Zaino marc jacobs in pelle

707 Share

Zaino marc jacobs in pelle

Сьюзан отнеслась к словам Стратмора скептически. Ее удивило, что он так легко клюнул на эту приманку. - Коммандер, - возразила она, - Танкадо отлично понимал, что АНБ может найти его переписку в Интернете, он никогда не стал бы доверять секреты электронной почте. Это ловушка. Энсей Танкадо всучил вам Северную Дакоту, так как он знал, что вы начнете искать. Что бы ни содержалось в его посланиях, он хотел, чтобы вы их нашли, - это ложный след. - У тебя хорошее чутье, - парировал Стратмор, - но есть кое-что. Я ничего не нашел на Северную Дакоту, поэтому изменил направление поиска.

Какова бы ни была причина его волнения, когда он колотил в стеклянную стену Третьего узла, она моментально улетучилась. Он разглядывал роскошную внутреннюю отделку, выстроившиеся в ряд компьютеры, диваны, книжные полки, залитые мягким светом. Увидав королеву шифровалки Сьюзан Флетчер, Чатрукьян моментально отвел. Он боялся ее как огня. Ее мозги работали словно на совсем другом уровне. Она подавляла его своей красотой, и всякий раз, когда он оказывался рядом, язык у него заплетался. Сейчас она держалась подчеркнуто сдержанно, и это пугало его еще сильнее. - Так в чем же проблема, Фил? - спросил Стратмор, открывая холодильник.

Per favore. Sulla Vespa. Venti mille pesete. Итальянец перевел взгляд на свой маленький потрепанный мотоцикл и засмеялся. - Venti mille pesete. La Vespa. - Cinquanta mille. Пятьдесят тысяч! - предложил Беккер.

Он мысленно прорепетировал предстоящее убийство. Если у входа на площадку взять вправо, можно увидеть самый дальний левый угол площадки, даже еще не выйдя на. Если Беккер окажется там, Халохот сразу же выстрелит. Если нет, он войдет и будет двигаться на восток, держа в поле зрения правый угол, единственное место, где мог находиться Беккер. Он улыбнулся. ОБЪЕКТ: ДЭВИД БЕККЕР - ЛИКВИДИРОВАН Пора. Халохот проверил оружие, решительно направился вперед и осмотрел площадку. Левый угол пуст. Следуя плану, он бросился в проход и, оказавшись внутри, лицом к правому углу, выстрелил. Пуля отскочила от голой стены и чуть не попала в него .

Молодой охранник положил руку на крышу машины. - Пожалуйста, ваше удостоверение. Сьюзан протянула карточку и приготовилась ждать обычные полминуты. Офицер пропустил удостоверение через подключенный к компьютеру сканер, потом наконец взглянул на. - Спасибо, мисс Флетчер.  - Он подал едва заметный знак, и ворота распахнулись. Проехав еще полмили, Сьюзан подверглась той же процедуре перед столь же внушительной оградой, по которой был пропущен электрический ток. Давайте же, ребята… уже миллион раз вы меня проверяли. Когда она приблизилась к последнему контрольно-пропускному пункту, коренастый часовой с двумя сторожевыми псами на поводке и автоматом посмотрел на номерной знак ее машины и кивком разрешил следовать. Она проехала по Кэнин-роуд еще сотню метров и въехала на стоянку С, предназначенную для сотрудников.

Он и мысли не допускал о том, что кто-то из сотрудников лаборатории узнает о Цифровой крепости. - Наверное, стоит выключить ТРАНСТЕКСТ, - предложила Сьюзан.  - Потом мы запустим его снова, а Филу скажем, что ему все это приснилось. Стратмор задумался над ее словами, затем покачал головой: - Пока не стоит. ТРАНСТЕКСТ работает пятнадцать часов. Пусть пройдут все двадцать четыре часа - просто чтобы убедиться окончательно. Сьюзан это показалось разумным. Цифровая крепость впервые запустила функцию переменного открытого текста; быть может, ТРАНСТЕКСТ сумеет взломать шифр за двадцать четыре часа. Но честно говоря, она в это уже почти не верила. - Пусть ТРАНСТЕКСТ работает, - принял решение Стратмор.

