Zaino rigido

317 Share

Zaino rigido

Игла похищенного у медсестры шприца блеснула в темноте и погрузилась в вену чуть выше запястья Клушара. Шприц был наполнен тридцатью кубиками моющего средства, взятого с тележки уборщицы. Сильный палец нажал на плунжер, вытолкнув синеватую жидкость в старческую вену. Клушар проснулся лишь на несколько секунд. Он успел бы вскрикнуть от боли, если бы сильная рука не зажала ему рот. Старик не мог даже пошевелиться. Он почувствовал неимоверный жар, бегущий вверх по руке. Нестерпимая боль пронзила плечо, сдавила грудь и, подобно миллиону осколков, вонзилась в мозг.

 Время. - Три часа. Стратмор поднял брови. - Целых три часа. Так долго. Сьюзан нахмурилась, почувствовав себя слегка оскорбленной. Ее основная работа в последние три года заключалась в тонкой настройке самого секретного компьютера в мире: большая часть программ, обеспечивавших феноменальное быстродействие ТРАНСТЕКСТА, была ее творением. Шифр в миллион бит едва ли можно было назвать реалистичным сценарием. - Ладно, - процедил Стратмор.

Энсей Танкадо создал не поддающийся взлому код. Он держит нас в заложниках. Внезапно она встала. В голосе ее прозвучала удивительная решимость: - Мы должны установить с ним контакт. Должен быть способ убедить его не выпускать ключ из рук. Мы обязаны утроить самое высокое сделанное ему предложение. Мы можем восстановить его репутацию. Мы должны пойти на. - Слишком поздно, - сказал Стратмор.

Такая красивая женщина пошла бы с этим типом, только если бы ей хорошо заплатили. Боже. Такой жирный. Крикливый, тучный, мерзкий немец! - Клушар заморгал, стараясь переменить положение, и, не обращая внимания на боль, продолжал: - Ну чистая скотина, килограмм сто двадцать, не меньше. Он вцепился в эту красотку так, словно боялся, что она сбежит, - и я бы ее отлично понял. Ей-ей. Обхватил ее своими ручищами. Да еще хвастался, что снял ее на весь уик-энд за три сотни долларов. Это он должен был упасть замертво, а не бедолага азиат.

Директор АНБ напоминал тигра на привязи. Лицо его все сильнее заливалось краской. - Невероятно! - воскликнул он и снова швырнул трубку.  - Шифровалка вот-вот взорвется, а Стратмор не отвечает на звонки. ГЛАВА 98 Халохот выбежал из святилища кардинала Хуэрры на слепящее утреннее солнце. Прикрыв рукой глаза, он выругался и встал возле собора в маленьком дворике, образованном высокой каменной стеной, западной стороной башни Гиральда и забором из кованого железа. За открытыми воротами виднелась площадь, на которой не было ни души, а за ней, вдали, - стены Санта-Круса. Беккер не мог исчезнуть, тем более так .

Он повернулся, но было уже поздно. Чьи-то стальные руки прижали его лицо к стеклу. Панк попытался высвободиться и повернуться. - Эдуардо. Это ты, приятель? - Он почувствовал, как рука незнакомца проскользнула к его бумажнику, чуть ослабив хватку.  - Эдди! - крикнул.  - Хватит валять дурака. Какой-то тип разыскивал Меган. Человек не выпускал его из рук.

541 Share

Zaino rigido

 Нет, - сказала она раздраженно.  - Старался спрятать концы в воду, скрыть собственный просчет. А теперь не может отключить ТРАНСТЕКСТ и включить резервное электропитание, потому что вирус заблокировал процессоры. Глаза Бринкерхоффа чуть не вылезли из орбит. Мидж и раньше были свойственны фантазии, но ведь не. Он попробовал ее успокоить: - Джабба, похоже, совсем не волнуется. - Джабба - дурак! - прошипела. Эти слова его удивили. Никто никогда не называл Джаббу дураком, свиньей - быть может, но дураком -. - Свою женскую интуицию ты ставишь выше ученых степеней и опыта Джаббы в области антивирусного программирования.

 Когда я впервые увидел эти цепи, сэр, - говорил Чатрукьян, - я подумал, что фильтры системы Сквозь строй неисправны. Но затем я сделал несколько тестов и обнаружил… - Он остановился, вдруг почувствовав себя не в своей тарелке.  - Я обнаружил, что кто-то обошел систему фильтров вручную. Эти слова были встречены полным молчанием. Лицо Стратмора из багрового стало пунцовым. Сомнений в том, кого именно обвиняет Чатрукьян, не. Единственный терминал в шифровалке, с которого разрешалось обходить фильтры Сквозь строй, принадлежал Стратмору. Когда коммандер заговорил, в его голосе звучали ледяные нотки: - Мистер Чатрукьян, я не хочу сказать, что вас это не касается, но фильтры обошел.  - Очевидно, что Стратмор с трудом сдерживает гнев.

Самая большая стоянка такси в Севилье находилась всего в одном квартале от Матеус-Гаго. Рука Халохота потянулась к пистолету. Adios, Senor Becker… La sangre de Cristo, la сора de la salvacion. Терпкий аромат красного вина ударил в ноздри Беккера, когда падре Херрера опустил перед ним серебряную, отполированную миллионами рук чашу. Немного рано для алкогольных напитков, подумал Беккер, наклоняясь. Когда серебряный кубок оказался на уровне его глаз, возникло какое-то движение, и в полированной поверхности смутно отразилась приближающаяся фигура. Беккер заметил металлический блеск в тот самый миг, когда убийца поднимал пистолет, и, как спринтер, срывающийся с места при звуке стартового выстрела, рванулся. Насмерть перепуганный священник упал, чаша взлетела вверх, и красное вино разлилось по белому мрамору пола. Монахи и служки у алтаря бросились врассыпную, а Беккер тем временем перемахнул через ограждение.

