Zaino da viaggio 30l

529 Share

Zaino da viaggio 30l

Усмехнувшись, Беккер еще раз посмотрелся в зеркало и поправил узел галстука. Он уже собрался идти, как что-то в зеркале бросилось ему в. Он повернулся: из полуоткрытой двери в кабинку торчала сумка Меган. - Меган? - позвал. Ответа не последовало.  - Меган. Беккер подошел и громко постучал в дверцу. Тишина. Он тихонько толкнул дверь, и та отворилась.

 Трюк, старый как мир. Никуда я не звонил. ГЛАВА 83 Беккеровская веспа, без сомнения, была самым миниатюрным транспортным средством, когда-либо передвигавшимся по шоссе, ведущему в севильский аэропорт. Наибольшая скорость, которую она развивала, достигала 50 миль в час, причем делала это со страшным воем, напоминая скорее циркулярную пилу, а не мотоцикл, и, увы, ей не хватало слишком много лошадиных сил, чтобы взмыть в воздух. В боковое зеркало заднего вида он увидел, как такси выехало на темное шоссе в сотне метров позади него и сразу же стало сокращать дистанцию. Беккер смотрел прямо перед. Вдалеке, метрах в пятистах, на фоне ночного неба возникли силуэты самолетных ангаров. Он подумал, успеет ли такси догнать его на таком расстоянии, и вспомнил, что Сьюзан решала такие задачки в две секунды. Внезапно он почувствовал страх, которого никогда не испытывал .

Она попыталась собраться с мыслями, но они упрямо возвращали ее к. Дэвид Беккер. Единственный мужчина, которого она любила. Самый молодой профессор Джорджтаунского университета, блестящий ученый-лингвист, он пользовался всеобщим признанием в академическом мире. Наделенный феноменальной памятью и способностями к языкам, он знал шесть азиатских языков, а также прекрасно владел испанским, французским и итальянским. На его лекциях по этимологии яблоку негде было упасть, и он всегда надолго задерживался в аудитории, отвечая на нескончаемые вопросы. Он говорил авторитетно и увлеченно, не обращая внимания на восторженные взгляды студенток. Беккер был смуглым моложавым мужчиной тридцати пяти лет, крепкого сложения, с проницательным взглядом зеленых глаз и потрясающим чувством юмором. Волевой подбородок и правильные черты его лица казались Сьюзан высеченными из мрамора.

Беккер посмотрел на ее лицо. В свете дневных ламп он увидел красноватые и синеватые следы в ее светлых волосах. - Т-ты… - заикаясь, он перевел взгляд на ее непроколотые уши, - ты, случайно, серег не носила. В ее глазах мелькнуло подозрение. Она достала из кармана какой-то маленький предмет и протянула. Беккер увидел в ее руке сережку в виде черепа. - Так это клипса. - Да, - сказала девушка.  - Я до чертиков боюсь прокалывать уши.

Это был один из старых потрепанных севильских автобусов, и первая передача включилась не. Расстояние между Беккером и ним сокращалось. Нужно было во что бы то ни стало догнать его, пока не включилась следующая передача. Сдвоенная труба глушителя выбросила очередное густое облако, перед тем как водитель включил вторую передачу. Беккер увеличил скорость. Поравнявшись с задним бампером, он взял немного правее. Ему была видна задняя дверца: как это принято в Севилье, она оставалась открытой - экономичный способ кондиционирования. Все внимание Беккера сосредоточилось на открытой двери, и он забыл о жгучей боли в ногах.

Мысли ее мешались: она тосковала по Дэвиду и страстно желала, чтобы Грег Хейл отправился домой. Но Хейл сидел на месте и помалкивал, поглощенный своим занятием. Ей было безразлично, чем именно он занят, лишь бы не заинтересовался включенным ТРАНСТЕКСТОМ. Пока этого, по-видимому, не случилось: цифра 16 в окне отсчета часов заставила бы его завопить от изумления. Сьюзан допивала уже третью чашку чая, когда это наконец произошло: компьютер пискнул. Пульс ее участился. На мониторе появилось символическое изображение конверта - это значило, что пришло сообщение по электронной почте. Сьюзан бросила быстрый взгляд на Хейла, но тот был всецело поглощен своим компьютером. Затаив дыхание, Сьюзан дважды щелкнула по конверту.

659 Share

Zaino da viaggio 30l

Хейл всей тяжестью своего тела придавил ее ноги, холодно следя за каждым ее движением. В сознании Сьюзан промелькнуло все то, что она читала о приемах самозащиты. Она попыталась бороться, но тело ее не слушалось. Она точно окаменела. И закрыла. О Боже, пожалуйста. Не. ГЛАВА 65 Бринкерхофф мерил шагами кабинет Мидж Милкен. - Никому не позволено действовать в обход фильтров.

Беккер перешел чуть ли не на шепот: - Я здесь, чтобы узнать, не нужно ли вам чего-нибудь.  - Скажем, принести пару таблеток валиума. Наконец канадец опомнился. - Из консульства? - Его тон заметно смягчился. Беккер кивнул. - Так, значит, вы не по поводу моей колонки. - Нет, сэр. Казалось, старик испытал сильнейшее разочарование. Он медленно откинулся на гору подушек. Лицо его было несчастным.

Она точно окаменела. И закрыла. О Боже, пожалуйста. Не. ГЛАВА 65 Бринкерхофф мерил шагами кабинет Мидж Милкен. - Никому не позволено действовать в обход фильтров. - Ошибаешься, - возразила.  - Я только что говорила с Джаббой. Он сказал, что в прошлом году сам установил переключатель. Личный помощник директора отказывался верить ее словам.

