Zaino dei punti metallici

208 Share

Zaino dei punti metallici

 Она хотела его продать. - Не волнуйся, приятель, ей это не удалось. У тебя скверный вкус на ювелирные побрякушки. - Ты уверен, что его никто не купил. - Да вы все спятили. Это за четыреста-то баксов. Я сказал ей, что даю пятьдесят, но она хотела. Ей надо было выкупить билет на самолет - если найдется свободное место перед вылетом.

Она пожала плечами: - Быть может, Стратмору не хотелось задерживаться здесь вчера вечером для подготовки отчета. Он же знал, что Фонтейн в отъезде, и решил уйти пораньше и отправиться на рыбалку. - Да будет тебе, Мидж.  - Бринкерхофф посмотрел на нее осуждающе.  - Дай парню передохнуть. Ни для кого не было секретом, что Мидж Милкен недолюбливала Тревора Стратмора. Стратмор придумал хитроумный ход, чтобы приспособить Попрыгунчика к нуждам агентства, но его схватили за руку. Несмотря ни на что, АН Б это стоило больших денег. Фонд электронных границ усилил свое влияние, доверие к Фонтейну в конгрессе резко упало, и, что еще хуже, агентство перестало быть анонимным.

Сьюзан до сих пор была ошеломлена ловкими действиями коммандера. Он разыграл звонок по телефону. И в результате одолел Хейла, освободил Сьюзан и выиграл время для переделки Цифровой крепости. Сьюзан с опаской посмотрела на связанного шифровальщика. Стратмор сидел на диване, небрежно положив берет-ту на колени. Вернувшись к терминалу Хейла, Сьюзан приступила к линейному поиску. Четвертая попытка тоже не дала результата. - Пока не везет.

И в этот момент Росио почувствовала под пальцами что-то теплое и липкое. Густая жидкость текла по его волосам, капала ей на лицо, попадала в рот. Она почувствовала соленый привкус и из последних сил попыталась выбраться из-под немца. В неизвестно откуда взявшейся полоске света она увидела его искаженное судорогой лицо. Из пулевого отверстия в виске хлестала кровь - прямо на. Росио попробовала закричать, но в легких не было воздуха. Он вот-вот задавит. Уже теряя сознание, она рванулась к свету, который пробивался из приоткрытой двери гостиничного номера, и успела увидеть руку, сжимающую пистолет с глушителем. Яркая вспышка - и все поглотила черная бездна.

Стратмор поднял брови. - Целых три часа. Так долго. Сьюзан нахмурилась, почувствовав себя слегка оскорбленной. Ее основная работа в последние три года заключалась в тонкой настройке самого секретного компьютера в мире: большая часть программ, обеспечивавших феноменальное быстродействие ТРАНСТЕКСТА, была ее творением. Шифр в миллион бит едва ли можно было назвать реалистичным сценарием. - Ладно, - процедил Стратмор.  - Итак, даже в самых экстремальных условиях самый длинный шифр продержался в ТРАНСТЕКСТЕ около трех часов.

 Спасибо, - сказал Беккер.  - Я сегодня улетаю. Офицер был шокирован. - Вы же только что прибыли. - Да, но человек, оплативший авиабилет, ждет. Я должен доставить эти вещи. На лице лейтенанта появилось оскорбленное выражение, какое бывает только у испанцев. - Вы хотите сказать, что даже не познакомитесь с Севильей. - Я был здесь несколько лет .

318 Share

Zaino dei punti metallici

Да я вообще слова ему не сказал о деньгах. Я попросил оказать мне личную услугу. И он согласился поехать. - Конечно, согласился. Вы же мой шеф. Вы заместитель директора АНБ. Он не мог отказаться. - Ты права, - проворчал Стратмор.  - Поэтому я его и попросил. Я не мог позволить себе роскошь… - Директор знает, что вы послали в Испанию частное лицо.

 Стресс - это убийца, Сью. Что тебя тревожит. Сьюзан заставила себя сесть. Она полагала, что Стратмор уже закончил телефонный разговор и сейчас придет и выслушает ее, но он все не появлялся. Пытаясь успокоиться, она посмотрела на экран своего компьютера. Запущенный во второй раз Следопыт все еще продолжал поиск, но теперь это уже не имело значения. Сьюзан знала, что он принесет ей в зубах: GHALEcrypto. nsa. dov Переведя взгляд на рабочий кабинет Стратмора, она поняла, что больше не может ждать, пусть даже помешает его разговору по телефону.

Это явно не было составной частью плана. - У них там прямо-таки дискотека! - пролопотал Бринкерхофф. Фонтейн смотрел в окно, пытаясь понять, что происходит. За несколько лет работы ТРАНСТЕКСТА ничего подобного не случалось. Перегрелся, подумал. Интересно, почему Стратмор его до сих пор не отключил. Ему понадобилось всего несколько мгновений, чтобы принять решение. Фонтейн схватил со стола заседаний трубку внутреннего телефона и набрал номер шифровалки.

Она нашла то, что искала, вернулась со справочником к своему терминалу, ввела несколько команд и подождала, пока компьютер проверит список команд, отданных за последние три часа. Сьюзан надеялась обнаружить внешнее воздействие - команду отключения, вызванную сбоем электропитания или дефектным чипом. Через несколько мгновений компьютер подал звуковой сигнал. Сердце ее заколотилось. Затаив дыхание, она вглядывалась в экран. КОД ОШИБКИ 22 Сьюзан вздохнула с облегчением. Это была хорошая весть: проверка показала код ошибки, и это означало, что Следопыт исправен. Вероятно, он отключился в результате какой-то внешней аномалии, которая не должна повториться. Код ошибки 22.

В голове у Сьюзан беспрестанно крутилась мысль о контактах Танкадо с Хейлом. Кто будет охранять охранников. - подумала. Quis custodiet ipsos custodes. Эти слова буквально преследовали. Она попыталась выбросить их из головы. Мысли ее вернулись к Дэвиду. Сьюзен надеялась, что с ним все в порядке.

Что ж, попробуйте! - Он начал нажимать кнопки мобильника.  - Ты меня недооценил, сынок. Никто позволивший себе угрожать жизни моего сотрудника не выйдет отсюда.  - Он поднес телефон к уху и рявкнул: - Коммутатор. Соедините меня со службой безопасности. Хейл начал выворачивать шею Сьюзан. - Я-я…я убью. Клянусь, убью. - Ты не сделаешь ничего подобного! - оборвал его Стратмор.

393 Share

Zaino dei punti metallici

Я должен добраться до ангара. Интересно, увидит ли пилот лирджета, что он подъезжает. Есть ли у него оружие. Откроет ли он вовремя дверцу кабины. Но, приблизившись к освещенному пространству открытого ангара, Беккер понял, что его вопросы лишены всякого смысла. Внутри не было никакого лирджета. Он несколько раз моргнул затуманенными глазами, надеясь, что это лишь галлюцинация. Увы, ангар был пуст. О Боже.

