Zaino skip hop

186 Share

Zaino skip hop

Понадобятся лучшие алгоритмы, чтобы противостоять компьютерам завтрашнего дня. - Такова Цифровая крепость. - Конечно. Алгоритм, не подающийся грубой силе, никогда не устареет, какими бы мощными ни стали компьютеры, взламывающие шифры. Когда-нибудь он станет мировым стандартом. Сьюзан глубоко вздохнула. - Да поможет нам Бог, - прошептала.  - Мы можем принять участие в аукционе.

Если Меган продала кольцо и улетела, нет никакой возможности узнать, где оно. Беккер закрыл глаза и попытался сосредоточиться. Итак, каков следующий шаг. Он решил подумать об этом через минуту. Сейчас ему надо было совершить давно уже откладываемую прогулку в туалетную комнату. ГЛАВА 64 Сьюзан осталась одна в тишине и сумерках Третьего узла. Стоявшая перед ней задача была проста: войти в компьютер Хейла, найти ключ и уничтожить все следы его переписки с Танкадо. Нигде не должно остаться даже намека на Цифровую крепость. Сьюзан снова завладели прежние сомнения: правильно ли они поступают, решив сохранить ключ и взломать Цифровую крепость.

Под густым слоем краски он увидел не гладкие девичьи щеки, а густую щетину. Это был молодой человек. В верхней губе у него торчала серебряная запонка, на нем была черная кожаная куртка, надетая на голое тело. - Какого черта тебе надо? - прорычал он хриплым голосом - с явным нью-йоркским акцентом. Сдерживая подступившую к горлу тошноту, Беккер успел заметить, что все пассажиры повернулись и смотрят на. Все как один были панки. И, наверное, у половины из них - красно-бело-синие волосы. - Sientate! - услышал он крик водителя.  - Сядьте.

Я был ослеплен своими амбициями. Стоя над Хейлом и стараясь унять дрожь, Сьюзан услышала приближающиеся шаги и медленно обернулась. В проломе стены возникла фигура Стратмора. Он был бледен и еле дышал. Увидев тело Хейла, Стратмор вздрогнул от ужаса. - О Боже! - воскликнул.  - Что случилось. ГЛАВА 93 Причастие. Халохот сразу же увидел Беккера: нельзя было не заметить пиджак защитного цвета да еще с кровавым пятном на боку. Светлый силуэт двигался по центральному проходу среди моря черных одежд.

 - Танкадо мертв. Все замерли в изумлении. Возможные последствия полученного известия словно пулей пронзили Джаббу. Казалось, тучный шеф отдела обеспечения системной безопасности вот-вот рухнет на пол. - Мертв. Но это значит… значит… что мы не можем… - Это значит, что нужен другой план действий.  - Фонтейн, как обычно, говорил спокойно и деловито. Глаза Джаббы по-прежнему выражали шок и растерянность, когда сзади раздался душераздирающий крик: - Джабба.

Он дышал. Он остался в живых. Это было настоящее чудо. Священник готовился начать молитву. Беккер осмотрел свой бок. На рубашке расплывалось красное пятно, хотя кровотечение вроде бы прекратилось. Рана была небольшой, скорее похожей на глубокую царапину. Он заправил рубашку в брюки и оглянулся. Позади уже закрывались двери.

916 Share

Zaino skip hop

Старик не мог даже пошевелиться. Он почувствовал неимоверный жар, бегущий вверх по руке. Нестерпимая боль пронзила плечо, сдавила грудь и, подобно миллиону осколков, вонзилась в мозг. Клушар увидел яркую вспышку света… и черную бездну. Человек ослабил нажим, еще раз взглянул на прикрепленную к спинке кровати табличку с именем больного и беззвучно выскользнул из палаты. Оказавшись на улице, человек в очках в тонкой металлической оправе достал крошечный прибор, закрепленный на брючном ремне, - квадратную коробочку размером с кредитную карту. Это был опытный образец нового компьютера Монокль, разработанного ВМС США для проверки напряжения аккумуляторов в труднодоступных отделениях подводных лодок - миниатюрный аппарат, совмещенный с сотовым модемом, последнее достижение микротехнологии. Его визуальный монитор - дисплей на жидких кристаллах - был вмонтирован в левую линзу очков. Монокль явился провозвестником новой эры персональных компьютеров: благодаря ему пользователь имел возможность просматривать поступающую информацию и одновременно контактировать с окружающим миром.

В случае перегрева он выключится без чьей-либо помощи. - Вы сумасшедший, - с презрением в голосе ответил Хейл.  - Мне наплевать, даже если ваш ТРАНСТЕКСТ взлетит на воздух. Эту проклятую машину так или иначе следует объявить вне закона. Стратмор вздохнул. - Оставь эти штучки детям, Грег. Отпусти. - Чтобы вы меня убили. - Я не собираюсь тебя убивать.

Я должен поскорее выбраться отсюда. - сказал он. После множества поворотов и коротких рывков Беккер оказался на перекрестке трех улочек с табличкой Эскуина-де-лос-Рейес и понял, что уже был здесь минуту-другую. Притормозив, он задумался, в какую сторону повернуть, и в этот момент мотор его веспы кашлянул и заглох. Стрелка топливного индикатора указывала на ноль. И, как бы повинуясь неведомому сигналу, между стенами слева от него мелькнула тень. Нет сомнений, что человеческий мозг все же совершеннее самого быстродействующего компьютера в мире. В какую-то долю секунды сознание Беккера засекло очки в металлической оправе, обратилось к памяти в поисках аналога, нашло его и, подав сигнал тревоги, потребовало принять решение. Он отбросил бесполезный мотоцикл и пустился бежать со всех ног. К несчастью для Беккера, вместо неуклюжего такси Халохот обрел под ногами твердую почву.

Очевидно, директор что-то скрывает, но Бринкерхоффу платили за то, чтобы он помогал, а не задавал вопросы. Фонтейн давно всем доказал, что близко к сердцу принимает интересы сотрудников. Если, помогая ему, нужно закрыть на что-то глаза, то так тому и. Увы, Мидж платили за то, чтобы она задавала вопросы, и Бринкерхофф опасался, что именно с этой целью она отправится прямо в шифровалку. Пора готовить резюме, подумал Бринкерхофф, открывая дверь. - Чед! - рявкнул у него за спиной Фонтейн. Директор наверняка обратил внимание на выражение глаз Мидж, когда она выходила.  - Не выпускай ее из приемной. Бринкерхофф кивнул и двинулся следом за Мидж. Фонтейн вздохнул и обхватил голову руками.