Она долго лежала без сна, ожидая его звонка. Но телефон молчал. В подавленном настроении Сьюзан приняла ванну. Она окунулась в мыльную пену и попыталась забыть о Стоун-Мэнор и Смоки-Маунтинс. Куда его понесло? - думала.  - Почему он не звонит. Вода из горячей постепенно превратилась в теплую и, наконец, холодную. Она уже собиралась вылезать, как вдруг ожил радиотелефон. Сьюзан быстро встала и, расплескивая воду, потянулась к трубке, лежавшей на краю раковины. - Дэвид.

Как ей удалось стать столь привлекательной. Покраснев, Сьюзан сказала, что созрела довольно поздно. Чуть ли не до двадцати лет она была худой и нескладной и носила скобки на зубах, так что тетя Клара однажды сказала, что Господь Бог наградил ее умом в утешение за невзрачные внешние данные. Господь явно поторопился с утешением, подумал Беккер. Сьюзан также сообщила, что интерес к криптографии появился у нее еще в школе, в старших классах. Президент компьютерного клуба, верзила из восьмого класса Фрэнк Гут-манн, написал ей любовные стихи и зашифровал их, подставив вместо букв цифры. Сьюзан упрашивала его сказать, о чем в них говорилось, но он, кокетничая, отказывался. Тогда она взяла послание домой и всю ночь просидела под одеялом с карманным фонариком, пытаясь раскрыть секрет. Наконец она поняла, что каждая цифра обозначала букву с соответствующим порядковым номером. Она старательно расшифровывала текст, завороженная тем, как на первый взгляд произвольный набор цифр превращался в красивые стихи.

Чем скорее будет найден ключ и все закончится, тем лучше для. Сьюзан потеряла счет времени, потраченного на ожидание Следопыта. Два часа. Три. Она перевела взгляд на пустую шифровалку. Скорее бы просигналил ее терминал. Но тот молчал. Конец лета. Солнце уже зашло. Над головой автоматически зажглись лампы дневного света.

873 Share

Zaino da viaggio 30l

Мидж смотрела на цифры, не веря своим глазам. - Этот файл, тот, что загрузили вчера вечером… - Ну. - Шифр еще не вскрыт. Время ввода - двадцать три тридцать семь и восемь секунд, однако время завершения дешифровки не указано.  - Мидж полистала страницы.  - Ни вчера, ни. Бринкерхофф пожал плечами: - Быть может, ребята заняты сложной диагностикой. Мидж покачала головой: - Настолько сложной, что она длится уже восемнадцать часов? - Она выдержала паузу.  - Маловероятно.

Беккер нахмурился. Слова Стратмора эхом звучали в его ушах. Мне нужно все, что было у Танкадо при. Все. Не упустите. Даже клочка бумаги. - Где теперь это кольцо? - спросил Беккер. Лейтенант глубоко затянулся. - Долгая история. Чутье подсказывало Беккеру, что это открытие не сулит ему ничего хорошего.

 - Я два года проверяю отчеты шифровалки. У них всегда все было в полном порядке. - Все когда-то бывает в первый раз, - бесстрастно ответил Бринкерхофф. Она встретила эти слова с явным неодобрением. - Я все проверяю дважды. - Ну… ты знаешь, как они говорят о компьютерах. Когда их машины выдают полную чушь, они все равно на них молятся. Мидж повернулась к нему на своем стуле.

Беккер почти вслепую приближался к двери. - Подожди! - крикнул.  - Подожди. Меган с силой толкнула стенку секции, но та не поддавалась. С ужасом девушка увидела, что сумка застряла в двери. Она наклонилась и что было сил потянула ее, стараясь высвободить застрявшую часть. Затуманенные глаза Беккера не отрываясь смотрели на торчащий из двери кусок ткани. Он рванулся, вытянув вперед руки, к этой заветной щели, из которой торчал красный хвост сумки, и упал вперед, но его вытянутая рука не достала до. Ему не хватило лишь нескольких сантиметров. Пальцы Беккера схватили воздух, а дверь повернулась.

 Я этого не переживу. В этот момент Сьюзан поймала себя на том, что готова взвалить на Хейла вину за все свои неприятности. За Цифровую крепость, волнения из-за Дэвида, зато, что не поехала в Смоуки-Маунтинс, - хотя он был ко всему этому не причастен. Единственная его вина заключалась в том, что она испытывала к нему неприязнь. Сьюзан важно было ощущать свое старшинство. В ее обязанности в качестве главного криптографа входило поддерживать в шифровалке мирную атмосферу - воспитывать. Особенно таких, как Хейл, - зеленых и наивных. Сьюзан посмотрела на него и подумала о том, как жаль, что этот человек, талантливый и очень ценный для АНБ, не понимает важности дела, которым занимается агентство.

Сьюзан постаралась сохранить спокойствие. - Сегодня суббота, Грег. Могу задать тебе точно такой же вопрос. Однако она отлично знала, чем занимался Хейл. Он был законченным компьютерным маньяком. Вопреки правилам он часто проникал в шифровалку в уик-энд, чтобы на мощнейших компьютерах погонять программу, над которой работал. - Вот хочу попробовать сделать кое-какую перенастройку да проверить электронную почту, - сказал Хейл. Он смотрел на нее с нескрываемым любопытством.  - Что ты сказала. Чем ты занята.

