Zaino capo

202 Share

Zaino capo

Он потянулся к голосу. Или это его подвинули. Голос все звал его, а он безучастно смотрел на светящуюся картинку. Он видел ее на крошечном экране. Эту женщину, которая смотрела на него из другого мира. Она наблюдает за тем, как я умираю. - Дэвид… Голос показался ему знакомым. Наверное, эта женщина - ангел.

Сьюзан не отрывала глаз от директора. Она была уверена, что рано или поздно познакомится с этим человеком, но никогда не думала, что это случится при таких обстоятельствах. - Идемте, мисс Флетчер, - сказал Фонтейн и прошел.  - Нам сейчас пригодится любая помощь. Посверкивая в красноватом свете туннельных ламп, перед ними возникла стальная дверь. Фонтейн набрал код на специальной углубленной панели, после чего прикоснулся к небольшой стеклянной пластинке. Сигнальная лампочка вспыхнула, и массивная стена с грохотом отъехала влево. В АНБ было только одно помещение, еще более засекреченное, чем шифровалка, и Сьюзан поняла, что сейчас она окажется в святая святых агентства. ГЛАВА 109 Командный центр главного банка данных АНБ более всего напоминал Центр управления полетами НАСА в миниатюре. Десяток компьютерных терминалов располагались напротив видеоэкрана, занимавшего всю дальнюю стену площадью девять на двенадцать метров.

Это умиротворяющее прикосновение вывело Сьюзан из оцепенения. Внезапно она вспомнила, зачем искала Стратмора, и повернулась к. - Коммандер. Северная Дакота - это Грег Хейл. Сьюзан едва ли не физически ощутила повисшее молчание. Оно показалось ей нескончаемо долгим. Наконец Стратмор заговорил. В его голосе слышалось скорее недоумение, чем шок: - Что ты имеешь в виду. - Хейл… - прошептала Сьюзан.

Бринкерхофф кивнул и двинулся следом за Мидж. Фонтейн вздохнул и обхватил голову руками. Взгляд его черных глаз стал тяжелым и неподвижным. Возвращение домой оказалось долгим и слишком утомительным. Последний месяц был для Лиланда Фонтейна временем больших ожиданий: в агентстве происходило нечто такое, что могло изменить ход истории, и, как это ни странно директор Фонтейн узнал об этом лишь случайно. Три месяца назад до Фонтейна дошли слухи о том, что от Стратмора уходит жена. Он узнал также и о том, что его заместитель просиживает на службе до глубокой ночи и может не выдержать такого напряжения. Несмотря на разногласия со Стратмором по многим вопросам, Фонтейн всегда очень высоко его ценил. Стратмор был блестящим специалистом, возможно, лучшим в агентстве. И в то же время после провала с Попрыгунчиком Стратмор испытывал колоссальный стресс.

 Вот что я вам скажу, - решительно заявил директор.  - Через пятнадцать минут все страны третьего мира на нашей планете будут знать, как построить межконтинентальную баллистическую ракету. Если кто-то в этой комнате считает, что ключ к шифру-убийце содержится еще где-то, помимо этого кольца, я готов его выслушать.  - Директор выдержал паузу. Никто не проронил ни слова. Он снова посмотрел на Джаббу и закрыл.  - Танкадо отдал кольцо с умыслом. Мне все равно, думал ли он, что тучный господин побежит к телефону-автомату и позвонит нам, или просто хотел избавиться от этого кольца. Я принял решение. Мы вводим эту цитату.

Эти слова, похоже, озадачили панка. - Меня зовут Дэвид Беккер.  - Беккер улыбнулся и над столом протянул парню руку. Панк брезгливо ее пожал. - Проваливал бы ты, пидор. Беккер убрал руку. Парень хмыкнул. - Я тебе помогу, если заплатишь.

996 Share

Zaino capo

Дэвид Беккер исчез, но это ненадолго. Из всех севильских автобусов мистер Беккер выбрал пользующийся дурной славой 27-й маршрут. Автобус номер 27 следует к хорошо известной конечной остановке. ГЛАВА 46 Фил Чатрукьян швырнул трубку на рычаг. Линия Джаббы оказалась занята, а службу ожидания соединения Джабба отвергал как хитрый трюк корпорации Американ телефон энд телеграф, рассчитанный на то, чтобы увеличить прибыль: простая фраза Я говорю по другому телефону, я вам перезвоню приносила телефонным компаниям миллионы дополнительных долларов ежегодно. Отказ Джаббы использовать данную услугу был его личным ответом на требование АН Б о том, чтобы он всегда был доступен по мобильному телефону. Чатрукьян повернулся и посмотрел в пустой зал шифровалки. Шум генераторов внизу с каждой минутой становился все громче. Фил физически ощущал, что времени остается все меньше.

Я сказал ему, что японец отдал свое кольцо - но не. Да я бы ничего и не взял у умирающего. О небо. Только подумайте. Беккер встревожился: - Так кольца у вас. - Боже мой, конечно. Беккер ощутил тупую боль в желудке. - У кого же. В глазах Клушара вспыхнуло возмущение.

Он попытался определить акцент - может быть, Бургос. - Вы набрали правильно, - сказал он осторожно, - но это служба сопровождения. Звонивший некоторое время молчал. - О… понимаю. Прошу прощения. Кто-то записал его, и я подумал, что это гостиница. Я здесь проездом, из Бургоса. Прошу прощения за беспокойство, доброй вам но… - Espere.

Он сказал, что позвонит тебе перед вылетом. Прости, я думал… - Зачем вы послали его в Испанию. Стратмор выдержал паузу и посмотрел ей прямо в. - Чтобы он получил второй ключ. - Что еще за второй ключ. - Тот, что Танкадо держал при. Сьюзан была настолько ошеломлена, что отказывалась понимать слова коммандера. - О чем вы говорите. Стратмор вздохнул. - У Танкадо наверняка была при себе копия ключа в тот момент, когда его настигла смерть.

 Цепная мутация, сэр. Я проделал анализ и получил именно такой результат - цепную мутацию. Теперь Сьюзан поняла, почему сотрудник систем безопасности так взволнован. Цепная мутация. Она знала, что цепная мутация представляет собой последовательность программирования, которая сложнейшим образом искажает данные. Это обычное явление для компьютерных вирусов, особенно таких, которые поражают крупные блоки информации. Из почты Танкадо Сьюзан знала также, что цепные мутации, обнаруженные Чатрукьяном, безвредны: они являются элементом Цифровой крепости. - Когда я впервые увидел эти цепи, сэр, - говорил Чатрукьян, - я подумал, что фильтры системы Сквозь строй неисправны.

