Zaino in cordura

412 Share

Zaino in cordura

Танкадо отдал кольцо. Вот и все доказательства. - Агент Смит, - прервал помощника директор.  - Почему вы считаете, будто Танкадо не знал, что на него совершено покушение. Смит откашлялся. - Халохот ликвидировал его с помощью НТП - непроникающей травматической пули. Это резиновая капсула, которая при попадании растворяется. Все тихо и чисто. Перед сердечным приступом мистер Танкадо не почувствовал ничего, кроме легкого укола. - Травматическая пуля, - задумчиво повторил Беккер.

Беккер прищурился от внезапной вспышки яркого света. Это был тот самый парень, за которым он гнался от автобусной остановки. Беккер мрачно оглядел море красно-бело-синих причесок. - Что у них с волосами? - превозмогая боль, спросил он, показывая рукой на остальных пассажиров.  - Они все… - Красно-бело-синие? - подсказал парень. Беккер кивнул, стараясь не смотреть на серебряную дужку в верхней губе парня. - Табу Иуда, - произнес тот как ни в чем не бывало. Беккер посмотрел на него с недоумением. Панк сплюнул в проход, явно раздраженный невежеством собеседника.

У нее есть и свои слабости. Она ведь и сама кое-что себе позволяла: время от времени они массировали друг другу спину. Мысли его вернулись к Кармен. Перед глазами возникло ее гибкое тело, темные загорелые бедра, приемник, который она включала на всю громкость, слушая томную карибскую музыку. Он улыбнулся. Может, заскочить на секунду, когда просмотрю эти отчеты. Бринкерхофф взял первую распечатку. ШИФРОВАЛКА - ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТЬРАСХОДЫ Настроение его сразу же улучшилось. Мидж оказала ему настоящую услугу: обработка отчета шифровалки, как правило, не представляла собой никаких трудностей. Конечно, он должен был проверить все показатели, но единственная цифра, которая по-настоящему всегда интересовала директора, - это СЦР, средняя цена одной расшифровки.

В одном Чатрукьян был абсолютно уверен: если шеф узнает, что в лаборатории систем безопасности никого нет, это будет стоить молодому сотруднику места. Чатрукьян посмотрел на телефонный аппарат и подумал, не позвонить ли этому парню: в лаборатории действовало неписаное правило, по которому сотрудники должны прикрывать друг друга. В шифровалке они считались людьми второго сорта и не очень-то ладили с местной элитой. Ни для кого не было секретом, что всем в этом многомиллиардном курятнике управляли шифровальщики. Сотрудников же лаборатории безопасности им приходилось терпеть, потому что те обеспечивали бесперебойную работу их игрушек. Чатрукьян принял решение и поднял телефонную трубку, но поднести ее к уху не успел. Он замер, когда его взгляд упал на монитор. Как при замедленной съемке, он положил трубку на место и впился глазами в экран. За восемь месяцев работы в лаборатории Фил Чатрукьян никогда не видел цифр в графе отсчета часов на мониторе ТРАНСТЕКСТА что-либо иное, кроме двух нулей. Сегодня это случилось впервые.

Клушар едва заметно кивнул: - Просто… я переволновался, наверное.  - И замолчал. - Подумайте, мистер Клушар, - тихо, но настойчиво сказал Беккер.  - Это очень важно. Клушар заморгал. - Я не знаю… эта женщина… он называл ее… - Он прикрыл глаза и застонал. - Как. - Не могу вспомнить… - Клушар явно терял последние силы.

Велел ему сегодня не приходить. Он ничего не сказал о том, что поменялся с тобой дежурством. У Чатрукьяна ком застрял в горле. Он молчал. - Ну ладно, - вздохнул Стратмор.  - Похоже, вышла какая-то путаница.  - Он положил руку на плечо Чатрукьяна и проводил его к двери.  - Тебе не нужно оставаться до конца смены.

682 Share

Zaino in cordura

 - Средняя цена определяется как дробь - общая стоимость, деленная на число расшифровок. - Конечно.  - Бринкерхофф рассеянно кивнул, стараясь не смотреть на лиф ее платья. - Когда знаменатель равняется нулю, - объясняла Мидж, - результат уходит в бесконечность. Компьютеры терпеть не могут бесконечности, поэтому выдают девятки.  - Она показала ему другую колонку.  - Видишь. - Вижу, - сказал Бринкерхофф, стараясь сосредоточиться на документе. - Это данные о сегодняшней производительности. Взгляни на число дешифровок.