455 Share

Zaino da viaggio 30l

Что-то шевельнулось в углу. Сьюзан подняла. На плюшевом диване, закутавшись в махровый халат, грелся на солнце Дэвид и внимательно за ней наблюдал. Она протянула руку, поманив его к. - Без воска? - тихо спросила она, обнимая. - Без воска.  - Он улыбнулся в ответ. Она поцеловала. - Скажи, что это .

Все глобальное электронное сообщество было обведено вокруг пальца… или так только. ГЛАВА 5 Куда все подевались? - думала Сьюзан, идя по пустому помещению шифровалки.  - Ничего себе чрезвычайная ситуация. Хотя большинство отделов АНБ работали в полном составе семь дней в неделю, по субботам в шифровалке было тихо. По своей природе математики-криптографы - неисправимые трудоголики, поэтому существовало неписаное правило, что по субботам они отдыхают, если только не случается нечто непредвиденное. Взломщики шифров были самым ценным достоянием АНБ, и никто не хотел, чтобы они сгорали на работе. Сьюзан посмотрела на корпус ТРАНСТЕКСТА, видневшийся справа. Шум генераторов, расположенных восемью этажами ниже, звучал сегодня в ее ушах необычайно зловеще. Сьюзан не любила бывать в шифровалке в неурочные часы, поскольку в таких случаях неизменно чувствовала себя запертой в клетке с гигантским зверем из научно-фантастического романа. Она ускорила шаги, чтобы побыстрее оказаться в кабинете шефа.

Беккер остановился перед зеркалом и тяжело вздохнул. Обычно лучистые и ясные, сейчас его глаза казались усталыми, тусклыми. Сколько я уже тут кручусь. Однако считать ему не хотелось. По профессиональной привычке поправив съехавший набок узел галстука, он повернулся к писсуару. Он подумал, дома ли Сьюзан. Куда она могла уйти. Неужели уехала без меня в Стоун-Мэнор.

Внезапно Мидж судорожно указала на экран. - Смотрите. На экран выплыла надпись: КЛЮЧ К ШИФРУ-УБИЙЦЕ ПОДТВЕРЖДЕН - Укрепить защитные стены! - приказал Джабба. Но Соши, опередив его, уже отдала команду. - Утечка прекратилась! - крикнул техник. - Вторжение прекращено. Наверху, на экране ВР, возникла первая из пяти защитных стен. Черные атакующие линии начали исчезать.

 Табу Иуда, - произнес тот как ни в чем не бывало. Беккер посмотрел на него с недоумением. Панк сплюнул в проход, явно раздраженный невежеством собеседника. - Табу Иуда. Самый великий панк со времен Злого Сида. Ровно год назад он разбил здесь себе голову. Сегодня годовщина. Беккер кивнул, плохо соображая, какая тут связь. - Такая прическа была у Табу в день гибели.

Я сам. Никакой крови. Никакой пули. Беккер снисходительно покачал головой: - Иногда все выглядит не так, как есть на самом деле. Лицо немца стало белым как полотно. Беккер был доволен. Ложь подействовала: бедняга даже вспотел. - Че-че-го же вы хотите? - выдавил он заикаясь.  - Я ничего не знаю. Беккер зашагал по комнате.

312 Share

Zaino da viaggio 30l

Он хорошо запомнил это обрюзгшее лицо. Человек, к которому он направил Росио. Странно, подумал он, что сегодня вечером уже второй человек интересуется этим немцем. - Мистер Густафсон? - не удержался от смешка Ролдан.  - Ну. Я хорошо его знаю. Если вы принесете мне его паспорт, я позабочусь, чтобы он его получил. - Видите ли, я в центре города, без машины, - ответил голос.

Но колокольный звон растекался по улочке, призывая людей выйти из своих домов. Появилась вторая пара, с детьми, и шумно приветствовала соседей. Они болтали, смеялись и троекратно целовали друг друга в щеки. Затем подошла еще одна группа, и жертва окончательно исчезла из поля зрения Халохота. Кипя от злости, тот нырнул в стремительно уплотняющуюся толпу. Он должен настичь Дэвида Беккера. Халохот отчаянно пытался протиснуться к концу улочки, но внезапно почувствовал, что тонет в этом море человеческих тел. Со всех сторон его окружали мужчины в пиджаках и галстуках и женщины в черных платьях и кружевных накидках на опущенных головах. Они, не замечая Халохота, шли своей дорогой, напоминая черный шуршащий ручеек.

Это наша главная цель. Простое число. Джабба посмотрел на таблицу, что стояла на мониторе, и всплеснул руками. - Здесь около сотни пунктов. Мы не можем вычесть их все одно из другого. - Многие пункты даны не в числовой форме, - подбодрила людей Сьюзан.  - Их мы можем проигнорировать. Уран природный элемент, плутоний - искусственный.

Мы решили уйти. Я не видела смысла впутывать моего спутника, да и самой впутываться в дела, связанные с полицией. Беккер рассеянно кивнул, стараясь осмыслить этот жестокий поворот судьбы. Она отдала это чертово кольцо. - Я пыталась помочь умирающему, - объясняла Росио.  - Но сам он, похоже, этого не. Он… это кольцо… он совал его нам в лицо, тыкал своими изуродованными пальцами. Он все протягивал к нам руку - чтобы мы взяли кольцо.

