Zaino in miniatura

955 Share

Zaino in miniatura

Она вдруг начала светиться под кончиком пальца. Электричество. Окрыленная надеждой, Сьюзан нажала на кнопку. И опять за дверью что-то как будто включилось. Она услышала, что в кабине работает вентиляция. Лифт. Почему же не открывается дверца. Вглядевшись, она как в тумане увидела еще одну панель с буквами алфавита от А до Z и тут же вспомнила, что нужно ввести шифр. Клубы дыма начали вытекать из треснувших оконных рам.

Она не могла припомнить, чтобы когда-то отменялось дежурство, но Стратмор, очевидно, не хотел присутствия непосвященных. Он и мысли не допускал о том, что кто-то из сотрудников лаборатории узнает о Цифровой крепости. - Наверное, стоит выключить ТРАНСТЕКСТ, - предложила Сьюзан.  - Потом мы запустим его снова, а Филу скажем, что ему все это приснилось. Стратмор задумался над ее словами, затем покачал головой: - Пока не стоит. ТРАНСТЕКСТ работает пятнадцать часов. Пусть пройдут все двадцать четыре часа - просто чтобы убедиться окончательно. Сьюзан это показалось разумным. Цифровая крепость впервые запустила функцию переменного открытого текста; быть может, ТРАНСТЕКСТ сумеет взломать шифр за двадцать четыре часа.

Внутри клубились тучи черного дыма. Все трое как завороженные смотрели на это зрелище, не лишенное какой-то потусторонней величественности. Фонтейн словно окаменел. Когда же он пришел в себя, его голос был едва слышен, но исполнен решимости: - Мидж, вызовите аварийную команду. Немедленно. В другой стороне комнаты зазвонил телефон. Это был Джабба. ГЛАВА 107 Сьюзан понятия не имела, сколько прошло времени.

Подними, говорю. Беккер терял терпение. А ведь он мог быть сейчас в Смоки-Маунтинс, со Сьюзан. Что он делает здесь, в Испании, зачем спорит с этим психованным подростком. Беккер резким движением взял парня под мышки, приподнял и с силой посадил на столик. - Слушай, сопливый мозгляк. Убирайся отсюда немедленно, или я вырву эту булавку из твоих ноздрей и застегну ею твой поганый рот. Парень побелел. Беккер попридержал его еще минутку, потом отпустил.

 - Он повернулся к бригаде своих помощников.  - Кто знает, какая разница между этими элементами. На лицах тех застыло недоумение. - Давайте же, ребята. -сказал Джабба.  - Вы же учились в колледжах. Ну, кто-нибудь. Разница между ураном и плутонием. Ответа не последовало. Сьюзан повернулась к Соши.

Она быстро проверила отчет программы в поисках команды, которая могла отозвать Следопыта, но ничего не обнаружила. Складывалось впечатление, что он отключился сам по. Сьюзан знала, что такое могло произойти только по одной причине - если бы в Следопыте завелся вирус. Вирусы были самой большой неприятностью, с которой сталкивались в своей работе программисты. Поскольку компьютеры должны были выполнять операции в абсолютно точном порядке, самая мелкая ошибка могла иметь колоссальные последствия. Простая синтаксическая ошибка - если бы, например, программист по ошибке ввел вместо точки запятую - могла обрушить всю систему. Происхождение термина вирус всегда казалось Сьюзан весьма забавным. Этот термин возник еще во времена первого в мире компьютера Марк-1 - агрегата размером с комнату, построенного в 1944 году в лаборатории Гарвардского университета. Однажды в компьютере случился сбой, причину которого никто не мог установить. После многочасовых поисков ее обнаружил младший лаборант.

735 Share

Zaino in miniatura

В том, что он, Нуматака, в конце концов решил приобрести ключ Энсея Танкадо, крылась определенная ирония. Токуген Нуматака познакомился с Танкадо много лет. Молодой программист приходил когда-то в Нуматек, тогда он только что окончил колледж и искал работу, но Нуматака ему отказал. В том, что этот парень был блестящим программистом, сомнений не возникало, но другие обстоятельства тогда казались более важными. Хотя Япония переживала глубокие перемены, Нуматака оставался человеком старой закалки и жил в соответствии с кодексом менбоко - честь и репутация. Если он примет на работу калеку, его компания потеряет лицо. Он выкинул его автобиографию в мусорную корзину, даже не прочитав. Нуматака в очередной раз посмотрел на часы. Американец по кличке Северная Дакота должен был бы уже позвонить. Нуматака начал слегка нервничать.

