Zaino husky

878 Share

Zaino husky

Я всегда добиваюсь своей цели, - подумал Стратмор. Не обращая внимания на пролом в стене, он подошел к электронной двери. Створки с шипением разъехались в стороны. Он вошел. Сьюзан стояла перед ним, промокшая, взъерошенная, в его пиджаке, накинутом на плечи. Она выглядела как первокурсница, попавшая под дождь, а он был похож на студента последнего курса, одолжившего ей свою куртку. Впервые за многие годы коммандер почувствовал себя молодым. Его мечта была близка к осуществлению. Однако, сделав еще несколько шагов, Стратмор почувствовалчто смотрит в глаза совершенно незнакомой ему женщины.

Какие вообще у них есть доказательства, что Танкадо действительно создал Цифровую крепость. Только его собственные утверждения в электронных посланиях. И конечно… ТРАНСТЕКСТ. Компьютер висел уже почти двадцать часов. Она, разумеется, знала, что были и другие программы, над которыми он работал так долго, программы, создать которые было куда легче, чем нераскрываемый алгоритм. Вирусы. Холод пронзил все ее тело. Но как мог вирус проникнуть в ТРАНСТЕКСТ. Ответ, уже из могилы, дал Чатрукьян.

Он был потрясен. Мидж и Бринкерхофф охнули в унисон. - Ну и чертовщина. Перед глазами возник текст: PRIMEDIFFERENCEBETWEEN ELEMENTSRESPONSIBLE FORHIROSHIMAANDNAGASAKI - Введите пробелы, - приказала Сьюзан.  - Нам предстоит решить одну задачку. ГЛАВА 123 Техник с бледным лицом подбежал к подиуму. - Туннельный блок сейчас рухнет. Джабба повернул голову к экрану ВР.

Эти аргументы она слышала уже много. Гипотетическое будущее правительство служило главным аргументом Фонда электронных границ. - Стратмора надо остановить! - кричал Хейл.  - Клянусь, я сделаю. Этим я и занимался сегодня весь день - считывал тексты с его терминала, чтобы быть наготове, когда он сделает первый шаг, чтобы вмонтировать этот чертов черный ход. Вот почему я скачал на свой компьютер его электронную почту. Как доказательство, что он отслеживал все связанное с Цифровой крепостью. Я собирался передать всю эту информацию в прессу. Сердце у Сьюзан бешено забилось. Правильно ли она поняла.

Наконец она поняла, что каждая цифра обозначала букву с соответствующим порядковым номером. Она старательно расшифровывала текст, завороженная тем, как на первый взгляд произвольный набор цифр превращался в красивые стихи. В тот момент она поняла, что нашла свою любовь - шифры и криптография отныне станут делом ее жизни. Почти через двадцать лет, получив степень магистра математики в Университете Джонса Хопкинса и окончив аспирантуру по теории чисел со стипендией Массачусетского технологического института, она представила докторскую диссертацию- Криптографические методы, протоколы и алгоритмы ручного шифрования. По-видимому, ее работу прочел не только научный руководитель, потому что вскоре последовал телефонный звонок, а затем по почте ей доставили авиационный билет от АНБ. Все, кто имел отношение к криптографии, знали, что о АНБ собраны лучшие криптографические умы нашей планеты. Каждую весну, когда частные фирмы начинают охоту за талантливой молодежью, соблазняя ее неприлично высокими окладами и фондовыми опционами в придачу, АНБ внимательно наблюдает за этим, выделяет наиболее подходящих и удваивает предлагаемую сумму. АНБ покупает все, что ему требуется.

 Нет! - отрезала Сьюзан.  - Он стал калекой из-за этих бомб. И он знал про них. ГЛАВА 126 - Одна минута. Джабба посмотрел на ВР. Стремительно исчезал уровень авторизации файлов - последняя линия обороны. А у входа толпились бандиты. - Внимание! - скомандовал Фонтейн.

893 Share

Zaino husky

Но затем стала подниматься вторая стена, за ней третья. Еще несколько мгновений, и весь набор фильтров был восстановлен. Банк данных снова был в безопасности. В комнате творилось нечто невообразимое. Техники обнимали друг друга, подбрасывая вверх длинные полосы распечаток. Бринкерхофф обнимал Мидж. Соши заливалась слезами. - Джабба, - спросил Фонтейн, - много они похитили. - Совсем мало, - сказал Джабба, посмотрев на монитор.  - Всего лишь какие-то обрывки, в полном виде - .