Все знали про Северную Дакоту. Танкадо рассказал о своем тайном партнере в печати. Это был разумный шаг - завести партнера: даже в Японии нравы делового сообщества не отличались особой чистотой. Энсей Танкадо не чувствовал себя в безопасности. Лишь один неверный шаг слишком уж настойчивой фирмы, и ключ будет опубликован, а в результате пострадают все фирмы программного обеспечения. Нуматака затянулся сигарой умами и, выпустив струю дыма, решил подыграть этому любителю шарад. - Итак, вы хотите продать ключ, имеющийся в вашем распоряжении. Интересно.

Хейл вскипел: - Послушайте меня, старина. Вы отпускаете меня и Сьюзан на вашем лифте, мы уезжаем, и через несколько часов я ее отпускаю. Стратмор понял, что ставки повышаются. Он впутал в это дело Сьюзан и должен ее вызволить. Голос его прозвучал, как всегда, твердо: - А как же мой план с Цифровой крепостью. Хейл засмеялся: - Можете пристраивать к ней черный ход - я слова не скажу.  - Потом в его голосе зазвучали зловещие нотки.  - Но как только я узнаю, что вы следите за мной, я немедленно расскажу всю эту историю журналистам.

 Мистер Беккер, я был не прав. Читайте медленно и очень внимательно. Беккер кивнул и поднес кольцо ближе к глазам. Затем начал читать надпись вслух: - Q… U… 1…S… пробел… С, Джабба и Сьюзан в один голос воскликнули: - Пробел? - Джабба перестал печатать.  - Там пробел. Беккер пожал плечами и вгляделся в надпись. - Да, их тут немало. - Я что-то не понимаю, - вмешался Фонтейн.  - Чего мы медлим.

Потом, тяжело вздохнув, скомандовал: - Хорошо. Запускайте видеозапись. ГЛАВА 117 - Трансляция видеофильма начнется через десять секунд, - возвестил трескучий голос агента Смита.  - Мы опустим каждый второй кадр вместе со звуковым сопровождением и постараемся держаться как можно ближе к реальному времени. На подиуме все замолчали, не отрывая глаз от экрана. Джабба нажал на клавиатуре несколько клавиш, и картинка на экране изменилась. В левом верхнем углу появилось послание Танкадо: ТЕПЕРЬ ВАС МОЖЕТ СПАСТИ ТОЛЬКО ПРАВДА Правая часть экрана отображала внутренний вид мини-автобуса и сгрудившихся вокруг камеры Беккера и двух агентов. В центре возник нечеткий из-за атмосферных помех кадр, который затем превратился в черно-белую картинку парка. - Трансляция началась, - объявил агент Смит. Это было похоже на старое кино.

Сьюзан понимала, что коммандер прав. Даже в такие моменты ему удавалось сохранять ясность рассудка. - А вы не думали о том, чтобы позвонить президенту. Стратмор кивнул: - Думал. Но решил этого не делать. Сьюзан так и подумала. Старшие должностные лица АНБ имели право разбираться со своими кризисными ситуациями, не уведомляя об этом исполнительную власть страны. АНБ было единственной разведывательной организацией США, освобожденной от обязанности отчитываться перед федеральным правительством.

374 Share

Zaino dei punti metallici

 - Только цифровой. Нам нужно число. Он нас надул. Это кольцо - обман. - Червь удвоил скорость! - крикнула Соши.  - Штрафная санкция. На центральном экране прямо под извещением об ошибке ВР представила зрителям ужасающую картину. По мере того как рушилась третья защитная стенка, полдюжины черных линий, эти хакеры-мародеры, устремлялись вперед, неуклонно продвигаясь к сердцевине.

В эпоху цифровой связи понятие неприкосновенности частной жизни ушло в прошлое. Записывается. Телефонные компании могут сообщить, кто вам звонил и как долго вы говорили. - Сделайте это, - приказал.  - И тут же доложите. ГЛАВА 34 Сьюзан сидела одна в помещении Третьего узла, ожидая возвращения Следопыта. Хейл решил выйти подышать воздухом, за что она была ему безмерно благодарна. Однако одиночество не принесло ей успокоения.

Обнаженное тело, бесцеремонно брошенное на алюминиевый стол. Глаза, которые еще не приобрели отсутствующего безжизненного взгляда, закатились вверх и уставились в потолок с застывшим в них выражением ужаса и печали. - Dоnde estan sus efectos? - спросил Беккер на беглом кастильском наречии.  - Где его вещи. - Alli, - ответил лейтенант с желтыми прокуренными зубами. Он показал на прилавок, где лежала одежда и другие личные вещи покойного. - Es todo. Это. - Si. Беккер попросил дать ему картонную коробку, и лейтенант отправился за .

 Лжец! - выкрикнула Сьюзан.  - Я видела твою электронную почту. Хейл замер, потом повернул Сьюзан лицом к. - Ты вскрыла мою электронную почту. - А ты отключил моего Следопыта. Хейл почувствовал, как кровь ударила ему в голову. Он был уверен, что спрятал все следы, и не имел ни малейшего понятия о том, что Сьюзан были известны его действия. Понятно, почему она не хотела верить ни одному его слову. Он почувствовал, как вокруг него выросла стена, и понял, что ему не удастся выпутаться из этой ситуации, по крайней мере своевременно. И он в отчаянии прошептал ей на ухо: - Сьюзан… Стратмор убил Чатрукьяна.

 - Ты тратишь на это субботу, вместо того чтобы развлекаться с профессором. - Его зовут Дэвид. - Какая разница?. - Тебе больше нечем заняться? - Сьюзан метнула на него недовольный взгляд. - Хочешь от меня избавиться? - надулся Хейл. - Если честно - да, - Не надо так, Сью, Ты меня оскорбляешь. Глаза Сьюзан сузились. Она терпеть не могла, когда он называл ее Сью.

Но он получит то, что ему причитается.  - Она встряхнула волосами и подмигнула. - Может быть, все-таки скажете что-нибудь. Что помогло бы мне? - сказал Беккер. Росио покачала головой: - Это. Но вам ее не найти. Севилья - город большой и очень обманчивый. - Я постараюсь.  - Вопрос национальной безопасности… - Если вам не повезет, - сказала Росио, бросив взгляд на пухлый конверт, выпирающий в кармане Беккера, - пожалуйста, заходите.

842 Share

Zaino dei punti metallici

Стратмор закрыл дверцу холодильника и без тени волнения взглянул на Чатрукьяна. - Ты имеешь в виду работающий монитор. Чатрукьян растерялся. - Так вы обратили внимание. - Конечно. Он работает уже шестнадцать часов, если не ошибаюсь. Чатрукьян не знал, что сказать. - Да, сэр. Шестнадцать часов.