Он поспешил избавиться от покровительственного тона. - Извините, что я вас побеспокоил, но скажите: вы, случайно, не были сегодня на площади Испании. Глаза старика сузились. - Вы из муниципалитета. - Нет, вообще-то я… - Из туристического бюро. - Нет, я… - Слушайте, я знаю, зачем вы пришли! - Старик попытался сесть в кровати.  - Меня не удастся запугать. Я уже говорил это и могу повторить тысячу раз - Пьер Клушар описывает мир таким, каким его видит. Некоторые ваши туристические путеводители старательно скрывают правду, обещая бесплатный ночлег в городе, но Монреаль тайме не продается.

Сомнений не. В ярком свете уличного фонаря на углу Беккер увидел. Молодые люди поднялись по ступенькам, и двигатель автобуса снова взревел. Беккер вдруг понял, что непроизвольно рванулся вперед, перед его глазами маячил только один образ - черная помада на губах, жуткие тени под глазами и эти волосы… заплетенные в три торчащие в разные стороны косички. Красную, белую и синюю. Автобус тронулся, а Беккер бежал за ним в черном облаке окиси углерода. - Espera! - крикнул он ему вдогонку. Его туфли кордовской кожи стучали по асфальту, но его обычная реакция теннисиста ему изменила: он чувствовал, что теряет равновесие.

Стратмор шагнул вперед, нащупывая ногой место, где начинались ступеньки узенькой лестницы. Переложив берет-ту в левую руку, правой он взялся за перила. Он прекрасно знал, что левой рукой стрелял так же плохо, как и правой, к тому же правая рука была ему нужна, чтобы поддерживать равновесие. Грохнуться с этой лестницы означало до конца дней остаться калекой, а его представления о жизни на пенсии никак не увязывались с инвалидным креслом. Сьюзан, ослепленная темнотой шифровалки, спускалась, не отрывая руки от плеча Стратмора. Даже в полуметре от шефа она не видела очертаний его фигуры. Всякий раз, ступая на очередную ступеньку, она носком туфли первым делом старалась нащупать ее край. К ней снова вернулись страхи, связанные с новой попыткой найти ключ Хейла в Третьем узле. Коммандер был абсолютно убежден в том, что у Хейла не хватит духу на них напасть, но Сьюзан не была так уж уверена в .

Ее мысли прервал шипящий звук открываемой пневматической двери. В Третий узел заглянул Стратмор. - Какие-нибудь новости, Сьюзан? - спросил Стратмор и тут же замолчал, увидав Грега Хейла.  - Добрый вечер, мистер Хейл.  - Он нахмурился, глаза его сузились.  - Сегодня суббота. Чем мы обязаны. Хейл невинно улыбнулся: - Просто хотел убедиться, что ноги меня еще носят.

Узнать, следит ли за ней Хейл, было невозможно. Нужно быстро пройти в кабинет Стратмора, но, конечно, не чересчур быстро: Хейл не должен ничего заподозрить. Она уже была готова распахнуть дверь, как вдруг до нее донеслись какие-то звуки. Это были голоса. Мужские голоса. Они долетали до нее из вентиляционного люка, расположенного внизу, почти у пола. Сьюзан закрыла дверь и подошла ближе. Голоса заглушал шум генераторов.

537 Share

Zaino in miniatura

Она была убеждена, что именно это качество определило всю его карьеру и вознесло на высшие этажи власти. Уже направляясь к двери, Сьюзан внимательно посмотрела на ТРАНСТЕКСТ. Она все еще не могла свыкнуться с мыслью о шифре, не поддающемся взлому. И взмолилась о том, чтобы они сумели вовремя найти Северную Дакоту. - Поторопись, - крикнул ей вдогонку Стратмор, - и ты еще успеешь к ночи попасть в Смоки-Маунтинс. От неожиданности Сьюзан застыла на месте. Она была уверена, что никогда не говорила с шефом о поездке. Она повернулась.