 Я не хочу никоим образом нарушать покой директора и говорить с ним о кризисе, в то время как он не в состоянии предпринять хоть что-нибудь. Сьюзан понимала, что коммандер прав. Даже в такие моменты ему удавалось сохранять ясность рассудка. - А вы не думали о том, чтобы позвонить президенту. Стратмор кивнул: - Думал. Но решил этого не делать. Сьюзан так и подумала. Старшие должностные лица АНБ имели право разбираться со своими кризисными ситуациями, не уведомляя об этом исполнительную власть страны. АНБ было единственной разведывательной организацией США, освобожденной от обязанности отчитываться перед федеральным правительством. Стратмор нередко пользовался этой привилегией: он предпочитал творить свое волшебство в уединении.

Все подняли головы. - Три! - крикнула Сьюзан, перекрывая оглушающую какофонию сирен и чьих-то голосов. Она показала на экран. Все глаза были устремлены на нее, на руку Танкадо, протянутую к людям, на три пальца, отчаянно двигающихся под севильским солнцем. Джабба замер. - О Боже! - Он внезапно понял, что искалеченный гений все это время давал им ответ. - Три - это простое число! - сказала Соши.  - Три - это простое число.

776 Share

Zaino da viaggio 30l

 Очень хорошо. Сообщите, когда узнаете. Телефонистка поклонилась и вышла. Нуматака почувствовал, как расслабляются его мышцы. Код страны - 1. Действительно хорошая новость. ГЛАВА 54 - Пусти. А потом раздался нечеловеческий крик.

Насмерть перепуганный священник упал, чаша взлетела вверх, и красное вино разлилось по белому мрамору пола. Монахи и служки у алтаря бросились врассыпную, а Беккер тем временем перемахнул через ограждение. Глушитель кашлянул, Беккер плашмя упал на пол. Пуля ударилась о мрамор совсем рядом, и в следующее мгновение он уже летел вниз по гранитным ступеням к узкому проходу, выходя из которого священнослужители поднимались на алтарь как бы по милости Божьей. У подножия ступенек Беккер споткнулся и, потеряв равновесие, неуправляемо заскользил по отполированному камню. Острая боль пронзила вес его тело, когда он приземлился на бок, но мгновение спустя он уже был на ногах и, скрываемый занавешенным входом, сбежал вниз по деревянным ступенькам. Превозмогая боль, он бежал через гардеробную. У алтаря кто-то кричал, за спиной у него слышались тяжелые шаги. Беккер толкнул двойную дверь и оказался в некотором подобии кабинета.

Съехав на эту же улицу, оно начало набирать скорость, двигаясь прямо в лоб мотоциклу. Он должен был бы удариться в панику, но этого не произошло: он точно знал, куда держит путь. Свернув влево, на Менендес-пелайо, он прибавил газу. Мотоцикл пересек крохотный парк и выкатил на булыжную мостовую Матеус-Гаго - узенькую улицу с односторонним движением, ведущую к порталу Баррио - Санта-Крус. Еще чуть-чуть, подумал. Такси следовало за Беккером, с ревом сокращая скорость. Свернув, оно промчалось через ворота Санта-Крус, обломав в узком проезде боковое зеркало. Беккер знал, что он выиграл. Санта-Крус - самый старый район Севильи, где нет проездов между зданиями, лишь лабиринт узких ходов, восходящих еще к временам Древнего Рима. Протиснуться здесь могли в крайнем случае только пешеходы, проехал бы мопед.

Лейтенант глубоко затянулся. - Долгая история. Чутье подсказывало Беккеру, что это открытие не сулит ему ничего хорошего. - Все равно расскажите. ГЛАВА 15 Сьюзан Флетчер расположилась за компьютерным терминалом Третьего узла. Этот узел представлял собой звуконепроницаемую уединенную камеру, расположенную неподалеку от главного зала. Двухдюймовое искривленное стекло односторонней видимости открывало перед криптографами панораму зала, не позволяя увидеть камеру снаружи. В задней ее части располагались двенадцать терминалов, образуя совершенную окружность.

Коммандер медленно поднял голову. - Файл, который я скачал из Интернета… это был… Сьюзан постаралась сохранить спокойствие. Все элементы игры поменялись местами. Невскрываемого алгоритма никогда не существовало, как не существовало и Цифровой крепости. Файл, который Танкадо разместил в Интернете, представлял собой зашифрованный вирус, вероятно, встроенный в шифровальный алгоритм массового использования, достаточно сильный, чтобы он не смог причинить вреда никому - никому, кроме АНБ. ТРАНСТЕКСТ вскрыл защитную оболочку и выпустил вирус на волю. - Линейная мутация, - простонал коммандер.  - Танкадо утверждал, что это составная часть кода.  - И он безжизненно откинулся на спинку стула.

Директор резко обернулся. - Должно быть, это Стратмор. Наконец-то, черт возьми. Бринкерхофф поднял трубку: - Канцелярия директора. Фонтейн протянул руку. Бринкерхофф со смущенным видом повернулся к Мидж: - Это Джабба. Он хочет поговорить с. Директор метнул на нее настороженный взгляд, но Мидж уже бежала к аппарату. Она решила включить громкую связь.

796 Share

Zaino da viaggio 30l

У него закружилась голова. Увидев выгравированные знаки, Беккер страшно удивился. Он совсем забыл про кольцо на пальце, забыл, для чего приехал в Севилью. Он посмотрел на приближающуюся фигуру, затем перевел взгляд на кольцо. Из-за чего погибла Меган. Неужели ему предстояло погибнуть по той же причине. Человек неумолимо приближался по крутой дорожке. Вокруг Беккера не было ничего, кроме стен. По сторонам, правда, находились железные ворота, но звать на помощь уже поздно.