В голосе ее прозвучала удивительная решимость: - Мы должны установить с ним контакт. Должен быть способ убедить его не выпускать ключ из рук. Мы обязаны утроить самое высокое сделанное ему предложение. Мы можем восстановить его репутацию. Мы должны пойти на. - Слишком поздно, - сказал Стратмор. Он глубоко вздохнул.  - Сегодня утром Энсея Танкадо нашли мертвым в городе Севилья, в Испании. ГЛАВА 8 Двухмоторный Лирджет-60 коснулся раскаленной посадочной полосы.

Бранденбургский концерт, - подумал Беккер.  - Номер четыре. Они со Сьюзан слушали этот концерт в прошлом году в университете в исполнении оркестра Академии Святого Мартина. Ему вдруг страшно захотелось увидеть ее - сейчас. Прохладный ветерок кондиционера напомнил ему о жаре на улице. Он представил себе, как бредет, обливаясь потом, по душным, пропитанным запахом наркотиков улицам Трианы, пытаясь разыскать девчонку-панка в майке с британским флагом на груди, и снова подумал о Сьюзан. - Zumo de arandano, - с удивлением услышал он собственный голос.  - Клюквенный сок. Бармен смотрел на него озадаченно.

999 Share

Zaino skip hop

Беккер кивнул и поднес кольцо ближе к глазам. Затем начал читать надпись вслух: - Q… U… 1…S… пробел… С, Джабба и Сьюзан в один голос воскликнули: - Пробел? - Джабба перестал печатать.  - Там пробел. Беккер пожал плечами и вгляделся в надпись. - Да, их тут немало. - Я что-то не понимаю, - вмешался Фонтейн.  - Чего мы медлим. - Сэр, - удивленно произнесла Сьюзан, - просто это очень… - Да, да, - поддержал ее Джабба.

Это явно не было составной частью плана. - У них там прямо-таки дискотека! - пролопотал Бринкерхофф. Фонтейн смотрел в окно, пытаясь понять, что происходит. За несколько лет работы ТРАНСТЕКСТА ничего подобного не случалось. Перегрелся, подумал. Интересно, почему Стратмор его до сих пор не отключил. Ему понадобилось всего несколько мгновений, чтобы принять решение. Фонтейн схватил со стола заседаний трубку внутреннего телефона и набрал номер шифровалки. В трубке послышались короткие гудки.

 - Элементы, ответственные… У Дэвида Беккера, находившегося в трех тысячах миль от комнаты оперативного управления, загорелись. - Элементы! - воскликнул.  - Мы говорим о математике, а не об истории. Головы повернулись к спутниковому экрану. - Танкадо играет с нами в слова! - сказал Беккер.  - Слово элемент имеет несколько значений. - Какие же, мистер Беккер? - спросил Фонтейн. Все остальные встретили слова Беккера недоуменным молчанием.

Сюда. В этой встрече было что-то нереальное - нечто, заставившее снова напрячься все его нервные клетки. Он поймал себя на том, что непроизвольно пятится от незнакомцев. Тот, что был пониже ростом, смерил его холодным взглядом. - Сюда, мистер Беккер. Быстрее. Беккер повернулся и побежал, но успел сделать только один шаг. Мужчина выхватил оружие и выстрелил.

 Офицер полиции этого не знает. - Не имеет понятия. Рассказ канадца показался ему полным абсурдом, и он подумал, что старик еще не отошел от шока или страдает слабоумием. Тогда он посадил его на заднее сиденье своего мотоцикла, чтобы отвезти в гостиницу, где тот остановился. Но этот канадец не знал, что ему надо держаться изо всех сил, поэтому они и трех метров не проехали, как он грохнулся об асфальт, разбил себе голову и сломал запястье. - Что? - Сьюзан не верила своим ушам. - Офицер хотел доставить его в госпиталь, но канадец был вне себя от ярости, сказав, что скорее пойдет в Канаду пешком, чем еще раз сядет на мотоцикл. Все, что полицейский мог сделать, - это проводить его до маленькой муниципальной клиники неподалеку от парка. Там он его и оставил.

Господи Иисусе! - подумал Бринкерхофф.  - Мидж снова оказалась права. - Идиот! - в сердцах воскликнула.  - Ты только посмотри. Сквозь строй дважды отверг этот файл. Линейная мутация. И все-таки он пошел в обход. Интересно, о чем он .

319 Share

Zaino skip hop

Командир подводной лодки мог получить последние спутниковые фотографии российских портов, но не имел доступа к планам действий подразделений по борьбе с распространением наркотиков в Южной Америке. Эксперты ЦРУ могли ознакомиться со всеми данными об известных убийцах, но не с кодами запуска ракет с ядерным оружием, которые оставались доступны лишь для президента. Сотрудники лаборатории систем безопасности, разумеется, не имели доступа к информации, содержащейся в этой базе данных, но они несли ответственность за ее безопасность. Как и все другие крупные базы данных - от страховых компаний до университетов, - хранилище АНБ постоянно подвергалось атакам компьютерных хакеров, пытающих проникнуть в эту святая святых. Но система безопасности АНБ была лучшей в мире. Никому даже близко не удалось подойти к базе АНБ, и у агентства не было оснований полагать, что это когда-нибудь случится в будущем. Вернувшись в лабораторию, Чатрукьян никак не мог решить, должен ли он идти домой. Неисправность ТРАНСТЕКСТА угрожала и базе данных, а легкомыслие Стратмора не имело оправданий. Всем известно, что ТРАНСТЕКСТ и главная база данных АНБ тесно связаны между .

 - Хейл - это… Сьюзан замерла. Должно быть, это какая-то ошибка. Следопыт показывал адрес, не имеющий никакого смысла. Взяв себя в руки, она перечитала сообщение. Это была та же информация, которую получил Стратмор, когда сам запустил Следопыта. Тогда они оба подумали, что он где-то допустил ошибку, но сейчас-то она знала, что действовала правильно. Тем не менее информация на экране казалась невероятной: NDAKOTA ETDOSHISHA. EDU - ЕТ? - спросила Сьюзан. У нее кружилась голова.  - Энсей Танкадо и есть Северная Дакота.

