Zaino girasole

747 Share

Zaino girasole

 - Глаза ее смотрели сурово.  - Доктор. - Зюсс.  - Он пожал плечами. - Ладно, - нахмурилась Сьюзан.  - Попробуем еще… Кухня. - Спальня, - без колебаний отозвался. Сьюзан смутилась. - Хорошо, а что, если… кошка. - Жила! - не задумываясь выпалил Беккер.

В нескольких метрах от них лежало тело Хейла. Выли сирены. Как весенний лед на реке, потрескивал корпус ТРАНСТЕКСТА. - Я спущусь вниз и отключу электропитание, - сказал Стратмор, положив руку на плечо Сьюзан и стараясь ее успокоить.  - И сразу же вернусь. Сьюзан безучастно смотрела, как он направился в шифровалку. Это был уже не тот раздавленный отчаянием человек, каким она видела его десять минут. Коммандер Тревор Стратмор снова стал самим собой - человеком железной логики и самообладания, делающим то, что полагалось делать.

Он не мог поверить, что дожил до подобной катастрофы. Он отдал распоряжение вырубить электропитание, но это все равно произойдет на двадцать минут позже, чем следует. Акулы со скоростными модемами успеют скачать чудовищные объемы секретной информации через открывшееся окно. Из размышлений об этом кошмаре его вывела Соши, подбежавшая к подиуму со свежей распечаткой. - Я кое-что нашла, сэр! - возбужденно сказала.  - Висячие строки в источнике. Альфа-группы повсюду. Джабба не шелохнулся.

 Может случиться так, что компьютер, найдя нужный ключ, продолжает поиски, как бы не понимая, что нашел то, что искал.  - Стратмор смотрел на нее отсутствующим взглядом.  - Я полагаю, у этого алгоритма меняющийся открытый текст. Сьюзан затаила дыхание. Первое упоминание о меняющемся открытом тексте впервые появилось в забытом докладе венгерского математика Джозефа Харне, сделанном в 1987 году. Ввиду того что компьютеры, действующие по принципу грубой силы, отыскивают шифр путем изучения открытого текста на предмет наличия в нем узнаваемых словосочетаний, Харне предложил шифровальный алгоритм, который, помимо шифрования, постоянно видоизменял открытый текст. Теоретически постоянная мутация такого рода должна привести к тому, что компьютер, атакующий шифр, никогда не найдет узнаваемое словосочетание и не поймет, нашел ли он искомый ключ. Вся эта концепция чем-то напоминала идею колонизации Марса - на интеллектуальном уровне вполне осуществимую, но в настоящее время выходящую за границы человеческих возможностей. - Откуда вы взяли этот файл? - спросила. Коммандер не спешил с ответом: - Автор алгоритма - частное лицо.

 Рего… Но… Она пожала плечами и произнесла по-испански: - Девушке возле парка. Беккер почувствовал, что у него подкашиваются ноги. Этого не может. Росио игриво улыбнулась и кивнула на немца. - El queria que lo guardara. Он хотел его оставить, но я сказала. Во мне течет цыганская кровь, мы, цыганки, не только рыжеволосые, но еще и очень суеверные. Кольцо, которое отдает умирающий, - дурная примета.

Мы упустили что-то очень важное. На экране ВР у входа толпились и множились хакеры, число их за последние минуты удвоилось. Теперь оно начало расти в геометрической прогрессии. Хакеры подобны гиенам: это одна большая семья, радостно возвещающая о любой возможности поживиться. Лиланд Фонтейн решил, что с него довольно этого зрелища. - Выключите, - приказал.  - Выключите эту чертовщину. Джабба смотрел прямо перед собой, как капитан тонущего корабля. - Мы опоздали, сэр. Мы идем ко дну.

198 Share

Zaino girasole

Она поставила машину на зарезервированное за ней место и выключила двигатель. Миновав похожую на сад террасу и войдя в главное здание, она прошла проверку еще на двух внутренних контрольных пунктах и наконец оказалась в туннеле без окон, который вел в новое крыло. Вскоре путь ей преградила кабина голосового сканирования, табличка на которой гласила: АГЕНТСТВО НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ (АНБ) ОТДЕЛЕНИЕ КРИПТОГРАФИИ ТОЛЬКО ДЛЯ СОТРУДНИКОВ С ДОПУСКОМ Вооруженный охранник поднял голову: - Добрый день, мисс Флетчер. - Привет, Джон. - Не ожидал, что вы придете. - Да, я.  - Она наклонилась к микрофону и четко произнесла: - Сьюзан Флетчер. Компьютер немедленно распознал частоту ее голоса, и дверь, щелкнув, открылась.

 Так гораздо лучше… спасибо. - Pas du tout, - отозвался Беккер. - О! - Старик радостно улыбнулся.  - Так вы говорите на языке цивилизованного мира. - Да вроде бы, - смущенно проговорил Беккер. - Это не так важно, - горделиво заявил Клушар.  - Мою колонку перепечатывают в Соединенных Штатах, у меня отличный английский. - Мне говорили, - улыбнулся Беккер. Он присел на край койки.  - Теперь, мистер Клушар, позвольте спросить, почему такой человек, как вы, оказался в таком месте.

Чутье подсказывает мне, что здесь все верно. Бринкерхофф нахмурился. Даже директор не ставил под сомнение чутье Мидж Милкен - у нее была странная особенность всегда оказываться правой. - Что-то затевается, - заявила Мидж.  - И я намерена узнать, что. ГЛАВА 49 Беккер с трудом поднялся и рухнул на пустое сиденье. - Ну и полет, придурок, - издевательски хмыкнул парень с тремя косичками. Беккер прищурился от внезапной вспышки яркого света. Это был тот самый парень, за которым он гнался от автобусной остановки. Беккер мрачно оглядел море красно-бело-синих причесок.