ГЛАВА 88 Фара веспы отбрасывала контрастные тени на стены по обе стороны от узкой дорожки. Переключая передачи, Беккер мчался вперед между белокаменными стенами. Улочка имела множество поворотов и тупиков, и он быстро потерял направление. Он поднял вверх голову, надеясь увидеть Гиральду, но окружившие его со всех сторон стены были так высоки, что ему не удалось увидеть ничего, кроме тоненькой полоски начинающего светлеть неба. Беккер подумал, где может быть человек в очках в тонкой металлической оправе. Ясно, что тот не собирался сдаваться. Скорее всего идет по его следу пешком. Беккер с трудом вел мотоцикл по крутым изломам улочки. Урчащий мотор шумным эхо отражался от стен, и он понимал, что это с головой выдает его в предутренней тишине квартала Санта-Крус. В данный момент у него только одно преимущество - скорость.

865 Share

Zaino capo

Она протянула руку, поманив его к. - Без воска? - тихо спросила она, обнимая. - Без воска.  - Он улыбнулся в ответ. Она поцеловала. - Скажи, что это. - Ни за что на свете.  - Он засмеялся.  - Супружеская пара без секретов - это очень скучно.

 Сьюзан, сядь. Она не обратила внимания на его просьбу. - Сядь.  - На этот раз это прозвучало как приказ. Сьюзан осталась стоять. - Коммандер, если вы все еще горите желанием узнать алгоритм Танкадо, то можете заняться этим без. Я хочу уйти. Стратмор глубоко вздохнул.

Сьюзан скинула туфли на низких каблуках от Сальваторе Феррагамо и блаженно погрузила обтянутые чулками ноги в густой шерстяной ковер. Высокооплачиваемые государственные служащие старались избегать демонстрации личного благосостояния. Для Сьюзан это не составляло проблемы: она была безмерно счастлива в своей скромной двухкомнатной квартире, водила вольво и довольствовалась весьма консервативным гардеробом. Но вот туфли - совсем другое. Даже во время учебы в колледже она старалась покупать самую лучшую обувь. Нельзя дотянуться до звезд, если чувствуешь себя ущемленной, - сказала как-то ее тетушка.  - И если уж попала туда, куда стремилась, постарайся выглядеть на все сто. Сьюзан сладко потянулась и взялась за .

 - Давайте мне его номер. Я сам позвоню этому… - Не беспокойтесь, - прошептала Сьюзан.  - Танкадо мертв. Все замерли в изумлении. Возможные последствия полученного известия словно пулей пронзили Джаббу. Казалось, тучный шеф отдела обеспечения системной безопасности вот-вот рухнет на пол. - Мертв. Но это значит… значит… что мы не можем… - Это значит, что нужен другой план действий.  - Фонтейн, как обычно, говорил спокойно и деловито.

Сьюзан стояла, завернувшись в мохнатое полотенце, не замечая, что вода капает на аккуратно сложенные веши, приготовленные накануне: шорты, свитер - на случай прохладных вечеров в горах, - новую ночную рубашку. Расстроенная, она подошла к шкафу, чтобы достать чистую блузку и юбку. Чрезвычайная ситуация. В шифровалке. Спускаясь по лестнице, она пыталась представить себе, какие еще неприятности могли ее ожидать. Ей предстояло узнать это совсем. ГЛАВА 2 На высоте тридцать тысяч футов, над застывшим внизу океаном, Дэвид Беккер грустно смотрел в крохотный овальный иллюминатор самолета Лирджет-60. Ему сказали, что бортовой телефон вышел из строя, поэтому позвонить Сьюзан не удастся. - Что я здесь делаю? - пробормотал .

 И что же это за секрет. - Вы отлично знаете это. Это Цифровая крепость. - Вот как? - снисходительно произнес Стратмор холодным как лед голосом.  - Значит, тебе известно про Цифровую крепость. А я-то думал, что ты будешь это отрицать. - Подите к черту. - Очень остроумно. - Вы болван, Стратмор, - сказал Хейл, сплюнув.

336 Share

Zaino capo

У них всегда все было в полном порядке. - Все когда-то бывает в первый раз, - бесстрастно ответил Бринкерхофф. Она встретила эти слова с явным неодобрением. - Я все проверяю дважды. - Ну… ты знаешь, как они говорят о компьютерах. Когда их машины выдают полную чушь, они все равно на них молятся. Мидж повернулась к нему на своем стуле. - Это не смешно, Чед.

Чатрукьян посмотрел на телефонный аппарат и подумал, не позвонить ли этому парню: в лаборатории действовало неписаное правило, по которому сотрудники должны прикрывать друг друга. В шифровалке они считались людьми второго сорта и не очень-то ладили с местной элитой. Ни для кого не было секретом, что всем в этом многомиллиардном курятнике управляли шифровальщики. Сотрудников же лаборатории безопасности им приходилось терпеть, потому что те обеспечивали бесперебойную работу их игрушек. Чатрукьян принял решение и поднял телефонную трубку, но поднести ее к уху не успел. Он замер, когда его взгляд упал на монитор. Как при замедленной съемке, он положил трубку на место и впился глазами в экран. За восемь месяцев работы в лаборатории Фил Чатрукьян никогда не видел цифр в графе отсчета часов на мониторе ТРАНСТЕКСТА что-либо иное, кроме двух нулей.

Она зажмурилась. - Попробую угадать. Безвкусное золотое кольцо с надписью по-латыни. - Нет.  - Он усмехнулся.  - Я попросил Фонтейна передать его наследникам Танкадо.  - Он взял ее руку и натянул что-то на палец. - Лжец, - засмеялась Сьюзан, открывая.  - Я же угада… - Но она замолкла на полуслове. На ее пальце было не кольцо Танкадо.

ЦИФРОВАЯ КРЕПОСТЬ ПОЧТИ ГОТОВА. ОНА ОТБРОСИТ АНБ НАЗАД НА ДЕСЯТИЛЕТИЯ. Сьюзан как во сне читала и перечитывала эти строки. Затем дрожащими руками открыла следующее сообщение. ТО: NDAKOTAARA. ANON. ORG FROM: ETDOSHISHA. EDU МЕНЯЮЩИЙСЯ ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ ДЕЙСТВУЕТ.

 Сьюзан, ты должна мне помочь. Стратмор убил Чатрукьяна. Я видел это своими глазами. Его слова не сразу дошли до ее сознания. Стратмор убил Чатрукьяна. Хейл, видимо, не догадывается, что она видела его внизу. - Стратмор знает, что я это видел! - Хейл сплюнул.  - Он и меня убьет.