 Что еще за второй ключ. - Тот, что Танкадо держал при. Сьюзан была настолько ошеломлена, что отказывалась понимать слова коммандера. - О чем вы говорите. Стратмор вздохнул. - У Танкадо наверняка была при себе копия ключа в тот момент, когда его настигла смерть. И я меньше всего хотел, чтобы кто-нибудь в севильском морге завладел ею. - И вы послали туда Дэвида Беккера? - Сьюзан все еще не могла прийти в.  - Он даже не служит у. Стратмор был поражен до глубины души.

Сьюзан колебалась недолго, потом кивнула Соши. Соши быстро удалила пробелы, но никакой ясности это не внесло. PFEESESNRETMMFHAIRWEOOIGMEENNRMА ENETSHASDCNSIIAAIEERBRNKFBLELODI Джабба взорвался: - Довольно. Игра закончена. Червь ползет с удвоенной скоростью. У нас осталось всего восемь минут. Мы ищем число, а не произвольный набор букв. - Четыре умножить на шестнадцать, - спокойно сказал Дэвид.  - Вспомни арифметику, Сьюзан. Сьюзан посмотрела на Беккера, наблюдавшего за ней с экрана.

 Он говорит, что вручит победителю ключ. - Ключ. - В этом и заключается его замысел. Алгоритм есть уже у. Танкадо предлагает ключ, с помощью которого его можно расшифровать. - Понятно.  - Она застонала. Все четко, ясно и. Танкадо зашифровал Цифровую крепость, и только ему известен ключ, способный ее открыть. Но Сьюзан трудно было представить себе, что где-то - например, на клочке бумаги, лежащем в кармане Танкадо, - записан ключ из шестидесяти четырех знаков, который навсегда положит конец сбору разведывательной информации в Соединенных Штатах.

 - Его глаза сузились.  - Так к чему ты клонишь. - Я думаю, что Стратмор сегодня воспользовался этим переключателем… для работы над файлом, который отвергла программа Сквозь строй. - Ну и. Для того и предназначен этот переключатель, верно. Мидж покачала головой. - Только если файл не заражен вирусом. Бринкерхофф даже подпрыгнул. - Вирус.

Вскрикнув, она оторвала взгляд от неестественно выгнутой руки и посмотрела ему в лицо. То, что она увидела, казалось неправдоподобным. Половина лица Хейла была залита кровью, на ковре расплылось темное пятно. Сьюзан отпрянула. О Боже. Значит, она слышала звук выстрела Хейла, а не коммандера. Как в тумане она приблизилась к бездыханному телу. Очевидно, Хейл сумел высвободиться.

812 Share

Zaino da viaggio 30l

 - Нам нужно число. Сьюзан еще раз перечитала послание Танкадо. Главная разница между элементами… разница между… нужно найти число… - Подождите! - сказала.  - Слово разница многозначно. Нам нужно число - значит, речь идет о математике. Еще одна игра слов мистера Танкадо: разница означает результат вычитания. - Верно! - сказал Беккер с экрана.  - Может быть, у этих элементов разное число протонов или чего-то. Если вычесть… - Он прав, - сказал Джабба, повернувшись к Соши.  - На этих таблицах есть числа.

 En que puedo servile, senor. Чем могу служить, сеньор? - Он говорил нарочито шепеляво, а глаза его внимательно осматривали лицо и фигуру Беккера. Беккер ответил по-испански: - Мне нужно поговорить с Мануэлем. Загорелое лицо консьержа расплылось еще шире. - Si, si, senor. Мануэль - это. Чего желаете. - Сеньор Ролдан из агентства сопровождения Белена сказал мне, что вы… Взмахом руки консьерж заставил Беккера остановиться и нервно оглядел фойе. - Почему бы нам не пройти сюда? - Он подвел Беккера к конторке.

 - На этот раз это прозвучало как приказ. Сьюзан осталась стоять. - Коммандер, если вы все еще горите желанием узнать алгоритм Танкадо, то можете заняться этим без. Я хочу уйти. Стратмор глубоко вздохнул. Ясно, что без объяснений ему не обойтись. Она это заслужила, подумал он и принял решение: Сьюзан придется его выслушать. Он надеялся, что не совершает ошибку.

И направился в сторону люка. - Коммандер. Хейл очень опасен. Он… Но Стратмор растворился в темноте. Сьюзан поспешила за ним, пытаясь увидеть его силуэт. Коммандер обогнул ТРАНСТЕКСТ и, приблизившись к люку, заглянул в бурлящую, окутанную паром бездну. Молча обернулся, бросил взгляд на погруженную во тьму шифровалку и, нагнувшись приподнял тяжелую крышку люка. Она описала дугу и, когда он отпустил руку, с грохотом закрыла люк. Шифровалка снова превратилась в затихшую черную пещеру.

Агент Колиандер нажал несколько кнопок, и кадры стали сменяться быстрее. Люди на подиуме с нетерпением ждали, когда на экране появится их бывший сослуживец Энсей Танкадо. Ускоренное проигрывание видеозаписи придавало изображению некоторую комичность. Вот Танкадо вышел на открытое место и залюбовался открывшимся перед ним зрелищем. Он козырьком поднес руку к глазам и стал разглядывать шпили над внушительным фасадом. - Смотрите внимательно, - предупредил Смит.  - Халохот - профессионал. Это его первый выстрел в публичном месте. Смит был прав. Между деревьев в левой части кадра что-то сверкнуло, и в то же мгновение Танкадо схватился за грудь и потерял равновесие.