Руку чуть не вырвало из плечевого сустава, когда двигатель набрал полную мощность, буквально вбросив его на ступеньки. Беккер грохнулся на пол возле двери. Мостовая стремительно убегала назад в нескольких дюймах внизу. Он окончательно протрезвел. Ноги и плечо ныли от боли. Беккер с трудом поднялся на ноги, выпрямился и заглянул в темное нутро салона. Среди неясных силуэтов впереди он увидел три торчащие косички. Красная, белая и синяя. Я нашел. В его голове смешались мысли о кольце, о самолете Лирджет-60, который ждал его в ангаре, и, разумеется, о Сьюзан.

Он замер, чувствуя мощный прилив адреналина. Неужели Стратмор каким-то образом проскользнул наверх. Разум говорил ему, что Стратмор должен быть не наверху, а внизу. Однако звук повторился, на этот раз громче. Явный звук шагов на верхней площадке. Хейл в ужасе тотчас понял свою ошибку. Стратмор находится на верхней площадке, у меня за спиной. Отчаянным движением он развернул Сьюзан так, чтобы она оказалась выше его, и начал спускаться. Достигнув нижней ступеньки, он вгляделся в лестничную площадку наверху и крикнул: - Назад, коммандер.

Ноги Беккера скрылись из виду за поворотом, и Халохот выстрелил, но тут же понял, что выстрел пришелся в пустоту. Пуля срикошетила от стены. Рванувшись вниз за своей жертвой, он продолжал держаться вплотную к внешней стене, что позволило бы ему стрелять под наибольшим углом. Но всякий раз, когда перед ним открывался очередной виток спирали, Беккер оставался вне поля зрения и создавалось впечатление, что тот постоянно находится впереди на сто восемьдесят градусов. Беккер держался центра башни, срезая углы и одним прыжком преодолевая сразу несколько ступенек, Халохот неуклонно двигался за. Еще несколько секунд - и все решит один-единственный выстрел. Даже если Беккер успеет спуститься вниз, ему все равно некуда бежать: Халохот выстрелит ему в спину, когда он будет пересекать Апельсиновый сад. Халохот переместился ближе к центру, чтобы двигаться быстрее, чувствуя, что уже настигает жертву: всякий раз, пробегая мимо очередного проема, он видел ее тень. Вниз.

ГЛАВА 88 Фара веспы отбрасывала контрастные тени на стены по обе стороны от узкой дорожки. Переключая передачи, Беккер мчался вперед между белокаменными стенами. Улочка имела множество поворотов и тупиков, и он быстро потерял направление. Он поднял вверх голову, надеясь увидеть Гиральду, но окружившие его со всех сторон стены были так высоки, что ему не удалось увидеть ничего, кроме тоненькой полоски начинающего светлеть неба. Беккер подумал, где может быть человек в очках в тонкой металлической оправе. Ясно, что тот не собирался сдаваться. Скорее всего идет по его следу пешком. Беккер с трудом вел мотоцикл по крутым изломам улочки.

 Проваливай и умри. Дэвид даже вздрогнул от неожиданности. - Простите. - Проваливай и умри, - повторил немец, приложив левую ладонь к жирному правому локтю, имитируя итальянский жест, символизирующий грязное ругательство. Но Беккер слишком устал, чтобы обращать внимание на оскорбления. Проваливай и умри. Он повернулся к Росио и заговорил с ней по-испански: - Похоже, я злоупотребил вашим гостеприимством. - Не обращайте на него внимания, - засмеялась.  - Он просто расстроен. Но он получит то, что ему причитается.

365 Share

Zaino dei punti metallici

 - Посмотрим, чем ты тут занимаешься. Окинув быстрым взглядом находящееся за стеклом помещение шифровалки, Сьюзан включила кнопку яркости. Вспыхнувший экран был совершенно пуст. Несколько этим озадаченная, она вызвала команду поиска и напечатала: НАЙТИ: СЛЕДОПЫТ Это был дальний прицел, но если в компьютере Хейла найдутся следы ее программы, то они будут обнаружены. Тогда станет понятно, почему он вручную отключил Следопыта. Через несколько секунд на экране показалась надпись: ОБЪЕКТ НЕ НАЙДЕН Не зная, что искать дальше, она ненадолго задумалась и решила зайти с другой стороны. НАЙТИ: ЗАМОК ЭКРАНА Монитор показал десяток невинных находок - и ни одного намека на копию ее персонального кода в компьютере Хейла. Сьюзан шумно вздохнула. Какими же программами он пользовался .

Куда она могла уйти. Неужели уехала без меня в Стоун-Мэнор. - Эй! - услышал он за спиной сердитый женский голос и чуть не подпрыгнул от неожиданности. - Я… я… прошу прощения, - заикаясь, сказал Беккер и застегнул молнию на брюках. Повернувшись, он увидел вошедшую в туалет девушку. Молоденькая, изысканной внешности, ну прямо сошла со страниц журнала Севентин. Довольно консервативные брюки в клетку, белая блузка без рукавов. В руке красная туристская сумка фирмы Л.

Хорошая новость. Звонок из Соединенных Штатов. Он улыбнулся. Значит, все правда. - Из какого именно места в Штатах? - спросил. - Они ищут, господин. - Очень хорошо. Сообщите, когда узнаете. Телефонистка поклонилась и вышла.

Сьюзан. Сьюзан… Она знала, что его уже нет в живых, но его голос по-прежнему преследовал. Она снова и снова слышала свое имя. Сьюзан… Сьюзан… И в этот момент она все поняла. Дрожащей рукой она дотянулась до панели и набрала шифр. S…U…Z…A…N И в то же мгновение дверца лифта открылась. ГЛАВА 108 Лифт Стратмора начал стремительно спускаться. В кабине Сьюзан жадно вдохнула свежий прохладный воздух и, почувствовав головокружение, прижалась к стенке лифта.

Проклятые американцы. Никакого представления о пунктуальности. Он позвонил бы Северной Дакоте сам, но у него не было номера его телефона. Нуматака терпеть не мог вести дела подобным образом, он ненавидел, когда хозяином положения был кто-то. С самого начала его преследовала мысль, что звонки Северной Дакоты - это западня, попытка японских конкурентов выставить его дураком. Теперь его снова одолевали те же подозрения. Нуматака решил, что ему необходима дополнительная информация. Выскочив из кабинета, он повернул налево по главному коридору здания Нуматек. Сотрудники почтительно кланялись, когда он проходил мимо. Нуматака хорошо понимал, что эти поклоны вовсе не свидетельствует об их любви к нему, они - всего лишь знак вежливости, которую японские служащие проявляют по отношению даже к самым ненавистным начальникам.