Есть математическая гарантия, что рано или поздно ТРАНСТЕКСТ отыщет нужный пароль. - Простите. - Шифр не поддается взлому, - сказал он безучастно. Не поддается. Сьюзан не могла поверить, что это сказал человек, двадцать семь лет работавший с шифрами. - Не поддается, сэр? - с трудом произнесла.  - А как же принцип Бергофского. О принципе Бергофского Сьюзан узнала еще в самом начале своей карьеры. Это был краеугольный камень метода грубой силы.

770 Share

Zaino capo

Не сомневаюсь, - подумала. Сьюзан никогда еще не видела шефа столь подавленным. Его редеющие седые волосы спутались, и даже несмотря на прохладу, создаваемую мощным кондиционером, на лбу у него выступили капельки пота. Его костюм выглядел так, будто он в нем спал. Стратмор сидел за современным письменным столом с двумя клавиатурами и монитором в расположенной сбоку нише. Стол был завален компьютерными распечатками и выглядел каким-то чужеродным в этом задернутом шторами помещении. - Тяжелая неделя? - спросила. - Не тяжелей, чем обычно.

Беккер хотел подняться на ноги, но у него не было на это сил. Ослепленные глаза горели огнем. Он хотел крикнуть, но в легких не было воздуха, с губ срывалось лишь невнятное мычание. - Нет! - закашлявшись, исторгнул он из груди. Но звук так и не сорвался с его губ. Беккер понимал, что, как только дверь за Меган закроется, она исчезнет навсегда. Он снова попробовал ее позвать, но язык отказывался ему подчиняться. Девушка почти уже добралась до двери.

На мониторе появилось символическое изображение конверта - это значило, что пришло сообщение по электронной почте. Сьюзан бросила быстрый взгляд на Хейла, но тот был всецело поглощен своим компьютером. Затаив дыхание, Сьюзан дважды щелкнула по конверту. - Северная Дакота, - прошептала она еле слышно.  - Посмотрим, кто ты. Сьюзан прочитала открывшееся сообщение, которое состояло из одной строчки, потом прочитала его еще. ПООБЕДАЕМ У АЛЬФРЕДА. В 8 ВЕЧЕРА. В другом конце комнаты Хейл еле слышно засмеялся.

В течение часа то же самое случится с остальными пятью. После этого сюда полезут все, кому не лень. Каждый бит информации АНБ станет общественным достоянием. Фонтейн внимательно изучал ВР, глаза его горели. Бринкерхофф слабо вскрикнул: - Этот червь откроет наш банк данных всему миру. - Для Танкадо это детская забава, - бросил Джабба.  - Нашим главным стражем была система Сквозь строй, а Стратмор вышвырнул ее в мусорную корзину. - Это объявление войны, - прошептал Фонтейн срывающимся голосом. Джабба покачал головой: - Лично я сомневаюсь, что Танкадо собирался зайти так .

Получалось, что АНБ фактически получило возможность вскрывать всю почту и затем пересылать ее без какого-либо уведомления. Это было все равно что установить жучки во все телефонные аппараты на земле. Стратмор попытался убедить Танкадо, что ТРАНСТЕКСТ - это орудие охраны правопорядка, но безуспешно: Танкадо продолжал настаивать на том, что это грубейшее нарушение гражданских прав. Он немедленно уволился и сразу же нарушил Кодекс секретности АНБ, попытавшись вступить в контакт с Фондом электронных границ. Танкадо решил потрясти мир рассказом о секретной машине, способной установить тотальный правительственный контроль над пользователями компьютеров по всему миру. У АН Б не было иного выбора, кроме как остановить его любой ценой. Арест и депортация Танкадо, широко освещавшиеся средствами массовой информации, стали печальным и позорным событием. Вопреки желанию Стратмора специалисты по заделыванию прорех такого рода, опасаясь, что Танкадо попытается убедить людей в существовании ТРАНСТЕКСТА, начали распускать порочащие его слухи.

Он купил две бутылки пива и протянул одну Двухцветному. Панк изумленно взглянул на бутылку, потом отпил изрядный глоток и тупо уставился на Беккера. - Чего вы от меня хотите, мистер. Беккер улыбнулся: - Я ищу одну девушку. Двухцветный громко рассмеялся. - В такой одежде ты тут ничего не добьешься. Беккер нахмурился. - Я вовсе не хочу с ней переспать.

385 Share

Zaino capo

Дай Бог, чтобы телефон работал, мысленно взмолился Беккер. Двигаясь к будке, он нащупывал в кармане деньги. Нашлось 75 песет никелевыми монетками, сдача от поездки в такси, - достаточно для двух местных звонков. Он вежливо улыбнулся озабоченной медсестре и вошел в будку. Сняв трубку, набрал номер справочной службы и через тридцать секунд получил номер главного офиса больницы. В какой бы стране вы ни находились, во всех учреждениях действует одно и то же правило: никто долго не выдерживает звонка телефонного аппарата. Не важно, сколько посетителей стоят в очереди, - секретарь всегда бросит все дела и поспешит поднять трубку. Беккер отбил шестизначный номер. Еще пара секунд, и его соединили с больничным офисом.

Во рту у него был фонарик в виде авторучки, в руке - паяльник, а на животе лежала большая схема компьютера. Он только что установил новый комплект аттенюаторов на неисправную материнскую плату, когда внезапно ожил его мобильный. - Проклятие! - выругался он, потянувшись к телефону сквозь сплетение проводов.  - Джабба слушает. - Джабба, это Мидж. Он просиял. - Второй раз за один вечер. Что подумают люди. - В шифровалке проблемы.

 - Плеснуть чуточку водки. - No, gracias. - Gratis? - по-прежнему увещевал бармен.  - За счет заведения. Превозмогая шум в голове, Беккер представил себе грязные улицы Трианы, удушающую жару, безнадежные поиски в долгой нескончаемой ночи. Какого черта. Он кивнул. - Si, echame un poco de vodka.

Бринкерхофф кивнул и положил трубку. - Стратмор отрицает, что ТРАНСТЕКСТ бьется над каким-то файлом восемнадцать часов. - Он был крайне со мной любезен, - просияв, сказал Бринкерхофф, довольный тем, что ему удалось остаться в живых после телефонного разговора.  - Он заверил меня, что ТРАНСТЕКСТ в полной исправности. Сказал, что он взламывает коды каждые шесть минут и делал это даже пока мы с ним говорили. Поблагодарил меня за то, что я решил позвонить. - Он лжет, - фыркнула Мидж.  - Я два года проверяю отчеты шифровалки.