258 Share

Zaino marc jacobs in pelle

Лейтенант вздохнул и сочувственно помотал головой. - Севильское солнце бывает безжалостным. Будьте завтра поосторожнее. - Спасибо, - сказал Беккер.  - Я сегодня улетаю. Офицер был шокирован. - Вы же только что прибыли. - Да, но человек, оплативший авиабилет, ждет.

 - Стратмор помахал оружием и встал.  - Нужно найти ключ Хейла. Сьюзан замолчала. Коммандер, как всегда, прав. Им необходим ключ, который хранится у Хейла. Необходим прямо. Она встала, но ноги ее не слушались. Надо было ударить Хейла посильнее. Она посмотрела на беретту и внезапно почувствовала тошноту. - Вы действительно собираетесь пристрелить Грега Хейла.

 Buenas noches, Mujeres Espana. Чем могу служить. Беккер держался той же версии: он - немецкий турист, готовый заплатить хорошие деньги за рыжеволосую, которую сегодня нанял его брат. На этот раз ему очень вежливо ответили по-немецки, но снова сказали, что рыжих девочек у них. - Keine Rotkopfe, простите.  - Женщина положила трубку. Вторая попытка также ни к чему не привела. Беккер заглянул в телефонный справочник.

Полагаю, Росио и ее гость ушли на вечернюю прогулку. Если вы оставите для нее записку, она получит ее прямо с утра.  - Он направился к полке с ячейками для ключей и почты. - Быть может, я мог бы позвонить в номер и… - Простите, - сказал консьерж, и вся его любезность мгновенно улетучилась.  - В Альфонсо Тринадцатом строгие правила охраны приватности постояльцев. Беккера не устраивала перспектива ждать десять часов, пока тучный немец со своей спутницей спустятся к завтраку. - Я понимаю, - сказал.  - Извините за беспокойство.

Что у нас неверные данные. Джабба нахмурил свой несоразмерно выпуклый лоб. - В чем же тогда проблема. В отчет вкралась какая-то ошибка? - Мидж промолчала. Джабба почувствовал, что она медлит с ответом, и снова нахмурился.  - Ты так не считаешь. - Отчет безукоризненный. - Выходит, по-твоему, Стратмор лжет.

Джабба встряхнул бутылочку с острой приправой Доктор Пеппер. - Выкладывай. - Может быть, все это чепуха, - сказала Мидж, - но в статистических данных по шифровалке вдруг вылезло что-то несуразное. Я надеюсь, что ты мне все объяснишь. - В чем же проблема? - Джабба сделал глоток своей жгучей приправы. - Передо мной лежит отчет, из которого следует, что ТРАНСТЕКСТ бьется над каким-то файлом уже восемнадцать часов и до сих пор не вскрыл шифр. Джабба обильно полил приправой кусок пирога на тарелке. - Что-что. - Как это тебе нравится.

153 Share

Zaino marc jacobs in pelle

 Какой тип? - Беккер хмуро взглянул на полицейского. - Тот, что вызвал скорую. Он болтал что-то на ужаснейшем испанском, который мне только доводилось слышать. - Он сказал, что на руке у мистера Танкадо было кольцо. Офицер кивнул, достал из пачки Дукадо сигарету, посмотрел на плакат с надписью No fumar - Не курить - и все же закурил. - Наверное, я должен был обратить на это внимание, но тот тип показался мне настоящим психом. Беккер нахмурился. Слова Стратмора эхом звучали в его ушах.

 Сьюзан, - услышал он собственный голос, - Стратмор - убийца. Ты в опасности. Казалось, она его не слышала. Хейл понимал, что говорит полную ерунду, потому что Стратмор никогда не причинит ей вреда, и она это отлично знает. Хейл вгляделся в темноту, выискивая глазами место, где прятался Стратмор. Шеф внезапно замолчал и растворился во тьме. Это пугало Хейла. Он понимал, что времени у него. Агенты могут появиться в любую минуту.

