Zaino spaziale jansport

379 Share

Zaino spaziale jansport

 - Меня не удастся запугать. Я уже говорил это и могу повторить тысячу раз - Пьер Клушар описывает мир таким, каким его видит. Некоторые ваши туристические путеводители старательно скрывают правду, обещая бесплатный ночлег в городе, но Монреаль тайме не продается. Ни за какие деньги. - Простите, сэр, вы, кажется, меня не… - Merde alors. Я отлично все понял! - Он уставил на Беккера костлявый указательный палец, и его голос загремел на всю палату.  - Вы не первый. Они уже пытались сделать то же самое в Мулен Руж, в отеле Брауне пэлис и в Голфиньо в Лагосе. Но что попало на газетную полосу.

Покажите мне. Чатрукьян заколебался. - Я не могу. - Разумеется, не можете. Его же не существует. - Коммандер, я должна… - попробовала вставить слово Сьюзан. И снова Стратмор нетерпеливым взмахом руки заставил ее замолчать. Сьюзан в испуге взглянула на Хейла. Он стоял с безучастным видом, словно происходящее его никак не касалось. И это понятно, - подумала .

Раздался телефонный звонок. Директор резко обернулся. - Должно быть, это Стратмор. Наконец-то, черт возьми. Бринкерхофф поднял трубку: - Канцелярия директора. Фонтейн протянул руку. Бринкерхофф со смущенным видом повернулся к Мидж: - Это Джабба. Он хочет поговорить с .

 Спасибо. Джабба выдавил из себя смешок и попытался обратить все в шутку. - Если только Стратмор не придумал что-то особенное и не обошел мои фильтры. Повисла тягостная тишина. Когда Мидж заговорила, ее голос был мрачным: - Стратмор мог обойти фильтры. Джабба снова вздохнул. - Это была шутка, Мидж.  - Но он знал, что сказанного не вернешь. ГЛАВА 62 Коммандер и Сьюзан стояли у закрытого люка и обсуждали, что делать .

Компьютер висел уже почти двадцать часов. Она, разумеется, знала, что были и другие программы, над которыми он работал так долго, программы, создать которые было куда легче, чем нераскрываемый алгоритм. Вирусы. Холод пронзил все ее тело. Но как мог вирус проникнуть в ТРАНСТЕКСТ. Ответ, уже из могилы, дал Чатрукьян. Стратмор отключил программу Сквозь строй. Это открытие было болезненным, однако правда есть правда. Стратмор скачал файл с Цифровой крепостью и запустил его в ТРАНСТЕКСТ, но программа Сквозь строй отказалась его допустить, потому что файл содержал опасную линейную мутацию.

Сегодня как раз такой день.  - В глазах его читалась печаль.  - То, что сейчас скажу, я не собирался говорить никому. Она почувствовала, как по спине у нее пробежал холодок. Лицо коммандера выражало торжественную серьезность. Видимо, в его действиях было нечто такое, что ей знать не полагалось. Сьюзан опустилась на стул. Повисла пауза. Стратмор поднял глаза вверх, собираясь с мыслями.

572 Share

Zaino spaziale jansport

Между деревьев в левой части кадра что-то сверкнуло, и в то же мгновение Танкадо схватился за грудь и потерял равновесие. Камера, подрагивая, словно наехала на него, и кадр не сразу оказался в фокусе. А Смит тем временем безучастно продолжал свои комментарии: - Как вы видите, у Танкадо случился мгновенный сердечный приступ. Сьюзан стало дурно оттого, что она увидела. Танкадо прижал изуродованную руку к груди с выражением недоумения и ужаса на лице. - Вы можете заметить, - продолжал Смит, - что взгляд его устремлен. Он ни разу не посмотрел по сторонам. - Это так важно? - полувопросительно произнес Джабба. - Очень важно, - сказал Смит.  - Если бы Танкадо подозревал некий подвох, он инстинктивно стал бы искать глазами убийцу.

Он может стереть все файлы, или же ему придет в голову напечатать улыбающиеся рожицы на документах Белого дома. Голос Фонтейна по-прежнему звучал спокойно, деловито: - Можете ли вы его остановить. Джабба тяжко вздохнул и повернулся к экрану. - Не знаю. Все зависит от того, что ударило в голову автору.  - Он привлек внимание к тексту на экране.  - Кто-нибудь может мне объяснить, что это. ВАС МОЖЕТ СПАСТИ ТОЛЬКО ПРАВДА ВВЕДИТЕ КЛЮЧ______ Джабба не дождался ответа. - Похоже, кто-то очень нами недоволен, директор.

Фонтейн кивнул. Агенты связались с ним, когда он находился в Южной Америке, и сообщили, что операция прошла неудачно, поэтому Фонтейн в общих чертах уже знал, что случилось. Тут вступил агент Колиандер: - Как вы приказали, мы повсюду следовали за Халохотом. В морг он не пошел, поскольку в этот момент напал на след еще какого-то парня в пиджаке и галстуке, вроде бы штатского. - Штатского? - переспросил Фонтейн. Скорее всего это игры Стратмора: он мудро решил не впутывать в это дело агентство. - Фильтры Протокола передачи файлов выходят из строя! - крикнул кто-то из технического персонала. - Нам нужен этот предмет, - сказал Фонтейн.

Мой друг испугался. Он хоть и крупный, но слабак.  - Она кокетливо улыбнулась Беккеру.  - Не волнуйтесь, он ни слова не понимает по-испански. Беккер нахмурился. Он вспомнил кровоподтеки на груди Танкадо. - Искусственное дыхание делали санитары. - Понятия не имею. Я уже говорила, что мы ушли до их прибытия. - Вы хотите сказать - после того как стащили кольцо.