 Он мертв? - спросил директор. - Да, сэр. Фонтейн понимал, что сейчас не время для объяснении. Он бросил взгляд на истончающиеся защитные щиты. - Агент Смит, - произнес он медленно и четко, - мне нужен предмет. Лицо у Смита было растерянным. - Сэр, мы до сих пор не имеем понятия, что это за предмет. Нам нужны указания. ГЛАВА 114 - Обыщите их еще раз! - потребовал директор. В отчаянии он наблюдал за тем, как расплывчатые фигуры агентов обыскивают бездыханные тела в поисках листка бумаги с беспорядочным набором букв и цифр.

ГЛАВА 68 - Ну видишь, это совсем не трудно, - презрительно сказала Мидж, когда Бринкерхофф с видом побитой собаки протянул ей ключ от кабинета Фонтейна. - Я все сотру перед уходом, - пообещала.  - Если только вы с женой не захотите сохранить этот фильм для своей частной коллекции. - Делай свою распечатку и выметайся! - зарычал. - Si, senor, - засмеявшись, ответила Мидж с подчеркнутым пуэрто-риканским акцентом и, подмигнув Бринкерхоффу, направилась к двойной двери директорского кабинета. Личный кабинет Лиланда Фонтейна ничем не походил на остальные помещения дирекции. В нем не было ни картин, ни мягкой мебели, ни фикусов в горшках, ни антикварных часов. Здесь все было подчинено одному требованию - эффективности.

137 Share

Zaino capo

Губительная простота. Он делает то, на что запрограммирован, а потом исчезает. Фонтейн сурово смотрел на Джаббу: - И на что же запрограммирован этот червяк. - Понятия не имею, - сказал Джабба.  - Пока он ползет и присасывается к нашей секретной информации. После этого он способен на. Он может стереть все файлы, или же ему придет в голову напечатать улыбающиеся рожицы на документах Белого дома. Голос Фонтейна по-прежнему звучал спокойно, деловито: - Можете ли вы его остановить. Джабба тяжко вздохнул и повернулся к экрану. - Не знаю.

 - Он даже не служит у. Стратмор был поражен до глубины души. Никто никогда не позволял себе говорить с заместителем директора АНБ в таком тоне. - Сьюзан, - проговорил он, стараясь сдержать раздражение, - в этом как раз все. Мне было нужно… Но тигрица уже изготовилась к прыжку. - В вашем распоряжении двадцать тысяч сотрудников. С какой стати вы решили послать туда моего будущего мужа. - Мне был нужен человек, никак не связанный с государственной службой. Если бы я действовал по обычным каналам и кто-то узнал… - И Дэвид Беккер единственный, кто не связан с государственной службой.

 Что. - Забавно, - сказала.  - Последний файл из намеченных на вчера был загружен в одиннадцать сорок. - И. - Итак, ТРАНСТЕКСТ вскрывает один шифр в среднем за шесть минут. Последний файл обычно попадает в машину около полуночи. И не похоже, что… - Что? - Бринкерхофф даже подпрыгнул. Мидж смотрела на цифры, не веря своим глазам.

Она никак не могла свыкнуться с этой мыслью. - Цифровая крепость, - сказал Стратмор.  - Так назвал ее Танкадо. Это новейшее оружие, направленное против разведслужб. Если эта программа попадет на рынок, любой третьеклассник, имеющий модем, получит возможность отправлять зашифрованные сообщения, которые АНБ не сможет прочесть. Это означает конец нашей разведки. Но мысли Сьюзан были далеко от политических последствий создания Цифровой крепости. Она пыталась осознать истинный смысл случившегося. Всю свою жизнь она посвятила взламыванию шифров, отвергая саму возможность разработки абсолютно стойкого шифра. Любой шифр можно взломать - так гласит принцип Бергофского.

Ни у кого не вызывало сомнений, что Стратмор любит свою страну. Он был известен среди сотрудников, он пользовался репутацией патриота и идеалиста… честного человека в мире, сотканном из лжи. За годы, прошедшие после появления в АНБ Сьюзан, Стратмор поднялся с поста начальника Отдела развития криптографии до второй по важности позиции во всем агентстве. Теперь только один человек в АНБ был по должности выше коммандера Стратмора - директор Лиланд Фонтейн, мифический правитель Дворца головоломок, которого никто никогда не видел, лишь изредка слышал, но перед которым все дрожали от страха. Он редко встречался со Стратмором с глазу на глаз, но когда такое случалось, это можно было сравнить с битвой титанов. Фонтейн был гигантом из гигантов, но Стратмора это как будто не касалось. Он отстаивал перед директором свои идеи со спокойствием невозмутимого боксера-профессионала. Даже президент Соединенных Штатов не решался бросать вызов Фонтейну, что не раз позволял себе Стратмор. Для этого нужен был политический иммунитет - или, как в случае Стратмора, политическая индифферентность.

 - Послать его в Испанию значит оказать услугу. - Да. Я заплачу ему десять тысяч долларов за один день работы. Он заберет личные вещи Танкадо и вернется домой. Разве это не услуга. Сьюзан промолчала. Она поняла: все дело в деньгах. Она перенеслась мыслями в тот вечер, когда президент Джорджтаунского университета предложил Дэвиду повышение - должность декана факультета лингвистики. Президент объяснил, что преподавательских часов будет меньше, бумажной работы больше, - но гораздо выше будет и жалованье.

281 Share

Zaino capo

 А-ах, - сладко потянулась.  - Тем более приходи. Мы успеем выспаться перед поездкой на север. Дэвид грустно вздохнул: - Потому-то я и звоню. Речь идет о нашей поездке. Нам придется ее отложить. - Что-о? - Сьюзан окончательно проснулась. - Прости.

 Вирус? - снисходительно хмыкнул Стратмор, - Фил, я высоко ценю твою бдительность, очень высоко. Но мы с мисс Флетчер проводим диагностику особого рода. Это файл высочайшей сложности. Я должен был тебя предупредить, но не знал, что сегодня твое дежурство. Сотрудник лаборатории систем безопасности не стал выдавать дежурного. - Я поменялся сменой с новым сотрудником. Согласился подежурить в этот уик-энд. Глаза Стратмора сузились.

Отключить ТРАНСТЕКСТТеперь это нетрудная задача, поскольку она находится возле командного терминала. Она вызвала нужное командное окно и напечатала: ВЫКЛЮЧИТЬ КОМПЬЮТЕР Палец привычно потянулся к клавише Ввод. - Сьюзан! - рявкнул голос у нее за спиной. Она в страхе повернулась, думая, что это Хейл. Однако в дверях появился Стратмор. Бледная, жуткая в тусклом свете мониторов фигура застыла, грудь шефа тяжело вздымалась. - Ком… мандер! - вскрикнула она от неожиданности.  - Хейл в Третьем узле. Он напал на .