Этот прибор он купил в магазине электроники, оплатив покупку наличными, чтобы сохранить анонимность. Никто лучше его не знал, как тщательно следило агентство за своими сотрудниками, поэтому сообщения, приходящие на этот пейджер, как и отправляемые с него, Стратмор старательно оберегал от чужих глаз. Сьюзан опасливо огляделась. Если до этого Хейл не знал, что они идут, то теперь отлично это понял. Стратмор нажал несколько кнопок и, прочитав полученное сообщение, тихо застонал. Из Испании опять пришли плохие новости - не от Дэвида Беккера, а от других, которых он послал в Севилью. В трех тысячах миль от Вашингтона мини-автобус мобильного наблюдения мчался по пустым улицам Севильи. Он был позаимствован АНБ на военной базе Рота в обстановке чрезвычайной секретности. Двое сидевших в нем людей были напряжены до предела: они не в первый раз получали чрезвычайный приказ из Форт-Мида, но обычно эти приказы не приходили с самого верха. Агент, сидевший за рулем, повернув голову, бросил через плечо: - Есть какие-нибудь следы нашего человека.

324 Share

Zaino da viaggio 30l

Сьюзан просунула в щель ногу в туфле Феррагамо и усилила нажим. Дверь подалась. Стратмор сменил положение. Вцепившись в левую створку, он тянул ее на себя, Сьюзан толкала правую створку в противоположном направлении. Через некоторое время им с огромным трудом удалось расширить щель до одного фута. - Не отпускай, - сказал Стратмор, стараясь изо всех сил.  - Еще чуточку. Сьюзан удалось протиснуть в щель плечо.

Смерть ее веры в. Любовь и честь были забыты. Мечта, которой он жил все эти годы, умерла. Он никогда не получит Сьюзан Флетчер. Никогда. Внезапная пустота, разверзшаяся вокруг него, была невыносима. Сьюзан равнодушно смотрела на ТРАНСТЕКСТ. Она понимала, что огненный шар, заточенный в керамическую клетку, скоро вырвется наружу и поглотит .

Стратмор подавил желание встать с ней. Он многое знал об искусстве ведения переговоров: тот, кто обладает властью, должен спокойно сидеть и не вскакивать с места. Он надеялся, что она сядет. Но она этого не сделала. - Сьюзан, сядь. Она не обратила внимания на его просьбу. - Сядь.  - На этот раз это прозвучало как приказ. Сьюзан осталась стоять.

 Мне нужно немедленно ее увидеть. - Но, сеньор, она занята с клиентом. - Это очень важно, - извиняющимся тоном сказал Беккер. Вопрос национальной безопасности. Консьерж покачал головой: - Невозможно. Быть может, вы оставите… - Всего на одну минуту. Она в столовой. Консьерж снова покачал головой: - Ресторан закрылся полчаса. Полагаю, Росио и ее гость ушли на вечернюю прогулку. Если вы оставите для нее записку, она получит ее прямо с утра.

Вообще говоря, это была не комната, а рушащееся убежище: шторы горели, плексигласовые стены плавились. И тогда она вспомнила. Дэвид. Паника заставила Сьюзан действовать. У нее резко запершило в горле, и в поисках выхода она бросилась к двери. Переступив порог, она вовремя успела ухватиться за дверную раму и лишь благодаря этому удержалась на ногах: лестница исчезла, превратившись в искореженный раскаленный металл. Сьюзан в ужасе оглядела шифровалку, превратившуюся в море огня. Расплавленные остатки миллионов кремниевых чипов извергались из ТРАНСТЕКСТА подобно вулканической лаве, густой едкий дым поднимался кверху. Она узнала этот запах, запах плавящегося кремния, запах смертельного яда. Отступив в кабинет Стратмора, Сьюзан почувствовала, что начинает терять сознание.

Чатрукьян вдруг обрел прежнюю уверенность. - Цепная мутация, сэр. Я проделал анализ и получил именно такой результат - цепную мутацию. Теперь Сьюзан поняла, почему сотрудник систем безопасности так взволнован. Цепная мутация. Она знала, что цепная мутация представляет собой последовательность программирования, которая сложнейшим образом искажает данные. Это обычное явление для компьютерных вирусов, особенно таких, которые поражают крупные блоки информации. Из почты Танкадо Сьюзан знала также, что цепные мутации, обнаруженные Чатрукьяном, безвредны: они являются элементом Цифровой крепости.

348 Share

Zaino da viaggio 30l

Это полная каша. - Это где-то здесь, - твердо сказала Сьюзан.  - Надо думать. Есть различие, которое мы все время упускаем. Что-то очень простое. - Ой, дорогие мои… - сказала вдруг Соши. Она открыла на экране второе окно и просматривала остальную часть документов Лаборатории вне закона. - В чем дело? - спросил Фонтейн.

Вот. На ступенях прямо перед Халохотом сверкнул какой-то металлический предмет. Он вылетел из-за поворота на уровне лодыжек подобно рапире фехтовальщика. Халохот попробовал отклониться влево, но не успел и со всей силы ударился об него голенью. В попытке сохранить равновесие он резко выбросил руки в стороны, но они ухватились за пустоту. Внезапно он взвился в воздух и боком полетел вниз, прямо над Беккером, распростертым на животе с вытянутыми вперед руками, продолжавшими сжимать подсвечник, об который споткнулся Халохот. Халохот ударился сначала о внешнюю стену и только затем о ступени, после чего, кувыркаясь, полетел головой. Пистолет выпал из его рук и звонко ударился о камень. Халохот пролетел пять полных витков спирали и замер.