Сьюзан словно окаменела, ничего не понимая. Эхо выстрела слилось с царившим вокруг хаосом. Сознание гнало ее вперед, но ноги не слушались. Коммандер. Мгновение спустя она, спотыкаясь, карабкалась вверх по ступенькам, совершенно забыв о таящейся внизу опасности. Она двигалась вслепую, скользя на гладких ступеньках, и скопившаяся влага капала на нее дождем. Ей казалось, что пар буквально выталкивает ее наверх, через аварийный люк. Оказавшись наконец в шифровалке, Сьюзан почувствовала, как на нее волнами накатывает прохладный воздух.

В это святилище существует очень мало входов, и ТРАНСТЕКСТ - один из. Система Сквозь строй должна служить его верным часовым, а Стратмору вздумалось ее обойти. Чатрукьян слышал гулкие удары своего сердца. ТРАНСТЕКСТ заклинило на восемнадцать часовМысль о компьютерном вирусе, проникшем в ТРАНСТЕКСТ и теперь свободно разгуливающем по подвалам АНБ, была непереносима. - Я обязан об этом доложить, - сказал он вслух. В подобной ситуации надо известить только одного человека - старшего администратора систем безопасности АНБ, одышливого, весящего четыреста фунтов компьютерного гуру, придумавшего систему фильтров Сквозь строй. В АНБ он получил кличку Джабба и приобрел репутацию полубога. Он бродил по коридорам шифровалки, тушил бесконечные виртуальные пожары и проклинал слабоумие нерадивых невежд. Чатрукьян знал: как только Джабба узнает, что Стратмор обошел фильтры, разразится скандал. Какая разница? - подумал .

476 Share

Zaino spaziale jansport

Свернув влево, на Менендес-пелайо, он прибавил газу. Мотоцикл пересек крохотный парк и выкатил на булыжную мостовую Матеус-Гаго - узенькую улицу с односторонним движением, ведущую к порталу Баррио - Санта-Крус. Еще чуть-чуть, подумал. Такси следовало за Беккером, с ревом сокращая скорость. Свернув, оно промчалось через ворота Санта-Крус, обломав в узком проезде боковое зеркало. Беккер знал, что он выиграл. Санта-Крус - самый старый район Севильи, где нет проездов между зданиями, лишь лабиринт узких ходов, восходящих еще к временам Древнего Рима. Протиснуться здесь могли в крайнем случае только пешеходы, проехал бы мопед. Беккер когда-то сам заблудился в его узких проходах. Набирая скорость на последнем отрезке Матеус-Гаго, он увидел впереди горой вздымающийся готический собор XI века.

Затем она, наверное, вмонтирует алгоритм в защищенный чип, и через пять лет все компьютеры будут выпускаться с предустановленным чипом Цифровой крепости. Никакой коммерческий производитель и мечтать не мог о создании шифровального чипа, потому что нормальные алгоритмы такого рода со временем устаревают. Но Цифровая крепость никогда не устареет: благодаря функции меняющегося открытого текста она выдержит людскую атаку и не выдаст ключа. Новый стандарт шифрования. Отныне и навсегда. Шифры, которые невозможно взломать. Банкиры, брокеры, террористы, шпионы - один мир, один алгоритм. Анархия. - Какой у нас выбор? - спросила Сьюзан. Она хорошо понимала, что в отчаянной ситуации требуются отчаянные меры, в том числе и от АНБ.

В комнате творилось нечто невообразимое. Техники обнимали друг друга, подбрасывая вверх длинные полосы распечаток. Бринкерхофф обнимал Мидж. Соши заливалась слезами. - Джабба, - спросил Фонтейн, - много они похитили. - Совсем мало, - сказал Джабба, посмотрев на монитор.  - Всего лишь какие-то обрывки, в полном виде -. Фонтейн медленно кивнул и улыбнулся одними уголками губ. Он искал глазами Сьюзан Флетчер, но она уже стояла прямо перед экраном, на котором крупным планом было видно лицо Дэвида Беккера.

Она завершила ввод данных и запустила Следопыта. Затем щелкнула по кнопке возврат. Компьютер однократно пискнул. На экране высветилось: СЛЕДОПЫТ ОТПРАВЛЕН Теперь надо ждать. Сьюзан вздохнула. Она чувствовала себя виноватой из-за того, что так резко говорила с коммандером. Ведь если кто и может справиться с возникшей опасностью, да еще без посторонней помощи, так это Тревор Стратмор. Он обладал сверхъестественной способностью одерживать верх над всеми, кто бросал ему вызов. Шесть месяцев назад, когда Фонд электронных границ обнародовал информацию о том, что подводная лодка АНБ прослушивает подводные телефонные кабели, Стратмор организовал утечку информации о том, что эта подводная лодка на самом деле занимается незаконным сбросом токсичных отходов.

ТРАНСТЕКСТ вскрыл ключ, состоявший из шестидесяти четырех знаков, за десять с небольшим минут, в два миллиона раз быстрее, чем если бы для этого использовался второй по мощности компьютер АНБ. Тогда бы время, необходимое для дешифровки, составило двадцать лет. Производственное управление АНБ под руководством заместителя оперативного директора коммандера Тревора Дж. Стратмора торжествовало победу. ТРАНСТЕКСТ себя оправдал. В интересах сохранения в тайне этого успеха коммандер Стратмор немедленно организовал утечку информации о том, что проект завершился полным провалом. Вся деятельность в крыле, где размещалась шифровалка, якобы сводилась к попыткам зализать раны после своего фиаско ценой в два миллиарда долларов. Правду знала только элита АНБ - ТРАНСТЕКСТ взламывал сотни шифров ежедневно. В условиях, когда пользователи были убеждены, что закодированные с помощью компьютера сообщения не поддаются расшифровке - даже усилиями всемогущего АНБ, - секреты потекли рекой. Наркобароны, боссы, террористы и люди, занятые отмыванием криминальных денег, которым надоели перехваты и прослушивание их переговоров по сотовым телефонам, обратились к новейшему средству мгновенной передачи сообщений по всему миру - электронной почте.