Поэтому он решил уничтожить это чудовище в одиночку. Он до самой смерти боролся за то, во что верил, - за право личности на неприкосновенность частной жизни. Внизу по-прежнему завывала сирена. - Надо вырубить все электроснабжение, и как можно скорее! - потребовала Сьюзан. Она знала, что, если они не будут терять времени, им удастся спасти эту великую дешифровальную машину параллельной обработки. Каждый компьютер в мире, от обычных ПК, продающихся в магазинах торговой сети Радиошэк, и до систем спутникового управления и контроля НАСА, имеет встроенное страховочное приспособление как раз на случай таких ситуаций, называемое отключение из розетки. Полностью отключив электроснабжение, они могли бы остановить работу ТРАНСТЕКСТА, а вирус удалить позже, просто заново отформатировав жесткие диски компьютера. В процессе форматирования стирается память машины - информация, программное обеспечение, вирусы, одним словом - все, и в большинстве случаев переформатирование означает потерю тысяч файлов, многих лет труда.

Казалось, эта туша собирается что-то сказать, но не может подобрать слов. Его нижняя губа на мгновение оттопырилась, но заговорил он не. Слова, сорвавшиеся с его языка, были определенно произнесены на английском, но настолько искажены сильным немецким акцентом, что их смысл не сразу дошел до Беккера. - Проваливай и умри. Дэвид даже вздрогнул от неожиданности. - Простите. - Проваливай и умри, - повторил немец, приложив левую ладонь к жирному правому локтю, имитируя итальянский жест, символизирующий грязное ругательство. Но Беккер слишком устал, чтобы обращать внимание на оскорбления. Проваливай и умри.

 Твоя очередь, Грег, - сказал. ГЛАВА 81 С мутными слезящимися глазами Беккер стоял возле телефонной будки в зале аэровокзала. Несмотря на непрекращающееся жжение и тошноту, он пришел в хорошее расположение духа. Все закончилось. Действительно закончилось. Теперь можно возвращаться домой. Кольцо на пальце и есть тот Грааль, который он искал. Беккер поднял руку к свету и вгляделся в выгравированные на золоте знаки.

Отступив в кабинет Стратмора, Сьюзан почувствовала, что начинает терять сознание. В горле нестерпимо горело. Все вокруг светилось ярко-красными огнями. Шифровалка умирала. То же самое будет и со мной, - подумала. Сьюзан вспомнила о единственном остающемся выходе - личном лифте Стратмора. Но она понимала, что надежды нет: электроника вряд ли уцелела после катастрофы. Двигаясь в дыму, она вдруг вспомнила слова Хейла: У этого лифта автономное электропитание, идущее из главного здания. Я видел схему.

 Так почему он не отключит эту свою игрушку. Вдруг это вирус. Ты раньше говорил что-то про вирус. - Черт возьми, Мидж! - взорвался Джабба.  - Я сказал, что вируса в шифровалке. Тебе надо лечиться от паранойи. В трубке повисло молчание. - Мидж… - Джабба попробовал извиниться.

907 Share

Zaino in miniatura

Она сомневалась, что Танкадо мог передать ключ какому-то человеку, который не приходился ему близким другом, и вспомнила, что в Штатах у него практически не было друзей. - Северная Дакота, - вслух произнесла она, пытаясь своим умом криптографа проникнуть в скрытый смысл этого имени.  - Что говорится в его посланиях на имя Танкадо. - Понятия не имею. КОМИНТ засек лишь исходящую почту. В данный момент мы ничего не знаем про Северную Дакоту, кроме анонимного адреса. - Возможно, это приманка, - предположила Сьюзан. Стратмор вскинул брови. - С какой целью.