 Да нет, - замялся.  - Я просто… - Сьюзан Флетчер.  - Женщина улыбнулась и протянула ему тонкую изящную руку. - Дэвид Беккер.  - Он пожал ее руку. - Примите мои поздравления, мистер Беккер. Мне сказали, что вы сегодня отличились. Вы позволите поговорить с вами об. Беккер заколебался.

Страна. Однако в списке было еще одно сообщение, которого он пока не видел и которое никогда не смог бы объяснить. Дрожащей рукой он дал команду вывести на экран последнее сообщение. ОБЪЕКТ: ДЭВИД БЕККЕР - ЛИКВИДИРОВАН Коммандер опустил голову. Его мечте не суждено сбыться. ГЛАВА 104 Сьюзан вышла из комнаты. ОБЪЕКТ: ДЭВИД БЕККЕР - ЛИКВИДИРОВАН Как во сне она направилась к главному выходу из шифровалки. Голос Грега Хейла эхом отдавался в ее сознании: Сьюзан, Стратмор меня убьет, коммандер влюблен в .

Направляясь к центру Третьего узла, Сьюзан пыталась привести свои мысли в порядок. Странно, что она чувствует нервозность в такой знакомой ей обстановке. В темноте все в Третьем узле казалось чужим. Но было что-то. Сьюзан на мгновение заколебалась и оглянулась на заблокированную дверь. Всего двадцать минут, подумала. Повернувшись к терминалу Хейла, Сьюзан вдруг уловила странный мускусный запах - очень необычный для Третьего узла. Она подумала, что дело, быть может, в неисправном ионизаторе воздуха. Запах показался ей смутно знакомым, и эта мысль пронзила ее холодом. Сьюзан представила себе Хейла в западне, в окутанной паром ловушке.

308 Share

Zaino capo

Она была блистательна и прекрасна, равной ей он не мог себе даже представить. Его жена долго терпела, но, увидев Сьюзан, потеряла последнюю надежду. Бев Стратмор никогда его ни в чем не обвиняла. Она превозмогала боль сколько могла, но ее силы иссякли. Она сказала ему, что их брак исчерпал себя, что она не собирается до конца дней жить в тени другой женщины. Вой сирен вывел его из задумчивости. Его аналитический ум искал выход из создавшегося положения. Сознание нехотя подтверждало то, о чем говорили чувства. Оставался только один выход, одно решение.

 Вы хотите приделать к Цифровой крепости черный ход. Его слова встретило гробовое молчание. Хейл понял, что попал в яблочко. Но невозмутимость Стратмора, очевидно, подверглась тяжкому испытанию. - Кто тебе это сказал? - спросил он, и в его голосе впервые послышались металлические нотки. - Прочитал, - сказал Хейл самодовольно, стараясь извлечь как можно больше выгоды из этой ситуации.  - В одном из ваших мозговых штурмов. - Это невозможно.

Сьюзан двигалась как во сне. Подойдя к компьютеру Джаббы, она подняла глаза и увидела своего любимого человека. Его голос гремел: - Три. Разница между 238 и 235 - три. Все подняли головы. - Три! - крикнула Сьюзан, перекрывая оглушающую какофонию сирен и чьих-то голосов. Она показала на экран. Все глаза были устремлены на нее, на руку Танкадо, протянутую к людям, на три пальца, отчаянно двигающихся под севильским солнцем. Джабба замер.

Он рассчитал все. Рука консьержа только что покинула ячейку под номером 301. Беккер поблагодарил его и быстро зашагал, ища глазами лифт. Туда и обратно, - повторил он мысленно. ГЛАВА 31 Сьюзан вернулась в Третий узел. После разговора со Стратмором она начала беспокоиться о безопасности Дэвида, а ее воображение рисовало страшные картины. - Ну, - послышался голос Хейла, склонившегося над своим компьютером, - и чего же хотел Стратмор. Провести романтический вечер в обществе своего главного криптографа.

Мидж как ни чем не бывало стояла в приемной возле двойной двери директорского кабинета и протягивала к нему руку ладонью вверх. - Ключ, Чед. Бринкерхофф покраснел до корней волос и повернулся к мониторам. Ему хотелось чем-то прикрыть эти картинки под потолком, но. Он был повсюду, постанывающий от удовольствия и жадно слизывающий мед с маленьких грудей Кармен Хуэрты. ГЛАВА 66 Беккер пересек зал аэропорта и подошел к туалету, с грустью обнаружив, что дверь с надписью CABALLEROS перегорожена оранжевым мусорным баком и тележкой уборщицы, уставленной моющими средствами и щетками. Он перевел взгляд на соседнюю дверь, с табличкой DAMAS, подошел и громко постучал. - Hola? - крикнул он, приоткрыв дверь.  - Con permiso. Не дождавшись ответа, он вошел.

Беккер чувствовал жжение в боку, но кровотечение прекратилось. Он старался двигаться быстрее, знал, что где-то позади идет человек с пистолетом. Беккер смешался с толпой прихожан и шел с низко опущенной головой. Собор был уже совсем рядом, он это чувствовал. Толпа стала еще плотнее, а улица шире. Они двигались уже не по узкому боковому притоку, а по главному руслу. Когда улица сделала поворот, Беккер вдруг увидел прямо перед собой собор и вздымающуюся ввысь Гиральду. Звон колоколов оглушал, эхо многократно отражалось от высоких стен, окружающих площадь. Людские потоки из разных улиц сливались в одну черную реку, устремленную к распахнутым дверям Севильского собора.

149 Share

Zaino capo

Сотрудник лаборатории систем безопасности схватил ее за руку. - Мисс Флетчер. У нас вирус. Я уверен. Вы должны… Сьюзан вырвала руку и посмотрела на него с возмущением. - Мне кажется, коммандер приказал вам уйти. - Но монитор. Она показывает восемнадцать… - Коммандер Стратмор велел вам уйти. - Плевал я на Стратмора! - закричал Чатрукьян, и его слова громким эхом разнеслись по шифровалке. - Мистер Чатрукьян? - послышался сверху звучный возглас.

Должен быть какой-то другой выход. - Решайте! - крикнул Хейл и потащил Сьюзан к лестнице. Стратмор его не слушал. Если спасение Сьюзан равнозначно крушению его планов, то так тому и быть: потерять ее значило потерять все, а такую цену он отказывался платить. Хейл заломил руку Сьюзан за спину, и голова ее наклонилась. - Даю вам последний шанс, приятель. Где ваш пистолет. Мысли Стратмора судорожно метались в поисках решения. Всегда есть какой-то выход. Наконец он заговорил - спокойно, тихо и даже печально: - Нет, Грег, извини.