Ошеломленный потерей жены и появлением на свет неполноценного, по словам медсестер, ребенка, которому скорее всего не удастся пережить ночь, он исчез из больницы и больше не вернулся. Энсея Танкадо отдали в приемную семью. Каждую ночь юный Танкадо смотрел на свои скрюченные пальцы, вцепившиеся в куклу Дарума note 1и клялся, что отомстит - отомстит стране, которая лишила его матери, а отца заставила бросить его на произвол судьбы. Не знал он только одного - что в его планы вмешается судьба. В феврале того года, когда Энсею исполнилось двенадцать, его приемным родителям позвонили из токийской фирмы, производящей компьютеры, и предложили их сыну-калеке принять участие в испытаниях новой клавиатуры, которую фирма сконструировала для детей с физическими недостатками. Родители согласились. Хотя Энсей Танкадо никогда прежде не видел компьютера, он как будто инстинктивно знал, как с ним обращаться. Компьютер открыл перед ним мир, о существовании которого он даже не подозревал, и вскоре заполнил всю его жизнь. Повзрослев, он начал давать компьютерные уроки, зарабатывать деньги и в конце концов получил стипендию для учебы в Университете Досися.

Да, он сумел прочитать эти слова, и их смысл был предельно ясен. Прочитав их, Беккер прокрутил в памяти все события последних двенадцати часов. Комната в отеле Альфонсо XIII. Тучный немец, помахавший у него под носом рукой и сказавший на ломаном английском: Проваливай и умри. - С вами все в порядке? - спросила девушка, заметив, что он переменился в лице. Беккер не мог оторвать глаз от ее руки. У него кружилась голова. Слова, которые он прочитал, были теми же, что произнес немец: ПРОВАЛИВАЙ И УМРИ.

Выходит, мне придется встать. Он жестом предложил старику перешагнуть через него, но тот пришел в негодование и еле сдержался. Подавшись назад, он указал на целую очередь людей, выстроившихся в проходе. Беккер посмотрел в другую сторону и увидел, что женщина, сидевшая рядом, уже ушла и весь ряд вплоть до центрального прохода пуст. Не может быть, что служба уже закончилась. Это невозможно. Да мы только вошли. Но, увидев прислужника в конце ряда и два людских потока, движущихся по центральному проходу к алтарю, Беккер понял, что происходит.

Они беззвучно молились, перебирая пальцами четки. Когда толпа приблизилась к мощным каменным стенам почти вплотную, Беккер снова попытался вырваться, но течение стало еще более интенсивным. Трепет ожидания, волны, сносившие его то влево, то вправо, закрытые глаза, почти беззвучное движение губ в молитве. Он попытался вернуться назад, но совладать с мощным потоком было невозможно - все равно как плыть против сильного течения могучей реки. Беккер обернулся. Двери оказались прямо перед ним, словно приглашая его принять участие в празднестве, до которого ему не было никакого дела. Внезапно он понял, что входит в собор. ГЛАВА 90 В шифровалке завывали сирены. Стратмор не имел представления о том, сколько времени прошло после ухода Сьюзан. Он сидел один в полутьме, и гул ТРАНСТЕКСТА звучал в его ушах.

766 Share

Zaino da viaggio 30l

Как доказательство, что он отслеживал все связанное с Цифровой крепостью. Я собирался передать всю эту информацию в прессу. Сердце у Сьюзан бешено забилось. Правильно ли она поняла. Все сказанное было вполне в духе Грега Хейла. Но это невозможно. Если бы Хейлу был известен план Стратмора выпустить модифицированную версию Цифровой крепости, он дождался бы, когда ею начнет пользоваться весь мир, и только тогда взорвал бы свою бомбу, пока все доказательства были бы в его руках. Сьюзан представила себе газетный заголовок: КРИПТОГРАФ ГРЕГ ХЕЙЛ РАСКРЫВАЕТ СЕКРЕТНЫЙ ПЛАН ПРАВИТЕЛЬСТВА ВЗЯТЬ ПОД КОНТРОЛЬ ГЛОБАЛЬНУЮ ИНФОРМАЦИЮ.

 - Он стал калекой из-за этих бомб. И он знал про них. ГЛАВА 126 - Одна минута. Джабба посмотрел на ВР. Стремительно исчезал уровень авторизации файлов - последняя линия обороны. А у входа толпились бандиты. - Внимание! - скомандовал Фонтейн. Соши смотрела на монитор и читала вслух: - В бомбе, сброшенной на Нагасаки, использовался не плутоний, а искусственно произведенный, обогащенный нейтронами изотоп урана с атомным весом 238. - Черт возьми! - выругался Бринкерхофф.  - В обеих бомбах уран.

 - Итак, даже в самых экстремальных условиях самый длинный шифр продержался в ТРАНСТЕКСТЕ около трех часов. - Да. Более или менее так, - кивнула Сьюзан. Стратмор замолчал, словно боясь сказать что-то, о чем ему придется пожалеть. Наконец он поднял голову: - ТРАНСТЕКСТ наткнулся на нечто непостижимое.  - Он опять замолчал. Сьюзан ждала продолжения, но его не последовало. - Больше трех часов.

Возле фреоновых помп. Сьюзан повернулась и направилась к двери, но на полпути оглянулась. - Коммандер, - сказала.  - Это еще не конец. Мы еще не проиграли. Если Дэвид успеет найти кольцо, мы спасем банк данных. Стратмор ничего не. - Позвоните в банк данных! - приказала Сьюзан.  - Предупредите их о вирусе. Вы заместитель директора АНБ и обязаны победить.