Разум говорил ему, что Стратмор должен быть не наверху, а внизу. Однако звук повторился, на этот раз громче. Явный звук шагов на верхней площадке. Хейл в ужасе тотчас понял свою ошибку. Стратмор находится на верхней площадке, у меня за спиной. Отчаянным движением он развернул Сьюзан так, чтобы она оказалась выше его, и начал спускаться. Достигнув нижней ступеньки, он вгляделся в лестничную площадку наверху и крикнул: - Назад, коммандер. Назад, или я сломаю… Рукоятка револьвера, разрезая воздух, с силой опустилась ему на затылок.

Стратмор прикрыл ее своим пиджаком. В нескольких метрах от них лежало тело Хейла. Выли сирены. Как весенний лед на реке, потрескивал корпус ТРАНСТЕКСТА. - Я спущусь вниз и отключу электропитание, - сказал Стратмор, положив руку на плечо Сьюзан и стараясь ее успокоить.  - И сразу же вернусь. Сьюзан безучастно смотрела, как он направился в шифровалку. Это был уже не тот раздавленный отчаянием человек, каким она видела его десять минут. Коммандер Тревор Стратмор снова стал самим собой - человеком железной логики и самообладания, делающим то, что полагалось делать.

Под главной клавиатурой была еще одна, меньшего размера, с крошечными кнопками. На каждой - буква алфавита. Сьюзан повернулась к.  - Так скажите же мне. Стратмор задумался и тяжело вздохнул. - Пожалуйста, сядь, Сьюзан. У нее был совершенно растерянный вид. - Сядь, - повторил коммандер, на этот раз тверже.

714 Share

Zaino girasole

Она быстро проверила отчет программы в поисках команды, которая могла отозвать Следопыта, но ничего не обнаружила. Складывалось впечатление, что он отключился сам по. Сьюзан знала, что такое могло произойти только по одной причине - если бы в Следопыте завелся вирус. Вирусы были самой большой неприятностью, с которой сталкивались в своей работе программисты. Поскольку компьютеры должны были выполнять операции в абсолютно точном порядке, самая мелкая ошибка могла иметь колоссальные последствия. Простая синтаксическая ошибка - если бы, например, программист по ошибке ввел вместо точки запятую - могла обрушить всю систему. Происхождение термина вирус всегда казалось Сьюзан весьма забавным. Этот термин возник еще во времена первого в мире компьютера Марк-1 - агрегата размером с комнату, построенного в 1944 году в лаборатории Гарвардского университета. Однажды в компьютере случился сбой, причину которого никто не мог установить. После многочасовых поисков ее обнаружил младший лаборант.

Таких посланий она получила больше двух десятков. И все был подписаны одинаково: Любовь без воска. Она просила его открыть скрытый смысл этих слов, но Дэвид отказывался и только улыбался: Из нас двоих ты криптограф. Главный криптограф АНБ испробовала все - подмену букв, шифровальные квадраты, даже анаграммы. Она пропустила эти слова через компьютер и поставила перед ним задачу переставить буквы в новую фразу. Выходила только абракадабра. Похоже, не один Танкадо умел создавать абсолютно стойкие шифры. Ее мысли прервал шипящий звук открываемой пневматической двери.

В полумраке ей удалось различить руку Хейла. Но она не была прижата к боку, как раньше, и его тело уже не опутывали веревки. Теперь рука была закинута за голову, следовательно, Хейл лежал на спине. Неужели высвободился. Однако тот не подавал никаких признаков жизни. Сьюзан перевела взгляд на помост перед кабинетом Стратмора и ведущую к нему лестницу. - Коммандер. Молчание.

 Сделайте это, - приказал.  - И тут же доложите. ГЛАВА 34 Сьюзан сидела одна в помещении Третьего узла, ожидая возвращения Следопыта. Хейл решил выйти подышать воздухом, за что она была ему безмерно благодарна. Однако одиночество не принесло ей успокоения. В голове у Сьюзан беспрестанно крутилась мысль о контактах Танкадо с Хейлом. Кто будет охранять охранников. - подумала. Quis custodiet ipsos custodes.

Перегрелся, подумал. Интересно, почему Стратмор его до сих пор не отключил. Ему понадобилось всего несколько мгновений, чтобы принять решение. Фонтейн схватил со стола заседаний трубку внутреннего телефона и набрал номер шифровалки. В трубке послышались короткие гудки. В сердцах он швырнул трубку на рычаг. - Черт! - Фонтейн снова схватил трубку и набрал номер мобильника Стратмора. На этот раз послышались длинные гудки. Фонтейн насчитал уже шесть гудков. Бринкерхофф и Мидж смотрели, как он нервно шагает по комнате, волоча за собой телефонный провод.

 Фильтры Протокола передачи файлов выходят из строя! - крикнул кто-то из технического персонала. - Нам нужен этот предмет, - сказал Фонтейн.  - Где сейчас находится Халохот. Смит бросил взгляд через плечо. - Сэр… видите ли, он у. - Что значит у вас? - крикнул директор. Это могло оказаться лучшей новостью за весь день. Смит потянулся к объективу камеры, чтобы направить его в глубь кузова. На экране промелькнула внутренняя часть мини-автобуса, и перед глазами присутствующих предстали два безжизненных тела у задней двери. Один из мужчин был крупного телосложения, в очках в тонкой металлической оправе с разбитыми стеклами.

145 Share

Zaino girasole

 Да, - сказала девушка.  - Я до чертиков боюсь прокалывать уши. ГЛАВА 70 Дэвид Беккер почувствовал, что у него подкашиваются ноги. Он смотрел на девушку, понимая, что его поиски подошли к концу. Она вымыла голову и переоделась - быть может, считая, что так легче будет продать кольцо, - но в Нью-Йорк не улетела. Беккер с трудом сдерживал волнение. Его безумная поездка вот-вот закончится. Он посмотрел на ее пальцы, но не увидел никакого кольца и перевел взгляд на сумку. Вот где кольцо! - подумал.  - В сумке.