Молодой лейтенант пустил туда Беккера по распоряжению севильской гвардии - похоже, у этого приезжего американца имелись влиятельные друзья. Беккер осмотрел одежду. Среди вещей были паспорт, бумажник и очки, засунутые кем-то в один из ботинков. Еще здесь был вещевой мешок, который полиция взяла в отеле, где остановился этот человек. Беккер получил четкие инструкции: ни к чему не прикасаться, ничего не читать. Просто все привезти. Абсолютно. Ничего не упустив. Беккер еще раз обвел глазами кучу вещей и нахмурился.

Я не хотела брать, но мой спутник в конце концов его. А потом этот парень умер. - А вы пробовали сделать ему искусственное дыхание? - предположил Беккер. - Нет. Мы к нему не прикасались. Мой друг испугался. Он хоть и крупный, но слабак.  - Она кокетливо улыбнулась Беккеру.  - Не волнуйтесь, он ни слова не понимает по-испански. Беккер нахмурился.

 Мы с ним какое-то время переписывались, - как бы невзначай сказал Хейл.  - С Танкадо. Ты знала об. Сьюзан посмотрела на него, стараясь не показать свое изумление. - Неужели. - Да. После того как я вскрыл алгоритм Попрыгунчика, он написал мне, что мы с ним братья по борьбе за неприкосновенность частной переписки. Сьюзан не могла поверить своим ушам. Хейл лично знаком с Танкадо. И снова постаралась держаться с подчеркнутым безразличием.

Волосатая грудь начиналась сразу под тройным подбородком и выпячивалась ничуть не меньше, чем живот необъятного размера, на котором едва сходился пояс купального халата с фирменным знаком отеля. Беккер старался придать своему лицу как можно более угрожающее выражение. - Ваше имя. Красное лицо немца исказилось от страха. - Was willst du. Чего вы хотите. - Я из отдела испанской полиции по надзору за иностранными туристами. В вашем номере проститутка. Немец нервно посмотрел на дверь в ванную.

988 Share

Zaino capo

Тоже неподвижная, она стояла у дверей шифровалки. Стратмор посмотрел на ее залитое слезами лицо, и ему показалось, что вся она засветилась в сиянии дневного света. Ангел, подумал. Ему захотелось увидеть ее глаза, он надеялся найти в них избавление. Но в них была только смерть. Смерть ее веры в. Любовь и честь были забыты. Мечта, которой он жил все эти годы, умерла.

Сьюзан просмотрела все команды. То, что она увидела, привело ее в ужас. С интервалом в три минуты была зарегистрирована вторая серия команд запирания-отпирания. Согласно регистру, кто-то открывал ее компьютер, пока ее не было в комнате. Но это невозможно. У нее перехватило дыхание. Единственным кандидатом в подозреваемые был Грег Хейл, но Сьюзан могла поклясться, что никогда не давала ему свой персональный код. Следуя классической криптографической процедуре, она выбрала пароль произвольно и не стала его записывать. То, что Хейл мог его угадать, было исключено: число комбинаций составляло тридцать шесть в пятой степени, или свыше шестидесяти миллионов. Однако в том, что команда на отпирание действительно вводилась, не было никаких сомнений.

Он пригрозил, что в случае нечестной игры его партнер обнародует пароль, и тогда все эти фирмы сойдутся в схватке за то, что перестало быть секретом. - Умно, - сказала Сьюзан. Стратмор продолжал: - Несколько раз Танкадо публично называл имя своего партнера. North Dakota. Северная Дакота. - Северная Дакота. Разумеется, это кличка. - Да, но я на всякий случай заглянул в Интернет, запустив поиск по этим словам. Я не надеялся что-либо найти, но наткнулся на учетную запись абонента.

Сьюзан растерялась. - Вы говорили с Дэвидом сегодня утром. - Разумеется.  - Стратмора, похоже, удивило ее недоумение.  - Мне пришлось его проинструктировать. - Проинструктировать. Относительно. - Относительно его поездки. Я отправил Дэвида в Испанию.

Ей слышался голос Дэвида: Беги, Сьюзан, беги. Стратмор приближался к ней, его лицо казалось далеким воспоминанием. Холодные серые глаза смотрели безжизненно. Живший в ее сознании герой умер, превратился в убийцу. Его руки внезапно снова потянулись к ней в отчаянном порыве. Он целовал ее щеки. - Прости меня, - умолял. Сьюзан пыталась отстраниться, но он не отпускал .

Она была абсолютно уверена, что не вводила такой команды - во всяком случае, намеренно. Подумала, что, может быть, спутала последовательность нажатия клавиш. Немыслимо, - подумала. Согласно информации, появившейся в окне, команда была подана менее двадцати минут. Сьюзан помнила, что за последние двадцать минут вводила только свой персональный код, когда выходила переговорить со Стратмором. Невозможно представить, что машина могла спутать пароль с командой отключения Следопыта. Понимая, что теряет время, Сьюзан вызвала на экран регистр замка и проверила, верно ли был введен персональный код. Все было сделано как положено. Тогда откуда же пришла команда на ручное отключение.

471 Share

Zaino capo

Ни с чем подобным мы еще не сталкивались.  - Он замолчал, словно подбирая нужные слова.  - Этот шифр взломать невозможно. Сьюзан посмотрела на него и едва не рассмеялась. Невозможно. Что это должно означать. Такого понятия, как шифр, не поддающийся взлому, не существует: на некоторые из них требуется больше времени, но любой шифр можно вскрыть. Есть математическая гарантия, что рано или поздно ТРАНСТЕКСТ отыщет нужный пароль. - Простите.

Проваливай и умри. Он не верил своим глазам. Немец не хотел его оскорбить, он пытался помочь. Беккер посмотрел на ее лицо. В свете дневных ламп он увидел красноватые и синеватые следы в ее светлых волосах. - Т-ты… - заикаясь, он перевел взгляд на ее непроколотые уши, - ты, случайно, серег не носила. В ее глазах мелькнуло подозрение. Она достала из кармана какой-то маленький предмет и протянула. Беккер увидел в ее руке сережку в виде черепа.

 Разумеется.  - Стратмора, похоже, удивило ее недоумение.  - Мне пришлось его проинструктировать. - Проинструктировать. Относительно. - Относительно его поездки. Я отправил Дэвида в Испанию. ГЛАВА 11 Испания. Я отправил Дэвида в Испанию. Слова коммандера словно обожгли Сьюзан.