Часовой пожал плечами. - С вами хочет поговорить начальник шифровалки. Она сейчас будет. - Она? - Беккер рассмеялся. Он не заметил в АНБ ни одного существа женского пола. - Вас это смущает? - раздался у него за спиной звонкий голос. Беккер обернулся и тотчас почувствовал, что краснеет. Он уставился на карточку с личными данными, приколотыми к блузке стоявшей перед ним женщины.

 - Насколько я знаю Стратмора, это его дела. Готова спорить на любые деньги, что он. Чутье мне подсказывает.  - Второе, что никогда не ставилось под сомнение, - это чутье Мидж.  - Идем, - сказала она, вставая.  - Выясним, права ли. Бринкерхофф проследовал за Мидж в ее кабинет. Она села и начала, подобно пианисту-виртуозу, перебирать клавиши Большого Брата. Бринкерхофф посмотрел на мониторы, занимавшие едва ли не всю стену перед ее столом.

Но дверца не открылась. - Сьюзан, - тихо сказал Стратмор.  - Нужен код. - Код? - сердито переспросила. Она посмотрела на панель управления. Под главной клавиатурой была еще одна, меньшего размера, с крошечными кнопками. На каждой - буква алфавита. Сьюзан повернулась к.  - Так скажите же мне. Стратмор задумался и тяжело вздохнул.

 Что. Этого не может. Он заперт внизу. - Нет. Он вырвался оттуда. Нужно немедленно вызвать службу безопасности. Я выключаю ТРАНСТЕКСТ! - Она потянулась к клавиатуре. - Не смей прикасаться! - Стратмор рванулся к терминалу и отдернул ее руку. Обескураженная, Сьюзан подалась. Она смотрела на коммандера и второй раз за этот день не могла его узнать.

584 Share

Zaino marc jacobs in pelle

Она кивнула, и из ее глаз потекли слезы. - Договорились. - Агент Смит! - позвал Фонтейн. Из-за спины Беккера появилось лицо Смита. - Слушаю, сэр. - Мне кажется, мистер Беккер опаздывает на свидание. Проследите, чтобы он вылетел домой немедленно. Смит кивнул: - Наш самолет в Малаге.  - Он похлопал Беккера по спине.  - Получите удовольствие, профессор.

Труп сдвинулся на несколько сантиметров. Он потянул сильнее. Труп сдвинулся еще чуть-чуть. Тогда Стратмор напрягся и рванул тело изо всех сил. Внезапно его швырнуло назад, и он больно ударился спиной о кожух генератора. Пытаясь подняться на ноги, Стратмор в ужасе смотрел на предмет, зажатый в его пальцах: это была рука Чатрукьяна, обломившаяся в локтевом суставе. Наверху Сьюзан ждала возвращения коммандера, сидя на диване в Третьем узле словно парализованная. Она не могла понять, что задержало его так надолго.

Его нижняя губа на мгновение оттопырилась, но заговорил он не. Слова, сорвавшиеся с его языка, были определенно произнесены на английском, но настолько искажены сильным немецким акцентом, что их смысл не сразу дошел до Беккера. - Проваливай и умри. Дэвид даже вздрогнул от неожиданности. - Простите. - Проваливай и умри, - повторил немец, приложив левую ладонь к жирному правому локтю, имитируя итальянский жест, символизирующий грязное ругательство. Но Беккер слишком устал, чтобы обращать внимание на оскорбления. Проваливай и умри. Он повернулся к Росио и заговорил с ней по-испански: - Похоже, я злоупотребил вашим гостеприимством.