Коммандеру нужно было подняться к себе в кабинет и отключить ТРАНСТЕКСТ, пока никто за пределами шифровалки не заметил этой угрожающей ситуации и не отправил людей им на помощь. Стратмор бросил взгляд на лежавшего в беспамятстве Хейла, положил беретту на столик рядом со Сьюзан и крикнул, перекрывая вой сирены: - Я сейчас вернусь! - Исчезая через разбитое стекло стены Третьего узла, он громко повторил: - Найди ключ. Поиски ключа не дали никаких результатов. Сьюзан надеялась, что Стратмору не придется долго возиться с отключением ТРАНСТЕКСТА. Шум и мелькающие огни в шифровалке делали ее похожей на стартовую площадку ракеты. Хейл зашевелился и в ответ на каждое завывание сирены начал моргать. Неожиданно для самой себя Сьюзан схватила беретту, и Хейл, открыв глаза, увидел ее, стоящую с револьвером в руке, нацеленным ему в низ живота. - Где ключ? - потребовала. Хейл с трудом пришел в .

Затем поднял коробку, поставил ее на стол и вытряхнул содержимое. Аккуратно, предмет за предметом, перетряхнул одежду. Затем взял ботинки и постучал каблуками по столу, точно вытряхивая камешек. Просмотрев все еще раз, он отступил на шаг и нахмурился. - Какие-то проблемы? - спросил лейтенант. - Да, - сказал Беккер.  - Мы кое-что упустили. ГЛАВА 13 Токуген Нуматака стоял у окна своего роскошного кабинета на верхнем этаже небоскреба и разглядывал завораживающие очертания Токио на фоне ярко-синего неба. Служащие и конкуренты называли Нуматаку акута саме - смертоносной акулой.

PFEESESNRETMMFHAIRWEOOIGMEENNRMА ENETSHASDCNSIIAAIEERBRNKFBLELODI Джабба взорвался: - Довольно. Игра закончена. Червь ползет с удвоенной скоростью. У нас осталось всего восемь минут. Мы ищем число, а не произвольный набор букв. - Четыре умножить на шестнадцать, - спокойно сказал Дэвид.  - Вспомни арифметику, Сьюзан. Сьюзан посмотрела на Беккера, наблюдавшего за ней с экрана. Вспомнить арифметику.

Рассердилась. Недовольно поморщившись, Сьюзан закрыла окно экранного замка, но в ту долю секунды, когда оно исчезало с экрана, она заметила нечто необычное. Снова открыв окно, Сьюзан изучила содержащуюся в нем информацию. Какая-то бессмыслица. Вначале был зарегистрирован нормальный ввод замка, в тот момент, когда она выходила из помещения Третьего узла, однако время следующей команды отпирания показалось Сьюзан странным. Две эти команды разделяло меньше одной минуты, но она была уверена, что разговаривала с коммандером больше минуты. Сьюзан просмотрела все команды. То, что она увидела, привело ее в ужас. С интервалом в три минуты была зарегистрирована вторая серия команд запирания-отпирания. Согласно регистру, кто-то открывал ее компьютер, пока ее не было в комнате.

Стратмор покачал головой, отказываясь верить тому, что услышал. - Не может быть, чтобы Грег Хейл был гарантом затеи Танкадо. Это полный абсурд. Танкадо ни за что не доверился бы Хейлу. - Коммандер, - напомнила Сьюзан, - Хейл однажды уже чуть не угробил нас - с Попрыгунчиком. Танкадо имел основания ему верить. Стратмор замялся, не зная, что ответить. - Отключите ТРАНСТЕКСТ, - взмолилась Сьюзан.

393 Share

Zaino in miniatura

Сьюзан сделала вид, что не поняла. - Это похоже на цуккини, - пояснил он, - только корт поменьше. Она ткнула его локтем в бок. Левый крайний Джорджтауна, подавая угловой, отправил мяч в аут, и трибуны негодующе загудели. Защитники поспешили на свою половину поля. - А ты? - спросил Беккер.  - Что предпочитаешь. - У меня черный пояс по дзюдо. Беккер поморщился.

И тут же он понял, почему все-таки Стратмор не послал в Севилью профессионала. Беккер встал и бесцельно побрел по калле Делисиас, раздумывая на ходу, что бы предпринять. Мощенный брусчаткой тротуар под ногами постепенно сливался в одну темную гладкую полосу. Быстро опускалась ночь. Капля Росы. Что-то в этом абсурдном имени тревожно сверлило его мозг. Капля Росы. Он слышал приятный голос сеньора Ролдана из агентства сопровождения Белена.