 Капля Росы. Вы уверены. Но Пьер Клушар провалился в глубокое забытье. ГЛАВА 23 Сьюзан, сидя в одиночестве в уютном помещении Третьего узла, пила травяной чай с лимоном и ждала результатов запуска Следопыта. Как старшему криптографу ей полагался терминал с самым лучшим обзором. Он был установлен на задней стороне компьютерного кольца и обращен в сторону шифровалки. Со своего места Сьюзан могла видеть всю комнату, а также сквозь стекло одностороннего обзора ТРАНСТЕКСТ, возвышавшийся в самом центре шифровалки. Сьюзан посмотрела на часы. Она ждет уже целый час.

Парк был пуст. - Фильтр Х-одиннадцать уничтожен, - сообщил техник.  - У этого парня зверский аппетит. Смит начал говорить. Его комментарий отличался бесстрастностью опытного полевого агента: - Эта съемка сделана из мини-автобуса, припаркованного в пятидесяти метрах от места убийства. Танкадо приближается справа, Халохот - между деревьев слева. - У нас почти не осталось времени, - сказал Фонтейн.  - Давайте ближе к сути дела.

В одной урановое, в другой плутониевое. Это два разных элемента. Люди на подиуме перешептывались. - Уран и плутоний! - воскликнул Джабба, и в его голосе впервые послышались нотки надежды.  - Нам нужно установить разницу между этими элементами.  - Он повернулся к бригаде своих помощников.  - Кто знает, какая разница между этими элементами. На лицах тех застыло недоумение.

767 Share

Zaino rigido

Потребление энергии на среднем уровне. Последний шифр, введенный в ТРАНСТЕКСТ… - Она замолчала. - Что. - Забавно, - сказала.  - Последний файл из намеченных на вчера был загружен в одиннадцать сорок. - И. - Итак, ТРАНСТЕКСТ вскрывает один шифр в среднем за шесть минут. Последний файл обычно попадает в машину около полуночи.

 Ты сошла с ума! - крикнул в ответ Хейл.  - Я вовсе не Северная Дакота! - И он отчаянно забился на полу. - Не лги, - рассердилась Сьюзан.  - Почему же вся переписка Северной Дакоты оказалась в твоем компьютере. - Я ведь тебе уже говорил! - взмолился Хейл, не обращая внимания на вой сирены.  - Я шпионил за Стратмором. Эти письма в моем компьютере скопированы с терминала Стратмора - это сообщения, которые КОМИНТ выкрал у Танкадо. - Чепуха. Ты никогда не смог бы проникнуть в почту коммандера.

Но я слышу какие-то звуки. Далекий голос… - Дэвид. Он почувствовал болезненное жжение в боку. Мое тело мне больше не принадлежит. И все же он слышал чей-то голос, зовущий. Тихий, едва различимый. Но этот голос был частью его. Слышались и другие голоса - незнакомые, ненужные. Он хотел их отключить. Для него важен был только один голос, который то возникал, то замолкал.

 - Нам нужны точные цифры. - Звездочка, - повторила Сьюзан, - это сноска. Соши прокрутила текст до конца раздела и побелела. - О… Боже ты. - В чем дело? - спросил Джабба. Все прильнули к экрану и сокрушенно ахнули. Крошечная сноска гласила: Предел ошибки составляет 12. Разные лаборатории приводят разные цифры. ГЛАВА 127 Собравшиеся на подиуме тотчас замолчали, словно наблюдая за солнечным затмением или извержением вулкана - событиями, над которыми у них не было ни малейшей власти. Время, казалось, замедлило свой бег.

И конечно… ТРАНСТЕКСТ. Компьютер висел уже почти двадцать часов. Она, разумеется, знала, что были и другие программы, над которыми он работал так долго, программы, создать которые было куда легче, чем нераскрываемый алгоритм. Вирусы. Холод пронзил все ее тело. Но как мог вирус проникнуть в ТРАНСТЕКСТ. Ответ, уже из могилы, дал Чатрукьян. Стратмор отключил программу Сквозь строй. Это открытие было болезненным, однако правда есть правда. Стратмор скачал файл с Цифровой крепостью и запустил его в ТРАНСТЕКСТ, но программа Сквозь строй отказалась его допустить, потому что файл содержал опасную линейную мутацию.

В то прохладное осеннее утро у него был перерыв в занятиях, и после ежедневной утренней пробежки он вернулся в свою трехкомнатную университетскую квартиру. Войдя, Дэвид увидел мигающую лампочку автоответчика. Слушая сообщение, он выпил почти целый пакет апельсинового сока. Послание ничем не отличалось от многих других, которые он получал: правительственное учреждение просит его поработать переводчиком в течение нескольких часов сегодня утром. Странным показалось только одно: об этой организации Беккер никогда прежде не слышал. Беккер позвонил одному из своих коллег: - Тебе что-нибудь известно об Агентстве национальной безопасности. Это был не первый его звонок, но ответ оставался неизменным: - Ты имеешь в виду Совет национальной безопасности. Беккер еще раз просмотрел сообщение. - Нет.