 Хочешь со мной переспать? - Теперь на Беккера смотрела юная девица, похожая на персонаж фильма ужасов Рассвет мертвецов. Темнота коридора перетекла в просторное цементное помещение, пропитанное запахом пота и алкоголя, и Беккеру открылась абсолютно сюрреалистическая картина: в глубокой пещере двигались, слившись в сплошную массу, сотни человеческих тел. Они наклонялись и распрямлялись, прижав руки к бокам, а их головы при этом раскачивались, как безжизненные шары, едва прикрепленные к негнущимся спинам. Какие-то безумцы ныряли со сцены в это людское море, и его волны швыряли их вперед и назад, как волейбольные мячи на пляже. Откуда-то сверху падали пульсирующие стробоскопические вспышки света, придававшие всему этому сходство со старым немым кино. У дальней стены дрожали включенные на полную мощность динамики, и даже самые неистовые танцоры не могли подойти к ним ближе чем на десять метров. Беккер заткнул уши и оглядел толпу. Куда бы ни падал его взгляд, всюду мелькали красно-бело-синие прически.

Слишком рано. Беккер беззвучно выругался. Уже два часа утра. - Pi'dame uno. Вызовите мне машину. Мужчина достал мобильник, сказал несколько слов и выключил телефон. - Veinte minutos, - сказал. -Двадцать минут? - переспросил Беккер.  - Yel autobus.

 - Сьюзан нахмурилась.  - Итак, вы полагаете, что Северная Дакота - реальное лицо. - Боюсь, что. И мы должны его найти. Найти тихо. Если он почует, что мы идем по его следу, все будет кончено. Теперь Сьюзан точно знала, зачем ее вызвал Стратмор. - Я, кажется, догадалась, - сказала .

732 Share

Zaino capo

Фонтейн тотчас повернулся к стене-экрану. Пятнадцать секунд спустя экран ожил. Сначала изображение на экране было смутным, точно смазанным сильным снегопадом, но постепенно оно становилось все четче и четче. Это была цифровая мультимедийная трансляция - всего пять кадров в секунду. На экране появились двое мужчин: один бледный, коротко стриженный, другой - светловолосый, с типично американской внешностью. Они сидели перед камерой наподобие телеведущих, ожидающих момента выхода в эфир. - Это что еще за чертовщина? - возмутился Джабба. - Сидите тихо, - приказал Фонтейн. Люди на экране вроде бы сидели в каком-то автобусе, а вокруг них повсюду тянулись провода. Включился звук, и послышался фоновой шум.

 А что. - Он говорит, что вручит победителю ключ. - Ключ. - В этом и заключается его замысел. Алгоритм есть уже у. Танкадо предлагает ключ, с помощью которого его можно расшифровать. - Понятно.  - Она застонала. Все четко, ясно и .

Что помогло бы мне? - сказал Беккер. Росио покачала головой: - Это. Но вам ее не найти. Севилья - город большой и очень обманчивый. - Я постараюсь.  - Вопрос национальной безопасности… - Если вам не повезет, - сказала Росио, бросив взгляд на пухлый конверт, выпирающий в кармане Беккера, - пожалуйста, заходите. Мой дружок скоро заснет как убитый. Постучите тихонько. Я найду свободную комнату и покажу вам Испанию с такой стороны, что вам будет что вспомнить, - И она сладко причмокнула губами. Беккер изобразил улыбку.

Старик не мог даже пошевелиться. Он почувствовал неимоверный жар, бегущий вверх по руке. Нестерпимая боль пронзила плечо, сдавила грудь и, подобно миллиону осколков, вонзилась в мозг. Клушар увидел яркую вспышку света… и черную бездну. Человек ослабил нажим, еще раз взглянул на прикрепленную к спинке кровати табличку с именем больного и беззвучно выскользнул из палаты. Оказавшись на улице, человек в очках в тонкой металлической оправе достал крошечный прибор, закрепленный на брючном ремне, - квадратную коробочку размером с кредитную карту. Это был опытный образец нового компьютера Монокль, разработанного ВМС США для проверки напряжения аккумуляторов в труднодоступных отделениях подводных лодок - миниатюрный аппарат, совмещенный с сотовым модемом, последнее достижение микротехнологии. Его визуальный монитор - дисплей на жидких кристаллах - был вмонтирован в левую линзу очков. Монокль явился провозвестником новой эры персональных компьютеров: благодаря ему пользователь имел возможность просматривать поступающую информацию и одновременно контактировать с окружающим миром. Кардинальное отличие Монокля заключалось не в его миниатюрном дисплее, а в системе ввода информации.

Ndakota… Kadotan… Oktadan… Tandoka… Сьюзан почувствовала, как ноги у нее подкосились. Стратмор прав. Это просто как день. Как они этого сразу не заметили. Северная Дакота - вовсе не отсылка к названию американского штата, это соль, которой он посыпал их раны. Он даже предупредил АНБ, подбросив ключ, что NDAKOTA - он. Это имя так просто превращается в Танкадо. И лучшие в мире специалисты-криптографы этого не поняли, прошли мимо, на что он и рассчитывал.

Сьюзан с опаской посмотрела на связанного шифровальщика. Стратмор сидел на диване, небрежно положив берет-ту на колени. Вернувшись к терминалу Хейла, Сьюзан приступила к линейному поиску. Четвертая попытка тоже не дала результата. - Пока не везет.  - Она вздохнула.  - Быть может, придется ждать, пока Дэвид не найдет копию Танкадо. Стратмор посмотрел на нее неодобрительно. - Если Дэвид не добьется успеха, а ключ Танкадо попадет в чьи-то руки… Коммандеру не нужно было договаривать.

754 Share

Zaino capo

 - Помни это…. Ему казалось, что с него сорваны все внешние покровы. Не было ни страха, ни ощущения своей значимости - исчезло. Он остался нагим - лишь плоть и кости перед лицом Господа. Я человек, - подумал. И с ироничной усмешкой вспомнил: - Без воска. Беккер стоял с закрытыми глазами, а человек в очках в металлической оправе приближался к. Где-то неподалеку зазвонил колокол.

Беккер еще сильнее вцепился во внутреннюю часть проема и оттолкнулся ногами. Тело налилось свинцовой тяжестью, словно кто-то изо всех сил тянул его. Беккер, стараясь преодолеть эту тяжесть, приподнялся на локтях. Теперь он был на виду, его голова торчала из оконного проема как на гильотине. Беккер подтянул ноги, стараясь протиснуться в проем. Когда его торс уже свисал над лестницей, шаги послышались совсем. Он схватился руками за боковые стороны проема и, одним движением вбросив свое тело внутрь, тяжело рухнул на лестницу. Халохот услышал, как где-то ниже тело Беккера упало на каменные ступеньки, и бросился вниз, сжимая в руке пистолет. В поле его зрения попало окно. Здесь.

Это абсолютно исключено. - Спасибо. Джабба выдавил из себя смешок и попытался обратить все в шутку. - Если только Стратмор не придумал что-то особенное и не обошел мои фильтры. Повисла тягостная тишина. Когда Мидж заговорила, ее голос был мрачным: - Стратмор мог обойти фильтры. Джабба снова вздохнул. - Это была шутка, Мидж.