 - Быть может, он не знал, что бомбы были одинаковые. - Нет! - отрезала Сьюзан.  - Он стал калекой из-за этих бомб. И он знал про них. ГЛАВА 126 - Одна минута. Джабба посмотрел на ВР. Стремительно исчезал уровень авторизации файлов - последняя линия обороны. А у входа толпились бандиты. - Внимание! - скомандовал Фонтейн.

 - Что вы предлагаете. - Рекомендации? - выпалил Джабба.  - Вы ждете рекомендаций. Что ж, пожалуйста. Хватит путаться у нас под ногами, вот моя рекомендация. - Спокойно, Джабба, - предупредил директор. - Директор, - сказал Джабба, - Энсей Танкадо владеет нашим банком данных. Дайте ему то, чего он требует.

Сьюзан. Сьюзан. Сьюзан… Она знала, что его уже нет в живых, но его голос по-прежнему преследовал. Она снова и снова слышала свое имя. Сьюзан… Сьюзан… И в этот момент она все поняла. Дрожащей рукой она дотянулась до панели и набрала шифр. S…U…Z…A…N И в то же мгновение дверца лифта открылась. ГЛАВА 108 Лифт Стратмора начал стремительно спускаться. В кабине Сьюзан жадно вдохнула свежий прохладный воздух и, почувствовав головокружение, прижалась к стенке лифта. Вскоре спуск закончился, переключились какие-то шестеренки, и лифт снова начал движение, на этот раз горизонтальное.

Нужно выключить ТРАНСТЕКСТ. У нас… - Он нас сделал, - сказал Стратмор, не поднимая головы.  - Танкадо обманул всех. По его тону ей стало ясно, что он все понял. Вся ложь Танкадо о невскрываемом алгоритме… обещание выставить его на аукцион - все это было игрой, мистификацией. Танкадо спровоцировал АНБ на отслеживание его электронной почты, заставил поверить, что у него есть партнер, заставил скачать очень опасный файл. - Линейная мутация… - еле выдавил Стратмор. - Я знаю. Коммандер медленно поднял голову.

 - Она не дала ему договорить. Бринкерхофф почти физически ощущал, как интенсивно работают клеточки ее мозга. - Помнишь, что случилось в прошлом году, когда Стратмор занимался антисемитской террористической группой в Калифорнии? - напомнила. Бринкерхофф кивнул. Это было одним из крупнейших достижений Стратмора. С помощью ТРАНСТЕКСТА, взломавшего шифр, ему удалось узнать о заговоре и бомбе, подложенной в школе иврита в Лос-Анджелесе. Послание террористов удалось расшифровать всего за двадцать минут до готовившегося взрыва и, быстро связавшись по телефону с кем нужно, спасти триста школьников. - А знаешь, - Мидж без всякой нужды перешла на шепот, - Джабба сказал, что Стратмор перехватил сообщение террористов за шесть часов до предполагаемого времени взрыва.

785 Share

Zaino husky

Они плодятся быстрее кроликов. В этом их слабость - вы можете путем скрещивания отправить их в небытие, если, конечно, знаете, что делаете. Увы, у этой программы такого тщеславия нет, у нее нет инстинкта продолжения рода. Она бесхитростна и целеустремленна, и когда достигнет своей цели, то скорее всего совершит цифровое самоубийство.  - Джабба театральным жестом указал на громадный экран.  - Дамы и господа, - он опять тяжело вздохнул, - перед вами компьютерный агрессор-камикадзе… червь. - Червь? - с недоумением переспросил Бринкерхофф. Название показалось ему чересчур земным для такого агрессора.

 Или?.  - спросил немец с расширившимися от страха глазами. - Или мы придем к соглашению. - Какому соглашению? - Немец слышал рассказы о коррупции в испанской полиции. - У вас есть кое-что, что мне очень нужно, - сказал Беккер. - Да-да, конечно, - быстро проговорил немец, натужно улыбаясь. Он подошел к туалетному столику, где лежал бумажник.  - Сколько. Беккер изобразил крайнюю степень негодования. - Вы хотите дать взятку представителю закона? - зарычал .