 Разумеется, не можете. Его же не существует. - Коммандер, я должна… - попробовала вставить слово Сьюзан. И снова Стратмор нетерпеливым взмахом руки заставил ее замолчать. Сьюзан в испуге взглянула на Хейла. Он стоял с безучастным видом, словно происходящее его никак не касалось. И это понятно, - подумала.  - Никакой вирус Хейла не волнует, он ведь отлично знает, что происходит с ТРАНСТЕКСТОМ.

957 Share

Zaino dei punti metallici

 Господи Иисусе! - шумно вздохнул Хейл.  - Похоже, Стратмор здорово промыл тебе мозги. Ты отлично знаешь, что ФБР не может прослушивать телефонные разговоры произвольно: для этого они должны получить ордер. Этот новый стандарт шифрования означал бы, что АНБ может прослушивать кого угодно, где угодно и когда угодно. - Ты прав - и так и должно быть! - сурово отрезала Сьюзан.  - Если бы ты не нашел черный ход в Попрыгунчике, мы могли бы взломать любой шифр, вместо того чтобы полагаться на ТРАНСТЕКСТ. - Если бы я не нашел черный ход, - сказал Хейл, - это сделал бы кто-то. Я спас вас, сделав это заранее. Можешь представить себе последствия, если бы это обнаружилось, когда Попрыгунчик был бы уже внедрен. - Так или иначе, - парировала Сьюзан, - теперь мы имеем параноиков из Фонда электронных границ, уверенных, что черный ход есть во всех наших алгоритмах.

 Разумеется, не единственный. Но сегодня в шесть часов утра события стали разворачиваться стремительно. Дэвид говорит по-испански, он умен, ему можно доверять, к тому же я подумал, что оказываю ему услугу. - Услугу? - бурно отреагировала Сьюзан.  - Послать его в Испанию значит оказать услугу. - Да. Я заплачу ему десять тысяч долларов за один день работы. Он заберет личные вещи Танкадо и вернется домой. Разве это не услуга.

Он признался во всем - в том, как понял, что Северная Дакота всего лишь призрак, в том, что нанял людей, чтобы те убили Энсея Танкадо и забрали у него кольцо, в том, что столкнул вниз Фила Чатрукьяна, потому что рассчитывал продать ключ от Цифровой крепости. Сьюзан дошла до последней строки. В ней говорилось о том, к чему она совершенно не была готова. Последние слова записки стали для нее сильнейшим ударом. И в первую очередь я сожалею о Дэвиде Беккере. Простите. Я был ослеплен своими амбициями. Стоя над Хейлом и стараясь унять дрожь, Сьюзан услышала приближающиеся шаги и медленно обернулась. В проломе стены возникла фигура Стратмора.

В глазах Клушара вспыхнуло возмущение. - У немца. Его взял немец. Дэвид почувствовал, как пол уходит у него из-под ног. - Немец. Какой немец. - Тот, что был в парке. Я рассказал о нем полицейскому. Я отказался взять кольцо, а эта фашистская свинья его схватила.

Он попытался сделать из апельсиновой кожуры джем, но чтобы можно было взять его в рот, в него пришлось добавить огромное количество сахара. Так появился апельсиновый мармелад. Халохот пробирался между деревьями с пистолетом в руке. Деревья были очень старыми, с высокими голыми стволами. Даже до нижних веток было не достать, а за неширокими стволами невозможно спрятаться. Халохот быстро убедился, что сад пуст, и поднял глаза вверх, на Гиральду. Вход на спиральную лестницу Гиральды преграждала веревка с висящей на ней маленькой деревянной табличкой. Веревка даже не была как следует натянута.

Пожилой человек отстранился. Танкадо посмотрел на женщину, поднеся исковерканные пальцы прямо к ее лицу, как бы умоляя понять. Кольцо снова блеснуло на солнце. Женщина отвернулась. Танкадо, задыхаясь и не в силах произнести ни звука, в последней отчаянной надежде посмотрел на тучного господина. Пожилой человек вдруг поднялся и куда-то побежал, видимо, вызвать скорую. Танкадо явно терял последние силы, но по-прежнему совал кольцо прямо в лицо тучному господину. Тот протянул руку, взял Танкадо за запястье, поддерживая остававшуюся на весу руку умирающего. Танкадо посмотрел вверх, на свои пальцы, на кольцо, а затем, умоляюще, - на тучного господина. Это была предсмертная мольба.

294 Share

Zaino dei punti metallici

АНБ поручили разыскать отправителя. Хотя агентство имело возможность потребовать от переадресующей компании открыть ему имя этого клиента, оно решило прибегнуть к более изощренному методу - следящему устройству. Фактически Сьюзан создала программу-маяк направленного действия, замаскированный под элемент электронной почты. Она отправляла его на фиктивный адрес этого клиента, и переадресующая компания, выполняя свои договорные обязательства, пересылала этот маяк на подлинный адрес. Попав по назначению, программа фиксировала свое местонахождение в Интернете и передавала его в АНБ, после чего бесследно уничтожала маяк. Начиная с того дня, анонимные переадресующие компании перестали быть для АНБ источником серьезных неприятностей. - Вы сможете его найти? - спросил Стратмор. - Конечно. Почему вы не позвонили мне раньше. - Честно говоря, - нахмурился Стратмор, - я вообще не собирался этого делать.

По мне, так поделом Стратмору. - Грег, - сказала Сьюзан, стараясь не показать своего возмущения, - этот черный ход позволял АНБ расшифровывать электронную почту, представляющую угрозу нашей безопасности. - Что ты говоришь? - Хейл невинно вздохнул.  - И в качестве милого побочного развлечения читать переписку простых граждан. - Мы не шпионим за простыми гражданами, и ты это отлично знаешь. ФБР имеет возможность прослушивать телефонные разговоры, но это вовсе не значит, что оно прослушивает. - Будь у них штат побольше, прослушивали. Сьюзан оставила это замечание без ответа. - У правительств должно быть право собирать информацию, в которой может содержаться угроза общественной безопасности.

Это приказ. Чатрукьян замер от неожиданности. - Но, сэр, мутация… - Немедленно! - крикнул Стратмор. Чатрукьян некоторое время смотрел на него, лишившись дара речи, а потом бегом направился прочь из шифровалки. Стратмор повернулся и с удивлением увидел Хейла. Сьюзан поняла, в чем дело: все это время Хейл вел себя тихо, подозрительно тихо, поскольку отлично знал, что нет такой диагностики, в которой использовалась бы цепная мутация, тем более такая, которая занимала ТРАНСТЕКСТ уже восемнадцать часов. Хейл не проронил ни слова. Казалось, вспыхнувшая на его глазах перепалка абсолютно его не касается.

А теперь выходи. Но Мидж эта ситуация явно доставляла удовольствие. Она подошла к окну, вертя бумагу перед глазами, чтобы найти лучший угол для падения лунного света. - Мидж… пошли. Это личный кабинет директора. - Это где-то здесь, - пробормотала она, вглядываясь в текст.  - Стратмор обошел фильтры. Я в этом уверена.