Джабба захохотал. - Сидит тридцать шесть часов подряд. Бедняга. Наверное, жена сказала ему не возвращаться домой. Я слышал, она его уже достала. Мидж задумалась. До нее тоже доходили подобные слухи. Так, может быть, она зря поднимает панику. - Мидж.  - Джабба засопел и сделал изрядный глоток.

393 Share

Zaino spaziale jansport

Она с самого начала возражала против его кандидатуры, но АНБ посчитало, что другого выхода. Хейл появился в порядке возмещения ущерба. После фиаско Попрыгунчика. Четыре года назад конгресс, стремясь создать новый стандарт шифрования, поручил лучшим математикам страны, иными словами - сотрудникам АНБ, написать новый супералгоритм. Конгресс собирался принять закон, объявляющий этот новый алгоритм национальным стандартом, что должно было решить проблему несовместимости, с которой сталкивались корпорации, использующие разные алгоритмы. Конечно, просить АН Б приложить руку к совершенствованию системы общего пользования - это все равно что предложить приговоренному к смертной казни самому сколотить себе гроб. ТРАНСТЕКСТ тогда еще не был создан, и принятие стандарта лишь облегчило бы процесс шифрования и значительно затруднило АНБ выполнение его и без того нелегкой задачи. Фонд электронных границ сразу увидел в этом конфликт интересов и всячески пытался доказать, что АНБ намеренно создаст несовершенный алгоритм - такой, какой ему будет нетрудно взломать.

У них всегда все было в полном порядке. - Все когда-то бывает в первый раз, - бесстрастно ответил Бринкерхофф. Она встретила эти слова с явным неодобрением. - Я все проверяю дважды. - Ну… ты знаешь, как они говорят о компьютерах. Когда их машины выдают полную чушь, они все равно на них молятся. Мидж повернулась к нему на своем стуле. - Это не смешно, Чед. Заместитель директора только что солгал директорской канцелярии. Я хочу знать .

 Дэвид. - Привет, красавица.  - Он улыбнулся. - Возвращайся домой. Прямо. - Встретимся в Стоун-Мэнор. Она кивнула, и из ее глаз потекли слезы. - Договорились. - Агент Смит! - позвал Фонтейн. Из-за спины Беккера появилось лицо Смита.

Беккер изумился. - Un punqui. - Si. Punqui. - Панк. - Да, панк, - сказала Росио на плохом английском и тотчас снова перешла на испанский.  - Mucha joyeria. Вся в украшениях. В одном ухе странная серьга, кажется, в виде черепа. - В Севилье есть панки и рокеры.

Все в комнате оставили свои занятия и смотрели на огромный экран и на Дэвида Беккера. Профессор вертел кольцо в пальцах и изучал надпись. - Читайте медленно и точно! - приказал Джабба.  - Одна неточность, и все мы погибли. Фонтейн сурово взглянул на. Уж о чем о чем, а о стрессовых ситуациях директор знал. Он был уверен, что чрезмерный нажим не приведет ни к чему хорошему. - Расслабьтесь, мистер Беккер. Если будет ошибка, мы попробуем снова, пока не добьемся успеха. - Плохой совет, мистер Беккер, - огрызнулся Джабба.

 Директор! - взорвался Джабба.  - Когда эти стены рухнут, вся планета получит высший уровень допуска к нашим секретам. Высший уровень. К отчетам о секретных операциях. К зарубежной агентурной сети. Им станут известны имена и местонахождение всех лиц, проходящих по федеральной программе защиты свидетелей, коды запуска межконтинентальных ракет. Мы должны немедленно вырубить электроснабжение. Немедленно. Казалось, на директора его слова не произвели впечатления.

453 Share

Zaino spaziale jansport

 - Плеснуть чуточку водки. - No, gracias. - Gratis? - по-прежнему увещевал бармен.  - За счет заведения. Превозмогая шум в голове, Беккер представил себе грязные улицы Трианы, удушающую жару, безнадежные поиски в долгой нескончаемой ночи. Какого черта. Он кивнул. - Si, echame un poco de vodka.

Он скрыл информацию от директора, запустил вирус в самый защищенный компьютер страны, и, разумеется, ему придется за это дорого заплатить. Он исходил из самых патриотических соображений, но все пошло вкривь и вкось. Результатом стали смерть и предательство. Теперь начнутся судебные процессы, последуют обвинения, общественное негодование. Он много лет служил своей стране верой и правдой и не может допустить такого конца. Я просто добивался своей цели, - мысленно повторил. Ты лжешь, - ответил ему внутренний голос. Да, это .

Токуген Нуматака воплощал старую Японию, его девиз - Лучше смерть, чем бесчестье. Он ненавидел американцев. Ненавидел американскую еду, американские нравы, но более всего ему было ненавистно то, что американцы железной хваткой держали мировой рынок компьютерных программ. У Стратмора был смелый план - создать всемирный стандарт шифрования с черным ходом для Агентства национальной безопасности. Он страстно желал разделить эту мечту со Сьюзан, осуществить ее с ней вместе, но знал, что это невозможно. Хотя смерть Энсея Танкадо спасет в будущем тысячи жизней, Сьюзан никогда не примет ничего подобного: она убежденная пацифистка. Я тоже пацифист, - подумал Стратмор, - я просто не могу позволить себе роскошь вести себя как пацифист. У него никогда не возникало сомнений по поводу того, кто убьет Танкадо. Танкадо находился в Испании, а Испания - вотчина Халохота. Сорокадвухлетний португальский наемник был одним из лучших профессионалов, находящихся в его распоряжении.