 - Мы опустим каждый второй кадр вместе со звуковым сопровождением и постараемся держаться как можно ближе к реальному времени. На подиуме все замолчали, не отрывая глаз от экрана. Джабба нажал на клавиатуре несколько клавиш, и картинка на экране изменилась. В левом верхнем углу появилось послание Танкадо: ТЕПЕРЬ ВАС МОЖЕТ СПАСТИ ТОЛЬКО ПРАВДА Правая часть экрана отображала внутренний вид мини-автобуса и сгрудившихся вокруг камеры Беккера и двух агентов. В центре возник нечеткий из-за атмосферных помех кадр, который затем превратился в черно-белую картинку парка. - Трансляция началась, - объявил агент Смит. Это было похоже на старое кино. Кадр казался неестественно вытянутым по вертикали и неустойчивым, как бывает при дрожащем объективе, - это было результатом удаления кадров, процесса, сокращающего видеозапись вдвое и экономящего время. Объектив, скользнув по огромной площади, показал полукруглый вход в севильский парк Аюнтамьенто.

Джабба нажал на клавишу. И в следующую секунду все присутствующие поняли, что это было ошибкой. ГЛАВА 119 - Червь набирает скорость! - крикнула Соши, склонившаяся у монитора в задней части комнаты.  - Неверный ключ. Все застыли в ужасе. На экране перед ними высветилось сообщение об ошибке: НЕДОПУСТИМЫЙ ВВОД. ТОЛЬКО В ЦИФРОВОЙ ФОРМЕ - Черт его дери! - взорвался Джабба.  - Только цифровой.

Беккер вытащил из вазы, стоявшей на столике в центре комнаты, розу и небрежно поднес ее к носу, потом резко повернулся к немцу, выпустив розу из рук. - Что вы можете рассказать про убийство. Немец побелел. - Mord. Убийство. - Да. Убийство азиата сегодня утром. В парке. Это было убийство - Ermordung.

816 Share

Zaino marc jacobs in pelle

Теперь же он был рад, что проделал это, потому что на мониторе Сьюзан скрывалось что-то очень важное. Задействованная ею программа была написана на языке программирования Лимбо, который не был его специальностью. Но ему хватило одного взгляда, чтобы понять: никакая это не диагностика. Хейл мог понять смысл лишь двух слов. Но этого было достаточно. СЛЕДОПЫТ ИЩЕТ… - Следопыт? - произнес.  - Что он ищет? - Мгновение он испытывал неловкость, всматриваясь в экран, а потом принял решение. Хейл достаточно понимал язык программирования Лимбо, чтобы знать, что он очень похож на языки Си и Паскаль, которые были его стихией. Убедившись еще раз, что Сьюзан и Стратмор продолжают разговаривать, Хейл начал импровизировать.

Казалось, на директора его слова не произвели впечатления. - Должен быть другой выход. - Да, - в сердцах бросил Джабба.  - Шифр-убийца. Но единственный человек, которому известен ключ, мертв. - А метод грубой силы? - предложил Бринкерхофф.  - Можно ли с его помощью найти ключ. Джабба всплеснул руками. - Ради всего святого.

Миллиард долларов. Соблазнительный образ Кармен тут же улетучился. Код ценой в один миллиард долларов. Некоторое время он сидел словно парализованный, затем в панике выбежал в коридор. - Мидж. Скорее. ГЛАВА 44 Фил Чатрукьян, киля от злости, вернулся в лабораторию систем безопасности. Слова Стратмора эхом отдавались в его голове: Уходите немедленно.

Фонтейн давно всем доказал, что близко к сердцу принимает интересы сотрудников. Если, помогая ему, нужно закрыть на что-то глаза, то так тому и. Увы, Мидж платили за то, чтобы она задавала вопросы, и Бринкерхофф опасался, что именно с этой целью она отправится прямо в шифровалку. Пора готовить резюме, подумал Бринкерхофф, открывая дверь. - Чед! - рявкнул у него за спиной Фонтейн. Директор наверняка обратил внимание на выражение глаз Мидж, когда она выходила.  - Не выпускай ее из приемной. Бринкерхофф кивнул и двинулся следом за Мидж.