 Может быть, и нет, - сказала Сьюзан.  - Во множестве шифров применяются группы из четырех знаков. Возможно, это и есть ключ. - Вот именно, - простонал Джабба.  - Он над вами издевается. А вы тем временем погибаете.  - Он посмотрел на экран.  - Осталось девять минут. Сьюзан, не слушая его, повернулась к Соши. - Сколько там этих сироток? - спросила .

Вы же мой шеф. Вы заместитель директора АНБ. Он не мог отказаться. - Ты права, - проворчал Стратмор.  - Поэтому я его и попросил. Я не мог позволить себе роскошь… - Директор знает, что вы послали в Испанию частное лицо. - Сьюзан, - сказал Стратмор, уже теряя терпение, - директор не имеет к этому никакого отношения. Он вообще не в курсе дела. Сьюзан смотрела на Стратмора, не веря своим ушам. У нее возникло ощущение, что она разговаривает с абсолютно незнакомым человеком.

И с какими-то дикими волосами - красно-бело-синими. Беккер усмехнулся, представив это зрелище. - Может быть, американка? - предположил. - Не думаю, - сказала Росио.  - На ней была майка с британским флагом. Беккер рассеянно кивнул: - Хорошо. Бело-красно-синие волосы, майка, серьга с черепом в ухе. Что. - Больше .

У подножия ступенек Беккер споткнулся и, потеряв равновесие, неуправляемо заскользил по отполированному камню. Острая боль пронзила вес его тело, когда он приземлился на бок, но мгновение спустя он уже был на ногах и, скрываемый занавешенным входом, сбежал вниз по деревянным ступенькам. Превозмогая боль, он бежал через гардеробную. У алтаря кто-то кричал, за спиной у него слышались тяжелые шаги. Беккер толкнул двойную дверь и оказался в некотором подобии кабинета. Там было темно, но он разглядел дорогие восточные ковры и полированное красное дерево. На противоположной стене висело распятие в натуральную величину. Беккер остановился. Тупик.

267 Share

Zaino husky

Я ему не поверил. - Но зачем он вам об этом сообщил? - спросила Сьюзан.  - Хотел предложить вам купить этот алгоритм. - Нет. Это был шантаж. Все встало на свои места. - Ну конечно, - сказала она, все еще не в силах поверить в произошедшее.  - Он хотел, чтобы вы восстановили его доброе имя. - Нет, - хмуро сказал Стратмор.  - Танкадо потребовал ТРАНСТЕКСТ.

Я отлично все понял! - Он уставил на Беккера костлявый указательный палец, и его голос загремел на всю палату.  - Вы не первый. Они уже пытались сделать то же самое в Мулен Руж, в отеле Брауне пэлис и в Голфиньо в Лагосе. Но что попало на газетную полосу. Правда. Самый гнусный Веллингтон из всех, что мне доводилось пробовать. Самая грязная ванна, какую мне доводилось видеть. И самый мерзкий пляж, покрытый острыми камнями. Этого и ждут от меня читатели.

Сколько я уже тут кручусь. Однако считать ему не хотелось. По профессиональной привычке поправив съехавший набок узел галстука, он повернулся к писсуару. Он подумал, дома ли Сьюзан. Куда она могла уйти. Неужели уехала без меня в Стоун-Мэнор. - Эй! - услышал он за спиной сердитый женский голос и чуть не подпрыгнул от неожиданности. - Я… я… прошу прощения, - заикаясь, сказал Беккер и застегнул молнию на брюках.

 Кого? - спросил он чуть осипшим голосом. - Кармен. Ту, что работает в столовой. Бринкерхофф почувствовал, как его лицо заливается краской. Двадцатисемилетняя Кармен Хуэрта была поваром-кондитером в столовой АН Б. Бринкерхофф провел с ней наедине несколько приятных и, как ему казалось, тайных встреч в кладовке. Мидж злорадно подмигнула. - Никогда не забывай, Чед, что Большой Брат знает. Большой Брат.

 Si. Si! - вскрикивала она в интервалах между его рывками и впивалась ногтями ему в спину, стараясь ускорить его движения. Все смешалось в ее голове - лица бесчисленных мужчин, склонявшиеся над ней, потолки гостиничных номеров, в которые она смотрела, мечты о том, что когда-нибудь все это кончится и она заведет детей… Внезапно, без всякого предупреждения, тело немца выгнулось, замерло и тут же рухнуло на. Это. - подумала она удивленно и с облегчением и попыталась выскользнуть из-под. - Милый, - глухо прошептала.  - Позволь, я переберусь наверх.  - Но немец даже не шевельнулся.