Тот потерял дар речи. - Будь здоров, - сказал Беккер. Да этот парень - живая реклама противозачаточных средств. - Убирайся к дьяволу! - завопил панк, видя, что над ним все смеются.  - Подтирка для задницы. Беккер не шелохнулся. Что-то сказанное панком не давало ему покоя. Я прихожу сюда каждый вечер. А что, если этот парень способен ему помочь.

Беккер держался своей легенды: - Я из севильской полиции. Росио угрожающе приблизилась. - Я знаю всех полицейских в этом городе. Они мои лучшие клиенты. Беккер чувствовал, как ее глаза буквально впиваются в. Он решил сменить тактику: - Я из специальной группы, занимающейся туристами. Отдайте кольцо, или мне придется отвести вас в участок и… - И что? - спросила она, подняв брови в притворном ужасе. Беккер замолчал.

Беккер еще раз просмотрел сообщение. - Нет. Они сказали - агентство. АНБ. - Никогда о таком не слышал. Беккер заглянул в справочник Управления общей бухгалтерской отчетности США, но не нашел в нем ничего похожего. Заинтригованный, он позвонил одному из своих партнеров по теннису, бывшему политологу, перешедшему на службу в Библиотеку конгресса. Слова приятеля его очень удивили.

Крик оборвался столь же внезапно, как и раздался. Затем наступила тишина. Мгновение спустя, словно в дешевом фильме ужасов, свет в ванной начал медленно гаснуть. Затем ярко вспыхнул и выключился. Сьюзан Флетчер оказалась в полной темноте. Сьюзан Флетчер нетерпеливо мерила шагами туалетную комнату шифровалки и медленно считала от одного до пятидесяти. Голова у нее раскалывалась. Еще немного, - повторяла она мысленно.

 - Вон. Беккер совсем забыл о кольце, об Агентстве национальной безопасности, обо всем остальном, проникшись жалостью к девушке. Наверное, родители отправили ее сюда по какой-то школьной образовательной программе, снабдив кредитной карточкой Виза, а все кончилось тем, что она посреди ночи вкалывает себе в туалете наркотик. - Вы себя хорошо чувствуете? - спросил он, пятясь к двери. - Нормально, - высокомерно бросила.  - А тебе здесь делать нечего. Беккер повернулся, печально посмотрев в последний раз на ее руку. Ты ничего не можешь с этим поделать, Дэвид.

106 Share

Zaino in cordura

В связи с одной из таких работ он и познакомился со Сьюзан. В то прохладное осеннее утро у него был перерыв в занятиях, и после ежедневной утренней пробежки он вернулся в свою трехкомнатную университетскую квартиру. Войдя, Дэвид увидел мигающую лампочку автоответчика. Слушая сообщение, он выпил почти целый пакет апельсинового сока. Послание ничем не отличалось от многих других, которые он получал: правительственное учреждение просит его поработать переводчиком в течение нескольких часов сегодня утром. Странным показалось только одно: об этой организации Беккер никогда прежде не слышал. Беккер позвонил одному из своих коллег: - Тебе что-нибудь известно об Агентстве национальной безопасности. Это был не первый его звонок, но ответ оставался неизменным: - Ты имеешь в виду Совет национальной безопасности. Беккер еще раз просмотрел сообщение.

Профессор вертел кольцо в пальцах и изучал надпись. - Читайте медленно и точно! - приказал Джабба.  - Одна неточность, и все мы погибли. Фонтейн сурово взглянул на. Уж о чем о чем, а о стрессовых ситуациях директор знал. Он был уверен, что чрезмерный нажим не приведет ни к чему хорошему. - Расслабьтесь, мистер Беккер. Если будет ошибка, мы попробуем снова, пока не добьемся успеха. - Плохой совет, мистер Беккер, - огрызнулся Джабба.  - Нужно сразу быть точным.