В какую-то долю секунды сознание Беккера засекло очки в металлической оправе, обратилось к памяти в поисках аналога, нашло его и, подав сигнал тревоги, потребовало принять решение. Он отбросил бесполезный мотоцикл и пустился бежать со всех ног. К несчастью для Беккера, вместо неуклюжего такси Халохот обрел под ногами твердую почву. Спокойно подняв пистолет, он выстрелил. Пуля задела Беккера в бок, когда он уже почти обогнул угол здания. Он почувствовал это лишь после того, как сделал пять или шесть шагов. Сначала это напомнило сокращение мышцы чуть повыше бедра, затем появилось ощущение чего-то влажного и липкого. Увидев кровь, Беккер понял, что ранен. Боли он не чувствовал и продолжал мчаться вперед по лабиринтам улочек Санта-Круса.

 Что я здесь делаю? - пробормотал. Ответ был очень простым: есть люди, которым не принято отвечать. - Мистер Беккер, - возвестил громкоговоритель.  - Мы прибываем через полчаса. Беккер мрачно кивнул невидимому голосу. Замечательно. Он опустил шторку иллюминатора и попытался вздремнуть. Но мысли о Сьюзан не выходили из головы.

697 Share

Zaino marc jacobs in pelle

Он сказал, что ты будешь очень расстроена, если поездку придется отложить. Сьюзан растерялась. - Вы говорили с Дэвидом сегодня утром. - Разумеется.  - Стратмора, похоже, удивило ее недоумение.  - Мне пришлось его проинструктировать. - Проинструктировать. Относительно .

На экране агент с короткой стрижкой безнадежно развел руками. - Сэр, ключа здесь. Мы обыскали обоих. Осмотрели карманы, одежду, бумажники. Ничего похожего. У Халохота был компьютер Монокль, мы и его проверили. Похоже, он не передал ничего хотя бы отдаленно похожего на набор букв и цифр - только список тех, кого ликвидировал. - Черт возьми! - не сдержался Фонтейн, теряя самообладание.  - Он должен там .

Дело принимало дурной оборот. - Ты, часом, не шутишь? - Он был едва ли не на полметра выше этого панка и тяжелее килограммов на двадцать. - С чего это ты взял, что я шучу. Беккер промолчал. - Подними! - срывающимся голосом завопил панк. Беккер попробовал его обойти, но парень ему не позволил. - Я сказал тебе - подними. Одуревшие от наркотиков панки за соседними столиками начали поворачивать головы в их сторону, привлеченные перепалкой. - Не советую тебе так себя вести, парень, - тихо сказал Беккер.

 Вы этого не сделаете! - крикнул Хейл.  - Я все расскажу. Я разрушу все ваши планы. Вы близки к осуществлению своей заветной мечты - до этого остается всего несколько часов. Управлять всей информацией в мире. И ТРАНСТЕКСТ больше не нужен. Никаких ограничений - только свободная информация. Это шанс всей вашей жизни. И вы хотите его упустить.

Я найду свободную комнату и покажу вам Испанию с такой стороны, что вам будет что вспомнить, - И она сладко причмокнула губами. Беккер изобразил улыбку. - Я должен идти. Он извинился перед немцем за вторжение, в ответ на что тот скромно улыбнулся. - Keine Ursache. Беккер вышел в коридор. Нет проблем. А как же проваливай и умри.

Никто даже не заподозрит, что эти буквы что-то означают. К тому же если пароль стандартный, из шестидесяти четырех знаков, то даже при свете дня никто их не прочтет, а если и прочтет, то не запомнит. - И Танкадо отдал это кольцо совершенно незнакомому человеку за мгновение до смерти? - с недоумением спросила Сьюзан.  - Почему. Стратмор сощурил. - А ты как думаешь. И уже мгновение спустя ее осенило. Ее глаза расширились. Стратмор кивнул: - Танкадо хотел от него избавиться. Он подумал, что это мы его убили.

237 Share

Zaino marc jacobs in pelle

Они долетали до нее из вентиляционного люка, расположенного внизу, почти у пола. Сьюзан закрыла дверь и подошла ближе. Голоса заглушал шум генераторов. Казалось, говорившие находились этажом ниже. Один голос был резкий, сердитый. Похоже, он принадлежал Филу Чатрукьяну. - Ты мне не веришь. Мужчины начали спорить. - У нас вирус. Затем раздался крик: - Нужно немедленно вызвать Джаббу.