 Нет, - хмуро сказал Стратмор.  - Танкадо потребовал ТРАНСТЕКСТ. - ТРАНСТЕКСТ. - Да. Он потребовал, чтобы я публично, перед всем миром, рассказал о том, что у нас есть ТРАНСТЕКСТ. Он сказал, что, если мы признаем, что можем читать электронную почту граждан, он уничтожит Цифровую крепость. Сьюзан смотрела на него с сомнением. Стратмор пожал плечами: - Так или иначе, уже слишком поздно. Он разместил бесплатный образец Цифровой крепости на своем сайте в Интернете. Теперь его скачать может кто угодно.

 - Нужен код. - Код? - сердито переспросила. Она посмотрела на панель управления. Под главной клавиатурой была еще одна, меньшего размера, с крошечными кнопками. На каждой - буква алфавита. Сьюзан повернулась к.  - Так скажите же мне. Стратмор задумался и тяжело вздохнул.

Беккер изумился. - Un punqui. - Si. Punqui. - Панк. - Да, панк, - сказала Росио на плохом английском и тотчас снова перешла на испанский.  - Mucha joyeria. Вся в украшениях. В одном ухе странная серьга, кажется, в виде черепа. - В Севилье есть панки и рокеры.

Тогда откуда же пришла команда на ручное отключение. - рассердилась. Недовольно поморщившись, Сьюзан закрыла окно экранного замка, но в ту долю секунды, когда оно исчезало с экрана, она заметила нечто необычное. Снова открыв окно, Сьюзан изучила содержащуюся в нем информацию. Какая-то бессмыслица. Вначале был зарегистрирован нормальный ввод замка, в тот момент, когда она выходила из помещения Третьего узла, однако время следующей команды отпирания показалось Сьюзан странным. Две эти команды разделяло меньше одной минуты, но она была уверена, что разговаривала с коммандером больше минуты. Сьюзан просмотрела все команды. То, что она увидела, привело ее в ужас. С интервалом в три минуты была зарегистрирована вторая серия команд запирания-отпирания.

682 Share

Zaino skip hop

 Может.  - Сьюзан пожала плечами, демонстрируя равнодушие. - Мы с ним какое-то время переписывались, - как бы невзначай сказал Хейл.  - С Танкадо. Ты знала об. Сьюзан посмотрела на него, стараясь не показать свое изумление. - Неужели. - Да. После того как я вскрыл алгоритм Попрыгунчика, он написал мне, что мы с ним братья по борьбе за неприкосновенность частной переписки.

Она ударила его подушкой. - Рассказывай. Немедленно. Но Дэвид знал, что никогда ей этого не откроет. Секрет выражения без воска был ему слишком дорог. Он уходил корнями в давние времена. В эпоху Возрождения скульпторы, оставляя изъяны при обработке дорогого мрамора, заделывали их с помощью сеrа, то есть воска. Статуя без изъянов, которую не нужно было подправлять, называлась скульптурой sin cera, иными словами - без воска. С течением времени это выражение стало означать нечто честное, правдивое.

Она в столовой. Консьерж снова покачал головой: - Ресторан закрылся полчаса. Полагаю, Росио и ее гость ушли на вечернюю прогулку. Если вы оставите для нее записку, она получит ее прямо с утра.  - Он направился к полке с ячейками для ключей и почты. - Быть может, я мог бы позвонить в номер и… - Простите, - сказал консьерж, и вся его любезность мгновенно улетучилась.  - В Альфонсо Тринадцатом строгие правила охраны приватности постояльцев. Беккера не устраивала перспектива ждать десять часов, пока тучный немец со своей спутницей спустятся к завтраку. - Я понимаю, - сказал .

Следопыт проникнет в ARA, отыщет Северную Дакоту и сообщит истинный адрес этого человека в Интернете. Если все сложится нормально, она скоро выяснит местонахождение Северной Дакоты, и Стратмор конфискует ключ. Тогда дело будет только за Дэвидом. Когда он найдет копию ключа, имевшуюся у Танкадо, оба экземпляра будут уничтожены, а маленькая бомба с часовым механизмом, заложенная Танкадо, - обезврежена и превратится во взрывное устройство без детонатора. Сьюзан еще раз прочитала адрес на клочке бумаги и ввела информацию в соответствующее поле, посмеялась про себя, вспомнив о трудностях, с которыми столкнулся Стратмор, пытаясь самолично запустить Следопыта. Скорее всего он проделал это дважды и каждый раз получал адрес Танкадо, а не Северной Дакоты. Элементарная ошибка, подумала Сьюзан, Стратмор, по-видимому, поменял местами поля информации, и Следопыт искал учетные данные совсем не того пользователя. Она завершила ввод данных и запустила Следопыта. Затем щелкнула по кнопке возврат. Компьютер однократно пискнул.

Прошу меня извинить. К человеку в моем положении часто приходят с… ну, вы понимаете. - Да, мистер Клушар, конечно, понимаю. Это цена, которую приходится платить за известность. - Действительно.  - Клушар вздохнул с видом мученика, вынужденного терпеть всякий сброд.  - Вы когда-нибудь видели что-либо более ужасное, чем это место? - Он обвел глазами палату.  - Не больница, а помойка. И они еще решили оставить меня здесь на ночь.

Он заместитель директора Агентства национальной безопасности, а сегодня все, что он делает, важно, как. Его дыхание стало ровным. - Сьюзан.  - Голос его прозвучал резко, но спокойно.  - Тебе удалось стереть электронную почту Хейла. - Нет, - сконфуженно ответила. - Ты нашла ключ. Сьюзан покачала головой.

641 Share

Zaino skip hop

Почему я звоню. Я только что выяснил, что ТРАНСТЕКСТ устарел. Все дело в алгоритме, сочинить который оказалось не под силу нашим лучшим криптографам! - Стратмор стукнул кулаком по столу. Сьюзан окаменела. Она не произнесла ни слова. За десять лет их знакомства Стратмор выходил из себя всего несколько раз, и этого ни разу не произошло в разговоре с. В течение нескольких секунд ни он, ни она не произнесли ни слова. Наконец Стратмор откинулся на спинку стула, и Сьюзан поняла, что он постепенно успокаивается.

