуметре от шефа она не видела очертаний его фигуры. Всякий раз, ступая на очередную ступеньку, она носком туфли первым делом старалась нащупать ее край. К ней снова вернулись страхи, связанные с новой попыткой найти ключ Хейла в Третьем узле. Коммандер был абсолютно убежден в том, что у Хейла не хватит духу на них напасть, но Сьюзан не была так уж уверена в. Хейл теряет самообладание, и у него всего два выхода: выбраться из шифровалки или сесть за решетку. Внутренний голос подсказывал ей, что лучше всего было бы дождаться звонка Дэвида и использовать его ключ, но она понимала, что он может его и не найти. Сьюзан задумалась о том, почему он задерживается так долго, но ей пришлось забыть о тревоге за него и двигаться вслед за шефом.

835 Share

Spruzzatore a spalla stihl

Хейл сдавил горло Сьюзан немного сильнее, и она вскрикнула от боли. - Ну что, вы решили. Я ее убиваю. Стратмор мгновенно взвесил все варианты. Если он позволит Хейлу вывести Сьюзан из шифровалки и уехать, у него не будет никаких гарантий. Они уедут, потом остановятся где-нибудь в лесу. У него будет пистолет… От этой мысли у Стратмора свело желудок. Кто знает, что произойдет, прежде чем он решит освободить Сьюзан… если он ее вообще освободит. Я обязан позвонить в службу безопасности, - решил.  - Что еще мне остается? - Он представил Хейла на скамье подсудимых, вываливающего все, что ему известно о Цифровой крепости.

Но каждый раз, когда он предлагал перевод, дешифровщики в отчаянии качали головами. Очевидно, получалась бессмыслица. Желая помочь, Беккер обратил их внимание на то, что все показанные ему иероглифы объединяет нечто общее - они одновременно являются и иероглифами кандзи. В комнате тут же стало тихо. Старший дешифровщик, нескладный тип по имени Морант, не выпускавший сигареты изо рта, недоверчиво уставился на Беккера. - То есть вы хотите сказать, что эти знаки имеют множественное значение. Беккер кивнул. Он объяснил, что кандзи - это система японского письма, основанная на видоизмененных китайских иероглифах. Он же давал им китайские значения, потому что такую задачу они перед ним поставили.

Она сейчас наверняка уже над Атлантикой. Беккер взглянул на часы. Час сорок пять ночи. Он в недоумении посмотрел на двухцветного. - Ты сказал - в два ночи. Панк кивнул и расхохотался. - Похоже, ты облажался, приятель. - Но сейчас только без четверти. Двухцветный посмотрел на часы Беккера.

 Чатрукьян мертв. - Да неужели. Ты сам его и убил. Я все. - Довольно, Грег, - тихо сказал Стратмор. Хейл крепче обхватил Сьюзан и шепнул ей на ухо: - Стратмор столкнул его вниз, клянусь. - Она не клюнет на твою тактику разделяй и властвуй, - сказал Стратмор, подходя еще ближе.  - Отпусти. - Чатрукьян был совсем мальчишка.

Это наша главная цель. Простое число. Джабба посмотрел на таблицу, что стояла на мониторе, и всплеснул руками. - Здесь около сотни пунктов. Мы не можем вычесть их все одно из другого. - Многие пункты даны не в числовой форме, - подбодрила людей Сьюзан.  - Их мы можем проигнорировать. Уран природный элемент, плутоний - искусственный.

Ты в опасности. Казалось, она его не слышала. Хейл понимал, что говорит полную ерунду, потому что Стратмор никогда не причинит ей вреда, и она это отлично знает. Хейл вгляделся в темноту, выискивая глазами место, где прятался Стратмор. Шеф внезапно замолчал и растворился во тьме. Это пугало Хейла. Он понимал, что времени у него. Агенты могут появиться в любую минуту.

150 Share

Spruzzatore a spalla stihl

В шифровалке не было ни души. Хейл замолк, уставившись в свой компьютер. Она мечтала, чтобы он поскорее ушел. Сьюзан подумала, не позвонить ли ей Стратмору. Коммандер в два счета выставит Хейла - все-таки сегодня суббота. Но она отдавала себе отчет в том, что, если Хейла отправят домой, он сразу же заподозрит неладное, начнет обзванивать коллег-криптографов, спрашивать, что они об этом думают, В конце концов Сьюзан решила, что будет лучше, если Хейл останется. Он и так скоро уйдет. Код, не поддающийся взлому. Сьюзан вздохнула, мысли ее вернулись к Цифровой крепости. Она не могла поверить, что такой алгоритм может быть создан, но ведь доказательство налицо - у нее перед глазами.

Было ужасно жарко. - И вы уверены, что эта женщина - проститутка. - Абсолютно. Такая красивая женщина пошла бы с этим типом, только если бы ей хорошо заплатили. Боже. Такой жирный. Крикливый, тучный, мерзкий немец! - Клушар заморгал, стараясь переменить положение, и, не обращая внимания на боль, продолжал: - Ну чистая скотина, килограмм сто двадцать, не меньше. Он вцепился в эту красотку так, словно боялся, что она сбежит, - и я бы ее отлично понял. Ей-ей. Обхватил ее своими ручищами.