ГЛАВА 109 Командный центр главного банка данных АНБ более всего напоминал Центр управления полетами НАСА в миниатюре. Десяток компьютерных терминалов располагались напротив видеоэкрана, занимавшего всю дальнюю стену площадью девять на двенадцать метров. На экране стремительно сменяли друг друга цифры и диаграммы, как будто кто-то скользил рукой по клавишам управления. Несколько операторов очумело перебегали от одного терминала к другому, волоча за собой распечатки и отдавая какие-то распоряжения. В помещении царила атмосфера полного хаоса. Сьюзан завороженно смотрела на захватывающую дух технику. Она смутно помнила, что для создания этого центра из земли пришлось извлечь 250 метрических тонн породы. Командный центр главного банка данных располагался на глубине шестидесяти с лишним метров от земной поверхности, что обеспечивало его неуязвимость даже в случае падения вакуумной или водородной бомбы. На высокой рабочей платформе-подиуме в центре комнаты возвышался Джабба, как король, отдающий распоряжения своим подданным. На экране за его спиной светилось сообщение, уже хорошо знакомое Сьюзан.

Она услышала шелест одежды, и вдруг сигналы прекратились. Сьюзан замерла. Мгновение спустя, как в одном из самых страшных детских кошмаров, перед ней возникло чье-то лицо. Зеленоватое, оно было похоже на призрак. Это было лицо демона, черты которого деформировали черные тени. Сьюзан отпрянула и попыталась бежать, но призрак схватил ее за руку. - Не двигайся! - приказал. На мгновение ей показалось, что на нее были устремлены горящие глаза Хейла, но прикосновение руки оказалось на удивление мягким.

Казалось, старик испытал сильнейшее разочарование. Он медленно откинулся на гору подушек. Лицо его было несчастным. - Я думал, вы из городского… хотите заставить меня… - Он замолчал и как-то странно посмотрел на Беккера.  - Если не по поводу колонки, то зачем вы пришли. Хороший вопрос, подумал Беккер, рисуя в воображении горы Смоки-Маунтинс. - Просто неформальная дипломатическая любезность, - солгал. - Дипломатическая любезность? - изумился старик.

Тот же, кто перехватывал такое сообщение, видел на экране лишь маловразумительную абракадабру. Расшифровать сообщение можно было лишь введя специальный ключ - секретный набор знаков, действующий как ПИН-код в банкомате. Ключ, как правило, был довольно длинным и сложным и содержал всю необходимую информацию об алгоритме кодирования, задействуя математические операции, необходимые для воссоздания исходного текста. Теперь пользователь мог посылать конфиденциальные сообщения: ведь если даже его послание перехватывалось, расшифровать его могли лишь те, кто знал ключ-пароль. АНБ сразу же осознало, что возникла кризисная ситуация. Коды, с которыми столкнулось агентство, больше не были шифрами, что разгадывают с помощью карандаша и листка бумаги в клетку, - теперь это были компьютеризированные функции запутывания, основанные на теории хаоса и использующие множественные символические алфавиты, чтобы преобразовать сообщение в абсолютно хаотичный набор знаков. Сначала используемые пароли были довольно короткими, что давало возможность компьютерам АНБ их угадывать. Если искомый пароль содержал десять знаков, то компьютер программировался так, чтобы перебирать все комбинации от 0000000000 до 9999999999, и рано или поздно находил нужное сочетание цифр. Этот метод проб и ошибок был известен как применение грубой силы. На это уходило много времени, но математически гарантировало успех.