Сьюзан открыла рот, желая сказать, что она все понимает, но ее слова были заглушены внезапным пронзительным звуком. Тишина шифровалки взорвалась сигналом тревоги, доносившимся из служебного помещения ТРАНСТЕКСТА. Сьюзан и Стратмор в недоумении посмотрели друг на друга. - Что это? - вскрикнула Сьюзан между сигналами. - ТРАНСТЕКСТ перегрелся! - сказал Стратмор. В его голосе слышалось беспокойство.  - Быть может, Хейл был прав, говоря, что система резервного питания подает недостаточное количество фреона. - А как же автоматическое отключение. Стратмор задумался. - Должно быть, где-то замыкание.

Створки давили на плечо с неимоверной силой. Не успел Стратмор ее остановить, как она скользнула в образовавшийся проем. Он попытался что-то сказать, но Сьюзан была полна решимости. Ей хотелось поскорее оказаться в Третьем узле, и она достаточно хорошо изучила своего шефа, чтобы знать: Стратмор никуда не уйдет, пока она не разыщет ключ, спрятанный где-то в компьютере Хейла. Ей почти удалось проскользнуть внутрь, и теперь она изо всех сил пыталась удержать стремившиеся захлопнуться створки, но на мгновение выпустила их из рук. Створки стали стремительно сближаться. Стратмор попытался их удержать, но не сумел. За мгновение до того, как они сомкнулись, Сьюзан, потеряв равновесие, упала на пол за дверью. Коммандер, пытаясь приоткрыть дверь, прижал лицо вплотную к узенькой щелке. - Господи Боже мой, Сьюзан, с тобой все в порядке.

375 Share

Zaino dei punti metallici

Желаю веселого уик-энда. Чатрукьян заколебался. - Коммандер, мне действительно кажется, что нужно проверить… - Фил, - сказал Стратмор чуть более строго, - ТРАНСТЕКСТ в полном порядке. Если твоя проверка выявила нечто необычное, то лишь потому, что это сделали мы. А теперь, если не возражаешь… - Стратмор не договорил, но Чатрукьян понял его без слов. Ему предложили исчезнуть. - Диагностика, черт меня дери! - бормотал Чатрукьян, направляясь в свою лабораторию.  - Что же это за цикличная функция, над которой три миллиона процессоров бьются уже шестнадцать часов. Он постоял в нерешительности, раздумывая, не следует ли поставить в известность начальника лаборатории безопасности. Да будь они прокляты, эти криптографы.

 Черт возьми! - Он отшвырнул паяльник и едва не подавился портативным фонариком.  - Дьявольщина. Джабба начал яростно отдирать каплю остывшего металла. Она отвалилась вместе с содранной кожей. Чип, который он должен был припаять, упал ему на голову. - Проклятие. Телефон звонил не переставая. Джабба решил не обращать на него внимания.

 Где ключ? - потребовала. Хейл с трудом пришел в. - Ч-что произошло. - То, что ты проиграл, а больше. Итак, где ключ. Хейл попытался пошевелить руками, но понял, что накрепко связан. На лице его появилось выражение животного страха. - Отпусти .

 Не несет ответственности? - Глаза Стратмора расширились от изумления.  - Некто шантажирует АНБ и через несколько дней умирает - и мы не несем ответственности. Готов поспорить на любую сумму, что у партнера Танкадо будет иное мнение. Что бы ни произошло на самом деле, мы все равно выглядим виновными. Яд, фальсифицированные результаты вскрытия и так далее.  - Стратмор выдержал паузу.  - Какой была твоя первая реакция, когда я сообщил тебе о смерти Танкадо. Сьюзан нахмурилась. - Я подумала, что АНБ его ликвидировало.

Слова, сорвавшиеся с его языка, были определенно произнесены на английском, но настолько искажены сильным немецким акцентом, что их смысл не сразу дошел до Беккера. - Проваливай и умри. Дэвид даже вздрогнул от неожиданности. - Простите. - Проваливай и умри, - повторил немец, приложив левую ладонь к жирному правому локтю, имитируя итальянский жест, символизирующий грязное ругательство. Но Беккер слишком устал, чтобы обращать внимание на оскорбления. Проваливай и умри. Он повернулся к Росио и заговорил с ней по-испански: - Похоже, я злоупотребил вашим гостеприимством.

 Нет, вообще-то я… - Из туристического бюро. - Нет, я… - Слушайте, я знаю, зачем вы пришли! - Старик попытался сесть в кровати.  - Меня не удастся запугать. Я уже говорил это и могу повторить тысячу раз - Пьер Клушар описывает мир таким, каким его видит. Некоторые ваши туристические путеводители старательно скрывают правду, обещая бесплатный ночлег в городе, но Монреаль тайме не продается. Ни за какие деньги. - Простите, сэр, вы, кажется, меня не… - Merde alors. Я отлично все понял! - Он уставил на Беккера костлявый указательный палец, и его голос загремел на всю палату.  - Вы не первый. Они уже пытались сделать то же самое в Мулен Руж, в отеле Брауне пэлис и в Голфиньо в Лагосе.

894 Share

Zaino dei punti metallici

Сегодня же суббота. Найди себе какого-нибудь парня да развлекись с ним как следует. Она снова вздохнула. - Постараюсь, Джабба. Поверь мне, постараюсь изо всех сил. ГЛАВА 52 Клуб Колдун располагался на окраине города, в конце автобусного маршрута 27. Похожий скорее на крепость, чем на танцевальное заведение, он со всех сторон был окружен высокими оштукатуренными стенами с вделанными в них битыми пивными бутылками - своего рода примитивной системой безопасности, не дающей возможности проникнуть в клуб незаконно, не оставив на стене изрядной части собственного тела. Еще в автобусе Беккер смирился с мыслью, что его миссия провалилась.

 Багаж, сеньор. Я могу вам помочь. - Спасибо, не. Мне нужен консьерж. На лице привратника появилась обиженная гримаса, словно Беккер чем-то его оскорбил. - Рог aqui, senor.  - Он проводил Беккера в фойе, показал, где находится консьерж, и поспешил исчезнуть. Фойе оказалось помещением с изысканной отделкой и элегантной обстановкой.

 Что. Скажи. Сьюзан словно отключилась от Хейла и всего окружающего ее хаоса. Энсей Танкадо - это Северная Дакота… Сьюзан попыталась расставить все фрагменты имеющейся у нее информации по своим местам. Если Танкадо - Северная Дакота, выходит, он посылал электронную почту самому себе… а это значит, что никакой Северной Дакоты не существует. Партнер Танкадо - призрак. Северная Дакота - призрак, сказала она. Сплошная мистификация.