Она в столовой. Консьерж снова покачал головой: - Ресторан закрылся полчаса. Полагаю, Росио и ее гость ушли на вечернюю прогулку. Если вы оставите для нее записку, она получит ее прямо с утра.  - Он направился к полке с ячейками для ключей и почты. - Быть может, я мог бы позвонить в номер и… - Простите, - сказал консьерж, и вся его любезность мгновенно улетучилась.  - В Альфонсо Тринадцатом строгие правила охраны приватности постояльцев. Беккера не устраивала перспектива ждать десять часов, пока тучный немец со своей спутницей спустятся к завтраку. - Я понимаю, - сказал .

Ни души. Продала кольцо и улетела. Он увидел уборщика и подошел к. - Has visto a una nina? - спросил он, перекрывая шум, издаваемый моечной машиной.  - Вы не видели девушку. Пожилой уборщик наклонился и выключил мотор. - Eh. - Una nina? - повторил Беккер.  - Pelo rojo, azul, y bianco. Красно-бело-синие волосы.

Обхватил ее своими ручищами. Да еще хвастался, что снял ее на весь уик-энд за три сотни долларов. Это он должен был упасть замертво, а не бедолага азиат.  - Клушар глотал ртом воздух, и Беккер начал волноваться. - Не знаете, как его зовут. Клушар на мгновение задумался и покачал головой: - Понятия не имею.  - Он поморщился от боли и откинулся на подушки. Беккер вздохнул.

 - Он опять замолчал. Сьюзан ждала продолжения, но его не последовало. - Больше трех часов. Стратмор кивнул. Она не выглядела взволнованной. - Новая диагностика. Что-нибудь из Отдела обеспечения системной безопасности. Стратмор покачал головой: - Это внешний файл.

Он снова ответил Да. Мгновение спустя компьютер подал звуковой сигнал. СЛЕДОПЫТ ОТОЗВАН Хейл улыбнулся. Компьютер только что отдал ее Следопыту команду самоуничтожиться раньше времени, так что ей не удастся найти то, что она ищет. Помня, что не должен оставлять следов, Хейл вошел в систему регистрации действий и удалил все свои команды, после чего вновь ввел личный пароль Сьюзан. Монитор погас. Когда Сьюзан вернулась в Третий узел, Грег Хейл как ни в чем не бывало тихо сидел за своим терминалом. ГЛАВА 30 Альфонсо XIII оказался небольшим четырехзвездочным отелем, расположенным в некотором отдалении от Пуэрта-де-Хереса и окруженным кованой чугунной оградой и кустами сирени.

122 Share

Zaino skip hop

Слова приятеля его очень удивили. Дело в том, что АНБ не только существовало, но и считалось одной из самых влиятельных правительственных организаций в США и во всем мире. Уже больше полувека оно занималось тем, что собирало электронные разведданные по всему миру и защищало американскую секретную информацию. О его существовании знали только три процента американцев. - АНБ, - пошутил приятель, - означает Агентство, которого Никогда не Было. Со смешанным чувством тревоги и любопытства Беккер принял приглашение загадочного агентства. Он проехал тридцать семь миль до их штаб-квартиры, раскинувшейся на участке площадью тридцать шесть акров среди лесистых холмов Форт-Мида в штате Мэриленд. После бесчисленных проверок на контрольно-пропускных пунктах он получил шестичасовой гостевой пропуск с голографическим текстом и был препровожден в роскошное помещение, где ему, как было сказано, предстояло вслепую оказать помощь Отделению криптографии - элитарной группе талантливых математиков, именуемых дешифровщиками. В течение первого часа они, казалось, даже не замечали его присутствия. Обступив громадный стол, они говорили на языке, которого Беккеру прежде никогда не доводилось слышать, - о поточных шифрах, самоуничтожающихся генераторах, ранцевых вариантах, протоколах нулевого понимания, точках единственности.

Ей обрыдли ее испанская семейка и местное житье-бытье. Три братца-испанца не спускали с нее глаз. И горячей воды. Беккер почувствовал комок в горле. - Когда она уезжает. Двухцветный словно будто только что очнулся. - Когда? - Он заржал.  - Она давно уехала. Отправилась в аэропорт несколько часов. Самое место, где толкнуть колечко: богатые туристы и все такое прочее.

 Жила! - не задумываясь выпалил Беккер. - Жила. - Да. Кошачья жила. Из нее делают струны для ракеток. - Как мило, - вздохнула. - Итак, твой диагноз? - потребовал. Сьюзан на минуту задумалась. - Склонность к ребячеству, фанат сквоша с подавляемой сексуальностью. Беккер пожал плечами: - Не исключено, что ты попала в точку.

Соши прочитала снова: - …Искусственно произведенный, обогащенный нейтронами изотоп урана с атомным весом 238. - Двести тридцать восемь? - воскликнула Сьюзан.  - Разве мы не знаем, что в хиросимской бомбе был другой изотоп урана. Все вокруг недоуменно переглянулись. Соши лихорадочно прогоняла текст на мониторе в обратном направлений и наконец нашла то, что искала. - Да. Здесь говорится о другом изотопе урана. Мидж изумленно всплеснула руками. - И там и там уран, но разный.

Все повернулись к экрану, где над всем этим хаосом появилась надпись: ВВЕСТИ ПАРОЛЬ. 3 - Да! - скомандовал Фонтейн.  - Нажимайте. Сьюзан задержала дыхание и опустила палец на клавишу Ввод. Компьютер издал звуковой сигнал. Никто не мог даже пошевелиться. Спустя три мучительные секунды все еще ничего не произошло. Сирены по-прежнему выли. Пять секунд. Шесть секунд.

И всякий раз Танкадо хватался за грудь, падал и с выражение ужаса на лице навязывал кольцо ничего не подозревающим туристам. В этом нет никакого смысла, - размышляла.  - Если он не знал, что мы его убиваем… Ничего не понятно. Слишком поздно. Мы упустили что-то очень важное. На экране ВР у входа толпились и множились хакеры, число их за последние минуты удвоилось. Теперь оно начало расти в геометрической прогрессии. Хакеры подобны гиенам: это одна большая семья, радостно возвещающая о любой возможности поживиться.