Переделать Цифровую крепость - это шанс войти в историю, принеся громадную пользу стране, и Стратмору без ее помощи не обойтись. Хоть и не очень охотно, она все же улыбнулась: - Что будем делать. Стратмор просиял и, протянув руку, коснулся ее плеча. - Спасибо.  - Он улыбнулся и сразу перешел к делу.  - Мы вместе спустимся.  - Он поднял беретту.  - Ты найдешь терминал Хейла, а я тебя прикрою. Сьюзан была отвратительна даже мысль об .

 - Мне нужен совет. Джабба встряхнул бутылочку с острой приправой Доктор Пеппер. - Выкладывай. - Может быть, все это чепуха, - сказала Мидж, - но в статистических данных по шифровалке вдруг вылезло что-то несуразное. Я надеюсь, что ты мне все объяснишь. - В чем же проблема? - Джабба сделал глоток своей жгучей приправы. - Передо мной лежит отчет, из которого следует, что ТРАНСТЕКСТ бьется над каким-то файлом уже восемнадцать часов и до сих пор не вскрыл шифр. Джабба обильно полил приправой кусок пирога на тарелке. - Что-что. - Как это тебе нравится.

Она собиралась купить билет прямо перед вылетом. Женщина нахмурилась: - Извините, сэр. Этим рейсом улетели несколько пассажиров, купивших билет перед вылетом. Но мы не имеем права сообщать информацию личного характера… - Это очень важно, - настаивал Беккер.  - Мне просто нужно узнать, улетела ли. И больше. Женщина сочувственно кивнула. - Поссорились. На мгновение Беккер задумался.

Мгновение спустя, как в одном из самых страшных детских кошмаров, перед ней возникло чье-то лицо. Зеленоватое, оно было похоже на призрак. Это было лицо демона, черты которого деформировали черные тени. Сьюзан отпрянула и попыталась бежать, но призрак схватил ее за руку. - Не двигайся! - приказал. На мгновение ей показалось, что на нее были устремлены горящие глаза Хейла, но прикосновение руки оказалось на удивление мягким. Это был Стратмор. Лицо его снизу подсвечивалось маленьким предметом, который он извлек из кармана. Сьюзан обмякла, испытав огромное облегчение, и почувствовала, что вновь нормально дышит: до этого она от ужаса задержала дыхание. Предмет в руке Стратмора излучал зеленоватый свет.

649 Share

Zaino in cordura

 Ничего не поделаешь, - вздохнул Стратмор.  - Поддержи. Коммандер глубоко вздохнул и подошел к раздвижной стеклянной двери. Кнопка на полу привела ее в движение, и дверь, издав шипящий звук, отъехала в сторону. Чатрукьян ввалился в комнату. - Коммандер… сэр, я… извините за беспокойство, но монитор… я запустил антивирус и… - Фил, Фил, - нехарактерным для него ласковым тоном сказал Стратмор.  - Потише и помедленнее. Что случилось.

Вы жаждете обладать ею еще сильнее, чем Цифровой крепостью. Я вас знаю. На такой риск вы не пойдете. Сьюзан было запротестовала, но Стратмор не дал ей говорить. - Вы меня не знаете, молодой человек. Я рисковал всю свою жизнь. Хотите меня испытать. Что ж, попробуйте! - Он начал нажимать кнопки мобильника.

Ты должна признать, Сьюзан, что этот черный ход был придуман для того, чтобы ввести мир в заблуждение и преспокойно читать электронную почту. По мне, так поделом Стратмору. - Грег, - сказала Сьюзан, стараясь не показать своего возмущения, - этот черный ход позволял АНБ расшифровывать электронную почту, представляющую угрозу нашей безопасности. - Что ты говоришь? - Хейл невинно вздохнул.  - И в качестве милого побочного развлечения читать переписку простых граждан. - Мы не шпионим за простыми гражданами, и ты это отлично знаешь. ФБР имеет возможность прослушивать телефонные разговоры, но это вовсе не значит, что оно прослушивает. - Будь у них штат побольше, прослушивали .

Сьюзан застыла в полутора метрах от экрана, ошеломленная увиденным, и все называла имя человека, которого любила. ГЛАВА 115 В голове Дэвида Беккера была бесконечная пустота. Я умер. Но я слышу какие-то звуки. Далекий голос… - Дэвид. Он почувствовал болезненное жжение в боку. Мое тело мне больше не принадлежит. И все же он слышал чей-то голос, зовущий. Тихий, едва различимый. Но этот голос был частью его .