В помещении царила атмосфера полного хаоса. Сьюзан завороженно смотрела на захватывающую дух технику. Она смутно помнила, что для создания этого центра из земли пришлось извлечь 250 метрических тонн породы. Командный центр главного банка данных располагался на глубине шестидесяти с лишним метров от земной поверхности, что обеспечивало его неуязвимость даже в случае падения вакуумной или водородной бомбы. На высокой рабочей платформе-подиуме в центре комнаты возвышался Джабба, как король, отдающий распоряжения своим подданным. На экране за его спиной светилось сообщение, уже хорошо знакомое Сьюзан. Текст, набранный крупным шрифтом, точно на афише, зловеще взывал прямо над его головой: ТЕПЕРЬ ВАС МОЖЕТ СПАСТИ ТОЛЬКО ПРАВДА ВВЕДИТЕ КЛЮЧ_____ Словно в кошмарном сне Сьюзан шла вслед за Фонтейном к подиуму. Весь мир для нее превратился в одно смутное, медленно перемещающееся пятно.

713 Share

Zaino marc jacobs in pelle

Вдоволь посмеявшись, он исчез бы насовсем, превратившись в легенду Фонда электронных границ. Сьюзан стукнула кулаком по столу: - Нам необходимо это кольцо. Ведь на нем - единственный экземпляр ключа! - Теперь она понимала, что нет никакой Северной Дакоты, как нет и копии ключа. Даже если АНБ расскажет о ТРАНСТЕКСТЕ, Танкадо им уже ничем не поможет. Стратмор молчал. Положение оказалось куда серьезнее, чем предполагала Сьюзан. Самое шокирующее обстоятельство заключалось в том, что Танкадо дал ситуации зайти слишком. Он должен был знать, что случится, если АНБ не получит кольцо, - и все же в последние секунды жизни отдал его кому-то. Он не хотел, чтобы оно попало в АНБ.

То была моль, севшая на одну из плат, в результате чего произошло короткое замыкание. Тогда-то виновников компьютерных сбоев и стали называть вирусами. У меня нет на это времени, - сказала себе Сьюзан. На поиски вируса может уйти несколько дней. Придется проверить тысячи строк программы, чтобы обнаружить крохотную ошибку, - это все равно что найти единственную опечатку в толстенной энциклопедии. Сьюзан понимала, что ей ничего не остается, как запустить Следопыта повторно. На поиски вируса нужно время, которого нет ни у нее, ни у коммандера. Но, вглядываясь в строки программы и думая, какую ошибку она могла допустить, Сьюзан чувствовала, что тут что-то не .

Он совсем выбился из сил. Похожий на карлика бармен тотчас положил перед ним салфетку. - Que bebe usted. Чего-нибудь выпьете. - Спасибо. Я лишь хотел спросить, есть ли в городе клубы, где собираются молодые люди - панки. - Клубы. Для панков? - переспросил бармен, странно посмотрев на Беккера. - Да.

Все подняли головы. - Три! - крикнула Сьюзан, перекрывая оглушающую какофонию сирен и чьих-то голосов. Она показала на экран. Все глаза были устремлены на нее, на руку Танкадо, протянутую к людям, на три пальца, отчаянно двигающихся под севильским солнцем. Джабба замер. - О Боже! - Он внезапно понял, что искалеченный гений все это время давал им ответ. - Три - это простое число! - сказала Соши.  - Три - это простое число.

Просто мне приходится быть крайне осторожным. В тридцати футах от них, скрытый за стеклом односторонней видимости Грег Хейл стоял у терминала Сьюзан. Черный экран. Хейл бросил взгляд на коммандера и Сьюзан, затем достал из кармана бумажник, извлек из него крохотную каталожную карточку и прочитал то, что было на ней написано. Еще раз убедившись, что Сьюзан и коммандер поглощены беседой, Хейл аккуратно нажал пять клавиш на клавиатуре ее компьютера, и через секунду монитор вернулся к жизни. - Порядок, - усмехнулся. Завладеть персональными кодами компьютеров Третьего узла было проще простого. У всех терминалов были совершенно одинаковые клавиатуры. Как-то вечером Хейл захватил свою клавиатуру домой и вставил в нее чип, регистрирующий все удары по клавишам. На следующее утро, придя пораньше, он подменил чужую клавиатуру на свою, модифицированную, а в конце дня вновь поменял их местами и просмотрел информацию, записанную чипом.