Как в тумане она приблизилась к бездыханному телу. Очевидно, Хейл сумел высвободиться. Провода от принтера лежали. Должно быть, я оставила беретту на диване, - подумала. Кровь, вытекающая из головы, в голубоватом свечении казалась черной. На полу возле тела Хейла лежал листок бумаги. Сьюзан наклонилась и подняла. Это было письмо.

Чем скорее будет найден ключ и все закончится, тем лучше для. Сьюзан потеряла счет времени, потраченного на ожидание Следопыта. Два часа. Три. Она перевела взгляд на пустую шифровалку. Скорее бы просигналил ее терминал. Но тот молчал. Конец лета. Солнце уже зашло.

Я уверена, что они смогут сказать. Нуматака тоже был уверен, что компания это сделает. В эпоху цифровой связи понятие неприкосновенности частной жизни ушло в прошлое. Записывается. Телефонные компании могут сообщить, кто вам звонил и как долго вы говорили. - Сделайте это, - приказал.  - И тут же доложите. ГЛАВА 34 Сьюзан сидела одна в помещении Третьего узла, ожидая возвращения Следопыта.

И повернулся к офицеру. - Вы уверены, что в коробке все его вещи. - Да, конечно, - подтвердил лейтенант. Беккер постоял минуту, уперев руки в бока. Затем поднял коробку, поставил ее на стол и вытряхнул содержимое. Аккуратно, предмет за предметом, перетряхнул одежду. Затем взял ботинки и постучал каблуками по столу, точно вытряхивая камешек. Просмотрев все еще раз, он отступил на шаг и нахмурился. - Какие-то проблемы? - спросил лейтенант. - Да, - сказал Беккер.

Она была убеждена, что должно найтись какое-то другое объяснение. Сбой. Вирус. Все, что угодно, только не шифр, не поддающийся взлому. Стратмор сурово посмотрел на. - Этот алгоритм создал один самых блестящих умов в криптографии. Сьюзан пришла в еще большее смятение: самые блестящие умы в криптографии работают в ее отделе, и уж она-то наверняка хоть что-нибудь услышала бы об этом алгоритме. - Кто? - требовательно сказала .

742 Share

Zaino girasole

Это его первый выстрел в публичном месте. Смит был прав. Между деревьев в левой части кадра что-то сверкнуло, и в то же мгновение Танкадо схватился за грудь и потерял равновесие. Камера, подрагивая, словно наехала на него, и кадр не сразу оказался в фокусе. А Смит тем временем безучастно продолжал свои комментарии: - Как вы видите, у Танкадо случился мгновенный сердечный приступ. Сьюзан стало дурно оттого, что она увидела. Танкадо прижал изуродованную руку к груди с выражением недоумения и ужаса на лице. - Вы можете заметить, - продолжал Смит, - что взгляд его устремлен .

Это ловушка. Энсей Танкадо всучил вам Северную Дакоту, так как он знал, что вы начнете искать. Что бы ни содержалось в его посланиях, он хотел, чтобы вы их нашли, - это ложный след. - У тебя хорошее чутье, - парировал Стратмор, - но есть кое-что. Я ничего не нашел на Северную Дакоту, поэтому изменил направление поиска. В записи, которую я обнаружил, фигурирует другое имя - N DAKOTA. Сьюзан покачала головой. - Такие перестановки - стандартный прием. Танкадо знал, что вы испробуете различные варианты, пока не наткнетесь на что-нибудь подходящее. NDAKOTA - слишком простое изменение.

Затем он быстро побежит в заднюю часть собора, словно бы за помощью, и в возникшей неразберихе исчезнет прежде, чем люди поймут, что произошло. Пять человек. Четверо. Всего трое. Халохот стиснул револьвер в руке, не вынимая из кармана. Он будет стрелять с бедра, направляя дуло вверх, в спину Беккера. Пуля пробьет либо позвоночник, либо легкие, а затем сердце. Если даже он не попадет в сердце, Беккер будет убит: разрыв легкого смертелен. Его, пожалуй, могли бы спасти в стране с высокоразвитой медициной, но в Испании у него нет никаких шансов.

Сьюзан застенчиво улыбнулась. - Если будет еще интереснее, чем этой ночью, я не смогу встать. Дэвид привлек ее к себе, не ощущая тяжести. Вчера он чуть не умер, а сегодня жив, здоров и полон сил. Сьюзан положила голову ему на грудь и слушала, как стучит его сердце. А ведь еще вчера она думала, что потеряла его навсегда. - Дэвид, - вздохнула она, заметив на тумбочке его записку.  - Скажи мне, что такое без воска. Ты же знаешь, что шифры, которые не поддаются, не выходят у меня из головы. Дэвид молчал.

Пора звонить Стратмору и выкладывать плохую новость: поиски зашли в тупик. Он сделал все, что мог, теперь пора ехать домой. Но сейчас, глядя на толпу завсегдатаев, пытающихся попасть в клуб, Беккер не был уверен, что сможет отказаться от дальнейших поисков. Он смотрел на огромную толпу панков, какую ему еще никогда не доводилось видеть. Повсюду мелькали красно-бело-синие прически. Беккер вздохнул, взвешивая свои возможности. Где ей еще быть в субботний вечер. Проклиная судьбу, он вылез из автобуса. К клубу вела узкая аллея. Как только он оказался там, его сразу же увлек за собой поток молодых людей.

Со вчерашнего дня. ГЛАВА 128 Когда Сьюзан проснулась, солнце уже светило вовсю. Его нежные лучи проникали сквозь занавеску и падали на пуховую перину. Она потянулась к Дэвиду. Это ей снится. Трудно было даже пошевельнуться: события вчерашнего дня вычерпали все ее силы без остатка. - Дэвид… - тихо простонала. Ответа не последовало. Она открыла глаза, не в состоянии даже протянуть руку. Простыня на его половине кровати была холодной.