Беккер увеличил скорость. Поравнявшись с задним бампером, он взял немного правее. Ему была видна задняя дверца: как это принято в Севилье, она оставалась открытой - экономичный способ кондиционирования. Все внимание Беккера сосредоточилось на открытой двери, и он забыл о жгучей боли в ногах. Задние колеса уже остались за спиной - огромные, доходящие ему до плеч скаты, вращающиеся все быстрее и быстрее. Беккер рванулся к двери, рука его опустилась мимо поручня, и он чуть не упал. Еще одно усилие. Где-то под брюхом автобуса клацнуло сцепление: сейчас водитель переключит рычаг скоростей. Сейчас переключит.

Беккер показал на бутылки, которые смахнул на пол. - Они же пустые. - Пустые, но мои, черт тебя дери. - Прошу прощения, - сказал Беккер, поворачиваясь, чтобы уйти. Парень загородил ему дорогу. - Подними. Беккер заморгал от неожиданности. Дело принимало дурной оборот. - Ты, часом, не шутишь? - Он был едва ли не на полметра выше этого панка и тяжелее килограммов на двадцать.

361 Share

Zaino in cordura

Стратмор невесело улыбнулся: - Наконец ты поняла. Формула Цифровой крепости зашифрована с помощью Цифровой крепости. Танкадо предложил бесценный математический метод, но зашифровал. Зашифровал, используя этот самый метод. - Сейф Бигглмана, - протянула Сьюзан. Стратмор кивнул. Сейф Бигглмана представляет собой гипотетический сценарий, когда создатель сейфа прячет внутри его ключ, способный его открыть. Чтобы ключ никто не нашел, Танкадо проделал то же самое с Цифровой крепостью. Он спрятал свой ключ, зашифровав его формулой, содержащейся в этом ключе.

 - Сюрреализм. Я в плену абсурдного сна. Проснувшись утром в своей постели, Беккер заканчивал день тем, что ломился в гостиничный номер незнакомого человека в Испании в поисках какого-то магического кольца. Суровый голос Стратмора вернул его к действительности. Вы должны найти это кольцо. Беккер глубоко вздохнул и перестал жаловаться на судьбу. Ему хотелось домой. Он посмотрел на дверь с номером 301.

Сняв трубку, набрал номер справочной службы и через тридцать секунд получил номер главного офиса больницы. В какой бы стране вы ни находились, во всех учреждениях действует одно и то же правило: никто долго не выдерживает звонка телефонного аппарата. Не важно, сколько посетителей стоят в очереди, - секретарь всегда бросит все дела и поспешит поднять трубку. Беккер отбил шестизначный номер. Еще пара секунд, и его соединили с больничным офисом. Наверняка сегодня к ним поступил только один канадец со сломанным запястьем и сотрясением мозга, и его карточку нетрудно будет найти. Беккер понимал, что в больнице не захотят назвать имя и адрес больного незнакомому человеку, но он хорошо подготовился к разговору. В трубке раздались длинные гудки. Беккер решил, что трубку поднимут на пятый гудок, однако ее подняли на девятнадцатый. - Городская больница, - буркнула зачумленная секретарша.

Розы, шампанское, широченная кровать с балдахином. Росио нигде не. Дверь, ведущая в ванную, закрыта. - Prostituiert? - Немец бросил боязливый взгляд на дверь в ванную. Он был крупнее, чем ожидал Беккер. Волосатая грудь начиналась сразу под тройным подбородком и выпячивалась ничуть не меньше, чем живот необъятного размера, на котором едва сходился пояс купального халата с фирменным знаком отеля. Беккер старался придать своему лицу как можно более угрожающее выражение. - Ваше имя. Красное лицо немца исказилось от страха. - Was willst du.

В комнате творилось нечто невообразимое. Техники обнимали друг друга, подбрасывая вверх длинные полосы распечаток. Бринкерхофф обнимал Мидж. Соши заливалась слезами. - Джабба, - спросил Фонтейн, - много они похитили. - Совсем мало, - сказал Джабба, посмотрев на монитор.  - Всего лишь какие-то обрывки, в полном виде -. Фонтейн медленно кивнул и улыбнулся одними уголками губ. Он искал глазами Сьюзан Флетчер, но она уже стояла прямо перед экраном, на котором крупным планом было видно лицо Дэвида Беккера. - Дэвид.