На военную информацию. Тайные операции. Джабба покачал головой и бросил взгляд на Сьюзан, которая по-прежнему была где-то далеко, потом посмотрел в глаза директору. - Сэр, как вы знаете, всякий, кто хочет проникнуть в банк данных извне, должен пройти несколько уровней защиты. Фонтейн кивнул. Иерархия допуска в банк данных была тщательно регламентирована; лица с допуском могли войти через Интернет. В зависимости от уровня допуска они попадали в те отсеки банка данных, которые соответствовали сфере их деятельности. - Поскольку мы связаны с Интернетом, - объяснял Джабба, - хакеры, иностранные правительства и акулы Фонда электронных границ кружат вокруг банка данных двадцать четыре часа в сутки, пытаясь проникнуть внутрь. - Да, - сказал Фонтейн, - и двадцать четыре часа в сутки наши фильтры безопасности их туда не пускают. Так что вы хотите сказать.

 Коммандер. Хейл очень опасен. Он… Но Стратмор растворился в темноте. Сьюзан поспешила за ним, пытаясь увидеть его силуэт. Коммандер обогнул ТРАНСТЕКСТ и, приблизившись к люку, заглянул в бурлящую, окутанную паром бездну. Молча обернулся, бросил взгляд на погруженную во тьму шифровалку и, нагнувшись приподнял тяжелую крышку люка. Она описала дугу и, когда он отпустил руку, с грохотом закрыла люк. Шифровалка снова превратилась в затихшую черную пещеру. Скорее всего Северная Дакота попал в ловушку.

Проклятые американцы. Никакого представления о пунктуальности. Он позвонил бы Северной Дакоте сам, но у него не было номера его телефона. Нуматака терпеть не мог вести дела подобным образом, он ненавидел, когда хозяином положения был кто-то. С самого начала его преследовала мысль, что звонки Северной Дакоты - это западня, попытка японских конкурентов выставить его дураком. Теперь его снова одолевали те же подозрения. Нуматака решил, что ему необходима дополнительная информация. Выскочив из кабинета, он повернул налево по главному коридору здания Нуматек. Сотрудники почтительно кланялись, когда он проходил мимо.

161 Share

Zaino spaziale jansport

 Передо мной лежит отчет, из которого следует, что ТРАНСТЕКСТ бьется над каким-то файлом уже восемнадцать часов и до сих пор не вскрыл шифр. Джабба обильно полил приправой кусок пирога на тарелке. - Что-что. - Как это тебе нравится. Он аккуратно размазал приправу кончиком салфетки. - Что за отчет. - Производственный. Анализ затрат на единицу продукции.

Зеленоватое, оно было похоже на призрак. Это было лицо демона, черты которого деформировали черные тени. Сьюзан отпрянула и попыталась бежать, но призрак схватил ее за руку. - Не двигайся! - приказал. На мгновение ей показалось, что на нее были устремлены горящие глаза Хейла, но прикосновение руки оказалось на удивление мягким. Это был Стратмор. Лицо его снизу подсвечивалось маленьким предметом, который он извлек из кармана. Сьюзан обмякла, испытав огромное облегчение, и почувствовала, что вновь нормально дышит: до этого она от ужаса задержала дыхание.

Беккер еще больше усилил акцент, но так, чтобы собеседница могла понять, что ему нужно, и говорил слегка сбивчиво, подчеркивая свою крайнюю озабоченность. Люди часто нарушают правила, когда сталкиваются с подобной настойчивостью. Но вместо того чтобы нарушить правила, женщина выругала самоуверенного североамериканца и отсоединилась. Расстроенный, Беккер повесил трубку. Провал. Мысль о том, что придется отстоять в очереди несколько часов, была невыносима. Время идет, старик канадец может куда-нибудь исчезнуть. Вполне вероятно, он решит поскорее вернуться в Канаду.

 - Где сейчас находится Халохот. Смит бросил взгляд через плечо. - Сэр… видите ли, он у. - Что значит у вас? - крикнул директор. Это могло оказаться лучшей новостью за весь день. Смит потянулся к объективу камеры, чтобы направить его в глубь кузова. На экране промелькнула внутренняя часть мини-автобуса, и перед глазами присутствующих предстали два безжизненных тела у задней двери. Один из мужчин был крупного телосложения, в очках в тонкой металлической оправе с разбитыми стеклами. Второй - молодой темноволосый, в окровавленной рубашке. - Халохот - тот, что слева, - пояснил Смит.

 Позвольте вам сразу кое-что объяснить, - сказал директор. Секунду спустя оба, залившись краской, делали доклад директору Агентства национальной безопасности. - Д-директор, - заикаясь выдавил светловолосый.  - Я - агент Колиандер. Рядом со мной агент Смит. -Хорошо, - сказал Фонтейн.  - Докладывайте. В задней части комнаты Сьюзан Флетчер отчаянно пыталась совладать с охватившим ее чувством невыносимого одиночества.