749 Share

Zaino rigido

В некотором отдалении от него возникла фигура человека, приближавшегося медленно и неотвратимо. В руке его поблескивал пистолет. Беккер, отступая к стене, вновь обрел способность мыслить четко и ясно. Он почувствовал жжение в боку, дотронулся до больного места и посмотрел на руку. Между пальцами и на кольце Танкадо была кровь. У него закружилась голова. Увидев выгравированные знаки, Беккер страшно удивился. Он совсем забыл про кольцо на пальце, забыл, для чего приехал в Севилью. Он посмотрел на приближающуюся фигуру, затем перевел взгляд на кольцо. Из-за чего погибла Меган.

Сьюзан окаменела. Она не произнесла ни слова. За десять лет их знакомства Стратмор выходил из себя всего несколько раз, и этого ни разу не произошло в разговоре с. В течение нескольких секунд ни он, ни она не произнесли ни слова. Наконец Стратмор откинулся на спинку стула, и Сьюзан поняла, что он постепенно успокаивается. Когда он наконец заговорил, голос его звучал подчеркнуто ровно, хотя было очевидно, что это давалось ему нелегко. - Увы, - тихо сказал Стратмор, - оказалось, что директор в Южной Америке на встрече с президентом Колумбии. Поскольку, находясь там, он ничего не смог бы предпринять, у меня оставалось два варианта: попросить его прервать визит и вернуться в Вашингтон или попытаться разрешить эту ситуацию самому.

Вот она показалась опять, с нелепо скрюченными конечностями. В девяноста футах внизу, распростертый на острых лопастях главного генератора, лежал Фил Чатрукьян. Тело его обгорело и почернело. Упав, он устроил замыкание основного электропитания шифровалки. Но еще более страшной ей показалась другая фигура, прятавшаяся в тени, где-то в середине длинной лестницы. Ошибиться было невозможно. Это мощное тело принадлежало Грегу Хейлу. ГЛАВА 58 - Меган - девушка моего друга Эдуардо! - крикнул панк Беккеру.

По своей природе математики-криптографы - неисправимые трудоголики, поэтому существовало неписаное правило, что по субботам они отдыхают, если только не случается нечто непредвиденное. Взломщики шифров были самым ценным достоянием АНБ, и никто не хотел, чтобы они сгорали на работе. Сьюзан посмотрела на корпус ТРАНСТЕКСТА, видневшийся справа. Шум генераторов, расположенных восемью этажами ниже, звучал сегодня в ее ушах необычайно зловеще. Сьюзан не любила бывать в шифровалке в неурочные часы, поскольку в таких случаях неизменно чувствовала себя запертой в клетке с гигантским зверем из научно-фантастического романа. Она ускорила шаги, чтобы побыстрее оказаться в кабинете шефа. К рабочему кабинету Стратмора, именуемому аквариумом из-за стеклянных стен, вела узкая лестница, поднимавшаяся по задней стене шифровалки. Взбираясь по решетчатым ступенькам, Сьюзан смотрела на массивную дубовую дверь кабинета, украшенную эмблемой АНБ, на которой был изображен могучий орел, терзающий когтями старинную отмычку. За этой дверью находился один из самых великих людей, которых ей довелось знать. Пятидесятишестилетний коммандер Стратмор, заместитель оперативного директора АНБ, был для нее почти как отец.

У нас очень строгие правила относительно контактов клиента и сопровождающего. - Но… - Вы спутали нас с кем-то другим. У нас всего две рыженькие, Иммакулада и Росио, и ни та ни другая не станут ни с кем спать за деньги. Потому что это проституция, а она в Испании строжайше запрещена. Доброй ночи, сэр. - Но… Послышался щелчок положенной на рычаг трубки. Беккер беззвучно выругался и повесил трубку. Третья попытка провалилась. Он помнил, что сказал Клушар: немец нанял девушку на весь уик-энд. Беккер вышел из телефонной будки на перекрестке калле Саладо и авениды Асунсьон.

Это случилось во время поездки на уик-энд в Смоки-Маунтинс. Они лежали на широкой кровати под балдахином в Стоун-Мэнор. О кольце он позаботиться не успел, слова пришли сами. Именно это и нравилось ей в нем - спонтанность решений. Она надолго прижалась губами к его губам. Он обвил ее руками, и они сами собой начали стягивать с нее ночную рубашку. - Я понимаю это как знак согласия, - сказал он, и они не отрывались друг от друга всю ночь, согреваемые теплом камина. Этот волшебный вечер был шесть месяцев назад, до того как Дэвида неожиданно назначили главой факультета современных языков.

174 Share

Zaino rigido

ГЛАВА 62 Коммандер и Сьюзан стояли у закрытого люка и обсуждали, что делать. - Итак, внизу у нас погибший Чатрукьян, - констатировал Стратмор.  - Если мы вызовем помощь, шифровалка превратится в цирк. - Так что же вы предлагаете? - спросила Сьюзан. Она хотела только одного - поскорее уйти. Стратмор на минуту задумался. - Не спрашивай меня, как это случилось, - сказал он, уставившись в закрытый люк.  - Но у меня такое впечатление, что мы совершенно случайно обнаружили и нейтрализовали Северную Дакоту.  - Он покачал головой, словно не веря такую удачу.  - Чертовское везение, если говорить честно.

 - Да тут несколько тысяч долларов. - Я действую по инструкции, сэр.  - Пилот повернулся и скрылся в кабине. Дверца за ним захлопнулась. Беккер спустился вниз, постоял, глядя на самолет, потом опустил глаза на пачку денег в руке. Постояв еще некоторое время в нерешительности, он сунул конверт во внутренний карман пиджака и зашагал по летному полю. Странное начало. Он постарался выкинуть этот эпизод из головы. Если повезет, он успеет вернуться и все же съездить с Сьюзан в их любимый Стоун-Мэнор.