200 Share

Zaino girasole

 Через сорок пять минут. Беккер замахал руками. Ну и порядки. Звук мотора, похожий на визг циркулярной пилы, заставил его повернуться. Парень крупного сложения и прильнувшая к нему сзади девушка въехали на стоянку на стареньком мотоцикле Веспа-250. Юбка девушки высоко задралась от ветра, но она не обращала на это ни малейшего внимания. Беккер рванулся к. Неужели все это происходит со мной? - подумал.  - Я же терпеть не могу мотоциклы.

Но вышла ошибка. Я, пожалуй, занесу его в полицейский участок по пути в… - Perdon, - прервал его Ролдан, занервничав.  - Я мог бы предложить вам более привлекательную идею.  - Ролдан был человек осторожный, а визит в полицию мог превратить его клиентов в бывших клиентов.  - Подумайте, - предложил.  - Раз у человека в паспорте был наш номер, то скорее всего он наш клиент. Поэтому я мог бы избавить вас от хлопот с полицией. - Не знаю… - В голосе слышалась нерешительность.  - Я бы только… - Не надо спешить, друг. Мне стыдно это говорить, но полиция у нас в Севилье далеко не так эффективна, как на севере.

Тебе пора отправляться домой.  - Он перевел взгляд на схему. - Там темно как в преисподней! - закричала. Джабба вздохнул и положил фонарик рядом с. - Мидж, во-первых, там есть резервное электроснабжение. Так что полной тьмы быть не. Во-вторых, Стратмор гораздо лучше меня знает, что происходит в шифровалке в данный момент. Почему бы тебе не позвонить. - Потому что дело именно в. Он что-то скрывает.

Охранник покачал головой. - Demasiado temperano. Слишком рано. Слишком рано. Беккер беззвучно выругался. Уже два часа утра. - Pi'dame uno. Вызовите мне машину. Мужчина достал мобильник, сказал несколько слов и выключил телефон. - Veinte minutos, - сказал .

 Работайте, - поторопил Фонтейн. На ВР последняя стена стала уже тоньше яичной скорлупы. Джабба поднял брови. - Хорошо, это ничего не дает. Начнем вычитание. Я беру на себя верхнюю четверть пунктов, вы, Сьюзан, среднюю. Остальные - все, что внизу. Мы ищем различие, выражаемое простым числом.

Он знал, что это трюк. Корпорация Нуматек сделала очень крупную ставку на новый алгоритм Танкадо, и теперь кто-то из конкурентов пытается выведать ее величину. - У вас есть ключ? - сказал Нуматака с деланным интересом. - Да. Меня зовут Северная Дакота. Нуматака подавил смешок. Все знали про Северную Дакоту. Танкадо рассказал о своем тайном партнере в печати.

371 Share

Zaino girasole

 - Что я делаю здесь в пять вечера в субботу. - Чед? - В дверях его кабинета возникла Мидж Милкен, эксперт внутренней безопасности Фонтейна. В свои шестьдесят она была немного тяжеловатой, но все еще весьма привлекательной женщиной, чем не переставала изумлять Бринкерхоффа. Кокетка до мозга костей, трижды разведенная, Мидж двигалась по шестикомнатным директорским апартаментам с вызывающей самоуверенностью. Она отличалась острым умом, хорошей интуицией, частенько засиживалась допоздна и, как говорили, знала о внутренних делах АНБ куда больше самого Господа Бога. Черт возьми, - подумал Бринкерхофф, разглядывая ее серое кашемировое платье, - или я старею, или она молодеет. - Еженедельные отчеты.  - Мидж улыбнулась, помахивая пачкой документов.

Мысль Сьюзан показалась ему достойной внимания. - Неплохо, но есть одно. Он не пользовался своими обычными почтовыми ящиками - ни домашним, ни служебными. Он бывал в Университете Досися и использовал их главный компьютер. Очевидно, там у него был адрес, который он сумел утаить. Это хорошо защищенный почтовый ящик, и мне лишь случайно удалось на него наткнуться.  - Он выдержал паузу.  - Итак, если Танкадо хотел, чтобы мы обнаружили его почту, зачем ему понадобился секретный адрес. Сьюзан снова задумалась.

ВР начала неистово мигать, когда ядро захлестнул черный поток. Под потолком завыли сирены. - Информация уходит. - Вторжение по всем секторам. Сьюзан двигалась как во сне. Подойдя к компьютеру Джаббы, она подняла глаза и увидела своего любимого человека. Его голос гремел: - Три. Разница между 238 и 235 - три. Все подняли головы.

В ответ - тишина. Его руки крепче сжали ее шею. - Я сейчас ее убью. Сзади щелкнул взведенный курок беретты. - Отпусти ее, - раздался ровный, холодный голос Стратмора. - Коммандер! - из последних сил позвала Сьюзан. Хейл развернул Сьюзан в ту сторону, откуда слышался голос Стратмора. - Выстрелишь - попадешь в свою драгоценную Сьюзан. Ты готов на это пойти. - Отпусти .

Тогда он дотронулся до его руки. - Сэр? - Беккер легонько потормошил спящего.  - Простите, сэр… Человек не шевельнулся. Беккер предпринял очередную попытку: - Сэр. Старик заворочался. - Qu'est-ce… quelle heureest… - Он медленно открыл глаза, посмотрел на Беккера и скорчил гримасу, недовольный тем, что его потревожили.  - Qu'est-ce-que vous voulez. Ясно, подумал Беккер с улыбкой.

Он знал, что где-то за этой витиеватой резной дверью находится кольцо. Вопрос национальной безопасности. За дверью послышалось движение, раздались голоса. Он постучал. Послышался голос с сильным немецким акцентом: - Ja. Беккер молчал. - Ja. Дверь слегка приоткрылась, и на него уставилось круглое немецкое лицо. Дэвид приветливо улыбнулся. Он не знал, как зовут этого человека.