В голове у него не было ни единой мысли - полная пустота. Он не знал ни где он находится, ни кто его преследует и мчался, подгоняемый инстинктом самосохранения. Он не чувствовал никакой боли - один лишь страх. Пуля ударила в кафельную плитку азульехо чуть сзади. Осколки посыпались вниз и попали ему в шею. Беккер рванулся влево, в другую улочку. Он слышал собственный крик о помощи, но, кроме стука ботинок сзади и учащенного дыхания, утренняя тишина не нарушалась ничем. Беккер почувствовал жжение в боку. Наверное, за ним тянется красный след на белых камнях.

Беккер даже прервал свое занятие и посмотрел на лейтенанта. Solo el escroto. Он с трудом сдержал улыбку. - Только лишь мошонка. Офицер гордо кивнул: - Да. Когда церковь получит все останки этого великого человека, она причислит его к лику святых и разместит отдельные части его тела в разных соборах, чтобы все могли проникнуться их величием. - А у вас здесь… - Беккер не сдержал смешка. - Да. Это очень важная часть! - заявил лейтенант.  - Это не ребро или палец, как в церквях Галиции.

ГЛАВА 10 - Энсей Танкадо мертв? - Сьюзан почувствовала подступившую к горлу тошноту.  - Вы его убили. Вы же сказали… - Мы к нему пальцем не притронулись, - успокоил ее Стратмор.  - Он умер от разрыва сердца. Сегодня утром звонили из КОМИНТа. Их компьютер через Интерпол засек имя Танкадо в регистратуре полиции Севильи. - От разрыва сердца? - усомнилась Сьюзан.  - Ему ведь всего тридцать лет. - Тридцать два, - уточнил Стратмор.  - У него был врожденный порок сердца.

 Выходит, выбор оружия был идеальным. Сьюзан смотрела, как Танкадо повалился на бок и, наконец, на спину. Он лежал, устремив глаза к небу и продолжая прижимать руку к груди. Внезапно камера отъехала в сторону, под деревья. В кадре возник мужчина в очках в тонкой металлической оправе, в руке он держал большой портфель. Выйдя на открытое место и бросив взгляд на корчащегося на земле Танкадо, он задвигал пальцами, словно исполнял ими какой-то причудливый танец над коробочкой, которую держал в руке. - Он работает на Монокле, - пояснил Смит.  - Посылает сообщение о том, что Танкадо ликвидирован.

406 Share

Zaino in miniatura

Хотя в последнее мгновение Беккер увернулся, Халохот сумел все же его зацепить. Он понимал, что пуля лишь слегка оцарапала жертву, не причинив существенного ущерба, тем не менее она сделала свое. Контакт был установлен. Жертва ощутила прикосновение смерти, и началась совершенно иная игра. Беккер мчался, не видя ничего вокруг, постоянно сворачивал, избегая прямых участков. Шаги неумолимо приближались. В голове у него не было ни единой мысли - полная пустота. Он не знал ни где он находится, ни кто его преследует и мчался, подгоняемый инстинктом самосохранения. Он не чувствовал никакой боли - один лишь страх. Пуля ударила в кафельную плитку азульехо чуть сзади.

В приемной было темно, свет проникал только сквозь приоткрытую дверь кабинета Мидж. Голоса не стихали. Он прислушался. Голоса звучали возбужденно. - Мидж. Ответа не последовало. Бринкерхофф подошел к кабинету. Голоса показались ему знакомыми. Он толкнул дверь. Комната оказалась пуста.

Скорее кличка коровы, чем имя красавицы. Разве так могут назвать католичку. Должно быть, Клушар ослышался. Беккер набрал первый из трех номеров. - Servicio Social de Sevilla, - прозвучал приятный женский голос. Беккер постарался придать своему испанскому тяжелый немецкий акцент: - Hola, hablas Aleman. - Нет, но я говорю по-английски, - последовал ответ. Беккер перешел на ломаный английский: - Спасибо. Не могли бы вы мне помочь. - О да, конечно, - медленно проговорила женщина, готовая прийти на помощь потенциальному клиенту.