 - О, Дэвид… как они могли… Фонтейн растерялся: - Вы знаете этого человека. Сьюзан застыла в полутора метрах от экрана, ошеломленная увиденным, и все называла имя человека, которого любила. ГЛАВА 115 В голове Дэвида Беккера была бесконечная пустота. Я умер. Но я слышу какие-то звуки. Далекий голос… - Дэвид. Он почувствовал болезненное жжение в боку. Мое тело мне больше не принадлежит. И все же он слышал чей-то голос, зовущий. Тихий, едва различимый.

970 Share

Zaino in cordura

Чем глубже под землю уходил коридор, тем уже он становился. Откуда-то сзади до них долетело эхо чьих-то громких, решительных шагов. Обернувшись, они увидели быстро приближавшуюся к ним громадную черную фигуру. Сьюзан никогда не видела этого человека раньше. Подойдя вплотную, незнакомец буквально пронзил ее взглядом. - Кто это? - спросил. - Сьюзан Флетчер, - ответил Бринкерхофф. Человек-гигант удивленно поднял брови. Даже перепачканная сажей и промокшая, Сьюзан Флетчер производила более сильное впечатление, чем он мог предположить. - А коммандер? - спросил .

Ну, понимаешь, он криптограф. Они все, как один, - эгоцентристы и маньяки. Если им что нужно, то обязательно еще вчера. Каждый затраханный файл может спасти мир. - И что же из этого следует. - Из этого следует, - Джабба шумно вздохнул, - что Стратмор такой же псих, как и все его сотруднички. Однако я уверяю тебя, что ТРАНСТЕКСТ он любит куда больше своей дражайшей супруги. Если бы возникла проблема, он тут же позвонил бы. Мидж долго молчала.

 Как люди смогут защитить себя от произвола полицейского государства, когда некто, оказавшийся наверху, получит доступ ко всем линиям связи. Как они смогут ему противостоять. Эти аргументы она слышала уже много. Гипотетическое будущее правительство служило главным аргументом Фонда электронных границ. - Стратмора надо остановить! - кричал Хейл.  - Клянусь, я сделаю. Этим я и занимался сегодня весь день - считывал тексты с его терминала, чтобы быть наготове, когда он сделает первый шаг, чтобы вмонтировать этот чертов черный ход. Вот почему я скачал на свой компьютер его электронную почту. Как доказательство, что он отслеживал все связанное с Цифровой крепостью.

Несколько месяцев она добивалась, чтобы он объяснил, что это значит, но Дэвид молчал. Моя любовь без воска. Это было его местью. Она посвятила Дэвида в некоторые секреты криптографии и, желая держать его в состоянии полной готовности к неожиданностям, посылала ему записки, зашифрованные не слишком сложным образом. Список необходимых покупок, любовные признания - все приходило к нему в зашифрованном виде. Это была игра, и со временем Дэвид стал неплохим шифровальщиком. А потом решил отплатить ей той же монетой. Он начал подписывать свои записки Любовь без воска, Дэвид. Таких посланий она получила больше двух десятков. И все был подписаны одинаково: Любовь без воска.

Тоже неподвижная, она стояла у дверей шифровалки. Стратмор посмотрел на ее залитое слезами лицо, и ему показалось, что вся она засветилась в сиянии дневного света. Ангел, подумал. Ему захотелось увидеть ее глаза, он надеялся найти в них избавление. Но в них была только смерть. Смерть ее веры в. Любовь и честь были забыты. Мечта, которой он жил все эти годы, умерла. Он никогда не получит Сьюзан Флетчер. Никогда.

Стратмор откинул голову назад, словно давая каплям возможность смыть с него вину. Я из тех, кто добивается своей цели. Стратмор наклонился и, зачерпнув воды, смыл со своих рук частицы плоти Чатрукьяна. Его мечта о Цифровой крепости рухнула, и он полностью отдавал себе в этом отчет. Теперь у него осталась только Сьюзан. Впервые за много лет он вынужден был признать, что жизнь - это не только служение своей стране и профессиональная честь. Я отдал лучшие годы жизни своей стране и исполнению своего долга. А как же любовь.