466 Share

Zaino skip hop

Он держит нас в заложниках. Внезапно она встала. В голосе ее прозвучала удивительная решимость: - Мы должны установить с ним контакт. Должен быть способ убедить его не выпускать ключ из рук. Мы обязаны утроить самое высокое сделанное ему предложение. Мы можем восстановить его репутацию. Мы должны пойти на. - Слишком поздно, - сказал Стратмор. Он глубоко вздохнул.

Хейл задумчиво кивнул: - Quis custodiet ipsos custodes. Сьюзан была озадачена. - Это по-латыни, - объяснил Хейл.  - Из сатир Ювенала. Это значит - Кто будет охранять охранников?. - Не понимаю. Кто будет охранять охранников. - Вот. Если мы - охранники общества, то кто будет следить за нами, чтобы мы не стали угрозой обществу.

За ее спиной ТРАНСТЕКСТ издал предсмертный оглушающий стон. Когда распался последний силиконовый чип, громадная раскаленная лава вырвалась наружу, пробив верхнюю крышку и выбросив на двадцать метров вверх тучу керамических осколков, и в то же мгновение насыщенный кислородом воздух шифровалки втянуло в образовавшийся вакуум. Сьюзан едва успела взбежать на верхнюю площадку лестницы и вцепиться в перила, когда ее ударил мощный порыв горячего ветра. Повернувшись, она увидела заместителя оперативного директора АНБ; он стоял возле ТРАНСТЕКСТА, не сводя с нее глаз. Вокруг него бушевала настоящая буря, но в его глазах она увидела смирение. Губы Стратмора приоткрылись, произнеся последнее в его жизни слово: Сьюзан. Воздух, ворвавшийся в ТРАНСТЕКСТ, воспламенился. В ослепительной вспышке света коммандер Тревор Стратмор из человека превратился сначала в едва различимый силуэт, а затем в легенду.

 Почему бы мне не помочь тебе? - предложил Хейл. Он подошел ближе.  - Я опытный диагност. К тому же умираю от любопытства узнать, какая диагностика могла заставить Сьюзан Флетчер выйти на работу в субботний день. Сьюзан почувствовала прилив адреналина и бросила взгляд на Следопыта. Она понимала, что не может допустить, чтобы Хейл его увидел, - последует слишком много вопросов. - Я хочу сохранить это в тайне, - сказала. Но Хейл продолжал приближаться.

Я не видела смысла впутывать моего спутника, да и самой впутываться в дела, связанные с полицией. Беккер рассеянно кивнул, стараясь осмыслить этот жестокий поворот судьбы. Она отдала это чертово кольцо. - Я пыталась помочь умирающему, - объясняла Росио.  - Но сам он, похоже, этого не. Он… это кольцо… он совал его нам в лицо, тыкал своими изуродованными пальцами. Он все протягивал к нам руку - чтобы мы взяли кольцо. Я не хотела брать, но мой спутник в конце концов его .

Северная Дакота - призрак, сказала она. Сплошная мистификация. Блестящий замысел. Выходит, Стратмор был зрителем теннисного матча, следящим за мячом лишь на одной половине корта. Поскольку мяч возвращался, он решил, что с другой стороны находится второй игрок. Но Танкадо бил мячом об стенку. Он превозносил достоинства Цифровой крепости по электронной почте, которую направлял на свой собственный адрес. Он писал письма, отправлял их анонимному провайдеру, а несколько часов спустя этот провайдер присылал эти письма ему самому. Теперь, подумала Сьюзан, все встало на свои места.

862 Share

Zaino skip hop

 Уберите пробелы, - твердо сказал Дэвид. - Дэвид? - сказала Сьюзан.  - Ты, наверное, не понял. Эти группы из четырех знаков… - Уберите пробелы, - повторил. Сьюзан колебалась недолго, потом кивнула Соши. Соши быстро удалила пробелы, но никакой ясности это не внесло. PFEESESNRETMMFHAIRWEOOIGMEENNRMА ENETSHASDCNSIIAAIEERBRNKFBLELODI Джабба взорвался: - Довольно. Игра закончена. Червь ползет с удвоенной скоростью.

Повисла тишина. Наконец Нуматака спросил: - Где ключ. - Вам нужно знать только одно: он будет найден. - Откуда такая уверенность. - Не я один его ищу. Американская разведка тоже идет по следу. Они, вполне естественно, хотят предотвратить распространение Цифровой крепости, поэтому послали на поиски ключа человека по имени Дэвид Беккер. - Откуда вам это известно. - Это не имеет отношения к делу. Нуматака выдержал паузу.

В его голосе слышалось беспокойство.  - Быть может, Хейл был прав, говоря, что система резервного питания подает недостаточное количество фреона. - А как же автоматическое отключение. Стратмор задумался. - Должно быть, где-то замыкание. Желтый сигнал тревоги вспыхнул над шифровалкой, и свет, пульсируя, прерывистыми пятнами упал налицо коммандера. - Может, отключить его самим? - предложила Сьюзан. Стратмор кивнул.

И все внимательно смотрели на. У всех сегодня красно-бело-синие прически. Беккер потянулся и дернул шнурок вызова водителя. Пора было отсюда вылезать. Дернул. Никакой реакции. Он дернул шнурок в третий раз, более резко. И снова .

ГЛАВА 6 Хотя Энсей Танкадо еще не родился, когда шла Вторая мировая война, он тщательно изучал все, что было о ней написано, - особенно о кульминации войны, атомном взрыве, в огне которого сгорело сто тысяч его соотечественников. Хиросима, 6 августа 1945 года, 8. 15 утра. Акт безжалостного уничтожения. Бесчувственная демонстрация силы страной, уже добившейся победы. С этим Танкадо сумел примириться. Но он не смог примириться с тем, что этот взрыв лишил его возможности познакомиться с собственной матерью. Произведя его на свет, она умерла из-за осложнений, вызванных радиационным поражением, от которого страдала многие годы.

Ноги и плечо ныли от боли. Беккер с трудом поднялся на ноги, выпрямился и заглянул в темное нутро салона. Среди неясных силуэтов впереди он увидел три торчащие косички. Красная, белая и синяя. Я нашел. В его голове смешались мысли о кольце, о самолете Лирджет-60, который ждал его в ангаре, и, разумеется, о Сьюзан. В тот момент, когда он поравнялся с сиденьем, на котором сидела девушка, и подумал, что именно ей скажет, автобус проехал под уличным фонарем, на мгновение осветившим лицо обладателя трехцветной шевелюры. Беккер смотрел на него, охваченный ужасом.