 Н-ну, - заикаясь начал он, и голос его внезапно задрожал.  - Первым делом вы отдаете мне пистолет. И оба идете со. - В качестве заложников? - холодно усмехнулся Стратмор.  - Грег, тебе придется придумать что-нибудь получше. Между шифровалкой и стоянкой для машин не менее дюжины вооруженных охранников. - Я не такой дурак, как вы думаете, - бросил Хейл.  - Я воспользуюсь вашим лифтом. Сьюзан пойдет со. А вы останетесь.

990 Share

Zaino husky

Чего же он ждет. Он засмеялся. Ведь пилот может радировать Стратмору. Усмехнувшись, Беккер еще раз посмотрелся в зеркало и поправил узел галстука. Он уже собрался идти, как что-то в зеркале бросилось ему в. Он повернулся: из полуоткрытой двери в кабинку торчала сумка Меган. - Меган? - позвал. Ответа не последовало.

Он вытирал лоб простыней. - Простите… может быть, завтра… - Его явно мутило. - Мистер Клушар, очень важно, чтобы вы вспомнили это.  - Внезапно Беккер понял, что говорит чересчур громко. Люди на соседних койках приподнялись и внимательно наблюдали за происходящим. В дальнем конце палаты появилась медсестра и быстро направилась к. - Хоть что-нибудь, - настаивал Беккер. - Немец называл эту женщину… Беккер слегка потряс Клушара за плечи, стараясь не дать ему провалиться в забытье.

Шифровалка снова купалась в ярких огнях. Внизу фреон протекал сквозь дымящийся ТРАНСТЕКСТ, как обогащенная кислородом кровь. Стратмор знал, что охладителю потребуется несколько минут, чтобы достичь нижней части корпуса и не дать воспламениться расположенным там процессорам. Он был уверен, что все сделал вовремя, и усмехнулся. Он не сомневался в своей победе, не зная, что опоздал. Я всегда добиваюсь своей цели, - подумал Стратмор. Не обращая внимания на пролом в стене, он подошел к электронной двери. Створки с шипением разъехались в стороны. Он вошел.

Джабба всплеснул руками. - Ради всего святого. Шифры-убийцы похожи на любые другие - они так же произвольны. Угадать ключи к ним невозможно. Если вы думаете, что можно ввести шестьсот миллионов ключей за сорок пять минут, то пожалуйста. - Ключ находится в Испании, - еле слышно произнесла Сьюзан, и все повернулись к. Это были ее первые слова за очень долгое время. Сьюзан подняла голову.

 - Ему ведь всего тридцать лет. - Тридцать два, - уточнил Стратмор.  - У него был врожденный порок сердца. - Никогда об этом не слышала. - Так записано в его медицинской карточке. Он не очень-то об этом распространялся. Сьюзан трудно было поверить в такое удачное совпадение. - Его погубило слабое сердце - вот так. Слишком уж удобная версия.

Надеюсь, не забыл. - Ну и что мне, прожевать все эти цифры. Она поправила прическу. - Ты же всегда стремился к большей ответственности. Вот. Он печально на нее посмотрел. - Мидж… у меня нет никакой жизни. Она постучала пальцем по кипе документов: - Вот твоя жизнь, Чед Бринкерхофф.  - Но, посмотрев на него, смягчилась.

493 Share

Zaino husky

Большой Брат. Бринкерхофф отказывался в это поверить. Неужели Большой Брат следит за тем, что делается в кладовке. Большой Брат, или Брат, как его обычно называла Мидж, - это аппарат Сентрекс-333, размещавшийся в крохотном, похожем на подсобку кабинетике рядом с директорскими апартаментами. Большой Брат был частью мира, в котором царила Мидж. Он получал информацию со 148 камер кабельного телевидения, 399 электронных дверей, 377 устройств прослушивания телефонов и еще 212 жучков, установленных по всему комплексу АНБ. Директора АН Б дорого заплатили за осознание того факта, что двадцать шесть тысяч сотрудников не только огромная ценность, но и источник больших неприятностей. Все крупные провалы в сфере безопасности в истории агентства происходили внутри этого здания.