391 Share

Zaino girasole

Как-то вечером Хейл захватил свою клавиатуру домой и вставил в нее чип, регистрирующий все удары по клавишам. На следующее утро, придя пораньше, он подменил чужую клавиатуру на свою, модифицированную, а в конце дня вновь поменял их местами и просмотрел информацию, записанную чипом. И хотя в обычных обстоятельствах пришлось бы проверять миллионы вариантов, обнаружить личный код оказалось довольно просто: приступая к работе, криптограф первым делом вводил пароль, отпирающий терминал. Поэтому от Хейла не потребовалось вообще никаких усилий: личные коды соответствовали первым пяти ударам по клавиатуре. Какая ирония, думал он, глядя в монитор Сьюзан. Хейл похитил пароли просто так, ради забавы. Теперь же он был рад, что проделал это, потому что на мониторе Сьюзан скрывалось что-то очень важное. Задействованная ею программа была написана на языке программирования Лимбо, который не был его специальностью. Но ему хватило одного взгляда, чтобы понять: никакая это не диагностика. Хейл мог понять смысл лишь двух слов.

Беккер понимал, что в больнице не захотят назвать имя и адрес больного незнакомому человеку, но он хорошо подготовился к разговору. В трубке раздались длинные гудки. Беккер решил, что трубку поднимут на пятый гудок, однако ее подняли на девятнадцатый. - Городская больница, - буркнула зачумленная секретарша. Беккер заговорил по-испански с сильным франко-американским акцентом: - Меня зовут Дэвид Беккер. Я из канадского посольства. Наш гражданин был сегодня доставлен в вашу больницу. Я хотел бы получить информацию о нем, с тем чтобы посольство могло оплатить его лечение. - Прекрасно, - прозвучал женский голос.  - Я пошлю эту информацию в посольство в понедельник прямо с утра.

Скоростной карт фирмы Кенсингтон повернул за угол и остановился. Сзади, перпендикулярно туннелю, начинался коридор, едва освещаемый красными лампочками, вмонтированными в пол. - Пойдемте, - позвал Бринкерхофф, помогая Сьюзан вылезти. Она шла следом за ним точно в тумане. Коридор, выложенный кафельными плитками, довольно круто спускался вниз, и Сьюзан держалась за перила, стараясь не отставать. Воздух в помещении становился все прохладнее. Чем глубже под землю уходил коридор, тем уже он становился. Откуда-то сзади до них долетело эхо чьих-то громких, решительных шагов. Обернувшись, они увидели быстро приближавшуюся к ним громадную черную фигуру. Сьюзан никогда не видела этого человека раньше.

Поэтому такая перспектива даже не обсуждалась. Сьюзан старалась сохранять самообладание. Мысли ее по-прежнему возвращались к сотруднику лаборатории систем безопасности, распластавшемуся на генераторах. Она снова прошлась по кнопкам. Они не реагировали. - Выключите ТРАНСТЕКСТ! - потребовала. Остановка поисков ключа Цифровой крепости высвободила бы достаточно энергии для срабатывания дверных замков. - Успокойся, Сьюзан, - сказал Стратмор, положив руку ей на плечо.

 - Я хочу быть абсолютно уверен, что это абсолютно стойкий шифр. Чатрукьян продолжал колотить по стеклу. - Ничего не поделаешь, - вздохнул Стратмор.  - Поддержи. Коммандер глубоко вздохнул и подошел к раздвижной стеклянной двери. Кнопка на полу привела ее в движение, и дверь, издав шипящий звук, отъехала в сторону. Чатрукьян ввалился в комнату. - Коммандер… сэр, я… извините за беспокойство, но монитор… я запустил антивирус и… - Фил, Фил, - нехарактерным для него ласковым тоном сказал Стратмор.  - Потише и помедленнее.

 Я люблю тебя, - шептал коммандер.  - Я любил тебя. У нее свело желудок. - Останься со. В ее сознании замелькали страшные образы: светло-зеленые глаза Дэвида, закрывающиеся в последний раз; тело Грега Хейла, его сочащаяся кровь на ковре; обгорелый труп Фила Чатрукьяна на лопастях генератора. - Боль пройдет, - внушал Стратмор.  - Ты полюбишь. Сьюзан не слышала ни единого слова.

693 Share

Zaino girasole

Обсуждая шифры и ключи к ним, он поймал себя на мысли, что изо всех сил пытается соответствовать ее уровню, - для него это ощущение было новым и оттого волнующим. Час спустя, когда Беккер уже окончательно опоздал на свой матч, а Сьюзан откровенно проигнорировала трехстраничное послание на интеркоме, оба вдруг расхохотались. И вот эти два интеллектуала, казалось бы, неспособные на вспышки иррациональной влюбленности, обсуждая проблемы лингвистической морфологии и числовые генераторы, внезапно почувствовали себя подростками, и все вокруг окрасилось в радужные тона. Сьюзан ни слова не сказала об истинной причине своей беседы с Дэвидом Беккером - о том, что она собиралась предложить ему место в Отделе азиатской криптографии. Судя по той увлеченности, с которой молодой профессор говорил о преподавательской работе, из университета он не уйдет. Сьюзан решила не заводить деловых разговоров, чтобы не портить настроение ни ему ни. Она снова почувствовала себя школьницей. Это чувство было очень приятно, ничто не должно было его омрачить. И его ничто не омрачало.

 - Подслушивающий должен был находиться в непосредственной близости и точно знать, что надо подслушивать.  - Он положил руку ей на плечо.  - Я никогда не послал бы туда Дэвида, если бы считал, что это связано хоть с малейшей опасностью.  - Он улыбнулся.  - Поверь. При первых же признаках опасности я отправлю к нему профессионалов. Слова Стратмора внезапно были прерваны постукиванием по стеклянной стене Третьего узла. Они обернулись. Сотрудник отдела обеспечения системной безопасности Фил Чатрукьян, приникнув лицом к стеклу, отчаянно барабанил по нему, стараясь разглядеть, есть ли кто-нибудь внутри.