Беккер подумал, где может быть человек в очках в тонкой металлической оправе. Ясно, что тот не собирался сдаваться. Скорее всего идет по его следу пешком. Беккер с трудом вел мотоцикл по крутым изломам улочки. Урчащий мотор шумным эхо отражался от стен, и он понимал, что это с головой выдает его в предутренней тишине квартала Санта-Крус. В данный момент у него только одно преимущество - скорость. Я должен поскорее выбраться отсюда. - сказал он .

Беккер изумился. - Un punqui. - Si. Punqui. - Панк. - Да, панк, - сказала Росио на плохом английском и тотчас снова перешла на испанский.  - Mucha joyeria. Вся в украшениях. В одном ухе странная серьга, кажется, в виде черепа.

Сьюзан прищурилась. Ты сам отлично знаешь, что происходит. - А ну-ка пропусти меня, Грег, - сказала.  - Мне нужно в туалет. Хейл ухмыльнулся, но, подождав еще минуту, отошел в сторону. - Извини, Сью, я пошутил. Сьюзан быстро проскочила мимо него и вышла из комнаты. Проходя вдоль стеклянной стены, она ощутила на себе сверлящий взгляд Хейла. Сьюзан пришлось сделать крюк, притворившись, что она направляется в туалет.

226 Share

Zaino dei punti metallici

Она понимала, что огненный шар, заточенный в керамическую клетку, скоро вырвется наружу и поглотит. Она почти физически ощущала, как этот шар поднимается вверх все быстрее, пожирая кислород, высвобождаемый горящими чипами. Еще немного - и купол шифровалки превратится в огненный ад. Рассудок говорил ей, что надо бежать, но Дэвид мертвой тяжестью не давал ей сдвинуться с места. Ей казалось, что она слышит его голос, зовущий ее, заставляющий спасаться бегством, но куда ей бежать. Шифровалка превратилась в наглухо закрытую гробницу. Но это теперь не имело никакого значения, мысль о смерти ее не пугала. Смерть остановит боль.

ГЛАВА 63 Новообретенная веспа Дэвида Беккера преодолевала последние метры до Aeropuerto de Sevilla. Костяшки его пальцев, всю дорогу судорожно сжимавших руль, побелели. Часы показывали два часа с минутами по местному времени. Возле главного здания аэровокзала Беккер въехал на тротуар и соскочил с мотоцикла, когда тот еще двигался. Машина упала на бок и замерла. На затекших ногах Беккер прошел через вращающуюся дверь. Больше никаких мотоциклов, пообещал он. Ярко освещенное помещение аэровокзала сияло стерильной чистотой. Здесь не было ни души, если не считать уборщицы, драившей пол.

 - Он и есть Северная Дакота. Снова последовало молчание: Стратмор размышлял о том, что она сказала. - Следопыт? - Он, похоже, был озадачен.  - Следопыт вышел на Хейла. - Следопыт так и не вернулся. Хейл его отключил. И Сьюзан принялась объяснять, как Хейл отозвал Следопыта и как она обнаружила электронную почту Танкадо, отправленную на адрес Хейла. Снова воцарилось молчание.

Подобно айсбергу машина скрывала девяносто процентов своей массы и мощи под поверхностью. Ее секрет был спрятан в керамических шахтах, уходивших на шесть этажей вниз; ее похожий на ракету корпус окружал лабиринт подвесных лесов и кабелей, из-под которых слышалось шипение фреоновой системы охлаждения. Генераторы внизу производили постоянный низкочастотный гул, что делало акустику в шифровалке какой-то загробной, присущей миру призраков. ТРАНСТЕКСТ, подобно всем великим технологическим достижениям, появился на свет в силу необходимости. В 1980-е годы АНБ стало свидетелем революции в сфере телекоммуникаций, которой было суждено навсегда изменить весь мир разведывательной деятельности, - имеется в виду широкая доступность Интернета, а если говорить конкретнее - появление электронной почты. Преступники, террористы и шпионы, которым надоело прослушивание их телефонов, с радостью встретили это новое средство глобальной коммуникации. Электронная почта соединила безопасность обычной почты со скоростью телефонной связи. С тех пор как сообщения стали передаваться по подземным волоконно-оптическим линиям, а не с помощью радиоволн, они оказались полностью защищенными от перехвата - таков по крайней мере был замысел. В действительности перехват электронных писем, передвигаемых по Интернету, был детской забавой для технических гуру из АНБ.

В центре возник нечеткий из-за атмосферных помех кадр, который затем превратился в черно-белую картинку парка. - Трансляция началась, - объявил агент Смит. Это было похоже на старое кино. Кадр казался неестественно вытянутым по вертикали и неустойчивым, как бывает при дрожащем объективе, - это было результатом удаления кадров, процесса, сокращающего видеозапись вдвое и экономящего время. Объектив, скользнув по огромной площади, показал полукруглый вход в севильский парк Аюнтамьенто. На переднем плане возникли деревья. Парк был пуст. - Фильтр Х-одиннадцать уничтожен, - сообщил техник.  - У этого парня зверский аппетит.

Из почты Танкадо Сьюзан знала также, что цепные мутации, обнаруженные Чатрукьяном, безвредны: они являются элементом Цифровой крепости. - Когда я впервые увидел эти цепи, сэр, - говорил Чатрукьян, - я подумал, что фильтры системы Сквозь строй неисправны. Но затем я сделал несколько тестов и обнаружил… - Он остановился, вдруг почувствовав себя не в своей тарелке.  - Я обнаружил, что кто-то обошел систему фильтров вручную. Эти слова были встречены полным молчанием. Лицо Стратмора из багрового стало пунцовым. Сомнений в том, кого именно обвиняет Чатрукьян, не. Единственный терминал в шифровалке, с которого разрешалось обходить фильтры Сквозь строй, принадлежал Стратмору.

350 Share

Zaino dei punti metallici

 Фильтр Х-одиннадцать уничтожен, - сообщил техник.  - У этого парня зверский аппетит. Смит начал говорить. Его комментарий отличался бесстрастностью опытного полевого агента: - Эта съемка сделана из мини-автобуса, припаркованного в пятидесяти метрах от места убийства. Танкадо приближается справа, Халохот - между деревьев слева. - У нас почти не осталось времени, - сказал Фонтейн.  - Давайте ближе к сути дела. Агент Колиандер нажал несколько кнопок, и кадры стали сменяться быстрее. Люди на подиуме с нетерпением ждали, когда на экране появится их бывший сослуживец Энсей Танкадо.

 - Маловероятно. Помимо всего прочего, в списке очередности указано, что это посторонний файл. Надо звонить Стратмору. - Домой? - ужаснулся Бринкерхофф.  - Вечером в субботу. - Нет, - сказала Мидж.  - Насколько я знаю Стратмора, это его дела. Готова спорить на любые деньги, что он .