327 Share

Zaino skip hop

 Слушай, сопливый мозгляк. Убирайся отсюда немедленно, или я вырву эту булавку из твоих ноздрей и застегну ею твой поганый рот. Парень побелел. Беккер попридержал его еще минутку, потом отпустил. Затем, не сводя с него глаз, нагнулся, поднял бутылки и поставил их на стол. - Ну, доволен. Тот потерял дар речи. - Будь здоров, - сказал Беккер. Да этот парень - живая реклама противозачаточных средств.

Стратмор требовал запретить всяческий доступ, но Фонтейн настоял на. - В шифровалке нет камер слежения? - удивился Бринкерхофф. - А что, - спросила она, не отрываясь от монитора, - нам с Кармен нужно укромное местечко. Бринкерхофф выдавил из себя нечто невразумительное. Мидж нажала несколько клавиш. - Я просматриваю регистратор лифта Стратмора.  - Мидж посмотрела в монитор и постучала костяшками пальцев по столу.  - Он здесь, - сказала она как о чем-то само собой разумеющемся.

 - Женщина положила трубку. Вторая попытка также ни к чему не привела. Беккер заглянул в телефонный справочник. Оставался последний номер. Конец веревочки. Он набрал номер. - Escortes Belen, - ответил мужчина. И снова Беккер изложил свою проблему: - Si, si, senor. Меня зовут сеньор Ролдан.

Двигатели снизили обороты, и самолет с залитого солнцем летного поля въехал в пустой ангар напротив главного терминала. Вскоре появился пилот и открыл люк. Беккер быстро допил остатки клюквенного сока, поставил стакан на мокрую столешницу и надел пиджак. Пилот достал из летного костюма плотный конверт. - Мне поручено передать вам.  - Он протянул конверт Беккеру, и тот прочитал надпись, сделанную синими чернилами: Сдачу возьмите. Беккер открыл конверт и увидел толстую пачку красноватых банкнот. - Что. - Местная валюта, - безучастно сказал пилот.

Последний месяц был для Лиланда Фонтейна временем больших ожиданий: в агентстве происходило нечто такое, что могло изменить ход истории, и, как это ни странно директор Фонтейн узнал об этом лишь случайно. Три месяца назад до Фонтейна дошли слухи о том, что от Стратмора уходит жена. Он узнал также и о том, что его заместитель просиживает на службе до глубокой ночи и может не выдержать такого напряжения. Несмотря на разногласия со Стратмором по многим вопросам, Фонтейн всегда очень высоко его ценил. Стратмор был блестящим специалистом, возможно, лучшим в агентстве. И в то же время после провала с Попрыгунчиком Стратмор испытывал колоссальный стресс. Это беспокоило Фонтейна: к коммандеру сходится множество нитей в агентстве, а директору нужно оберегать свое ведомство. Фонтейну нужен был кто-то способный наблюдать за Стратмором, следить, чтобы он не потерял почву под ногами и оставался абсолютно надежным, но это было не так-то. Стратмор - человек гордый и властный, наблюдение за ним следует организовать так, чтобы никоим образом не подорвать его авторитета. Из уважения к Стратмору Фонтейн решил заняться этим лично.

Волоча Сьюзан за собой, он использовал ее как живой щит. Преодолев треть ступенек, он почувствовал какое-то движение у подножия лестницы. Стратмор что-то задумал. - И не пытайтесь, коммандер, - прошипел.  - Вы рискуете попасть в Сьюзан. Хейл выжидал. Стояла полная тишина, и он внимательно прислушался. Ничего. Вроде бы на нижней ступеньке никого. Может, ему просто показалось.

299 Share

Zaino skip hop

Самый дорогой компьютер в мире на его глазах превращался в восьмиэтажный ад. Стратмор медленно повернулся к Сьюзан. Тоже неподвижная, она стояла у дверей шифровалки. Стратмор посмотрел на ее залитое слезами лицо, и ему показалось, что вся она засветилась в сиянии дневного света. Ангел, подумал. Ему захотелось увидеть ее глаза, он надеялся найти в них избавление. Но в них была только смерть. Смерть ее веры в .

Бринкерхофф ухмыльнулся. Деньги налогоплательщиков в действии. Когда он начал просматривать отчет и проверять ежедневную СЦР, в голове у него вдруг возник образ Кармен, обмазывающей себя медом и посыпающей сахарной пудрой. Через тридцать секунд с отчетом было покончено. С шифровалкой все в полном порядке - как. Бринкерхофф хотел было уже взять следующий документ, но что-то задержало его внимание. В самом низу страницы отсутствовала последняя СЦР. В ней оказалось такое количество знаков, что ее пришлось перенести в следующую колонку.

Она была потрясена. Прямо перед ней во всю стену был Дэвид, его лицо с резкими чертами. - Сьюзан, я хочу кое о чем тебя спросить.  - Звук его голоса гулко раздался в комнате оперативного управления, и все тут же замерли, повернувшись к экрану. - Сьюзан Флетчер, выйдете за меня замуж. В комнате зашушукались. С одного из столов на пол упали подставка для бумаг и стакан с карандашами, но никто даже не пошевельнулся, чтобы их поднять. Лишь едва слышно шуршали лопасти вентиляторов охлаждения мониторов да доносилось ровное дыхание Дэвида в микрофон, почти прижатый к его рту. - Д-дэвид… - Сьюзан не знала, что за спиной у нее собралось тридцать семь человек.  - Ты уже задавал мне этот вопрос, помнишь.

 Итак, ТРАНСТЕКСТ вскрывает один шифр в среднем за шесть минут. Последний файл обычно попадает в машину около полуночи. И не похоже, что… - Что? - Бринкерхофф даже подпрыгнул. Мидж смотрела на цифры, не веря своим глазам. - Этот файл, тот, что загрузили вчера вечером… - Ну. - Шифр еще не вскрыт. Время ввода - двадцать три тридцать семь и восемь секунд, однако время завершения дешифровки не указано.  - Мидж полистала страницы.