Хейл вскипел: - Послушайте меня, старина. Вы отпускаете меня и Сьюзан на вашем лифте, мы уезжаем, и через несколько часов я ее отпускаю. Стратмор понял, что ставки повышаются. Он впутал в это дело Сьюзан и должен ее вызволить. Голос его прозвучал, как всегда, твердо: - А как же мой план с Цифровой крепостью. Хейл засмеялся: - Можете пристраивать к ней черный ход - я слова не скажу.  - Потом в его голосе зазвучали зловещие нотки.  - Но как только я узнаю, что вы следите за мной, я немедленно расскажу всю эту историю журналистам.

Это была хорошая весть: проверка показала код ошибки, и это означало, что Следопыт исправен. Вероятно, он отключился в результате какой-то внешней аномалии, которая не должна повториться. Код ошибки 22. Она попыталась вспомнить, что это. Сбои техники в Третьем узле были такой редкостью, что номера ошибок в ее памяти не задерживалось. Сьюзан пролистала справочник и нашла нужный список. 19: ОШИБКА В СИСТЕМНОМ РАЗДЕЛЕ 20: СКАЧОК НАПРЯЖЕНИЯ 21: СБОЙ СИСТЕМЫ ХРАНЕНИЯ ДАННЫХ Наконец она дошла до пункта 22 и, замерев, долго всматривалась в написанное. Потом, озадаченная, снова взглянула на монитор. КОД ОШИБКИ 22 Сьюзан нахмурилась и снова посмотрела в справочник. То, что она увидела, казалось лишенным всякого смысла.

Она знала, что, если они не будут терять времени, им удастся спасти эту великую дешифровальную машину параллельной обработки. Каждый компьютер в мире, от обычных ПК, продающихся в магазинах торговой сети Радиошэк, и до систем спутникового управления и контроля НАСА, имеет встроенное страховочное приспособление как раз на случай таких ситуаций, называемое отключение из розетки. Полностью отключив электроснабжение, они могли бы остановить работу ТРАНСТЕКСТА, а вирус удалить позже, просто заново отформатировав жесткие диски компьютера. В процессе форматирования стирается память машины - информация, программное обеспечение, вирусы, одним словом - все, и в большинстве случаев переформатирование означает потерю тысяч файлов, многих лет труда. Но ТРАНСТЕКСТ не был обычным компьютером - его можно было отформатировать практически без потерь. Машины параллельной обработки сконструированы для того, чтобы думать, а не запоминать. В ТРАНСТЕКСТЕ практически ничего не складировалось, взломанные шифры немедленно отсылались в главный банк данных АНБ, чтобы… Сьюзан стало плохо. Моментально прозрев и прижав руку ко рту, она вскрикнула: - Главный банк данных. Стратмор, глядя в темноту, произнес бесцветным голосом, видимо, уже все поняв: - Да, Сьюзан. Главный банк данных… Сьюзан отстраненно кивнула.

 - Дело в том, что это и есть ключ. Энсей Танкадо дразнит нас, заставляя искать ключ в считанные минуты. И при этом подбрасывает подсказки, которые нелегко распознать. - Абсурд! - отрезал Джабба.  - Танкадо оставил нам только один выход-признать существование ТРАНСТЕКСТА. Такая возможность. Последний шанс. Но мы его упустили. - Не могу с ним не согласиться, - заметил Фонтейн.  - Сомневаюсь, что Танкадо пошел бы на риск, дав нам возможность угадать ключ к шифру-убийце.

703 Share

Zaino girasole

Это была правда. Банк данных АНБ был сконструирован таким образом, чтобы никогда не оставался без электропитания - в результате случайности или злого умысла. Многоуровневая защита силовых и телефонных кабелей была спрятана глубоко под землей в стальных контейнерах, а питание от главного комплекса АНБ было дополнено многочисленными линиями электропитания, независимыми от городской системы снабжения. Поэтому отключение представляло собой сложную серию подтверждений и протоколов, гораздо более сложную, чем запуск ядерной ракеты с подводной лодки. - У нас есть время, но только если мы поспешим, - сказал Джабба.  - Отключение вручную займет минут тридцать. Фонтейн по-прежнему смотрел на ВР, перебирая в уме остающиеся возможности. - Директор! - взорвался Джабба.  - Когда эти стены рухнут, вся планета получит высший уровень допуска к нашим секретам.

Стратмор вяло махнул рукой в сторону монитора. Сьюзан посмотрела на экран и перевела взгляд на диалоговое окно. В самом низу она увидела слова: РАССКАЖИТЕ МИРУ О ТРАНСТЕКСТЕ СЕЙЧАС ВАС МОЖЕТ СПАСТИ ТОЛЬКО ПРАВДА Сьюзан похолодела. В АНБ сосредоточена самая секретная государственная информация: протоколы военной связи, разведданные, списки разведчиков в зарубежных странах, чертежи передовой военной техники, документация в цифровом формате, торговые соглашения, - и этот список нескончаем. - Танкадо не посмеет этого сделать! - воскликнула.  - Уничтожить всю нашу секретную информацию? - Сьюзан не могла поверить, что Танкадо совершит нападение на главный банк данных АНБ. Она перечитала его послание. СЕЙЧАС ВАС МОЖЕТ СПАСТИ ТОЛЬКО ПРАВДА - Правда? - спросила.  - Какая правда.

Мой друг испугался. Он хоть и крупный, но слабак.  - Она кокетливо улыбнулась Беккеру.  - Не волнуйтесь, он ни слова не понимает по-испански. Беккер нахмурился. Он вспомнил кровоподтеки на груди Танкадо. - Искусственное дыхание делали санитары. - Понятия не имею. Я уже говорила, что мы ушли до их прибытия.

 - Как твои дела. - Не жалуюсь. Джабба вытер губы. - Ты на месте. - А-га. - Не хочешь составить мне компанию. У меня на столе пирог с сыром. - Хотела бы, Джабба, но я должна следить за своей талией. - Ну да? - Он хмыкнул.  - Давай я тебе помогу.