А вы тем временем погибаете.  - Он посмотрел на экран.  - Осталось девять минут. Сьюзан, не слушая его, повернулась к Соши. - Сколько там этих сироток? - спросила. Соши развела руками. Она села за терминал Джаббы и перепечатала все группы, а закончив, подбежала к Сьюзан. Все посмотрели на экран. PFEE SESN RETM MFHA IRWE ENET SHAS DCNS IIAA IEER OOIG MEEN NRMA BRNK FBLE LODI Улыбалась одна только Сьюзан. - Нечто знакомое, - сказала .

597 Share

Zaino spaziale jansport

Он слышал приятный голос сеньора Ролдана из агентства сопровождения Белена. У нас только две рыжеволосые… Две рыжеволосые, Иммакулада и Росио… Росио… Росио… Беккер остановился как вкопанный. А еще считаюсь лингвистом. Он не мог понять, как до него не дошло. Росио - одно из самых популярных женских имен в Испании. В нем заключено все, что ассоциируется с представлением о молодой католичке: чистота, невинность, природная красота. Чистота заключена в буквальном значении имени - Капля Росы. В ушах зазвучал голос старого канадца.

Очень уместно, - мысленно застонал.  - Сюрреализм. Я в плену абсурдного сна. Проснувшись утром в своей постели, Беккер заканчивал день тем, что ломился в гостиничный номер незнакомого человека в Испании в поисках какого-то магического кольца. Суровый голос Стратмора вернул его к действительности. Вы должны найти это кольцо. Беккер глубоко вздохнул и перестал жаловаться на судьбу. Ему хотелось домой. Он посмотрел на дверь с номером 301.

Это приказ. Чатрукьян замер от неожиданности. - Но, сэр, мутация… - Немедленно! - крикнул Стратмор. Чатрукьян некоторое время смотрел на него, лишившись дара речи, а потом бегом направился прочь из шифровалки. Стратмор повернулся и с удивлением увидел Хейла. Сьюзан поняла, в чем дело: все это время Хейл вел себя тихо, подозрительно тихо, поскольку отлично знал, что нет такой диагностики, в которой использовалась бы цепная мутация, тем более такая, которая занимала ТРАНСТЕКСТ уже восемнадцать часов. Хейл не проронил ни слова. Казалось, вспыхнувшая на его глазах перепалка абсолютно его не касается.

Я тебе очень благодарен. - Не стоит благодарности.  - Она улыбнулась и села напротив шефа. Стратмор был крупным кряжистым мужчиной, чье невыразительное лицо скрывало присущие ему решительность, настойчивость и неизменное стремление к совершенству. Серые глаза светились уверенностью, с которой сочеталась профессиональная скрытность, но сегодня в них проглядывали беспокойство и нерешительность. - У вас испуганный вид, - сказала Сьюзан. - Настали не лучшие времена, - вздохнул Стратмор. Не сомневаюсь, - подумала. Сьюзан никогда еще не видела шефа столь подавленным.

Страна. Любовь. Дэвид Беккер должен был погибнуть за первое, второе и третье. ГЛАВА 103 Стратмор возник из аварийного люка подобно Лазарю, воскресшему из мертвых. Несмотря на промокшую одежду, он двигался легкой походкой. Коммандер шел в Третий узел - к Сьюзан. К своему будущему. Шифровалка снова купалась в ярких огнях.

 - Женщина улыбнулась и протянула ему тонкую изящную руку. - Дэвид Беккер.  - Он пожал ее руку. - Примите мои поздравления, мистер Беккер. Мне сказали, что вы сегодня отличились. Вы позволите поговорить с вами об. Беккер заколебался. - Видите ли, я, честно говоря, очень спешу.  - Он надеялся, что отказ представителю самого мощного разведывательного ведомства не слишком большая глупость с его стороны, но партия в сквош начиналась через сорок пять минут, а он дорожил своей репутацией: Дэвид Беккер никогда не опаздывает на партию в сквош… на лекцию - да, возможно, но на сквош -. - Постараюсь быть краткой, - улыбнулась Сьюзан Флетчер.

808 Share

Zaino spaziale jansport

Мне кажется, я должен вам сказать… что это не случайный набор букв. Все на подиуме воскликнули: - Что. В голосе Беккера слышались извиняющиеся нотки: - Простите, но это определенно осмысленные слова. Они выгравированы очень близко одно к другому и на первый взгляд кажутся произвольным набором букв, но если присмотреться повнимательнее, то… становится ясно, что надпись сделана по-латыни. - Вы что, морочите нам голову? - взорвался Джабба. Беккер покачал головой: - Отнюдь. Тут написано - Quis custodiet ipsos custodes. Это можно примерно перевести как… - Кто будет охранять охранников! - закончила за него Сьюзан. Беккера поразила ее реакция. - Сьюзан, не знал, что ты… - Это из сатир Ювенала! - воскликнула .

Чатрукьян немедленно вывел на дисплей список файлов, загружавшихся в машину в последние сорок восемь часов, и начал его просматривать. Неужели попал зараженный файл? - подумал.  - Неужели фильтры безопасности что-то пропустили. В целях безопасности каждый файл, загруженный в ТРАНСТЕКСТ, должен был пройти через устройство, именуемое Сквозь строй, - серию мощных межсетевых шлюзов, пакетных фильтров и антивирусных программ, которые проверяли вводимые файлы на предмет компьютерных вирусов и потенциально опасных подпрограмм. Файлы, содержащие программы, незнакомые устройству, немедленно отвергались. Их затем проверяли вручную. Иногда отвергались абсолютно безвредные файлы - на том основании, что они содержали программы, с которыми фильтры прежде не сталкивались. В этом случае сотрудники лаборатории систем безопасности тщательно изучали их вручную и, убедившись в их чистоте, запускали в ТРАНСТЕКСТ, минуя фильтры программы Сквозь строй. Компьютерные вирусы столь же разнообразны, как и те, что поражают человека.