Но он очень толстый. Жена отказывает ему… ну, вы понимаете.  - Беккер не мог поверить, что это говорит он. Если бы Сьюзан слышала меня сейчас, - подумал.  - Я тоже толстый и одинокий. Я тоже хотел бы с ней покувыркаться. Заплачу кучу денег. Хотя спектакль и показался достаточно убедительным, но Беккер зашел слишком. Проституция в Испании запрещена, а сеньор Ролдан был человеком осторожным. Он уже не один раз обжигался, когда полицейские чиновники выдавали себя за похотливых туристов.

Подумал, не рассказать ли ей. Но решил этого не делать.  - Позвони коммандеру. Он тебе все объяснит.  - Сердце его колотилось. Как все это глупо, подумал он, быстро выпалил: - Я люблю тебя! - и повесил трубку. Он стоял у края тротуара, пропуская машины. Наверное, она подумает бог знает что: он всегда звонил ей, если обещал.

607 Share

Zaino da viaggio 30l

Он был совсем один и умирал естественной смертью. - Странно, - удивленно заметил Смит.  - Обычно травматическая капсула не убивает так. Иногда даже, если жертва внушительной комплекции, она не убивает вовсе. - У него было больное сердце, - сказал Фонтейн. Смит поднял брови. - Выходит, выбор оружия был идеальным. Сьюзан смотрела, как Танкадо повалился на бок и, наконец, на спину. Он лежал, устремив глаза к небу и продолжая прижимать руку к груди.

Теперь пользователь мог посылать конфиденциальные сообщения: ведь если даже его послание перехватывалось, расшифровать его могли лишь те, кто знал ключ-пароль. АНБ сразу же осознало, что возникла кризисная ситуация. Коды, с которыми столкнулось агентство, больше не были шифрами, что разгадывают с помощью карандаша и листка бумаги в клетку, - теперь это были компьютеризированные функции запутывания, основанные на теории хаоса и использующие множественные символические алфавиты, чтобы преобразовать сообщение в абсолютно хаотичный набор знаков. Сначала используемые пароли были довольно короткими, что давало возможность компьютерам АНБ их угадывать. Если искомый пароль содержал десять знаков, то компьютер программировался так, чтобы перебирать все комбинации от 0000000000 до 9999999999, и рано или поздно находил нужное сочетание цифр. Этот метод проб и ошибок был известен как применение грубой силы. На это уходило много времени, но математически гарантировало успех. Когда мир осознал возможности шифровки с помощью грубой силы, пароли стали все длиннее и длиннее. Компьютерное время, необходимое для их угадывания, растягивалось на месяцы и в конце концов - на годы.

Поликарбонатная крыша еще была цела, но под ее прозрачной оболочкой бушевало пламя. Внутри клубились тучи черного дыма. Все трое как завороженные смотрели на это зрелище, не лишенное какой-то потусторонней величественности. Фонтейн словно окаменел. Когда же он пришел в себя, его голос был едва слышен, но исполнен решимости: - Мидж, вызовите аварийную команду. Немедленно. В другой стороне комнаты зазвонил телефон. Это был Джабба. ГЛАВА 107 Сьюзан понятия не имела, сколько прошло времени. Жжение в горле заставило ее собраться с мыслями.

 - Нам предстоит решить одну задачку. ГЛАВА 123 Техник с бледным лицом подбежал к подиуму. - Туннельный блок сейчас рухнет. Джабба повернул голову к экрану ВР. Атакующие линии рвались вперед, они находились уже на волосок от пятой, и последней, стены, Последние минуты существования банка данных истекали. Сьюзан отгородилась от царившего вокруг хаоса, снова и снова перечитывая послание Танкадо. PRIME DIFFERENCE BETWEEN ELEMENTS RESPONSIBLE FOR HIROSHIMA AND NAGASAKI ГЛАВНАЯ РАЗНИЦА МЕЖДУ ЭЛЕМЕНТАМИ, ОТВЕТСТВЕННЫМИ ЗА ХИРОСИМУ И НАГАСАКИ - Это даже не вопрос! - крикнул Бринкерхофф.  - Какой же может быть ответ.

Коммандера удивил ее вопрос. - Нет. Я же объяснил тебе, что он зашифрован. Сьюзан, в свою очередь, удивил ответ шефа. - Но ведь у нас есть ТРАНСТЕКСТ, почему бы его не расшифровать? - Но, увидев выражение лица Стратмора, она поняла, что правила игры изменились.  - О Боже, - проговорила Сьюзан, сообразив, в чем дело, - Цифровая крепость зашифровала самое. Стратмор невесело улыбнулся: - Наконец ты поняла. Формула Цифровой крепости зашифрована с помощью Цифровой крепости. Танкадо предложил бесценный математический метод, но зашифровал. Зашифровал, используя этот самый метод.

Беккер заглянул в телефонный справочник. Оставался последний номер. Конец веревочки. Он набрал номер. - Escortes Belen, - ответил мужчина. И снова Беккер изложил свою проблему: - Si, si, senor. Меня зовут сеньор Ролдан. Буду рад вам помочь.

Zaino impermeabile the north face

About Mugis

Если мистер Хейл не образумится, снайперы должны быть готовы стрелять на поражение. Всю ответственность я беру на. Быстрее. Хейл выслушал все это, не сдвинувшись с места и не веря своим ушам.

Related Posts

726 Comments

Post A Comment