Личная массажистка разминала затекшие мышцы его шеи. Погрузив ладони в складки жира на плечах шефа, она медленно двигалась вниз, к полотенцу, прикрывавшему нижнюю часть его спины. Ее руки спускались все ниже, забираясь под полотенце. Нуматака почти ничего не замечал. Мысли его были. Он ждал, когда зазвонит прямой телефон, но звонка все не. Кто-то постучал в дверь. - Войдите, - буркнул Нуматака.

Теперь Сьюзан точно знала, зачем ее вызвал Стратмор. - Я, кажется, догадалась, - сказала.  - Вы хотите, чтобы я проникла в секретную базу данных ARA и установила личность Северной Дакоты. Стратмор улыбнулся, не разжимая губ. - Вы читаете мои мысли, мисс Флетчер. Сьюзан Флетчер словно была рождена для тайных поисков в Интернете. Год назад высокопоставленный сотрудник аппарата Белого дома начал получать электронные письма с угрозами, отправляемые с некоего анонимного адреса. АНБ поручили разыскать отправителя. Хотя агентство имело возможность потребовать от переадресующей компании открыть ему имя этого клиента, оно решило прибегнуть к более изощренному методу - следящему устройству.

Ни он, ни Сьюзан не услышали тихих шагов в направлении Третьего узла. ГЛАВА 60 По зеркальному коридору Двухцветный отправился с наружной террасы в танцевальный зал. Остановившись, чтобы посмотреть на свое отражение в зеркале, он почувствовал, что за спиной у него возникла какая-то фигура. Он повернулся, но было уже поздно. Чьи-то стальные руки прижали его лицо к стеклу. Панк попытался высвободиться и повернуться. - Эдуардо. Это ты, приятель? - Он почувствовал, как рука незнакомца проскользнула к его бумажнику, чуть ослабив хватку.

Я хотел, чтобы никто ничего не заподозрил. Любопытным шпикам не придет в голову сесть на хвост преподавателю испанского языка. - Он профессор, - поправила его Сьюзан и тут же пожалела об. У нее часто возникало чувство, что Стратмор не слишком высокого мнения о Дэвиде и считает, что она могла бы найти себе кого-то поинтереснее, чем простой преподаватель.  - Коммандер, - сказала она, - если вы инструктировали Дэвида сегодня утром по телефону из машины, кто-то мог перехватить… - Один шанс на миллион, - возразил Стратмор, стараясь ее успокоить.  - Подслушивающий должен был находиться в непосредственной близости и точно знать, что надо подслушивать.  - Он положил руку ей на плечо.  - Я никогда не послал бы туда Дэвида, если бы считал, что это связано хоть с малейшей опасностью.

524 Share

Zaino rigido

Осмотрели карманы, одежду, бумажники. Ничего похожего. У Халохота был компьютер Монокль, мы и его проверили. Похоже, он не передал ничего хотя бы отдаленно похожего на набор букв и цифр - только список тех, кого ликвидировал. - Черт возьми! - не сдержался Фонтейн, теряя самообладание.  - Он должен там. Ищите. Джабба окончательно убедился: директор рискнул и проиграл. Шеф службы обеспечения систем безопасности спустился с подиума подобно грозовой туче, сползающей с горы, и окинул взглядом свою бригаду программистов, отдающих какие-то распоряжения.

 - Коммандер, - сказала она, - если вы инструктировали Дэвида сегодня утром по телефону из машины, кто-то мог перехватить… - Один шанс на миллион, - возразил Стратмор, стараясь ее успокоить.  - Подслушивающий должен был находиться в непосредственной близости и точно знать, что надо подслушивать.  - Он положил руку ей на плечо.  - Я никогда не послал бы туда Дэвида, если бы считал, что это связано хоть с малейшей опасностью.  - Он улыбнулся.  - Поверь. При первых же признаках опасности я отправлю к нему профессионалов. Слова Стратмора внезапно были прерваны постукиванием по стеклянной стене Третьего узла. Они обернулись.

Sulla Vespa. Venti mille pesete. Итальянец перевел взгляд на свой маленький потрепанный мотоцикл и засмеялся. - Venti mille pesete. La Vespa. - Cinquanta mille. Пятьдесят тысяч! - предложил Беккер. Это почти четыреста долларов.

Беккер заговорил по-испански с сильным франко-американским акцентом: - Меня зовут Дэвид Беккер. Я из канадского посольства. Наш гражданин был сегодня доставлен в вашу больницу. Я хотел бы получить информацию о нем, с тем чтобы посольство могло оплатить его лечение. - Прекрасно, - прозвучал женский голос.  - Я пошлю эту информацию в посольство в понедельник прямо с утра. - Мне очень важно получить ее именно. - Это невозможно, - раздраженно ответила женщина.  - Мы очень заняты.

Она точно окаменела. И закрыла. О Боже, пожалуйста. Не. ГЛАВА 65 Бринкерхофф мерил шагами кабинет Мидж Милкен. - Никому не позволено действовать в обход фильтров. - Ошибаешься, - возразила.  - Я только что говорила с Джаббой.