СЛЕДОПЫТ ОТКЛЮЧЕН Следопыт отключен. У нее даже перехватило дыхание. Почему. Сьюзан охватила паника. Она быстро проверила отчет программы в поисках команды, которая могла отозвать Следопыта, но ничего не обнаружила. Складывалось впечатление, что он отключился сам по. Сьюзан знала, что такое могло произойти только по одной причине - если бы в Следопыте завелся вирус. Вирусы были самой большой неприятностью, с которой сталкивались в своей работе программисты. Поскольку компьютеры должны были выполнять операции в абсолютно точном порядке, самая мелкая ошибка могла иметь колоссальные последствия. Простая синтаксическая ошибка - если бы, например, программист по ошибке ввел вместо точки запятую - могла обрушить всю систему.

Вы полагаете, что Северная Дакота может быть где-то. - Возможно.  - Стратмор пожал плечами.  - Имея партнера в Америке, Танкадо мог разделить два ключа географически. Возможно, это хорошо продуманный ход. Сьюзан попыталась осознать то, что ей сообщил коммандер. Она сомневалась, что Танкадо мог передать ключ какому-то человеку, который не приходился ему близким другом, и вспомнила, что в Штатах у него практически не было друзей. - Северная Дакота, - вслух произнесла она, пытаясь своим умом криптографа проникнуть в скрытый смысл этого имени.

Беккер беззвучно выругался. Уже два часа утра. - Pi'dame uno. Вызовите мне машину. Мужчина достал мобильник, сказал несколько слов и выключил телефон. - Veinte minutos, - сказал. -Двадцать минут? - переспросил Беккер.  - Yel autobus. Охранник пожал плечами.

И вдруг увидел знакомый силуэт в проходе между скамьями сбоку. Это. Он. Беккер был уверен, что представляет собой отличную мишень, даже несмотря на то что находился среди огромного множества прихожан: его пиджак цвета хаки ярко выделялся на черном фоне. Вначале он хотел снять его, но белая оксфордская рубашка была бы ничуть ни лучше, поэтому он лишь пригнулся еще ниже. Мужчина рядом нахмурился. - Turista, - усмехнулся. И прошептал чуть насмешливо: - Llamo un medico. Вызвать доктора.

 Рассказывай. Немедленно. Но Дэвид знал, что никогда ей этого не откроет. Секрет выражения без воска был ему слишком дорог. Он уходил корнями в давние времена. В эпоху Возрождения скульпторы, оставляя изъяны при обработке дорогого мрамора, заделывали их с помощью сеrа, то есть воска. Статуя без изъянов, которую не нужно было подправлять, называлась скульптурой sin cera, иными словами - без воска. С течением времени это выражение стало означать нечто честное, правдивое.

263 Share

Zaino husky

Цифровая крепость - не поддающийся взлому код, он погубит агентство. - Если бы я сумел слегка модифицировать этот код, - продолжал Стратмор, - до его выхода в свет… - Он посмотрел на нее с хитрой улыбкой. Сьюзан потребовалось всего мгновение. Стратмор сразу заметил изумление, мелькнувшее в ее глазах, и взволнованно изложил свой план: - Если бы я получил ключ, то смог бы взломать наш экземпляр Цифровой крепости и внести нужные изменения… - Черный ход, - сказала Сьюзан, мгновенно забыв о том, что Стратмор ей лгал. Она все поняла.  - Вроде Попрыгунчика. Стратмор кивнул: - Тогда мы смогли бы подменить интернетовский файл, который Танкадо собирается выбросить на рынок, нашей измененной версией. Поскольку Цифровая крепость - это японский код, никто никогда не заподозрит, что наше агентство имеет к нему отношение. Единственное, что нам нужно, - осуществить такую подмену.

 - Он все еще посмеивался.  - Дэвид Беккер хороший малый. Не упусти. - Спасибо, шеф. Голос шефа из смешливого вдруг стал жестким: - Сьюзан, я звоню потому, что ты нужна мне. Срочно. Она попыталась собраться с мыслями. - Сегодня суббота, сэр. Обычно мы… - Знаю, - спокойно сказал .