 - Смотрите. Это просто бессмысленный набор букв… Слова застряли у него в горле, глаза расширились.  - О… Боже ты мой… Фонтейн тоже все понял. Брови его поползли вверх. Он был потрясен. Мидж и Бринкерхофф охнули в унисон. - Ну и чертовщина. Перед глазами возник текст: PRIMEDIFFERENCEBETWEEN ELEMENTSRESPONSIBLE FORHIROSHIMAANDNAGASAKI - Введите пробелы, - приказала Сьюзан.  - Нам предстоит решить одну задачку.

 Вы оба настолько заврались, что в это даже трудно поверить.  - Хейл сильнее сжал горло Сьюзан.  - Если лифт обесточен, я отключу ТРАНСТЕКСТ и восстановлю подачу тока в лифт. - У дверцы лифта есть код, - злорадно сказала Сьюзан. - Ну и проблема! - засмеялся Хейл.  - Думаю, коммандер мне его откроет. Разве не так, коммандер. - Ни в коем случае! - отрезал Стратмор. Хейл вскипел: - Послушайте меня, старина. Вы отпускаете меня и Сьюзан на вашем лифте, мы уезжаем, и через несколько часов я ее отпускаю.

Когда двери автобуса открылись, молодые люди быстро вскочили внутрь. Беккер напряг зрение. Сомнений не. В ярком свете уличного фонаря на углу Беккер увидел. Молодые люди поднялись по ступенькам, и двигатель автобуса снова взревел. Беккер вдруг понял, что непроизвольно рванулся вперед, перед его глазами маячил только один образ - черная помада на губах, жуткие тени под глазами и эти волосы… заплетенные в три торчащие в разные стороны косички. Красную, белую и синюю. Автобус тронулся, а Беккер бежал за ним в черном облаке окиси углерода. - Espera! - крикнул он ему вдогонку. Его туфли кордовской кожи стучали по асфальту, но его обычная реакция теннисиста ему изменила: он чувствовал, что теряет равновесие.

Хейл включил свой компьютер. - Специально для тебя, дорогая. Он стал ждать, когда его компьютер разогреется, и Сьюзан занервничала. Что, если Хейл захочет взглянуть на включенный монитор ТРАНСТЕКСТА. Вообще-то ему это ни к чему, но Сьюзан знала, что его не удовлетворит скороспелая ложь о диагностической программе, над которой машина бьется уже шестнадцать часов. Хейл потребует, чтобы ему сказали правду. Но именно правду она не имела ни малейшего намерения ему открывать. Она не доверяла Грегу Хейлу. Он был из другого теста - не их фирменной закваски.

318 Share

Zaino spaziale jansport

Стратмор заговорил тише, явно желая ее успокоить: - Я бы не назвал этого парня панком. Но Сьюзан его не слушала. Она была убеждена, что должно найтись какое-то другое объяснение. Сбой. Вирус. Все, что угодно, только не шифр, не поддающийся взлому. Стратмор сурово посмотрел на. - Этот алгоритм создал один самых блестящих умов в криптографии. Сьюзан пришла в еще большее смятение: самые блестящие умы в криптографии работают в ее отделе, и уж она-то наверняка хоть что-нибудь услышала бы об этом алгоритме. - Кто? - требовательно сказала .

Беккер старался не обращать внимания на легкий запах перца. Меган сказала, что, если тереть глаза, будет только хуже. Он даже представить себе не может, насколько хуже. Не в силах сдержать нетерпение, Беккер попытался позвонить снова, но по-прежнему безрезультатно. Больше ждать он не мог: глаза горели огнем, нужно было промыть их водой. Стратмор подождет минуту-другую. Полуслепой, он направился в туалетную комнату. Смутные очертания тележки все еще виднелись у двери в мужской туалет, поэтому Беккер снова подошел к дамской комнате.

 Иису… - Слова застряли у Бринкерхоффа в глотке.  - Ты думаешь, что в ТРАНСТЕКСТ проник вирус. Мидж вздохнула: - А что еще это может. - Это может быть не вашим делом! - раздался зычный голос у них за спиной. Мидж от неожиданности стукнулась головой о стекло. Бринкерхофф опрокинул директорский стул и бросился к двери. Он сразу же узнал этот голос. - Директор! - воскликнул он и, подойдя к Фонтейну, протянул руку.

Она понимала, что это больше не имеет значения: Хейл и без того знал все, что можно было знать. Мне нужно доложить об этом Стратмору, - подумала она, - и как можно скорее. ГЛАВА 38 Хейл остановился в центре комнаты и пристально посмотрел на Сьюзан. - Что случилось, Сью. У тебя ужасный вид. Сьюзан подавила поднимающуюся волну страха. В нескольких метрах от нее ярко светился экран Хейла. - Со мной… все в порядке, - выдавила. Сердце ее готово было выскочить из груди. Было видно, что Хейл ей не поверил.

Это не был тщательно загримированный покойник в обитом шелком гробу. Обнаженное тело, бесцеремонно брошенное на алюминиевый стол. Глаза, которые еще не приобрели отсутствующего безжизненного взгляда, закатились вверх и уставились в потолок с застывшим в них выражением ужаса и печали. - Dоnde estan sus efectos? - спросил Беккер на беглом кастильском наречии.  - Где его вещи. - Alli, - ответил лейтенант с желтыми прокуренными зубами. Он показал на прилавок, где лежала одежда и другие личные вещи покойного. - Es todo. Это. - Si.