ГЛАВА 5 Куда все подевались? - думала Сьюзан, идя по пустому помещению шифровалки.  - Ничего себе чрезвычайная ситуация. Хотя большинство отделов АНБ работали в полном составе семь дней в неделю, по субботам в шифровалке было тихо. По своей природе математики-криптографы - неисправимые трудоголики, поэтому существовало неписаное правило, что по субботам они отдыхают, если только не случается нечто непредвиденное. Взломщики шифров были самым ценным достоянием АНБ, и никто не хотел, чтобы они сгорали на работе. Сьюзан посмотрела на корпус ТРАНСТЕКСТА, видневшийся справа. Шум генераторов, расположенных восемью этажами ниже, звучал сегодня в ее ушах необычайно зловеще. Сьюзан не любила бывать в шифровалке в неурочные часы, поскольку в таких случаях неизменно чувствовала себя запертой в клетке с гигантским зверем из научно-фантастического романа. Она ускорила шаги, чтобы побыстрее оказаться в кабинете шефа.

Танкадо посмотрел вверх, на свои пальцы, на кольцо, а затем, умоляюще, - на тучного господина. Это была предсмертная мольба. Энсей Танкадо незаметно кивнул, словно говоря:. И тут же весь обмяк. - Боже всемилостивый, - прошептал Джабба. Камера вдруг повернулась к укрытию Халохота. Убийцы там уже не. Подъехал полицейский на мотоцикле. Женщина, наклонившаяся над умирающим, очевидно, услышала полицейскую сирену: она нервно оглянулась и потянула тучного господина за рукав, как бы торопя. Оба поспешили уйти.

112 Share

Zaino skip hop

В шуме, доносившемся из-под пола шифровалки, в его голове звучал девиз лаборатории систем безопасности: Действуй, объясняться будешь. В мире высоких ставок, в котором от компьютерной безопасности зависело слишком многое, минуты зачастую означали спасение системы или ее гибель. Трудно было найти время для предварительного обоснования защитных мер. Сотрудникам службы безопасности платили за их техническое мастерство… а также за чутье. Действуй, объясняться будешь. Чатрукьян знал, что ему делать. Знал он и то, что, когда пыль осядет, он либо станет героем АНБ, либо пополнит ряды тех, кто ищет работу. В огромной дешифровальной машине завелся вирус - в этом он был абсолютно уверен.

 Buenas noches, - произнес мужской голос на беглом испанском; звонивший выговаривал слова чуточку в нос, словно был немного простужен.  - Это гостиница. - Нет, сэр. Какой номер вы набираете? - Сеньор Ролдан не потерпит сегодня больше никаких трюков. - 34-62-10, - ответили на другом конце провода. Ролдан нахмурился. Голос показался ему отдаленно знакомым. Он попытался определить акцент - может быть, Бургос. - Вы набрали правильно, - сказал он осторожно, - но это служба сопровождения. Звонивший некоторое время молчал.

По одной секунде на вариант - получается девятнадцать недель… Когда она, задыхаясь от дыма, лежала на полу у дверцы лифта, ей вдруг вспомнились страстные слова коммандера: Я люблю тебя, Сьюзан. Я любил тебя. Сьюзан. Сьюзан. Сьюзан… Она знала, что его уже нет в живых, но его голос по-прежнему преследовал. Она снова и снова слышала свое имя. Сьюзан… Сьюзан… И в этот момент она все поняла. Дрожащей рукой она дотянулась до панели и набрала шифр. S…U…Z…A…N И в то же мгновение дверца лифта открылась. ГЛАВА 108 Лифт Стратмора начал стремительно спускаться.

 Если Стратмор не забил тревогу, то зачем тревожиться. - Да в шифровалке темно как в аду, черт тебя дери. - Может быть, Стратмор решил посмотреть на звезды. - Джабба, мне не до шуток. - Ну хорошо, - сказал он, приподнимаясь на локтях.  - Может быть, у них закоротило генератор. Как только освобожусь, загляну в шифровалку и… - А что с аварийным питанием. Если закоротило генератор, почему оно не включилось. - Не знаю. Может быть, Стратмор прогоняет что-то в ТРАНСТЕКСТЕ и на это ушло все аварийное питание.

 Оно будет громадным, - застонал Джабба.  - Ясно, что это будет число-монстр. Сзади послышался возглас: - Двухминутное предупреждение. Джабба в отчаянии бросил взгляд на ВР. Последний щит начал рушиться. Техники сновали по комнате. Что-то подсказывало Сьюзан, что они близки к разгадке. - Мы можем это сделать! - сказала она, стараясь взять ситуацию под контроль.  - Из всех различий между ураном и плутонием наверняка есть такое, что выражается простым числом. Это наша главная цель.

Невскрываемого алгоритма никогда не существовало, как не существовало и Цифровой крепости. Файл, который Танкадо разместил в Интернете, представлял собой зашифрованный вирус, вероятно, встроенный в шифровальный алгоритм массового использования, достаточно сильный, чтобы он не смог причинить вреда никому - никому, кроме АНБ. ТРАНСТЕКСТ вскрыл защитную оболочку и выпустил вирус на волю. - Линейная мутация, - простонал коммандер.  - Танкадо утверждал, что это составная часть кода.  - И он безжизненно откинулся на спинку стула. Сьюзан была понятна боль, которую испытывал шеф. Его так просто обвели вокруг пальца. Танкадо не собирался продавать свой алгоритм никакой компьютерной компании, потому что никакого алгоритма не. Цифровая крепость оказалась фарсом, наживкой для Агентства национальной безопасности.

495 Share

Zaino skip hop

 Меган? - позвал он и постучал. Никто не ответил, и Беккер толкнул дверь.  - Здесь есть кто-нибудь? - Он вошел. Похоже, никого. Пожав плечами, он подошел к раковине. Раковина была очень грязной, но вода оказалась холодной, и это было приятно. Плеснув водой в глаза, Беккер ощутил, как стягиваются поры. Боль стала утихать, туман перед глазами постепенно таял. Он посмотрелся в зеркало.

 - Дэвид, ты просто гений. ГЛАВА 121 - Семь минут! - оповестил техник. - Восемь рядов по восемь! - возбужденно воскликнула Сьюзан. Соши быстро печатала. Фонтейн наблюдал молча. Предпоследний щит становился все тоньше. - Шестьдесят четыре буквы! - скомандовала Сьюзан.  - Это совершенный квадрат. - Совершенный квадрат? - переспросил Джабба.  - Ну и что с .