Она бросилась к лестнице и начала подниматься к кабинету Стратмора. За ее спиной ТРАНСТЕКСТ издал предсмертный оглушающий стон. Когда распался последний силиконовый чип, громадная раскаленная лава вырвалась наружу, пробив верхнюю крышку и выбросив на двадцать метров вверх тучу керамических осколков, и в то же мгновение насыщенный кислородом воздух шифровалки втянуло в образовавшийся вакуум. Сьюзан едва успела взбежать на верхнюю площадку лестницы и вцепиться в перила, когда ее ударил мощный порыв горячего ветра. Повернувшись, она увидела заместителя оперативного директора АНБ; он стоял возле ТРАНСТЕКСТА, не сводя с нее глаз. Вокруг него бушевала настоящая буря, но в его глазах она увидела смирение. Губы Стратмора приоткрылись, произнеся последнее в его жизни слово: Сьюзан. Воздух, ворвавшийся в ТРАНСТЕКСТ, воспламенился.

 Дэвид… я подумала… Оперативный агент Смит усадил Беккера на сиденье перед монитором. - Он немного сонный, мадам. Дайте ему минутку прийти в. - Н-но… - Сьюзан произнесла слова медленно.  - Я видела сообщение… в нем говорилось… Смит кивнул: - Мы тоже прочитали это сообщение. Халохот рано принялся считать цыплят. - Но кровь… - Поверхностная царапина, мадам. Мы залепили ее пластырем. Сьюзан лишилась дара речи.

Разведданные, поставляемые агентством, влияли на процесс принятия решений ФБР, ЦРУ, а также внешнеполитическими советниками правительства США. Беккер был потрясен. - А как насчет вскрытия шифров. Какова твоя роль во всем. Сьюзан объяснила, что перехватываемые сообщения обычно исходят от правительств потенциально враждебных стран, политических фракций, террористических групп, многие из которых действуют на территории США. Эти сообщения обычно бывают зашифрованы: на тот случай, если они попадут не в те руки, - а благодаря КОМИНТ это обычно так и происходит. Сьюзан сообщила Дэвиду, что ее работа заключается в изучении шифров, взламывании их ручными методами и передаче расшифрованных сообщений руководству. Но это было не совсем .

Сьюзан взглянула на адресную строку сообщения. FROM: CHALECRYPTO. NSA. GOV Гнев захлестнул ее, но она сдержалась и спокойно стерла сообщение. - Очень умно, Грег. - Там подают отличный карпаччо.  - Хейл улыбнулся.  - Что скажешь.

376 Share

Zaino husky

К счастью, поскольку сотрудникам шифровалки приходилось иметь дело с огромным количеством достаточно неопределенных материалов, они разработали сложную процедуру так называемого неортодоксального поиска. Такой поиск, по существу, представляет собой команду компьютеру просмотреть все строки знаков на жестком диске, сравнить их с данными громадного по объему словаря и пометить те из них, которые кажутся бессмысленными или произвольными. Это сложнейшая работа, заключающаяся в постоянном отсеивании лишнего, но она вполне выполнима. Сьюзан понимала, что, по всей логике, именно ей предстояло решить эту задачу. Она вздохнула, надеясь, что ей не придется раскаиваться в том, чем она собиралась заняться. - Если все пойдет хорошо, то результат будет примерно через полчаса. - Тогда за дело, - сказал Стратмор, положил ей на плечо руку и повел в темноте в направлении Третьего узла. Над их головами куполом раскинулось усыпанное звездами небо. Такие же звезды, наверное, видит сейчас Дэвид в небе над Севильей, подумала. Подойдя к тяжелой стеклянной двери, Стратмор еле слышно чертыхнулся.

У нас… - Он нас сделал, - сказал Стратмор, не поднимая головы.  - Танкадо обманул всех. По его тону ей стало ясно, что он все понял. Вся ложь Танкадо о невскрываемом алгоритме… обещание выставить его на аукцион - все это было игрой, мистификацией. Танкадо спровоцировал АНБ на отслеживание его электронной почты, заставил поверить, что у него есть партнер, заставил скачать очень опасный файл. - Линейная мутация… - еле выдавил Стратмор. - Я знаю. Коммандер медленно поднял голову. - Файл, который я скачал из Интернета… это был… Сьюзан постаралась сохранить спокойствие. Все элементы игры поменялись местами.

И это вопрос национальной безопасности. Беккер вошел в телефонную будку и начал набирать номер Стратмора. Не успел он набрать международный код, как в трубке раздался записанный на пленку голос: Todos los circuitos estan ocupados - Пожалуйста, положите трубку и перезвоните позднее. Беккер нахмурился и положил трубку на рычаг. Он совсем забыл: звонок за границу из Испании - все равно что игра в рулетку, все зависит от времени суток и удачи. Придется попробовать через несколько минут. Беккер старался не обращать внимания на легкий запах перца. Меган сказала, что, если тереть глаза, будет только хуже.