310 Share

Zaino in cordura

Они в ловушке, шифровалка превратилась в узилище. Купол здания, похожий на спутник, находился в ста девяти ярдах от основного здания АНБ, и попасть туда можно было только через главный вход. Поскольку в шифровалке имелось автономное энергоснабжение, на главный распределительный щит, наверное, даже не поступил сигнал, что здесь произошла авария. - Основное энергоснабжение вырубилось, - сказал Стратмор, возникший за спиной Сьюзан.  - Включилось питание от автономных генераторов. Это аварийное электропитание в шифровалке было устроено таким образом, чтобы системы охлаждения ТРАНСТЕКСТА имели приоритет перед всеми другими системами, в том числе освещением и электронными дверными замками. При этом внезапное отключение электроснабжения не прерывало работу ТРАНСТЕКСТА и его фреоновой системы охлаждения. Если бы этого не было, температура от трех миллионов работающих процессоров поднялась бы до недопустимого уровня - скорее всего силиконовые чипы воспламенились бы и расплавились.

Тогда Стратмор понял, что Грег Хейл должен умереть. В ТРАНСТЕКСТЕ послышался треск, и Стратмор приступил к решению стоявшей перед ним задачи - вырубить электричество. Рубильник был расположен за фреоновыми насосами слева от тела Чатрукьяна, и Стратмор сразу же его. Ему нужно было повернуть рубильник, и тогда отключилось бы электропитание, еще остававшееся в шифровалке. Потом, всего через несколько секунд, он должен был включить основные генераторы, и сразу же восстановились бы все функции дверных электронных замков, заработали фреоновые охладители и ТРАНСТЕКСТ оказался бы в полной безопасности. Но, приближаясь к рубильнику, Стратмор понял, что ему необходимо преодолеть еще одно препятствие - тело Чатрукьяна на ребрах охлаждения генератора. Вырубить электропитание и снова его включить значило лишь вызвать повторное замыкание. Труп надо передвинуть. Стратмор медленно приближался к застывшему в гротескной лозе телу, не сводя с него глаз. Он схватил убитого за запястье; кожа была похожа на обгоревший пенопласт, тело полностью обезвожено.

 Действуй своим маячком очень осторожно, - сказал Стратмор.  - Если Северная Дакота заподозрит, что мы его ищем, он начнет паниковать и исчезнет вместе с паролем, так что никакая штурмовая группа до него не доберется. - Все произойдет, как булавочный укол, - заверила его Сьюзан.  - В тот момент, когда обнаружится его счет, маяк самоуничтожится. Танкадо даже не узнает, что мы побывали у него в гостях. - Спасибо, - устало кивнул коммандер. Сьюзан ответила ему теплой улыбкой. Ее всегда поражало, что даже в преддверии катастрофы Стратмор умел сохранять выдержку и спокойствие. Она была убеждена, что именно это качество определило всю его карьеру и вознесло на высшие этажи власти. Уже направляясь к двери, Сьюзан внимательно посмотрела на ТРАНСТЕКСТ.

На экране высветилось: СЛЕДОПЫТ ОТПРАВЛЕН Теперь надо ждать. Сьюзан вздохнула. Она чувствовала себя виноватой из-за того, что так резко говорила с коммандером. Ведь если кто и может справиться с возникшей опасностью, да еще без посторонней помощи, так это Тревор Стратмор. Он обладал сверхъестественной способностью одерживать верх над всеми, кто бросал ему вызов. Шесть месяцев назад, когда Фонд электронных границ обнародовал информацию о том, что подводная лодка АНБ прослушивает подводные телефонные кабели, Стратмор организовал утечку информации о том, что эта подводная лодка на самом деле занимается незаконным сбросом токсичных отходов. ФЭГ и экологи так и не смогли установить, какая из двух версий соответствует истине, и средства массовой информации в конце концов устали от всей этой истории и перешли к другим темам. Каждый шаг Стратмора был рассчитан самым тщательным образом.