Вначале он хотел снять его, но белая оксфордская рубашка была бы ничуть ни лучше, поэтому он лишь пригнулся еще ниже. Мужчина рядом нахмурился. - Turista, - усмехнулся. И прошептал чуть насмешливо: - Llamo un medico. Вызвать доктора. Беккер поднял глаза на усыпанное родинками старческое лицо. - No, gracias. Estoy bien. Человек смерил его сердитым взглядом: - Pues sientate.

244 Share

Zaino rigido

 А вы пробовали сделать ему искусственное дыхание? - предположил Беккер. - Нет. Мы к нему не прикасались. Мой друг испугался. Он хоть и крупный, но слабак.  - Она кокетливо улыбнулась Беккеру.  - Не волнуйтесь, он ни слова не понимает по-испански. Беккер нахмурился. Он вспомнил кровоподтеки на груди Танкадо.

Вокруг Беккера не было ничего, кроме стен. По сторонам, правда, находились железные ворота, но звать на помощь уже поздно. Беккер прижался к стене спиной, внезапно ощутив все камушки под подошвами, все бугорки штукатурки на стене, впившиеся в спину. Мысли его перенеслись назад, в детство. Родители… Сьюзан. О Боже… Сьюзан. Впервые с детских лет Беккер начал молиться. Он молился не об избавлении от смерти - в чудеса он не верил; он молился о том, чтобы женщина, от которой был так далеко, нашла в себе силы, чтобы ни на мгновение не усомнилась в его любви. Он закрыл глаза, и воспоминания хлынули бурным потоком. Он вспомнил факультетские заседания, лекции - все то, что заполняло девяносто процентов его жизни.

Чрезвычайная. В шифровалке. Она не могла себе этого представить. - С-слушаюсь, сэр.  - Она выдержала паузу.  - Постараюсь побыстрее. - А лучше еще быстрее.  - Стратмор положил трубку.

Беккер стоял с закрытыми глазами, а человек в очках в металлической оправе приближался к. Где-то неподалеку зазвонил колокол. Беккер молча ждал выстрела, который должен оборвать его жизнь. ГЛАВА 89 Лучи утреннего солнца едва успели коснуться крыш Севильи и лабиринта узких улочек под. Колокола на башне Гиральда созывали людей на утреннюю мессу. Этой минуты ждали все жители города. Повсюду в старинных домах отворялись ворота, и люди целыми семьями выходили на улицы. Подобно крови, бегущей по жилам старого квартала Санта-Крус, они устремлялись к сердцу народа, его истории, к своему Богу, своему собору и алтарю. Где-то в уголке сознания Беккера звонили колокола. Я не умер.

Беккер посмотрел на ее лицо. В свете дневных ламп он увидел красноватые и синеватые следы в ее светлых волосах. - Т-ты… - заикаясь, он перевел взгляд на ее непроколотые уши, - ты, случайно, серег не носила. В ее глазах мелькнуло подозрение. Она достала из кармана какой-то маленький предмет и протянула. Беккер увидел в ее руке сережку в виде черепа. - Так это клипса. - Да, - сказала девушка.  - Я до чертиков боюсь прокалывать уши.

ГЛАВА 32 Дэвид Беккер остановился в коридоре у номера 301. Он знал, что где-то за этой витиеватой резной дверью находится кольцо. Вопрос национальной безопасности. За дверью послышалось движение, раздались голоса. Он постучал. Послышался голос с сильным немецким акцентом: - Ja. Беккер молчал. - Ja. Дверь слегка приоткрылась, и на него уставилось круглое немецкое лицо. Дэвид приветливо улыбнулся.

418 Share

Zaino rigido

Беккер не знал, сколько времени пролежал, пока над ним вновь не возникли лампы дневного света. Кругом стояла тишина, и эту тишину вдруг нарушил чей-то голос. Кто-то звал. Он попытался оторвать голову от пола. Мир кругом казался расплывчатым, каким-то водянистым. И снова этот голос. Он присел на корточки и в десяти метрах от себя увидел чей-то силуэт. - Мистер. Беккер узнал голос.

Им пользуются студенты, потому что билет стоит гроши. Сиди себе в заднем салоне и докуривай окурки. Хорошенькая картинка. Беккер застонал и провел рукой по волосам. - Когда он вылетает. - В два часа ночи по воскресеньям. Она сейчас наверняка уже над Атлантикой. Беккер взглянул на часы. Час сорок пять ночи. Он в недоумении посмотрел на двухцветного.

Туда и обратно, - повторил он мысленно. ГЛАВА 31 Сьюзан вернулась в Третий узел. После разговора со Стратмором она начала беспокоиться о безопасности Дэвида, а ее воображение рисовало страшные картины. - Ну, - послышался голос Хейла, склонившегося над своим компьютером, - и чего же хотел Стратмор. Провести романтический вечер в обществе своего главного криптографа. Сьюзан проигнорировала его вопрос и села за свой терминал. Ввела личный код, и экран тотчас ожил, показав, что Следопыт работает, хотя и не дал пока никакой информации о Северной Дакоте. Черт возьми, - подумала Сьюзан.

 Сколько в тебе снобизма.  - Хейл вздохнул и повернулся к своему компьютеру. В этом вся ее сущность. Блестящий криптограф - и давнишнее разочарование Хейла. Он часто представлял, как занимается с ней сексом: прижимает ее к овальной поверхности ТРАНСТЕКСТА и берет прямо там, на теплом кафеле черного пола. Но Сьюзан не желала иметь с ним никакого дела. И, что, на взгляд Хейла, было еще хуже, влюбилась в университетского профессора, который к тому же зарабатывал сущие гроши. Очень жаль, если она истратит свой превосходный генетический заряд, произведя потомство от этого выродка, - а ведь могла бы предпочесть его, Грега. У нас были бы красивые дети, - подумал. - Чем ты занята? - спросил Хейл, пробуя иной подход.