И все был подписаны одинаково: Любовь без воска. Она просила его открыть скрытый смысл этих слов, но Дэвид отказывался и только улыбался: Из нас двоих ты криптограф. Главный криптограф АНБ испробовала все - подмену букв, шифровальные квадраты, даже анаграммы. Она пропустила эти слова через компьютер и поставила перед ним задачу переставить буквы в новую фразу. Выходила только абракадабра. Похоже, не один Танкадо умел создавать абсолютно стойкие шифры. Ее мысли прервал шипящий звук открываемой пневматической двери. В Третий узел заглянул Стратмор. - Какие-нибудь новости, Сьюзан? - спросил Стратмор и тут же замолчал, увидав Грега Хейла.  - Добрый вечер, мистер Хейл.

538 Share

Zaino marc jacobs in pelle

Это включая диагностику, проверку памяти и все прочее. Единственное, что могло бы вызвать зацикливание протяженностью в восемнадцать часов, - это вирус. Больше нечему. - Вирус. - Да, какой-то повторяющийся цикл. Что-то попало в процессор, создав заколдованный круг, и практически парализовало систему. - Знаешь, - сказала она, - Стратмор сидит в шифровалке уже тридцать шесть часов. Может быть, он сражается с вирусом. Джабба захохотал. - Сидит тридцать шесть часов подряд.

 Сьюзан, - услышал он собственный голос, - Стратмор - убийца. Ты в опасности. Казалось, она его не слышала. Хейл понимал, что говорит полную ерунду, потому что Стратмор никогда не причинит ей вреда, и она это отлично знает. Хейл вгляделся в темноту, выискивая глазами место, где прятался Стратмор. Шеф внезапно замолчал и растворился во тьме. Это пугало Хейла. Он понимал, что времени у него. Агенты могут появиться в любую минуту.

 - Она вздохнула.  - Быть может, придется ждать, пока Дэвид не найдет копию Танкадо. Стратмор посмотрел на нее неодобрительно. - Если Дэвид не добьется успеха, а ключ Танкадо попадет в чьи-то руки… Коммандеру не нужно было договаривать. Сьюзан и так его поняла. Пока файл Цифровой крепости не подменен модифицированной версией, копия ключа, находившаяся у Танкадо, продолжает представлять собой огромную опасность. - Когда мы внесем эту поправку, - добавил Стратмор, - мне будет все равно, сколько ключей гуляет по свету: чем их больше, тем забавнее.  - Он жестом попросил ее возобновить поиск.  - Но пока этого не произошло, мы в цейтноте.

Я его выгнал. На лице Сьюзан на мгновение мелькнуло недоумение. Она побледнела и прошептала: - О Боже… Стратмор утвердительно кивнул, зная, что она догадалась. - Он целый год хвастался, что разрабатывает алгоритм, непробиваемый для грубой силы. - Н-но… - Сьюзан запнулась, но тут же продолжила: - Я была уверена, что он блефует. Он действительно это сделал. - Да. Создатель последнего шифра, который никто никогда не взломает.

Она тоже засмеялась. - Выслушай меня, Мидж. Направь мне официальный запрос. В понедельник я проверю твою машину. А пока сваливай-ка ты отсюда домой. Сегодня же суббота. Найди себе какого-нибудь парня да развлекись с ним как следует. Она снова вздохнула. - Постараюсь, Джабба.

 Чтобы вы меня убили. - Я не собираюсь тебя убивать. Мне нужен только ключ. - Какой ключ. Стратмор снова вздохнул. - Тот, который тебе передал Танкадо. - Понятия не имею, о чем. - Лжец! - выкрикнула Сьюзан.  - Я видела твою электронную почту. Хейл замер, потом повернул Сьюзан лицом к .

Zaino studio c

About Jukasa

Выйдя из зоны видимости бармена, Беккер вылил остатки напитка в цветочный горшок. От водки у него появилось легкое головокружение. Сьюзан, подшучивая над ним, часто говорила, что напоить его не составляет никакого труда.

Related Posts

672 Comments

Post A Comment