Беккер узнал голос. Это девушка. Она стояла у второй входной двери, что была в некотором отдалении, прижимая сумку к груди. Она казалось напуганной еще сильнее, чем раньше. - Мистер, - сказала она дрожащим голосом, - я не говорила вам, как меня зовут. Откуда вы узнали. ГЛАВА 74 Шестидесятитрехлетний директор Лиланд Фонтейн был настоящий человек-гора с короткой военной стрижкой и жесткими манерами. Когда он бывал раздражен, а это было почти всегда, его черные глаза горели как угли. Он поднялся по служебной лестнице до высшего поста в агентстве потому, что работал не покладая рук, но также и благодаря редкой целеустремленности и заслуженному уважению со стороны своих предшественников.

Беккер посмотрел на нее внимательнее. К ней как-то не шло сквернословие - как неуместны сточные воды в хрустальном графине. Но, приглядевшись, он убедился, что она вовсе не такая изысканная особа, как ему показалось вначале. Веки припухли, глаза красные, левая рука у локтя - вся в кровоподтеках с синеватым отливом. Господи Иисусе, - подумал.  - Наркотики внутривенно. Кто бы мог подумать. - Проваливай! - крикнула.  - Вон. Беккер совсем забыл о кольце, об Агентстве национальной безопасности, обо всем остальном, проникшись жалостью к девушке.

Двадцать миллионов долларов - это очень большие деньги, но если принять во внимание, за что они будут заплачены, то это сущие гроши. ГЛАВА 19 - А вдруг кто-то еще хочет заполучить это кольцо? - спросила Сьюзан, внезапно заволновавшись.  - А вдруг Дэвиду грозит опасность. Стратмор покачал головой: - Больше никто не знает о существовании кольца. Именно поэтому я и послал за ним Дэвида. Я хотел, чтобы никто ничего не заподозрил. Любопытным шпикам не придет в голову сесть на хвост преподавателю испанского языка. - Он профессор, - поправила его Сьюзан и тут же пожалела об. У нее часто возникало чувство, что Стратмор не слишком высокого мнения о Дэвиде и считает, что она могла бы найти себе кого-то поинтереснее, чем простой преподаватель.

Сьюзан завороженно смотрела на захватывающую дух технику. Она смутно помнила, что для создания этого центра из земли пришлось извлечь 250 метрических тонн породы. Командный центр главного банка данных располагался на глубине шестидесяти с лишним метров от земной поверхности, что обеспечивало его неуязвимость даже в случае падения вакуумной или водородной бомбы. На высокой рабочей платформе-подиуме в центре комнаты возвышался Джабба, как король, отдающий распоряжения своим подданным. На экране за его спиной светилось сообщение, уже хорошо знакомое Сьюзан. Текст, набранный крупным шрифтом, точно на афише, зловеще взывал прямо над его головой: ТЕПЕРЬ ВАС МОЖЕТ СПАСТИ ТОЛЬКО ПРАВДА ВВЕДИТЕ КЛЮЧ_____ Словно в кошмарном сне Сьюзан шла вслед за Фонтейном к подиуму. Весь мир для нее превратился в одно смутное, медленно перемещающееся пятно. Увидев их, Джабба сразу превратился в разъяренного быка: - Я не зря создал систему фильтров.

247 Share

Zaino dei punti metallici

Провода от принтера лежали. Должно быть, я оставила беретту на диване, - подумала. Кровь, вытекающая из головы, в голубоватом свечении казалась черной. На полу возле тела Хейла лежал листок бумаги. Сьюзан наклонилась и подняла. Это было письмо. Дорогие друзья, сегодня я свожу счеты с жизнью, не в силах вынести тяжести своих грехов… Не веря своим глазам, Сьюзан медленно читала предсмертную записку. Все это было так неестественно, так непохоже на Хейла, а список преступлений больше напоминал перечень сданного в прачечную белья.

Я здесь проездом, из Бургоса. Прошу прощения за беспокойство, доброй вам но… - Espere. Подождите! - Сеньор Ролдан был коммерсантом до мозга костей. А вдруг это клиент. Новый клиент с севера. Он не допустит, чтобы какие-то страхи лишили его потенциального клиента. - Друг мой, - промурлыкал он в трубку.  - Мне показалось, что я уловил в вашей речи бургосский акцент. Сам я из Валенсии.

Она не успела постучать, как заверещал электронный дверной замок. Дверь открылась, и коммандер помахал ей рукой. - Спасибо, что пришла, Сьюзан. Я тебе очень благодарен. - Не стоит благодарности.  - Она улыбнулась и села напротив шефа. Стратмор был крупным кряжистым мужчиной, чье невыразительное лицо скрывало присущие ему решительность, настойчивость и неизменное стремление к совершенству. Серые глаза светились уверенностью, с которой сочеталась профессиональная скрытность, но сегодня в них проглядывали беспокойство и нерешительность. - У вас испуганный вид, - сказала Сьюзан.

Что подумают люди. - В шифровалке проблемы.  - Она безуспешно старалась говорить спокойно. Джабба нахмурился. - Мы это уже обсудили. Забыла. - Там проблема с электричеством. - Я не электрик. Позвони в технический отдел. - В куполе нет света.

Мотоцикл каким-то чудом перевалил через гребень склона, и перед Беккером предстал центр города. Городские огни сияли, как звезды в ночном небе. Он направил мотоцикл через кустарник и, спрыгнув на нем с бордюрного камня, оказался на асфальте. Веспа внезапно взбодрилась. Под колесами быстро побежала авеню Луис Монтоно. Слева остался футбольный стадион, впереди не было ни одной машины. Тут он услышал знакомый металлический скрежет и, подняв глаза, увидел такси, спускавшееся вниз по пандусу в сотне метров впереди. Съехав на эту же улицу, оно начало набирать скорость, двигаясь прямо в лоб мотоциклу. Он должен был бы удариться в панику, но этого не произошло: он точно знал, куда держит путь.

 - Оставьте паспорт у администратора, его зовут Мануэль. Скажите, что вы от. Попросите его передать паспорт Росио. Росио сопровождает мистера Густафсона сегодня вечером. Она непременно передаст ему паспорт. Можете оставить свое имя и адрес - наверняка мистер Густафсон захочет вас поблагодарить. - Прекрасная мысль. Альфонсо Тринадцатый. Очень хорошо, прямо сейчас туда загляну.

382 Share

Zaino dei punti metallici

Тихий, едва различимый. Но этот голос был частью его. Слышались и другие голоса - незнакомые, ненужные. Он хотел их отключить. Для него важен был только один голос, который то возникал, то замолкал. - Дэвид, прости. Он увидел пятна света. Сначала слабые, еле видимые на сплошном сером фоне, они становились все ярче.