В конце концов оно было найдено - так родился доступный широкой публике способ кодирования. Его концепция была столь же проста, сколь и гениальна. Она состояла из легких в использовании программ для домашнего компьютера, которые зашифровывали электронные послания таким образом, что они становились абсолютно нечитаемыми. Пользователь писал письмо, пропускал его через специальную программу, и на другом конце линии адресат получал текст, на первый взгляд не поддающийся прочтению, - шифр. Тот же, кто перехватывал такое сообщение, видел на экране лишь маловразумительную абракадабру. Расшифровать сообщение можно было лишь введя специальный ключ - секретный набор знаков, действующий как ПИН-код в банкомате. Ключ, как правило, был довольно длинным и сложным и содержал всю необходимую информацию об алгоритме кодирования, задействуя математические операции, необходимые для воссоздания исходного текста. Теперь пользователь мог посылать конфиденциальные сообщения: ведь если даже его послание перехватывалось, расшифровать его могли лишь те, кто знал ключ-пароль. АНБ сразу же осознало, что возникла кризисная ситуация. Коды, с которыми столкнулось агентство, больше не были шифрами, что разгадывают с помощью карандаша и листка бумаги в клетку, - теперь это были компьютеризированные функции запутывания, основанные на теории хаоса и использующие множественные символические алфавиты, чтобы преобразовать сообщение в абсолютно хаотичный набор знаков.

Перед камерой появился агент Смит. - Мы выстрелили в него новым Джей-23, это нервно-паралитическое вещество продолжительного действия. Конечно, это чертовски болезненно, но нам нужно было его остановить. - Не волнуйтесь, мадам, - заверил второй агент.  - С ним все будет в порядке. Дэвид Беккер смотрел на экран прямо перед. У него кружилась голова, и он едва отдавал себе отчет в происходящем. На экране он видел комнату, в которой царил хаос.

 Этот алгоритм создал один самых блестящих умов в криптографии. Сьюзан пришла в еще большее смятение: самые блестящие умы в криптографии работают в ее отделе, и уж она-то наверняка хоть что-нибудь услышала бы об этом алгоритме. - Кто? - требовательно сказала. - Уверен, ты догадаешься сама, - сказал Стратмор.  - Он не очень любит Агентство национальной безопасности. - Какая редкость! - саркастически парировала Сьюзан. - Он участвовал в разработке ТРАНСТЕКСТА. Он нарушил правила. Из-за него чуть было не произошел полный крах нашей разведки.

167 Share

Zaino in miniatura

Этим я и занимался сегодня весь день - считывал тексты с его терминала, чтобы быть наготове, когда он сделает первый шаг, чтобы вмонтировать этот чертов черный ход. Вот почему я скачал на свой компьютер его электронную почту. Как доказательство, что он отслеживал все связанное с Цифровой крепостью. Я собирался передать всю эту информацию в прессу. Сердце у Сьюзан бешено забилось. Правильно ли она поняла. Все сказанное было вполне в духе Грега Хейла. Но это невозможно.

Сьюзан хотелось закричать: Дэвид, не соглашайся. Это не принесет тебе радости. У нас много денег - какая разница, кто из нас их получает. Но это была чужая епархия. В конце концов ей пришлось смириться. Когда они в ту ночь отправились спать, она старалась радоваться с ним вместе, но что-то в глубине души говорило ей: все это кончится плохо. Она оказалась права, но никогда не подозревала насколько. - Вы заплатили ему десять тысяч долларов? - Она повысила голос.

Элементарная ошибка, подумала Сьюзан, Стратмор, по-видимому, поменял местами поля информации, и Следопыт искал учетные данные совсем не того пользователя. Она завершила ввод данных и запустила Следопыта. Затем щелкнула по кнопке возврат. Компьютер однократно пискнул. На экране высветилось: СЛЕДОПЫТ ОТПРАВЛЕН Теперь надо ждать. Сьюзан вздохнула. Она чувствовала себя виноватой из-за того, что так резко говорила с коммандером. Ведь если кто и может справиться с возникшей опасностью, да еще без посторонней помощи, так это Тревор Стратмор. Он обладал сверхъестественной способностью одерживать верх над всеми, кто бросал ему вызов. Шесть месяцев назад, когда Фонд электронных границ обнародовал информацию о том, что подводная лодка АНБ прослушивает подводные телефонные кабели, Стратмор организовал утечку информации о том, что эта подводная лодка на самом деле занимается незаконным сбросом токсичных отходов.