Крошечные частички пыли, пленницы мощной системы деионизации купола, простодушно устремлялись вверх широкой спиралью. Наклонные стены помещения, образуя вверху широкую арку, на уровне глаз были практически вертикальными. Затем они приобретали как бы полупрозрачность, завершаясь у пола непроницаемой чернотой - посверкивающей черной глазурью кафеля, отливавшей жутковатым сиянием, создававшим какое-то тревожное ощущение прозрачности пола. Черный лед. В центре помещения из пола торчала, подобно носу исполинской торпеды, верхняя часть машины, ради которой было возведено все здание. Ее черный лоснящийся верх поднимался на двадцать три фута, а сама она уходила далеко вниз, под пол. Своей гладкой окружной формой она напоминала дельфина-косатку, застывшего от холода в схваченном морозом море. Это был ТРАНСТЕКСТ, компьютер, равного которому не было в мире, - шифровальная машина, засекреченная агентством. Подобно айсбергу машина скрывала девяносто процентов своей массы и мощи под поверхностью.

 Ты же знаешь, что я бы осталась, - сказала она, задержавшись в дверях, - но у меня все же есть кое-какая гордость. Я просто не желаю играть вторую скрипку - тем более по отношению к подростку. - Моя жена вовсе не подросток, - возмутился Бринкерхофф.  - Она просто так себя ведет. Мидж посмотрела на него с удивлением. - Я вовсе не имела в виду твою жену.  - Она невинно захлопала ресницами.  - Я имела в виду Кармен.  - Это имя она произнесла с нарочитым пуэрто-риканским акцентом. - Кого? - спросил он чуть осипшим голосом.

На нем располагался щедрый набор фирменных открыток отеля, почтовая бумага, конверты и ручки. Беккер вложил в конверт чистый листок бумаги, надписал его всего одним словом: Росио - и вернулся к консьержу. - Извините, что я снова вас беспокою, - сказал он застенчиво.  - Я вел себя довольно глупо. Я хотел лично сказать Росио, какое удовольствие получил от общения с ней несколько дней. Но я уезжаю сегодня вечером. Пожалуй, я все же оставлю ей записку.  - И он положил конверт на стойку.

799 Share

Zaino capo

У Беккера застрял комок в горле. Росио была куда смелее своего клиента. - Не может быть? - повторил он, сохраняя ледяной тон.  - Может, пройдем, чтобы я смог вам это доказать. - Не стану вас затруднять, - ухмыльнулась она, - благодарю за предложение. Но все же кто. Беккер держался своей легенды: - Я из севильской полиции. Росио угрожающе приблизилась. - Я знаю всех полицейских в этом городе.

 Совершенно. Будет очень глупо, если вы этого не сделаете. На этот раз Стратмор позволил себе расхохотаться во весь голос. - Твой сценарий мне понятен. ТРАНСТЕКСТ перегрелся, поэтому откройте двери и отпустите. - Именно так, черт возьми. Я был там, внизу. Резервное питание подает слишком мало фреона. - Спасибо за подсказку, - сказал Стратмор.

 Постараюсь быть краткой, - улыбнулась Сьюзан Флетчер.  - Пожалуйста. Через десять минут Беккер уже сидел в буфете АНБ, жуя сдобную булку и запивая ее клюквенным соком, в обществе очаровательной руководительницы Отделения криптографии АНБ. Ему сразу же стало ясно, что высокое положение в тридцать восемь лет в АНБ нельзя получить за красивые глаза: Сьюзан Флетчер оказалась одной из умнейших женщин, каких ему только доводилось встречать. Обсуждая шифры и ключи к ним, он поймал себя на мысли, что изо всех сил пытается соответствовать ее уровню, - для него это ощущение было новым и оттого волнующим. Час спустя, когда Беккер уже окончательно опоздал на свой матч, а Сьюзан откровенно проигнорировала трехстраничное послание на интеркоме, оба вдруг расхохотались. И вот эти два интеллектуала, казалось бы, неспособные на вспышки иррациональной влюбленности, обсуждая проблемы лингвистической морфологии и числовые генераторы, внезапно почувствовали себя подростками, и все вокруг окрасилось в радужные тона. Сьюзан ни слова не сказала об истинной причине своей беседы с Дэвидом Беккером - о том, что она собиралась предложить ему место в Отделе азиатской криптографии.

Вся моя жизнь - это работа здесь, в Агентстве национальной безопасности. Сьюзан слушала молча. - Как ты могла догадаться, - продолжал он, - вскоре я собираюсь выйти в отставку. Но я хотел уйти с высоко поднятой головой. Я хотел уйти с сознанием, что добился своей цели. - Но вы добились своей цели, - словно со стороны услышала Сьюзан собственный голос, - Вы создали ТРАНСТЕКСТ. Казалось, Стратмор ее не слышал. - В последние несколько лет наша работа здесь, в агентстве, становилась все более трудной. Мы столкнулись с врагами, которые, как мне казалось, никогда не посмеют бросить нам вызов. Я говорю о наших собственных гражданах.

Сьюзан закрыла глаза и начала молиться за Дэвида. Ее молитва была проста: она просила Бога защитить любимого человека. Не будучи религиозной, она не рассчитывала услышать ответ на свою молитву, но вдруг почувствовала внезапную вибрацию на груди и испуганно подскочила, однако тут же поняла: вибрация вовсе не была рукой Божьей - она исходила из кармана стратморовского пиджака. На своем Скайпейджере он установил режим вибрации без звонка, значит, кто-то прислал коммандеру сообщение. Шестью этажами ниже Стратмор стоял возле рубильника. В служебных помещениях ТРАНСТЕКСТА было черно как глубокой ночью. Минуту он наслаждался полной темнотой. Сверху хлестала вода, прямо как во время полночного шторма. Стратмор откинул голову назад, словно давая каплям возможность смыть с него вину.

 В чем же тогда проблема. В отчет вкралась какая-то ошибка? - Мидж промолчала. Джабба почувствовал, что она медлит с ответом, и снова нахмурился.  - Ты так не считаешь. - Отчет безукоризненный. - Выходит, по-твоему, Стратмор лжет. - Не в этом дело, - дипломатично ответила Мидж, понимая, что ступает на зыбкую почву.  - Еще не было случая, чтобы в моих данных появлялись ошибки. Поэтому я хочу узнать мнение специалиста.

Zaino in struzzo

About Motaur

Могу я поинтересоваться, кто со мной говорит. - А-а… Зигмунд Шмидт, - с трудом нашелся Беккер. - Кто вам дал наш номер.

Related Posts

457 Comments

Post A Comment