В 1980-е годы АНБ стало свидетелем революции в сфере телекоммуникаций, которой было суждено навсегда изменить весь мир разведывательной деятельности, - имеется в виду широкая доступность Интернета, а если говорить конкретнее - появление электронной почты. Преступники, террористы и шпионы, которым надоело прослушивание их телефонов, с радостью встретили это новое средство глобальной коммуникации. Электронная почта соединила безопасность обычной почты со скоростью телефонной связи. С тех пор как сообщения стали передаваться по подземным волоконно-оптическим линиям, а не с помощью радиоволн, они оказались полностью защищенными от перехвата - таков по крайней мере был замысел. В действительности перехват электронных писем, передвигаемых по Интернету, был детской забавой для технических гуру из АНБ. Интернет не был создан, как считали многие, в эру домашних персональных компьютеров. Он появился тремя десятилетиями ранее благодаря усилиям специалистов из министерства обороны и представлял собой громадную сеть компьютеров, призванных обеспечить безопасность правительственной связи на случай ядерной войны. Профессионалы Интернета стали глазами и ушами АНБ. Люди, занимавшиеся нелегальной деятельностью с использованием электронной почты, быстро убедились в том, что их секреты больше не являются их частным достоянием. ФБР, Налоговое управление, Агентство по борьбе с наркотиками и другие правоохранительные агентства США - с помощью опытных штатных хакеров - сумели арестовать и предать суду гораздо больше преступников.

Вряд ли он позволил бы ТРАНСТЕКСТУ простаивать целый уик-энд. - Хорошо, хорошо.  - Мидж вздохнула.  - Я ошиблась.  - Она сдвинула брови, задумавшись, почему ТРАНСТЕКСТ за весь день не взломал ни единого шифра.  - Позволь мне кое-что проверить, - сказала она, перелистывая отчет. Найдя то, что искала, Мидж пробежала глазами цифры и минуту спустя кивнула: - Ты прав, Чед. ТРАНСТЕКСТ работал на полную мощность. Расход энергии даже чуть выше обычного: более полумиллиона киловатт-часов с полуночи вчерашнего дня.

762 Share

Zaino rigido

Мидж открыла жалюзи и посмотрела на горы, потом грустно вздохнула и перевела взгляд на шифровалку. Вид купола всегда приносил ей успокоение: он оказался маяком, посверкивающим в любой час суток. Но сегодня все было по-другому. Она поймала себя на мысли, что глаза ее смотрят в пустоту. Прижавшись лицом к стеклу, Мидж вдруг почувствовала страх - безотчетный, как в раннем детстве. За окном не было ничего, кроме беспросветного мрака. Шифровалка исчезла. ГЛАВА 57 В туалетных комнатах шифровалки не было окон, и Сьюзан Флетчер оказалась в полной темноте.

 - Меган все пыталась его кому-нибудь сплавить. - Она хотела его продать. - Не волнуйся, приятель, ей это не удалось. У тебя скверный вкус на ювелирные побрякушки. - Ты уверен, что его никто не купил. - Да вы все спятили. Это за четыреста-то баксов. Я сказал ей, что даю пятьдесят, но она хотела. Ей надо было выкупить билет на самолет - если найдется свободное место перед вылетом. Беккер почувствовал, как кровь отхлынула от его лица.

Она придет к нему беспомощная, раздавленная утратой, и он со временем докажет ей, что любовь исцеляет. Честь. Страна. Любовь. Дэвид Беккер должен был погибнуть за первое, второе и третье. ГЛАВА 103 Стратмор возник из аварийного люка подобно Лазарю, воскресшему из мертвых. Несмотря на промокшую одежду, он двигался легкой походкой. Коммандер шел в Третий узел - к Сьюзан. К своему будущему. Шифровалка снова купалась в ярких огнях.

Я занесу им, а вы, когда увидите мистера Густафсона, скажете ему, где его паспорт. - Подождите! - закричал Ролдан.  - Не надо впутывать сюда полицию. Вы говорите, что находитесь в центре, верно. Вы знаете отель Альфонсо Тринадцатый. Один из лучших в городе. - Да, - произнес голос.  - Я знаю эту гостиницу. Она совсем. - Вот и прекрасно.

Над Форт-Мидом высоко в небе сияла луна, и серебристый свет падал в окно, лишь подчеркивая спартанскую меблировку. Что же я делаю. - подумал Бринкерхофф. Мидж подошла к принтеру и, забрав распечатку очередности задач, попыталась просмотреть ее в темноте. - Ничего не вижу, - пожаловалась.  - Включи свет. - Прочитаешь за дверью. А теперь выходи. Но Мидж эта ситуация явно доставляла удовольствие. Она подошла к окну, вертя бумагу перед глазами, чтобы найти лучший угол для падения лунного света.

А в своем пиджаке он обречен. Беккер понимал, что в данный момент ничего не может предпринять. Ему оставалось только стоять на коленях на холодном каменном полу огромного собора. Старик утратил к нему всякий интерес, прихожане встали и запели гимн. Ноги у него свело судорогой. Хорошо бы их вытянуть. Терпи, - сказал он.  - Терпи. Потом закрыл глаза и глубоко вздохнул.