Я умею добиваться своей цели, - подумал. Потом он подумал о вирусе, попавшем в ТРАНСТЕКСТ, о Дэвиде Беккере в Испании, о своих планах пристроить черный ход к Цифровой крепости. Он так много лгал, он так виноват. Стратмор знал, что это единственный способ избежать ответственности… единственный способ избежать позора. Он закрыл глаза и нажал на спусковой крючок. Сьюзан услышала глухой хлопок, когда уже спустилась на несколько пролетов. Звук показался очень далеким, едва различимым в шуме генераторов. Она никогда раньше не слышала выстрелов, разве что по телевизору, но не сомневалась в том, что это был за звук. Сьюзан словно пронзило током. В панике она сразу же представила себе самое худшее.

 - Я и понятия не имел.  - Его глаза сузились.  - Так к чему ты клонишь. - Я думаю, что Стратмор сегодня воспользовался этим переключателем… для работы над файлом, который отвергла программа Сквозь строй. - Ну и. Для того и предназначен этот переключатель, верно. Мидж покачала головой. - Только если файл не заражен вирусом. Бринкерхофф даже подпрыгнул. - Вирус.

Мы больше не миротворцы. Мы слухачи, стукачи, нарушители прав человека.  - Стратмор шумно вздохнул.  - Увы, в мире полно наивных людей, которые не могут представить себе ужасы, которые нас ждут, если мы будем сидеть сложа руки. Я искренне верю, что только мы можем спасти этих людей от их собственного невежества. Сьюзан не совсем понимала, к чему он клонит. Коммандер устало опустил глаза, затем поднял их вновь. - Сьюзан, выслушай меня, - сказал он, нежно ей улыбнувшись.

167 Share

Zaino in miniatura

Это как раз было ее специальностью.  - Дело в том, что это и есть ключ. Энсей Танкадо дразнит нас, заставляя искать ключ в считанные минуты. И при этом подбрасывает подсказки, которые нелегко распознать. - Абсурд! - отрезал Джабба.  - Танкадо оставил нам только один выход-признать существование ТРАНСТЕКСТА. Такая возможность. Последний шанс.

Сьюзан не отрываясь смотрела на эту малоприятную картину. Танкадо задыхался, явно стараясь что-то сказать добрым людям, склонившимся над. Затем, в отчаянии, он поднял над собой левую руку, чуть не задев по лицу пожилого человека. Камера выхватила исковерканные пальцы Танкадо, на одном из которых, освещенное ярким испанским солнцем, блеснуло золотое кольцо. Танкадо снова протянул руку. Пожилой человек отстранился. Танкадо посмотрел на женщину, поднеся исковерканные пальцы прямо к ее лицу, как бы умоляя понять. Кольцо снова блеснуло на солнце.

Сьюзан на экране тянулась к нему, плача и смеясь, захлестнутая волной эмоций. Вот она вытерла слезы. - Дэвид… я подумала… Оперативный агент Смит усадил Беккера на сиденье перед монитором. - Он немного сонный, мадам. Дайте ему минутку прийти в. - Н-но… - Сьюзан произнесла слова медленно.  - Я видела сообщение… в нем говорилось… Смит кивнул: - Мы тоже прочитали это сообщение. Халохот рано принялся считать цыплят.

Больше никаких мотоциклов, пообещал он. Ярко освещенное помещение аэровокзала сияло стерильной чистотой. Здесь не было ни души, если не считать уборщицы, драившей пол. На противоположной стороне зала служащая закрывала билетную кассу компании Иберия эйр-лайнз. Беккеру это показалось дурным предзнаменованием. Он подбежал к кассе. - El vuelo a los Estados Unidos. Стоявшая за стойкой симпатичная андалузка посмотрела на него и ответила с извиняющейся улыбкой: - Acaba de salir. Вы на чуть-чуть опоздали.  - Ее слова словно повисли в воздухе.