 - Здесь мы в безопасности. Нам нужно поговорить. Если Грег Хейл ворвется… - Он не закончил фразу. Сьюзан потеряла дар речи. Он пристально посмотрел на нее и постучал ладонью по сиденью соседнего стула. - Садись, Сьюзан. Я должен тебе кое-что сказать.  - Она не пошевелилась.  - Когда я все закончу, я сообщу тебе код вызова лифта. И тогда ты решишь, уходить тебе или .

Сьюзан отпрянула и попыталась бежать, но призрак схватил ее за руку. - Не двигайся! - приказал. На мгновение ей показалось, что на нее были устремлены горящие глаза Хейла, но прикосновение руки оказалось на удивление мягким. Это был Стратмор. Лицо его снизу подсвечивалось маленьким предметом, который он извлек из кармана. Сьюзан обмякла, испытав огромное облегчение, и почувствовала, что вновь нормально дышит: до этого она от ужаса задержала дыхание. Предмет в руке Стратмора излучал зеленоватый свет. - Черт возьми, - тихо выругался Стратмор, - мой новый пейджер, - и с отвращением посмотрел на коробочку, лежащую у него на ладони. Он забыл нажать кнопку, которая отключила звук. Этот прибор он купил в магазине электроники, оплатив покупку наличными, чтобы сохранить анонимность.

Но все же кто. Беккер держался своей легенды: - Я из севильской полиции. Росио угрожающе приблизилась. - Я знаю всех полицейских в этом городе. Они мои лучшие клиенты. Беккер чувствовал, как ее глаза буквально впиваются в. Он решил сменить тактику: - Я из специальной группы, занимающейся туристами. Отдайте кольцо, или мне придется отвести вас в участок и… - И что? - спросила она, подняв брови в притворном ужасе. Беккер замолчал. Он опять перегнул палку.

За дверью послышалось какое-то жужжание, словно кабина была на месте. Она снова начала нажимать кнопки и снова услышала за дверью этот же звук. И вдруг Сьюзан увидела, что кнопка вызова вовсе не мертва, а просто покрыта слоем черной сажи. Она вдруг начала светиться под кончиком пальца. Электричество. Окрыленная надеждой, Сьюзан нажала на кнопку. И опять за дверью что-то как будто включилось. Она услышала, что в кабине работает вентиляция.

Сьюзан почувствовала прилив адреналина и бросила взгляд на Следопыта. Она понимала, что не может допустить, чтобы Хейл его увидел, - последует слишком много вопросов. - Я хочу сохранить это в тайне, - сказала. Но Хейл продолжал приближаться. Когда он был уже почти рядом, Сьюзан поняла, что должна действовать. Хейл находился всего в метре от нее, когда она встала и преградила ему дорогу. Его массивная фигура буквально нависла над ней, запах одеколона ударил в ноздри. - Я сказала.  - Она смотрела ему прямо в .

892 Share

Zaino dei punti metallici

 - В шифровалке творится нечто непонятное. Я чувствую. Она знала, что есть только один способ доказать свою правоту - выяснить все самой, а если понадобится, то с помощью Джаббы. Мидж развернулась и направилась к двери. Откуда ни возьмись появился Бринкерхофф и преградил ей дорогу. - Куда держишь путь. - Домой! - солгала Мидж. Бринкерхофф не уходил с дороги. - Это тебе велел Фонтейн? - спросила .

Теперь, считали они, им уже нечего было опасаться, представ перед Большим жюри, услышать собственный записанный на пленку голос как доказательство давно забытого телефонного разговора, перехваченного спутником АНБ. Никогда еще получение разведывательной информации не было столь легким делом. Шифры, перехваченные АНБ, вводились в ТРАНСТЕКСТ и через несколько минуты выплевывались из машины в виде открытого текста. Секретов отныне больше не существовало. Чтобы еще больше усилить впечатление о своей некомпетентности, АНБ подвергло яростным нападкам программы компьютерного кодирования, утверждая, что они мешают правоохранительным службам ловить и предавать суду преступников. Участники движения за гражданские свободы торжествовали и настаивали на том, что АНБ ни при каких обстоятельствах не должно читать их почту. Программы компьютерного кодирования раскупались как горячие пирожки. Никто не сомневался, что АНБ проиграло сражение. Цель была достигнута.

За шесть дней члены группы установили в зданиях вокруг биржи двадцать семь взрывобезопасных легкоплавких контейнеров. Одновременный подрыв этих тщательно замаскированных устройств должен был создать магнитное поле такой мощности, что вся информация на магнитных носителях - жестких дисках компьютеров, в постоянных запоминающих устройствах, в резервных файлах и даже на гибких дисках - оказалась бы стерта. Все данные, свидетельствующие о том, кто чем владел, должны были исчезнуть навсегда. Поскольку для одновременного подрыва устройств была необходима точнейшая координация действий, все эти изделия были связаны между собой телефонными линиями через Интернет. Двое суток встроенные часы устройств обменивались бесконечными потоками зашифрованной синхронизирующейся информации. АНБ, перехватывая эти информационные импульсы, игнорировало их, считая аномалией сети, безобидной тарабарщиной. Но когда ТРАНСТЕКСТ расшифровал эти потоки информации, аналитики тут же увидели в них синхронизированный через Интернет отсчет времени. Устройства были обнаружены и удалены за целых три часа до намеченного срока взрыва. Сьюзан знала, что без ТРАНСТЕКСТА агентство беспомощно перед современным электронным терроризмом.

Эту женщину, которая смотрела на него из другого мира. Она наблюдает за тем, как я умираю. - Дэвид… Голос показался ему знакомым. Наверное, эта женщина - ангел. Она прилетела за. Ангел заговорил: - Дэвид, я люблю. Внезапно он все понял. Сьюзан на экране тянулась к нему, плача и смеясь, захлестнутая волной эмоций. Вот она вытерла слезы. - Дэвид… я подумала… Оперативный агент Смит усадил Беккера на сиденье перед монитором.

Я требую направить сюда всю энергию из внешних источников. Все системы должны заработать через пять минут. Грег Хейл убил одного из младших сотрудников лаборатории систем безопасности и взял в заложники моего старшего криптографа. Если нужно, используйте против всех нас слезоточивый газ. Если мистер Хейл не образумится, снайперы должны быть готовы стрелять на поражение. Всю ответственность я беру на. Быстрее. Хейл выслушал все это, не сдвинувшись с места и не веря своим ушам. Хватка на горле Сьюзан слегка ослабла. Стратмор выключил телефон и сунул его за пояс.

Очень. Двухцветный застыл на месте и зашелся в истерическом хохоте. - Ты хочешь сказать, что это уродливое дерьмовое колечко принадлежит. Глаза Беккера расширились. - Ты его. Двухцветный равнодушно кивнул. - Где оно? - не отставал Беккер. - Понятия не имею.  - Парень хмыкнул.

Zaino adidas 3d roll top

About Mezimi

Она была слишком возбуждена, чтобы ответить. Испания.

Related Posts

520 Comments

Post A Comment