Кроме того, - добавила она, - я хотела бы напомнить Стратмору, что Большой Брат не спускает с него глаз. Пусть хорошенько подумает, прежде чем затевать очередную авантюру с целью спасения мира.  - Она подняла телефонную трубку и начала набирать номер. Бринкерхофф сидел как на иголках. - Ты уверена, что мы должны его беспокоить. - Я не собираюсь его беспокоить, - сказала Мидж, протягивая ему трубку.  - Это сделаешь. ГЛАВА 48 - Что? - воскликнула Мидж, не веря своим ушам.  - Стратмор говорит, что у нас неверные данные.

565 Share

Zaino spaziale jansport

 Мне кажется, коммандер приказал вам уйти. - Но монитор. Она показывает восемнадцать… - Коммандер Стратмор велел вам уйти. - Плевал я на Стратмора! - закричал Чатрукьян, и его слова громким эхом разнеслись по шифровалке. - Мистер Чатрукьян? - послышался сверху звучный возглас. Все трое замерли. Над ними, опираясь на перила площадки перед своим кабинетом, стоял Стратмор. Какое-то время в здании слышался только неровный гул расположенных далеко внизу генераторов.

Если эта программа попадет на рынок, любой третьеклассник, имеющий модем, получит возможность отправлять зашифрованные сообщения, которые АНБ не сможет прочесть. Это означает конец нашей разведки. Но мысли Сьюзан были далеко от политических последствий создания Цифровой крепости. Она пыталась осознать истинный смысл случившегося. Всю свою жизнь она посвятила взламыванию шифров, отвергая саму возможность разработки абсолютно стойкого шифра. Любой шифр можно взломать - так гласит принцип Бергофского. Она чувствовала себя атеистом, лицом к лицу столкнувшимся с Господом Богом. - Если этот шифр станет общедоступным, - прошептала она, - криптография превратится в мертвую науку. Стратмор кивнул: - Это наименьшая из наших проблем. - Не можем ли мы подкупить Танкадо.

 - Despiertate! - Ее пальцы инстинктивно вцепились ему в волосы. Просыпайся. И в этот момент Росио почувствовала под пальцами что-то теплое и липкое. Густая жидкость текла по его волосам, капала ей на лицо, попадала в рот. Она почувствовала соленый привкус и из последних сил попыталась выбраться из-под немца. В неизвестно откуда взявшейся полоске света она увидела его искаженное судорогой лицо. Из пулевого отверстия в виске хлестала кровь - прямо на. Росио попробовала закричать, но в легких не было воздуха. Он вот-вот задавит. Уже теряя сознание, она рванулась к свету, который пробивался из приоткрытой двери гостиничного номера, и успела увидеть руку, сжимающую пистолет с глушителем.

 Нет, сэр. Какой номер вы набираете? - Сеньор Ролдан не потерпит сегодня больше никаких трюков. - 34-62-10, - ответили на другом конце провода. Ролдан нахмурился. Голос показался ему отдаленно знакомым. Он попытался определить акцент - может быть, Бургос. - Вы набрали правильно, - сказал он осторожно, - но это служба сопровождения. Звонивший некоторое время молчал.

У нас есть кое-какие данные. Танкадо неоднократно публично заявлял, что у него есть партнер. Наверное, этим он надеялся помешать производителям программного обеспечения организовать нападение на него и выкрасть пароль. Он пригрозил, что в случае нечестной игры его партнер обнародует пароль, и тогда все эти фирмы сойдутся в схватке за то, что перестало быть секретом. - Умно, - сказала Сьюзан. Стратмор продолжал: - Несколько раз Танкадо публично называл имя своего партнера. North Dakota. Северная Дакота. - Северная Дакота.

За три десятилетия он перехитрил, превзошел и задавил рекламой всех своих японских конкурентов, и теперь лишь один шаг отделял его от того, чтобы превратиться еще и в гиганта мирового рынка. Он собирался совершить крупнейшую в своей жизни сделку - сделку, которая превратит его Нуматек корпорейшн в Майкрософт будущего. При мысли об этом он почувствовал прилив адреналина. Бизнес - это война, с которой ничто не сравнится по остроте ощущений. Хотя три дня назад, когда раздался звонок, Токуген Нуматака был полон сомнений и подозрений, теперь он знал правду. У него счастливая миури - счастливая судьба. Он избранник богов. - В моих руках копия ключа Цифровой крепости, - послышался голос с американским акцентом.  - Не желаете купить. Нуматака чуть не расхохотался во весь голос.

293 Share

Zaino spaziale jansport

Сьюзан слушала молча. - Как ты могла догадаться, - продолжал он, - вскоре я собираюсь выйти в отставку. Но я хотел уйти с высоко поднятой головой. Я хотел уйти с сознанием, что добился своей цели. - Но вы добились своей цели, - словно со стороны услышала Сьюзан собственный голос, - Вы создали ТРАНСТЕКСТ. Казалось, Стратмор ее не слышал. - В последние несколько лет наша работа здесь, в агентстве, становилась все более трудной. Мы столкнулись с врагами, которые, как мне казалось, никогда не посмеют бросить нам вызов. Я говорю о наших собственных гражданах. О юристах, фанатичных борцах за гражданские права, о Фонде электронных границ - они все приняли в этом участие, но дело в другом.

 - Тогда мы с вами придем к соглашению. - Буду держать вас в курсе, - произнес голос, и вслед за этим в трубке раздались короткие гудки. ГЛАВА 14 Беккер впился глазами в труп. Даже через несколько часов после смерти лицо азиата отливало чуть розоватым загаром. Тело же его было бледно-желтого цвета - кроме крохотного красноватого кровоподтека прямо над сердцем. Скорее всего от искусственного дыхания и массажа сердца, - подумал Беккер.  - Жаль, что бедняге это не помогло. Он принялся рассматривать руки покойного. Ничего подобного ему никогда не приходилось видеть.