973 Share

Zaino rigido

Так появился апельсиновый мармелад. Халохот пробирался между деревьями с пистолетом в руке. Деревья были очень старыми, с высокими голыми стволами. Даже до нижних веток было не достать, а за неширокими стволами невозможно спрятаться. Халохот быстро убедился, что сад пуст, и поднял глаза вверх, на Гиральду. Вход на спиральную лестницу Гиральды преграждала веревка с висящей на ней маленькой деревянной табличкой. Веревка даже не была как следует натянута. Халохот быстро осмотрел стодвадцатиметровую башню и сразу же решил, что прятаться здесь просто смешно. Наверняка Беккер не настолько глуп.

На стене криво висело баскетбольное кольцо. Пол был уставлен десятками больничных коек. В дальнем углу, прямо под табло, которое когда-то показывало счет проходивших здесь матчей, он увидел слегка покосившуюся телефонную будку. Дай Бог, чтобы телефон работал, мысленно взмолился Беккер. Двигаясь к будке, он нащупывал в кармане деньги. Нашлось 75 песет никелевыми монетками, сдача от поездки в такси, - достаточно для двух местных звонков. Он вежливо улыбнулся озабоченной медсестре и вошел в будку. Сняв трубку, набрал номер справочной службы и через тридцать секунд получил номер главного офиса больницы. В какой бы стране вы ни находились, во всех учреждениях действует одно и то же правило: никто долго не выдерживает звонка телефонного аппарата. Не важно, сколько посетителей стоят в очереди, - секретарь всегда бросит все дела и поспешит поднять трубку.

Повернувшись, он направился через фойе к выходу, где находилось вишневое бюро, которое привлекло его внимание, когда он входил. На нем располагался щедрый набор фирменных открыток отеля, почтовая бумага, конверты и ручки. Беккер вложил в конверт чистый листок бумаги, надписал его всего одним словом: Росио - и вернулся к консьержу. - Извините, что я снова вас беспокою, - сказал он застенчиво.  - Я вел себя довольно глупо. Я хотел лично сказать Росио, какое удовольствие получил от общения с ней несколько дней. Но я уезжаю сегодня вечером. Пожалуй, я все же оставлю ей записку.  - И он положил конверт на стойку.

Как только эти два агрессора увидят, что Бастион пал, они издадут боевой клич. Фонтейн ничего не ответил, погруженный в глубокое раздумье. Слова Сьюзан Флетчер о том, что ключ находится в Испании, показались ему обнадеживающими. Он бросил быстрый взгляд на Сьюзан, которая по-прежнему сидела на стуле, обхватив голову руками и целиком уйдя в. Фонтейн не мог понять, в чем дело, но, какими бы ни были причины ее состояния, выяснять это сейчас не было времени. - Нужно решать, сэр! - требовал Джабба.  - Немедленно. Фонтейн поднял голову и произнес с ледяным спокойствием: - Вот мое решение. Мы не отключаемся. Мы будем ждать.

Он же вас ненавидит. - Он позвонил и предупредил, что заканчивает работу над алгоритмом, создающим абсолютно стойкие шифры. Я ему не поверил. - Но зачем он вам об этом сообщил? - спросила Сьюзан.  - Хотел предложить вам купить этот алгоритм. - Нет. Это был шантаж. Все встало на свои места.

 - Она давно уехала. Отправилась в аэропорт несколько часов. Самое место, где толкнуть колечко: богатые туристы и все такое прочее. Как только получит денежки, так и улетит. Беккер почувствовал тошноту. Это какая-то глупая шутка. Он не находил слов. - Ты знаешь ее фамилию. Двухцветный задумался и развел руками.

165 Share

Zaino rigido

Получилось очень даже правдоподобно. К несчастью для того, кто это придумал, коммандер Стратмор не нашел в этой выходке ничего забавного. Два часа спустя был издан ставший знаковым приказ: СОТРУДНИК КАРЛ ОСТИН УВОЛЕН ЗА НЕДОСТОЙНЫЙ ПОСТУПОК С этого дня никто больше не доставлял ей неприятностей; всем стало ясно, что Сьюзан Флетчер - любимица коммандера Стратмора. Но не только молодые криптографы научились уважать Стратмора; еще в начале своей карьеры он был замечен начальством как человек, разработавший целый ряд неортодоксальных и в высшей степени успешных разведывательных операций. Продвигаясь по служебной лестнице, Тревор Стратмор прославился умением сжато и одновременно глубоко анализировать сложнейшие ситуации. Он обладал почти сверхъестественной способностью преодолевать моральные затруднения, с которыми нередко бывают связаны сложные решения агентства, и действовать без угрызений совести в интересах всеобщего блага. Ни у кого не вызывало сомнений, что Стратмор любит свою страну. Он был известен среди сотрудников, он пользовался репутацией патриота и идеалиста… честного человека в мире, сотканном из лжи. За годы, прошедшие после появления в АНБ Сьюзан, Стратмор поднялся с поста начальника Отдела развития криптографии до второй по важности позиции во всем агентстве.

Она пробовала снова и снова, но массивная плита никак не реагировала. Сьюзан тихо вскрикнула: по-видимому, отключение электричества стерло электронный код. Она опять оказалась в ловушке. Внезапно сзади ее обхватили и крепко сжали чьи-то руки. Их прикосновение было знакомым, но вызывало отвращение. Б нем не чувствовалось грубой силы Грега Хейла, скорее - жестокость отчаяния, внутренняя бездушная решительность. Сьюзан повернулась. Человек, попытавшийся ее удержать, выглядел растерянным и напуганным, такого лица у него она не видела.