 Может быть, все это чепуха, - сказала Мидж, - но в статистических данных по шифровалке вдруг вылезло что-то несуразное. Я надеюсь, что ты мне все объяснишь. - В чем же проблема? - Джабба сделал глоток своей жгучей приправы. - Передо мной лежит отчет, из которого следует, что ТРАНСТЕКСТ бьется над каким-то файлом уже восемнадцать часов и до сих пор не вскрыл шифр. Джабба обильно полил приправой кусок пирога на тарелке. - Что-что. - Как это тебе нравится. Он аккуратно размазал приправу кончиком салфетки.

Соши посмотрела на него с укором и сердито спросила: - Какого дьявола вы не отвечаете. Я звонила вам на мобильник. И на пейджер. - На пейджер, - повторил Джабба.  - Я думал, что… - Ладно, не в этом. В главном банке данных происходит нечто странное. Джабба взглянул на часы. - Странное? - Он начал беспокоиться.  - Можешь выражаться яснее. Две минуты спустя Джабба мчался вниз к главному банку данных.

211 Share

Zaino in miniatura

Но их там не. - Сью… зан, - заикаясь, начал.  - Я… я не понимаю. - Я не могу, - повторила.  - Я не могу выйти за тебя замуж.  - Она отвернулась. Ее плечи подрагивали. Она закрыла лицо руками.

Per favore. Sulla Vespa. Venti mille pesete. Итальянец перевел взгляд на свой маленький потрепанный мотоцикл и засмеялся. - Venti mille pesete. La Vespa. - Cinquanta mille. Пятьдесят тысяч! - предложил Беккер.

 - Он задумчиво посмотрел на.  - Я являюсь заместителем оперативного директора агентства.  - Усталая улыбка промелькнула на его лице.  - И потом, я не. Рядом со мной Сьюзан Флетчер. В тот момент Сьюзан поняла, за что уважает Тревора Стратмора. Все эти десять лет, в штиль и в бурю, он вел ее за. Уверенно и неуклонно. Не сбиваясь с курса. Именно эта целеустремленность всегда изумляла, эта неколебимая верность принципам, стране, идеалам.

Беккер подумал, что деньги, которые он ей даст, в конечном счете окажутся в кармане какого-нибудь наркоторговца из Трианы. - Я вовсе не так богат, я простой преподаватель. Но я скажу тебе, что собираюсь сделать… - Скажу тебе, что ты наглая лгунья, вот что я сделаю.  - Пожалуй, я куплю тебе билет. Белокурая девушка смотрела на него недоверчиво. - Вы это сделаете? - выдавила она, и глаза ее засветились надеждой.  - Вы купите мне билет домой. О Боже, я вам так благодарна. Беккер растерялся.

Я сам попытался отправить твой маячок, но ты использовала для него один из новейших гибридных языков, и мне не удалось привести его в действие. Он посылал какую-то тарабарщину. В конце концов пришлось смирить гордыню и вызвать тебя. Сьюзан это позабавило. Стратмор был блестящими программистом-криптографом, но его диапазон был ограничен работой с алгоритмами и тонкости этой не столь уж изощренной и устаревшей технологии программирования часто от него ускользали. К тому же Сьюзан написала свой маячок на новом гибридном языке, именуемом LIMBO, поэтому не приходилось удивляться, что Стратмор с ним не справился. - Я возьму это на себя, - улыбнулась она, вставая.  - Буду у своего терминала. - Как ты думаешь, сколько времени это займет.

Он исходил из самых патриотических соображений, но все пошло вкривь и вкось. Результатом стали смерть и предательство. Теперь начнутся судебные процессы, последуют обвинения, общественное негодование. Он много лет служил своей стране верой и правдой и не может допустить такого конца. Я просто добивался своей цели, - мысленно повторил. Ты лжешь, - ответил ему внутренний голос. Да, это. Он - лжец.

Zaino mimetico per laptop

About Temuro

Явный звук шагов на верхней площадке. Хейл в ужасе тотчас понял свою ошибку. Стратмор находится на верхней площадке, у меня за спиной.

Related Posts

264 Comments

Post A Comment