В 8 ВЕЧЕРА. В другом конце комнаты Хейл еле слышно засмеялся. Сьюзан взглянула на адресную строку сообщения. FROM: CHALECRYPTO. NSA. GOV Гнев захлестнул ее, но она сдержалась и спокойно стерла сообщение. - Очень умно, Грег. - Там подают отличный карпаччо.  - Хейл улыбнулся.

Женщина сочувственно кивнула. - Поссорились. На мгновение Беккер задумался. Потом изобразил смущенную улыбку. - Неужели это так заметно. - Как ее зовут? - Женщина лукаво подмигнула. - Меган, - сказал он печально. - Я полагаю, что у вашей подруги есть и фамилия. Беккер шумно вздохнул.

494 Share

Zaino in cordura

Какой-то тип разыскивал Меган. Человек не выпускал его из рук. - Да хватит тебе, Эдди! - Но, посмотрев в зеркало, он убедился, что это вовсе не его закадычный дружок. Лицо в шрамах и следах оспы. Два безжизненных глаза неподвижно смотрят из-за очков в тонкой металлической оправе. Человек наклонился, и его рот оказался у самого уха двухцветного. Голос был странный, какой-то сдавленный: - Adonde file. Куда он поехал? - Слова были какие-то неестественные, искаженные. Панк замер.

Американец по кличке Северная Дакота должен был бы уже позвонить. Нуматака начал слегка нервничать. Он очень надеялся, что ничего не сорвалось. Если ключ так хорош, как о нем говорят, он взломает самый совершенный продукт компьютерной эры - абсолютно стойкий алгоритм цифрового кодирования. Нуматака введет этот алгоритм в чипы VSLI со специальным покрытием и выбросит их на массовый рынок, где их будут покупать производители компьютеров, правительства, промышленные компания. А может быть, он даже запустит их на черный рынок… рынок международного терроризма. Нуматака улыбнулся. Похоже, он снискал благословение - шичигосан. Скоро Нуматек станет единственным обладателем единственного экземпляра Цифровой крепости. Другого нет и не .

 Извини, Сью, я пошутил. Сьюзан быстро проскочила мимо него и вышла из комнаты. Проходя вдоль стеклянной стены, она ощутила на себе сверлящий взгляд Хейла. Сьюзан пришлось сделать крюк, притворившись, что она направляется в туалет. Нельзя, чтобы Хейл что-то заподозрил. ГЛАВА 43 В свои сорок пять Чед Бринкерхофф отличался тем, что носил тщательно отутюженные костюмы, был всегда аккуратно причесан и прекрасно информирован. На легком летнем костюме, как и на загорелой коже, не было ни морщинки. Его густые волосы имели натуральный песочный оттенок, а глаза отливали яркой голубизной, которая только усиливалась слегка тонированными контактными линзами. Оглядывая свой роскошно меблированный кабинет, он думал о том, что достиг потолка в структуре АНБ. Его кабинет находился на девятом этаже - в так называемом Коридоре красного дерева.

 - Они не преступницы - глупо было бы искать их, как обычных жуликов. Беккер все еще не мог прийти в себя от всего, что услышал. - Может, там был кто-нибудь. - Нет. Только мы трое. Было ужасно жарко. - И вы уверены, что эта женщина - проститутка. - Абсолютно. Такая красивая женщина пошла бы с этим типом, только если бы ей хорошо заплатили. Боже .

 Ja. Дверь слегка приоткрылась, и на него уставилось круглое немецкое лицо. Дэвид приветливо улыбнулся. Он не знал, как зовут этого человека. - Deutscher, ja. Вы немец. Мужчина нерешительно кивнул. Беккер заговорил на чистейшем немецком: - Мне нужно с вами поговорить.

 Это диагностика, - сказала она, взяв на вооружение версию коммандера. Хейл остановился: - Диагностика? - В голосе его слышалось недоверие.  - Ты тратишь на это субботу, вместо того чтобы развлекаться с профессором. - Его зовут Дэвид. - Какая разница?. - Тебе больше нечем заняться? - Сьюзан метнула на него недовольный взгляд. - Хочешь от меня избавиться? - надулся Хейл. - Если честно - да, - Не надо так, Сью, Ты меня оскорбляешь.