Повисла тягостная тишина. Когда Мидж заговорила, ее голос был мрачным: - Стратмор мог обойти фильтры. Джабба снова вздохнул. - Это была шутка, Мидж.  - Но он знал, что сказанного не вернешь. ГЛАВА 62 Коммандер и Сьюзан стояли у закрытого люка и обсуждали, что делать. - Итак, внизу у нас погибший Чатрукьян, - констатировал Стратмор.  - Если мы вызовем помощь, шифровалка превратится в цирк. - Так что же вы предлагаете? - спросила Сьюзан.

Ради всего святого, зачем вы это сделали. Чтобы скрыть свою маленькую тайну. Стратмор сохранял спокойствие. - И что же это за секрет. - Вы отлично знаете это. Это Цифровая крепость. - Вот как? - снисходительно произнес Стратмор холодным как лед голосом.  - Значит, тебе известно про Цифровую крепость. А я-то думал, что ты будешь это отрицать.

845 Share

Zaino girasole

А ждет его именно. Он скрыл информацию от директора, запустил вирус в самый защищенный компьютер страны, и, разумеется, ему придется за это дорого заплатить. Он исходил из самых патриотических соображений, но все пошло вкривь и вкось. Результатом стали смерть и предательство. Теперь начнутся судебные процессы, последуют обвинения, общественное негодование. Он много лет служил своей стране верой и правдой и не может допустить такого конца. Я просто добивался своей цели, - мысленно повторил. Ты лжешь, - ответил ему внутренний голос. Да, это .

 Ты прав - и так и должно быть! - сурово отрезала Сьюзан.  - Если бы ты не нашел черный ход в Попрыгунчике, мы могли бы взломать любой шифр, вместо того чтобы полагаться на ТРАНСТЕКСТ. - Если бы я не нашел черный ход, - сказал Хейл, - это сделал бы кто-то. Я спас вас, сделав это заранее. Можешь представить себе последствия, если бы это обнаружилось, когда Попрыгунчик был бы уже внедрен. - Так или иначе, - парировала Сьюзан, - теперь мы имеем параноиков из Фонда электронных границ, уверенных, что черный ход есть во всех наших алгоритмах. - А это не так? - язвительно заметил Хейл. Сьюзан холодно на него посмотрела. - Да будет.  - Хейл вроде бы затрубил отбой.

Он направил мотоцикл через кустарник и, спрыгнув на нем с бордюрного камня, оказался на асфальте. Веспа внезапно взбодрилась. Под колесами быстро побежала авеню Луис Монтоно. Слева остался футбольный стадион, впереди не было ни одной машины. Тут он услышал знакомый металлический скрежет и, подняв глаза, увидел такси, спускавшееся вниз по пандусу в сотне метров впереди. Съехав на эту же улицу, оно начало набирать скорость, двигаясь прямо в лоб мотоциклу. Он должен был бы удариться в панику, но этого не произошло: он точно знал, куда держит путь. Свернув влево, на Менендес-пелайо, он прибавил газу. Мотоцикл пересек крохотный парк и выкатил на булыжную мостовую Матеус-Гаго - узенькую улицу с односторонним движением, ведущую к порталу Баррио - Санта-Крус. Еще чуть-чуть, подумал .

 - О Боже, - проговорила Сьюзан, сообразив, в чем дело, - Цифровая крепость зашифровала самое. Стратмор невесело улыбнулся: - Наконец ты поняла. Формула Цифровой крепости зашифрована с помощью Цифровой крепости. Танкадо предложил бесценный математический метод, но зашифровал. Зашифровал, используя этот самый метод. - Сейф Бигглмана, - протянула Сьюзан. Стратмор кивнул. Сейф Бигглмана представляет собой гипотетический сценарий, когда создатель сейфа прячет внутри его ключ, способный его открыть. Чтобы ключ никто не нашел, Танкадо проделал то же самое с Цифровой крепостью.

 Там проблема с электричеством. - Я не электрик. Позвони в технический отдел. - В куполе нет света. - У тебя галлюцинации. Тебе пора отправляться домой.  - Он перевел взгляд на схему. - Там темно как в преисподней! - закричала .

Массажистка быстро убрала руки из-под полотенца. В дверях появилась телефонистка и поклонилась: - Почтенный господин. - Слушаю. Телефонистка отвесила еще один поклон: - Я говорила с телефонной компанией. Звонок был сделан из страны с кодом один - из Соединенных Штатов. Нуматака удовлетворенно мотнул головой. Хорошая новость. Звонок из Соединенных Штатов. Он улыбнулся.

891 Share

Zaino girasole

EDU - ЕТ? - спросила Сьюзан. У нее кружилась голова.  - Энсей Танкадо и есть Северная Дакота. Это было непостижимо. Если информация верна, выходит, Танкадо и его партнер - это одно и то же лицо. Мысли ее смешались. Хоть бы замолчала эта омерзительная сирена. Почему Стратмор отмел такую возможность. Хейл извивался на полу, стараясь увидеть, чем занята Сьюзан.

 В куполе нет света. - У тебя галлюцинации. Тебе пора отправляться домой.  - Он перевел взгляд на схему. - Там темно как в преисподней! - закричала. Джабба вздохнул и положил фонарик рядом с. - Мидж, во-первых, там есть резервное электроснабжение. Так что полной тьмы быть не. Во-вторых, Стратмор гораздо лучше меня знает, что происходит в шифровалке в данный момент.

Через каждые несколько шагов Стратмор останавливался, держа пистолет наготове, и прислушивался. Единственным звуком, достигавшим его ушей, был едва уловимый гул, шедший снизу. Сьюзан хотелось потянуть шефа назад, в безопасность его кабинета. В кромешной тьме вокруг ей виделись чьи-то лица. На полпути к ТРАНСТЕКСТУ тишина шифровалки нарушилась. Где-то в темноте, казалось, прямо над ними, послышались пронзительные гудки. Стратмор повернулся, и Сьюзан сразу же его потеряла. В страхе она вытянула вперед руки, но коммандер куда-то исчез.