Этого не может. Росио игриво улыбнулась и кивнула на немца. - El queria que lo guardara. Он хотел его оставить, но я сказала. Во мне течет цыганская кровь, мы, цыганки, не только рыжеволосые, но еще и очень суеверные. Кольцо, которое отдает умирающий, - дурная примета. - Вы знаете эту девушку? - Беккер приступил к допросу. Брови Росио выгнулись. - О. Я вижу, вам действительно очень нужно это Кольцова.

Джабба снова вздохнул. - Это была шутка, Мидж.  - Но он знал, что сказанного не вернешь. ГЛАВА 62 Коммандер и Сьюзан стояли у закрытого люка и обсуждали, что делать. - Итак, внизу у нас погибший Чатрукьян, - констатировал Стратмор.  - Если мы вызовем помощь, шифровалка превратится в цирк. - Так что же вы предлагаете? - спросила Сьюзан. Она хотела только одного - поскорее уйти.

Парень загородил ему дорогу. - Подними. Беккер заморгал от неожиданности. Дело принимало дурной оборот. - Ты, часом, не шутишь? - Он был едва ли не на полметра выше этого панка и тяжелее килограммов на двадцать. - С чего это ты взял, что я шучу. Беккер промолчал. - Подними! - срывающимся голосом завопил панк. Беккер попробовал его обойти, но парень ему не позволил. - Я сказал тебе - подними.

Сознание нехотя подтверждало то, о чем говорили чувства. Оставался только один выход, одно решение. Он бросил взгляд на клавиатуру и начал печатать, даже не повернув к себе монитор. Его пальцы набирали слова медленно, но решительно. Дорогие друзья, сегодня я ухожу из жизни… При таком исходе никто ничему не удивится. Никто не задаст вопросов. Никто ни в чем его не обвинит. Он сам расскажет о том, что случилось. Все люди умирают… что значит еще одна смерть.

907 Share

Zaino rigido

 Ты это уже. - Вот. Она нахмурилась. - Ты не заметил ничего. Ну, может, дошел какой-нибудь слушок. - Мидж, послушай.  - Он засмеялся.  - Попрыгунчик - древняя история.

 Пустой номер. Наверное, уплыли на уик-энд с друзьями на яхте. Беккер заметил, что на ней дорогие вещи. - И у тебя нет кредитной карточки. - Есть, но отец ее заблокировал. Он думает, что я балуюсь наркотиками. - А это не так? - спросил Беккер холодно, глядя на ее припухший локоть. - Конечно, нет! - возмущенно ответила девушка.

Стратмор задумался и тяжело вздохнул. - Пожалуйста, сядь, Сьюзан. У нее был совершенно растерянный вид. - Сядь, - повторил коммандер, на этот раз тверже. - Выпустите меня! - Она испуганно смотрела на открытую дверь его кабинета. Стратмор понял, что она смертельно напугана. Он спокойно подошел к двери, выглянул на площадку лестницы и всмотрелся в темноту. Хейла нигде не было. Тогда он вернулся в кабинет и прикрыл за собой дверь, затем заблокировал ее стулом, подошел к столу и достал что-то из выдвижного ящика. В тусклом свете мониторов Сьюзан увидела, что это, и побледнела.

Прямо. - Встретимся в Стоун-Мэнор. Она кивнула, и из ее глаз потекли слезы. - Договорились. - Агент Смит! - позвал Фонтейн. Из-за спины Беккера появилось лицо Смита. - Слушаю, сэр. - Мне кажется, мистер Беккер опаздывает на свидание. Проследите, чтобы он вылетел домой немедленно.

Согласно расписанию, в полночь должен был заступить на двойную смену новый сотрудник по имени Зейденберг. Чатрукьян еще раз обвел глазами пустую лабораторию и нахмурился.  - Где же он, черт возьми. Глядя на оживающий монитор, он подумал, известно ли Стратмору, что в лаборатории систем безопасности нет ни души. Подходя к шифровалке, он успел заметить, что шторы кабинета шефа задернуты. Это означало, что тот находится на рабочем месте. Несмотря на субботу, в этом не было ничего необычного; Стратмор, который просил шифровальщиков отдыхать по субботам, сам работал, кажется, 365 дней в году. В одном Чатрукьян был абсолютно уверен: если шеф узнает, что в лаборатории систем безопасности никого нет, это будет стоить молодому сотруднику места.

Ключ к Цифровой крепости, внезапно осенило ее, прячется где-то в глубинах этого компьютера. Когда Сьюзан закрывала последний файл, за стеклом Третьего узла мелькнула тень. Она быстро подняла глаза и увидела возвращающегося Грега Хейла. Он приближался к двери. - Черт его дери! - почти беззвучно выругалась Сьюзан, оценивая расстояние до своего места и понимая, что не успеет до него добежать. Хейл был уже слишком близко. Она метнулась к буфету в тот момент, когда дверь со звуковым сигналом открылась, и, остановившись у холодильника, рванула на себя дверцу. Стеклянный графин на верхней полке угрожающе подпрыгнул и звонко опустился на место. - Проголодалась? - спросил Хейл, подходя к. Голос его звучал спокойно и чуточку игриво.

Zaino grande mcm

About Kigazilkree

Несмотря на разногласия со Стратмором по многим вопросам, Фонтейн всегда очень высоко его ценил. Стратмор был блестящим специалистом, возможно, лучшим в агентстве. И в то же время после провала с Попрыгунчиком Стратмор испытывал колоссальный стресс.

Related Posts

905 Comments

Post A Comment