340 Share

Zaino in cordura

Вы, должно быть, много путешествуете. Голос болезненно кашлянул. - Да. Немало. - В Севилью - по делам? - настаивал Ролдан. Ясно, конечно, что это никакой не полицейский, это Клиент с большой буквы.  - Дайте мне угадать: наш номер вам дал приятель. Сказал, чтобы вы обязательно нам позвонили. Я прав. Сеньор Ролдан уловил некоторое замешательство на другом конце провода.

Толпа стала еще плотнее, а улица шире. Они двигались уже не по узкому боковому притоку, а по главному руслу. Когда улица сделала поворот, Беккер вдруг увидел прямо перед собой собор и вздымающуюся ввысь Гиральду. Звон колоколов оглушал, эхо многократно отражалось от высоких стен, окружающих площадь. Людские потоки из разных улиц сливались в одну черную реку, устремленную к распахнутым дверям Севильского собора. Беккер попробовал выбраться и свернуть на улицу Матеуса-Гаго, но понял, что находится в плену людского потока. Идти приходилось плечо к плечу, носок в пятку. У испанцев всегда было иное представление о плотности, чем у остального мира. Беккер оказался зажат между двумя полными женщинами с закрытыми глазами, предоставившими толпе нести их в собор.

Постояв еще некоторое время в нерешительности, он сунул конверт во внутренний карман пиджака и зашагал по летному полю. Странное начало. Он постарался выкинуть этот эпизод из головы. Если повезет, он успеет вернуться и все же съездить с Сьюзан в их любимый Стоун-Мэнор. Туда и обратно, - повторил он.  - Туда и обратно. Если бы он тогда знал… ГЛАВА 9 Техник систем безопасности Фил Чатрукьян собирался заглянуть в шифровалку на минуту-другую - только для того, чтобы взять забытые накануне бумаги. Но вышло. Пройдя помещение шифровалки и зайдя в лабораторию систем безопасности, он сразу почувствовал что-то неладное.

 Эй! - услышал он за спиной сердитый женский голос и чуть не подпрыгнул от неожиданности. - Я… я… прошу прощения, - заикаясь, сказал Беккер и застегнул молнию на брюках. Повернувшись, он увидел вошедшую в туалет девушку. Молоденькая, изысканной внешности, ну прямо сошла со страниц журнала Севентин. Довольно консервативные брюки в клетку, белая блузка без рукавов. В руке красная туристская сумка фирмы Л. Белл. Светлые волосы тщательно уложены. - Прошу меня извинить, - пробормотал Беккер, застегивая пряжку на ремне.  - Мужская комната оказалась закрыта… но я уже ухожу.

Хейл хмыкнул себе под нос и убрал упаковку тофу. Затем взял бутылку оливкового масла и прямо из горлышка отпил несколько глотков. Он считал себя большим знатоком всего, что способствовало укреплению здоровья, и утверждал, что оливковое масло очищает кишечник. Он вечно навязывал что-то коллегам, например морковный сок, и убеждал их, что нет ничего важнее безукоризненного состояния кишечника. Хейл поставил масло на место и направился к своему компьютеру, располагавшемуся прямо напротив рабочего места Сьюзан. Даже за широким кольцом терминалов она почувствовала резкий запах одеколона и поморщилась. - Замечательный одеколон, Грег. Вылил целую бутылку. Хейл включил свой компьютер. - Специально для тебя, дорогая.

Любопытным шпикам не придет в голову сесть на хвост преподавателю испанского языка. - Он профессор, - поправила его Сьюзан и тут же пожалела об. У нее часто возникало чувство, что Стратмор не слишком высокого мнения о Дэвиде и считает, что она могла бы найти себе кого-то поинтереснее, чем простой преподаватель.  - Коммандер, - сказала она, - если вы инструктировали Дэвида сегодня утром по телефону из машины, кто-то мог перехватить… - Один шанс на миллион, - возразил Стратмор, стараясь ее успокоить.  - Подслушивающий должен был находиться в непосредственной близости и точно знать, что надо подслушивать.  - Он положил руку ей на плечо.  - Я никогда не послал бы туда Дэвида, если бы считал, что это связано хоть с малейшей опасностью.  - Он улыбнулся.

Zaino egl

About Faurn

Паника заставила Сьюзан действовать. У нее резко запершило в горле, и в поисках выхода она бросилась к двери.

Related Posts

456 Comments

Post A Comment