Она вдруг поняла стремление коммандера к необычайной секретности в шифровалке. Стоящая перед ним задача была крайне деликатна и требовала массу времени - вписать скрытый черный ход в сложный алгоритм и добавить невидимый ключ в Интернете. Тайна имела первостепенное значение. Любое подозрение об изменении Цифровой крепости могло разрушить весь замысел коммандера. Только сейчас она поняла, почему он настаивал на том, чтобы ТРАНСТЕКСТ продолжал работать. Если Цифровой крепости суждено стать любимой игрушкой АНБ, Стратмор хотел убедиться, что взломать ее невозможно. - Ты по-прежнему хочешь уйти. Сьюзан посмотрела на .

 Чем отличаются изотопы? - спросил Фонтейн.  - Это должно быть что-то фундаментальное. Соши пожирала глазами текст. - Подождите… сейчас посмотрю… отлично… - Сорок пять секунд! - раздался крик. Сьюзан взглянула на ВР. Последний защитный слой был уже почти невидим. - Вот оно! - воскликнула Соши. - Читайте! - Джабба обливался.  - В чем разница.

Необходимость убрать пробелы показалась ей странной. Это была мелочь, но все же изъян, отсутствие чистоты - не этого она ожидала от Танкадо, наносящего свой коронный удар. - Тут что-то не так, - наконец сказала.  - Не думаю, что это ключ. Фонтейн глубоко вздохнул. Его темные глаза выжидающе смотрели на Сьюзан. - Мисс Флетчер, как вы полагаете, если это не ключ, то почему Танкадо обязательно хотел его отдать. Если он знал, что мы его ликвидируем, то естественно было бы ожидать, что он накажет нас, допустив исчезновение кольца. В разговор вмешался новый участник. - Д-директор.

643 Share

Zaino husky

 Алькасар. Беккер снова кивнул, вспомнив ночь, когда слушал гитару Пако де Лючии - фламенко под звездами в крепости XV века. Вот бы побывать здесь вместе со Сьюзан. - И, разумеется, Христофора Колумба? - просиял лейтенант.  - Он похоронен в нашем соборе. Беккер удивленно посмотрел на. - Разве. Я думал, что он похоронен в Доминиканской Республике. - Да нет же, черт возьми. И кто только распустил этот слух.

В шифровалке они считались людьми второго сорта и не очень-то ладили с местной элитой. Ни для кого не было секретом, что всем в этом многомиллиардном курятнике управляли шифровальщики. Сотрудников же лаборатории безопасности им приходилось терпеть, потому что те обеспечивали бесперебойную работу их игрушек. Чатрукьян принял решение и поднял телефонную трубку, но поднести ее к уху не успел. Он замер, когда его взгляд упал на монитор. Как при замедленной съемке, он положил трубку на место и впился глазами в экран. За восемь месяцев работы в лаборатории Фил Чатрукьян никогда не видел цифр в графе отсчета часов на мониторе ТРАНСТЕКСТА что-либо иное, кроме двух нулей. Сегодня это случилось впервые.

Сьюзан не было дома. Он не мог понять, куда она подевалась. Всякий раз включался автоответчик, но Дэвид молчал. Он не хотел доверять машине предназначавшиеся ей слова. Выйдя на улицу, Беккер увидел у входа в парк телефонную будку. Он чуть ли не бегом бросился к ней, схватил трубку и вставил в отверстие телефонную карту. Соединения долго не. Наконец раздались длинные гудки. Ну давай. Окажись дома.

Джабба собирался взять третий кусок, когда зазвонил мобильный телефон. - Говорите, - сказал он, быстро проглотив пирог. - Джабба, - проворковала женщина в ответ.  - Это Мидж. - Королева информации! - приветствовал ее толстяк. Он всегда питал слабость к Мидж Милкен. Умница, да к тому же единственная женщина, не упускавшая случая с ним пококетничать.  - Как твои дела.