 Извините, - холодно ответила женщина. - Все совсем не так, как вы подумали. Если бы вы только… - Доброй ночи, сэр.  - Кассирша опустила металлическую шторку и скрылась в служебной комнате. Беккер шумно вздохнул и поднял глаза к потолку. Успокойся, Дэвид. Спокойно. Он оглядел пустой зал. Ни души. Продала кольцо и улетела.

Нам нужно число. Он нас надул. Это кольцо - обман. - Червь удвоил скорость! - крикнула Соши.  - Штрафная санкция. На центральном экране прямо под извещением об ошибке ВР представила зрителям ужасающую картину. По мере того как рушилась третья защитная стенка, полдюжины черных линий, эти хакеры-мародеры, устремлялись вперед, неуклонно продвигаясь к сердцевине. С каждым мгновением появлялась новая линия, а за ней - следующая. - Они повсюду! - крикнула Соши. - Присоединяются зарубежные налетчики! - крикнул один из техников.

Президент объяснил, что преподавательских часов будет меньше, бумажной работы больше, - но гораздо выше будет и жалованье. Сьюзан хотелось закричать: Дэвид, не соглашайся. Это не принесет тебе радости. У нас много денег - какая разница, кто из нас их получает. Но это была чужая епархия. В конце концов ей пришлось смириться. Когда они в ту ночь отправились спать, она старалась радоваться с ним вместе, но что-то в глубине души говорило ей: все это кончится плохо. Она оказалась права, но никогда не подозревала насколько.

Встав, Сьюзан решительно направилась подошла к терминалу Хейла. Экран монитора был погашен, но она понимала, что он не заперт: по краям экрана было видно свечение. Криптографы редко запирали свои компьютеры, разве что покидая Третий узел на ночь. Обычно они лишь уменьшали их яркость; кодекс чести гарантировал, что никто в их отсутствие к терминалу не прикоснется. К черту кодекс чести, - сказала она.  - Посмотрим, чем ты тут занимаешься. Окинув быстрым взглядом находящееся за стеклом помещение шифровалки, Сьюзан включила кнопку яркости. Вспыхнувший экран был совершенно пуст.

459 Share

Zaino skip hop

И они делают их все более и более миниатюрными, - подумал. Прикрыв глаза, давая им долгожданный отдых, он вдруг почувствовал, что кто-то тянет его за ногу. - Джабба. Вылезай скорее! - послышался женский голос. Мидж все же его разыскала. Он застонал. - Джабба. Скорее вылезай. Он неохотно выполз из-под компьютера. - Побойся Бога, Мидж.

Беккер задумался. Что это за имя такое - Капля Росы. Он в последний раз взглянул на Клушара. - Капля Росы. Вы уверены. Но Пьер Клушар провалился в глубокое забытье. ГЛАВА 23 Сьюзан, сидя в одиночестве в уютном помещении Третьего узла, пила травяной чай с лимоном и ждала результатов запуска Следопыта. Как старшему криптографу ей полагался терминал с самым лучшим обзором. Он был установлен на задней стороне компьютерного кольца и обращен в сторону шифровалки.

Он будет стрелять с бедра, направляя дуло вверх, в спину Беккера. Пуля пробьет либо позвоночник, либо легкие, а затем сердце. Если даже он не попадет в сердце, Беккер будет убит: разрыв легкого смертелен. Его, пожалуй, могли бы спасти в стране с высокоразвитой медициной, но в Испании у него нет никаких шансов. Два человека…. И вот Халохот уже за спиной жертвы. Как танцор, повторяющий отточенные движения, он взял чуть вправо, положил руку на плечо человеку в пиджаке цвета хаки, прицелился и… выстрелил. Раздались два приглушенных хлопка. Беккер вначале как бы застыл, потом начал медленно оседать. Быстрым движением Халохот подтащил его к скамье, стараясь успеть, прежде чем на спине проступят кровавые пятна.

Она замерла, стараясь успокоиться и чувствуя, как растущая паника сковывает ее тело. Душераздирающий крик, раздавшийся из вентиляционной шахты, все еще звучал в ее ушах. Вопреки отчаянным попыткам подавить охвативший ее страх Сьюзан явственно ощущала, что это чувство завладевает ею безраздельно. Она металась между дверцами кабинок и рукомойниками. Потеряв ориентацию, двигалась, вытянув перед собой руки и пытаясь восстановить в памяти очертания комнаты. Споткнулась о мусорный бачок и едва не наткнулась на кафельную стенку. Ведя рукой по прохладному кафелю, она наконец добралась до двери и нащупала дверную ручку. Дверь отворилась, и Сьюзан вышла в помещение шифровалки.

Над ними, опираясь на перила площадки перед своим кабинетом, стоял Стратмор. Какое-то время в здании слышался только неровный гул расположенных далеко внизу генераторов. Сьюзан отчаянно пыталась встретиться взглядом со Стратмором. Коммандер. Северная Дакота - это Хейл. Но Стратмор смотрел на молодого сотрудника лаборатории систем безопасности. Коммандер спускался по лестнице, ни на мгновение не сводя с него глаз. Он быстро подошел к ним и остановился в нескольких сантиметрах от дрожащего Чатрукьяна. - Вы что-то сказали.

Этот узел представлял собой звуконепроницаемую уединенную камеру, расположенную неподалеку от главного зала. Двухдюймовое искривленное стекло односторонней видимости открывало перед криптографами панораму зала, не позволяя увидеть камеру снаружи. В задней ее части располагались двенадцать терминалов, образуя совершенную окружность. Такая форма их размещения должна была способствовать интеллектуальному общению криптографов, напоминая им, что они всего лишь члены многочисленной команды - своего рода рыцари Круглого стола взломщиков кодов. По иронии судьбы в Третьем узле секреты не очень-то любили. Нареченный Детским манежем, Третий узел ничем не напоминал стерильную атмосферу остальной части шифровалки. Его обстановка напоминала домашнюю - мягкий ковер, высокотехнологичная звуковая система, холодильник, полный напитков и всяческой еды, маленькая кухня и даже баскетбольное кольцо. В отношении шифровалки в АНБ сложилась своеобразная философия.

Fucile a pompa zaino Midland

About Vunos

Для панков? - переспросил бармен, странно посмотрев на Беккера. - Да. Есть ли в Севилье такое место, где тусуются панки.

Related Posts

462 Comments

Post A Comment