Каждый шаг Стратмора был рассчитан самым тщательным образом. Строя свои планы, Стратмор целиком полагался на собственный компьютер. Как и многие другие сотрудники АНБ, он использовал разработанную агентством программу Мозговой штурм - безопасный способ разыгрывать сценарий типа Что, если?. на защищенном от проникновения компьютере. Мозговой штурм был своего рода разведывательным экспериментом, который его создатели называли Симулятором причин и следствий. Сначала он предназначался для использования в ходе избирательных кампаний как способ создания в режиме реального времени моделей данной политической среды. Загруженная громадным количеством информации программа создавала паутину относительных величин - гипотетическую модель взаимодействия политических переменных, включая известных политиков, их штабы, личные взаимоотношения, острые проблемы, мотивации, отягощенные такими факторами, как секс, этническая принадлежность, деньги и власть. Пользователь имел возможность создать любую гипотетическую ситуацию, и Мозговой штурм предсказывал, как эта ситуация повлияет на среду. Коммандер относился к этой программе с религиозным трепетом, но использовал ее не в политических целях: она служила ему для расчета времени, оценки информации и схематического отображения ситуации, выработки сложных стратегических решений и своевременного выявления слабых мест.

Сьюзан чуть не свалилась со стула. - Что. - Может случиться так, что компьютер, найдя нужный ключ, продолжает поиски, как бы не понимая, что нашел то, что искал.  - Стратмор смотрел на нее отсутствующим взглядом.  - Я полагаю, у этого алгоритма меняющийся открытый текст. Сьюзан затаила дыхание. Первое упоминание о меняющемся открытом тексте впервые появилось в забытом докладе венгерского математика Джозефа Харне, сделанном в 1987 году. Ввиду того что компьютеры, действующие по принципу грубой силы, отыскивают шифр путем изучения открытого текста на предмет наличия в нем узнаваемых словосочетаний, Харне предложил шифровальный алгоритм, который, помимо шифрования, постоянно видоизменял открытый текст. Теоретически постоянная мутация такого рода должна привести к тому, что компьютер, атакующий шифр, никогда не найдет узнаваемое словосочетание и не поймет, нашел ли он искомый ключ.

Джабба нажал на клавишу. И в следующую секунду все присутствующие поняли, что это было ошибкой. ГЛАВА 119 - Червь набирает скорость! - крикнула Соши, склонившаяся у монитора в задней части комнаты.  - Неверный ключ. Все застыли в ужасе. На экране перед ними высветилось сообщение об ошибке: НЕДОПУСТИМЫЙ ВВОД. ТОЛЬКО В ЦИФРОВОЙ ФОРМЕ - Черт его дери! - взорвался Джабба.  - Только цифровой. Нам нужно число. Он нас надул.

564 Share

Zaino girasole

 - Как твои дела. - Не жалуюсь. Джабба вытер губы. - Ты на месте. - А-га. - Не хочешь составить мне компанию. У меня на столе пирог с сыром. - Хотела бы, Джабба, но я должна следить за своей талией. - Ну да? - Он хмыкнул.

Я возлагаю эту задачу на. Не подведите. И положил трубку. Дэвид, задержавшись в будке, тяжко вздохнул. Взял потрепанный справочник Guia Telefonica и начал листать желтые страницы. - Ничего не выйдет, - пробормотал. В разделе Служба сопровождения в справочнике было только три строчки; впрочем, ничего иного все равно не оставалось. Беккер знал лишь, что немец был с рыжеволосой спутницей, а в Испании это само по себе большая редкость. Клушар вспомнил, что ее звали Капля Росы. Беккер скорчил гримасу: что это за имя.

 - Думаю, коммандер мне его откроет. Разве не так, коммандер. - Ни в коем случае! - отрезал Стратмор. Хейл вскипел: - Послушайте меня, старина. Вы отпускаете меня и Сьюзан на вашем лифте, мы уезжаем, и через несколько часов я ее отпускаю. Стратмор понял, что ставки повышаются. Он впутал в это дело Сьюзан и должен ее вызволить. Голос его прозвучал, как всегда, твердо: - А как же мой план с Цифровой крепостью. Хейл засмеялся: - Можете пристраивать к ней черный ход - я слова не скажу.

Снова и снова тянется его рука, поблескивает кольцо, деформированные пальцы тычутся в лица склонившихся над ним незнакомцев. Он что-то им говорит. Но что. Дэвид на экране застыл в глубокой задумчивости. - Разница, - бормотал он себе под нос.  - Разница между U235 и U238. Должно быть что-то самое простое. Техник в оперативном штабе начал отсчет: - Пять.

Беккер искал какой-нибудь перекресток, любой выход, но с обеих сторон были только запертые двери. Теперь он уже бежал по узкому проходу. Шаги все приближались. Беккер оказался на прямом отрезке, когда вдруг улочка начала подниматься вверх, становясь все круче и круче. Он почувствовал боль в ногах и сбавил скорость. Дальше бежать было некуда. Как трасса, на продолжение которой не хватило денег, улочка вдруг оборвалась. Перед ним была высокая стена, деревянная скамья и больше. Он посмотрел вверх, на крышу трехэтажного дома, развернулся и бросился назад, но почти тут же остановился.

 - Я уверен, у него все под контролем. Давай не… - Перестань, Чед, не будь ребенком. Мы выполняем свою работу. Мы обнаружили статистический сбой и хотим выяснить, в чем. Кроме того, - добавила она, - я хотела бы напомнить Стратмору, что Большой Брат не спускает с него глаз. Пусть хорошенько подумает, прежде чем затевать очередную авантюру с целью спасения мира.  - Она подняла телефонную трубку и начала набирать номер. Бринкерхофф сидел как на иголках. - Ты уверена, что мы должны его беспокоить.

Zaino grande samsonite xenon 3.0

About Vudoshakar

Он слишком долго говорил ей полуправду: просто есть вещи, о которых она ничего не знала, и он молил Бога, чтобы не узнала. - Прости меня, - сказал он, стараясь говорить как можно мягче.  - Расскажи, что с тобой случилось. Сьюзан отвернулась.

Related Posts

276 Comments

Post A Comment