Что, разумеется, было не. Каждое послание состояло из числа букв, равного полному квадрату, - шестнадцати, двадцати пяти, ста - в зависимости оттого, какой объем информации нужно было передать. Цезарь тайно объяснил офицерам, что по получении этого якобы случайного набора букв они должны записать текст таким образом, чтобы он составил квадрат. Тогда, при чтении сверху вниз, перед глазами магически возникало тайное послание. С течением времени этот метод преобразования текста был взят на вооружение многими другими и модифицирован, с тем чтобы его труднее было прочитать. Кульминация развития докомпьютерного шифрования пришлась на время Второй мировой войны. Нацисты сконструировали потрясающую шифровальную машину, которую назвали Энигма. Она была похожа на самую обычную старомодную пишущую машинку с медными взаимосвязанными роторами, вращавшимися сложным образом и превращавшими открытый текст в запутанный набор на первый взгляд бессмысленных групп знаков. Только с помощью еще одной точно так же настроенной шифровальной машины получатель текста мог его прочесть.

Ведь на нем - единственный экземпляр ключа! - Теперь она понимала, что нет никакой Северной Дакоты, как нет и копии ключа. Даже если АНБ расскажет о ТРАНСТЕКСТЕ, Танкадо им уже ничем не поможет. Стратмор молчал. Положение оказалось куда серьезнее, чем предполагала Сьюзан. Самое шокирующее обстоятельство заключалось в том, что Танкадо дал ситуации зайти слишком. Он должен был знать, что случится, если АНБ не получит кольцо, - и все же в последние секунды жизни отдал его кому-то. Он не хотел, чтобы оно попало в АНБ. Но чего еще можно было ждать от Танкадо - что он сохранит кольцо для них, будучи уверенным в том, что они-то его и убили. И все же Сьюзан не могла поверить, что Танкадо допустил бы. Ведь он был пацифистом и не стремился к разрушению.

958 Share

Zaino husky

Не упустите. Даже клочка бумаги. - Где теперь это кольцо? - спросил Беккер. Лейтенант глубоко затянулся. - Долгая история. Чутье подсказывало Беккеру, что это открытие не сулит ему ничего хорошего. - Все равно расскажите. ГЛАВА 15 Сьюзан Флетчер расположилась за компьютерным терминалом Третьего узла.

Раздался приглушенный звук выстрела. Мимо. Он резко свернул влево и запетлял по дороге в надежде сбить преследователя и выиграть время. Все было бесполезно. До поворота оставалось еще триста метров, а такси от него отделяло всего несколько машин. Беккер понимал, что через несколько секунд его застрелят или собьют, и смотрел вперед, пытаясь найти какую-нибудь лазейку, но шоссе с обеих сторон обрамляли крутые, покрытые гравием склоны. Прозвучал еще один выстрел. Он принял решение. Под визг покрышек, в снопе искр Беккер резко свернул вправо и съехал с дороги.

Пожилой уборщик наклонился и выключил мотор. - Eh. - Una nina? - повторил Беккер.  - Pelo rojo, azul, y bianco. Красно-бело-синие волосы. Мужчина засмеялся: - Que fea. Ничего себе зрелище.  - Он покачал головой и возобновил работу. Дэвид Беккер стоял в центре пустого зала и думал, что делать. Весь вечер оказался сплошной комедией ошибок.

Он хотел отдать кольцо. Какие же страшные были у него руки. - Вот тут-то вы и рассмотрели его кольцо. Глаза Клушара расширились. - Так полицейский сказал вам, что это я взял кольцо. Беккер смущенно подвинулся. Клушар вдруг разбушевался. - Я знал, что он меня не слушает.

Per favore. Sulla Vespa. Venti mille pesete. Итальянец перевел взгляд на свой маленький потрепанный мотоцикл и засмеялся. - Venti mille pesete. La Vespa. - Cinquanta mille. Пятьдесят тысяч! - предложил Беккер.

Маломощный двигатель отчаянно выл, стараясь одолеть подъем. Беккер выжал из него все, что мог, и отчаянно боялся, что мотоцикл заглохнет в любую минуту. Нельзя было даже оглянуться: такси остановится в любой момент и снова начнется стрельба. Однако выстрелов не последовало. Мотоцикл каким-то чудом перевалил через гребень склона, и перед Беккером предстал центр города. Городские огни сияли, как звезды в ночном небе. Он направил мотоцикл через кустарник и, спрыгнув на нем с бордюрного камня, оказался на асфальте. Веспа внезапно взбодрилась. Под колесами быстро побежала авеню Луис Монтоно.

Zaino da lavoro da uomo

About Merr

Я же сказал тебе… - Но это была не Мидж. Джабба удивленно заморгал.  - Соши.

Related Posts

904 Comments

Post A Comment