Другого нет и не. Двадцать миллионов долларов - это очень большие деньги, но если принять во внимание, за что они будут заплачены, то это сущие гроши. ГЛАВА 19 - А вдруг кто-то еще хочет заполучить это кольцо? - спросила Сьюзан, внезапно заволновавшись.  - А вдруг Дэвиду грозит опасность. Стратмор покачал головой: - Больше никто не знает о существовании кольца. Именно поэтому я и послал за ним Дэвида. Я хотел, чтобы никто ничего не заподозрил. Любопытным шпикам не придет в голову сесть на хвост преподавателю испанского языка. - Он профессор, - поправила его Сьюзан и тут же пожалела об .

Сьюзан никогда еще не видела шефа столь подавленным. Его редеющие седые волосы спутались, и даже несмотря на прохладу, создаваемую мощным кондиционером, на лбу у него выступили капельки пота. Его костюм выглядел так, будто он в нем спал. Стратмор сидел за современным письменным столом с двумя клавиатурами и монитором в расположенной сбоку нише. Стол был завален компьютерными распечатками и выглядел каким-то чужеродным в этом задернутом шторами помещении. - Тяжелая неделя? - спросила. - Не тяжелей, чем обычно.  - Стратмор пожал плечами.

А у ее клиентов по крайней мере есть деньги. Они ее не бьют, им легко угодить. Росио натянула ночную рубашку, глубоко вздохнула и открыла дверь в комнату. Когда она вошла, глаза немца чуть не вывалились из орбит. На ней была черная ночная рубашка; загорелая, орехового оттенка кожа светилась в мягком свете ночника, соски призывно выделялись под тонкой прозрачной тканью. - Komm doch hierher, - сказал немец сдавленным голосом, сбрасывая с себя пижаму и поворачиваясь на спину. Росио через силу улыбнулась и подошла к постели. Но, посмотрев на распростертую на простынях громадную тушу, почувствовала облегчение. То, что она увидела пониже его живота, оказалось совсем крошечным.

Это было одной из ее многочисленных хитростей: мужчинам казалось, что она сгорает от страсти, поэтому они стремились прийти к ней снова и. Росио погладила руками свои пышные загорелые формы - дай Бог, чтобы они сохраняли свою привлекательность еще лет пять-шесть, пока она не накопит достаточно денег. Сеньор Ролдан забирал большую часть ее заработка себе, но без него ей пришлось бы присоединиться к бесчисленным шлюхам, что пытаются подцепить пьяных туристов в Триане. А у ее клиентов по крайней мере есть деньги. Они ее не бьют, им легко угодить. Росио натянула ночную рубашку, глубоко вздохнула и открыла дверь в комнату. Когда она вошла, глаза немца чуть не вывалились из орбит. На ней была черная ночная рубашка; загорелая, орехового оттенка кожа светилась в мягком свете ночника, соски призывно выделялись под тонкой прозрачной тканью.

790 Share

Spruzzatore a spalla stihl

Я должен был сейчас отдыхать в Смоуки-Маунтинс. Он вздохнул и задал единственный вопрос, который пришел ему в голову; - Как выглядит эта девушка. - Era un punqui, - ответила Росио. Беккер изумился. - Un punqui. - Si. Punqui. - Панк. - Да, панк, - сказала Росио на плохом английском и тотчас снова перешла на испанский.

Сьюзан заставила себя сесть. Она полагала, что Стратмор уже закончил телефонный разговор и сейчас придет и выслушает ее, но он все не появлялся. Пытаясь успокоиться, она посмотрела на экран своего компьютера. Запущенный во второй раз Следопыт все еще продолжал поиск, но теперь это уже не имело значения. Сьюзан знала, что он принесет ей в зубах: GHALEcrypto. nsa. dov Переведя взгляд на рабочий кабинет Стратмора, она поняла, что больше не может ждать, пусть даже помешает его разговору по телефону. Она встала и направилась к двери.

Она вцепилась Беккеру в плечо, заставив его подняться - как раз в тот момент, когда губы старика шевельнулись. Единственное сорвавшееся с них слово фактически не было произнесено. Оно напоминало беззвучный выдох-далекое чувственное воспоминание. - Капля Росы… Крик медсестры гнал его прочь. Капля Росы. Беккер задумался. Что это за имя такое - Капля Росы. Он в последний раз взглянул на Клушара. - Капля Росы.

Джабба не шелохнулся. - Мы ищем цифровой ключ, черт его дери. А не альфа-группы. Ключ к шифру-убийце - это число. - Но, сэр, тут висячие строки. Танкадо - мастер высокого класса, он никогда не оставил бы висячие строки, тем более в таком количестве. Эти висячие строки, или сироты, обозначают лишние строки программы, никак не связанные с ее функцией. Они ничего не питают, ни к чему не относятся, никуда не ведут и обычно удаляются в процессе окончательной проверки и антивирусной обработки.

Плечи Беккера обмякли. - А на этот рейс были свободные места. - Сколько угодно, - улыбнулась женщина.  - Самолет улетел почти пустой. Но завтра в восемь утра тоже есть… - Мне нужно узнать, улетела ли этим рейсом моя подруга. Она собиралась купить билет прямо перед вылетом. Женщина нахмурилась: - Извините, сэр. Этим рейсом улетели несколько пассажиров, купивших билет перед вылетом. Но мы не имеем права сообщать информацию личного характера… - Это очень важно, - настаивал Беккер.

Беккер, стараясь преодолеть эту тяжесть, приподнялся на локтях. Теперь он был на виду, его голова торчала из оконного проема как на гильотине. Беккер подтянул ноги, стараясь протиснуться в проем. Когда его торс уже свисал над лестницей, шаги послышались совсем. Он схватился руками за боковые стороны проема и, одним движением вбросив свое тело внутрь, тяжело рухнул на лестницу. Халохот услышал, как где-то ниже тело Беккера упало на каменные ступеньки, и бросился вниз, сжимая в руке пистолет. В поле его зрения попало окно. Здесь.

715 Share

Spruzzatore a spalla stihl

Хейл почувствовал, как кровь ударила ему в голову. Он был уверен, что спрятал все следы, и не имел ни малейшего понятия о том, что Сьюзан были известны его действия. Понятно, почему она не хотела верить ни одному его слову. Он почувствовал, как вокруг него выросла стена, и понял, что ему не удастся выпутаться из этой ситуации, по крайней мере своевременно. И он в отчаянии прошептал ей на ухо: - Сьюзан… Стратмор убил Чатрукьяна. - Отпусти ее, - спокойно сказал Стратмор.  - Она тебе все равно не поверит. - Да уж конечно, - огрызнулся Хейл.  - Лживый негодяй.

В одном Чатрукьян был абсолютно уверен: если шеф узнает, что в лаборатории систем безопасности никого нет, это будет стоить молодому сотруднику места. Чатрукьян посмотрел на телефонный аппарат и подумал, не позвонить ли этому парню: в лаборатории действовало неписаное правило, по которому сотрудники должны прикрывать друг друга. В шифровалке они считались людьми второго сорта и не очень-то ладили с местной элитой. Ни для кого не было секретом, что всем в этом многомиллиардном курятнике управляли шифровальщики. Сотрудников же лаборатории безопасности им приходилось терпеть, потому что те обеспечивали бесперебойную работу их игрушек. Чатрукьян принял решение и поднял телефонную трубку, но поднести ее к уху не успел. Он замер, когда его взгляд упал на монитор. Как при замедленной съемке, он положил трубку на место и впился глазами в экран.

Вода из горячей постепенно превратилась в теплую и, наконец, холодную. Она уже собиралась вылезать, как вдруг ожил радиотелефон. Сьюзан быстро встала и, расплескивая воду, потянулась к трубке, лежавшей на краю раковины. - Дэвид. - Это Стратмор, - прозвучал знакомый голос. Сьюзан плюхнулась обратно в ванну. - Ох! - Она не могла скрыть разочарование.  - Здравствуйте, шеф. - Думала, кое-кто помоложе? - засмеялся Стратмор. - Да нет, сэр, - попыталась она сгладить неловкость.

Она ждет уже целый час. Очевидно, Анонимная рассылка Америки не слишком торопится пересылать почту Северной Дакоты. Сьюзан тяжело вздохнула. Несмотря на все попытки забыть утренний разговор с Дэвидом, он никак не выходил у нее из головы. Она понимала, что говорила с ним слишком сурово, и молила Бога, чтобы в Испании у него все прошло хорошо. Мысли Сьюзан прервал громкий звук открываемой стеклянной двери. Она оглянулась и застонала. У входа стоял криптограф Грег Хейл.

С гулко стучащим сердцем Беккер надавил на газ и исчез в темноте. ГЛАВА 84 Джабба вздохнул с облегчением, припаяв последний контакт. Выключив паяльник, он отложил в сторону фонарик и некоторое время отдыхал, лежа под большим стационарным компьютером. Затекшая шея причиняла ему сильную боль. Такая работа была непростой, особенно для человека его комплекции. И они делают их все более и более миниатюрными, - подумал. Прикрыв глаза, давая им долгожданный отдых, он вдруг почувствовал, что кто-то тянет его за ногу. - Джабба. Вылезай скорее! - послышался женский голос. Мидж все же его разыскала.

И, повернувшись к Большому Брату, нажатием клавиши вызвала видеоархив. Мидж это как-нибудь переживет, - сказал он себе, усаживаясь за свой стол и приступая к просмотру остальных отчетов. Он не собирается выдавать ключи от директорского кабинета всякий раз, когда Мидж придет в голову очередная блажь. Не успел он приняться за чтение отчета службы безопасности, как его мысли были прерваны шумом голосов из соседней комнаты. Бринкерхофф отложил бумагу и подошел к двери. В приемной было темно, свет проникал только сквозь приоткрытую дверь кабинета Мидж. Голоса не стихали. Он прислушался.

Guinzaglio bambino zaino walmart

About Faukus

 А что. - Он говорит, что вручит победителю ключ.

Related Posts

786 Comments

Post A Comment