Да и весь мир криптографии изменился. Новые обязанности Сьюзан были засекречены, в том числе и для многих людей в высших эшелонах власти. - Шифры, - задумчиво сказал Беккер - Откуда ты знаешь, с чего начинать. То есть… как ты их вскрываешь. Сьюзан улыбнулась: - Уж ты-то мог бы это понять. Это все равно что изучать иностранный язык. Сначала текст воспринимается как полная бессмыслица, но по мере постижения законов построения его структуры начинает появляться смысл. Беккер понимающе кивнул, но ему хотелось знать. Используя вместо классной доски салфетки ресторана Мерлутти или концертные программы, Сьюзан дала этому популярному и очень привлекательному преподавателю первые уроки криптографии. Она начала с совершенного квадрата Юлия Цезаря.

Его так просто обвели вокруг пальца. Танкадо не собирался продавать свой алгоритм никакой компьютерной компании, потому что никакого алгоритма не. Цифровая крепость оказалась фарсом, наживкой для Агентства национальной безопасности. Когда Стратмор предпринимал какой-либо шаг, Танкадо стоял за сценой, дергая за веревочки. - Я обошел программу Сквозь строй, - простонал коммандер. - Но вы же не знали. Стратмор стукнул кулаком по столу. - Я должен был знать.

Мысли его вернулись к Кармен. Перед глазами возникло ее гибкое тело, темные загорелые бедра, приемник, который она включала на всю громкость, слушая томную карибскую музыку. Он улыбнулся. Может, заскочить на секунду, когда просмотрю эти отчеты. Бринкерхофф взял первую распечатку. ШИФРОВАЛКА - ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТЬРАСХОДЫ Настроение его сразу же улучшилось. Мидж оказала ему настоящую услугу: обработка отчета шифровалки, как правило, не представляла собой никаких трудностей. Конечно, он должен был проверить все показатели, но единственная цифра, которая по-настоящему всегда интересовала директора, - это СЦР, средняя цена одной расшифровки. Иными словами, СЦР представляла собой оценочную стоимость вскрытия ТРАНСТЕКСТОМ одного шифра. Если цена не превышала тысячи долларов, Фонтейн никак не реагировал.

Будьте моей женой. Она подняла голову. Глаза ее были полны слез. - Прости меня, Дэвид, - прошептала.  - Я… я не могу. Дэвид даже вздрогнул. Он смотрел в ее глаза, надеясь увидеть в них насмешливые искорки. Но их там не. - Сью… зан, - заикаясь, начал .

472 Share

Zaino spaziale jansport

ГЛАВА 110 Невидящими глазами Джабба смотрел на распечатку, которую ему вручила Соши. Он побледнел и вытер рукавом пот со лба. - Директор, у нас нет выбора. Мы должны вырубить питание главного банка данных. - Это невозможно, - сказал директор.  - Вы представляете, каковы будут последствия. Джабба отлично знал, что директор прав. Более трех тысяч узлов Независимой цифровой сети связывают весь мир с базой данных агентства.

Откроет ли он вовремя дверцу кабины. Но, приблизившись к освещенному пространству открытого ангара, Беккер понял, что его вопросы лишены всякого смысла. Внутри не было никакого лирджета. Он несколько раз моргнул затуманенными глазами, надеясь, что это лишь галлюцинация. Увы, ангар был пуст. О Боже. Где же самолет. Мотоцикл и такси с грохотом въехали в пустой ангар. Беккер лихорадочно осмотрел его в поисках укрытия, но задняя стена ангара, громадный щит из гофрированного металла, не имела ни дверей, ни окон. Такси было уже совсем рядом, и, бросив взгляд влево, Беккер увидел, что Халохот снова поднимает револьвер.

 - Как твои дела. - Не жалуюсь. Джабба вытер губы. - Ты на месте. - А-га. - Не хочешь составить мне компанию. У меня на столе пирог с сыром. - Хотела бы, Джабба, но я должна следить за своей талией.

Он нащупал в кармане пиджака пистолет. До сих пор Дэвиду Беккеру необыкновенно везло, и не следует и дальше искушать судьбу. Пиджак защитного цвета от него отделяли теперь уже только десять человек. Беккер шел, низко опустив голову. Халохот прокручивал в голове дальнейшие события. Все было очень просто: подойдя к жертве вплотную, нужно низко держать револьвер, чтобы никто не заметил, сделать два выстрела в спину, Беккер начнет падать, Халохот подхватит его и оттащит к скамье, как друга, которому вдруг стало плохо. Затем он быстро побежит в заднюю часть собора, словно бы за помощью, и в возникшей неразберихе исчезнет прежде, чем люди поймут, что произошло. Пять человек. Четверо.

 - Он надеялся, что отказ представителю самого мощного разведывательного ведомства не слишком большая глупость с его стороны, но партия в сквош начиналась через сорок пять минут, а он дорожил своей репутацией: Дэвид Беккер никогда не опаздывает на партию в сквош… на лекцию - да, возможно, но на сквош -. - Постараюсь быть краткой, - улыбнулась Сьюзан Флетчер.  - Пожалуйста. Через десять минут Беккер уже сидел в буфете АНБ, жуя сдобную булку и запивая ее клюквенным соком, в обществе очаровательной руководительницы Отделения криптографии АНБ. Ему сразу же стало ясно, что высокое положение в тридцать восемь лет в АНБ нельзя получить за красивые глаза: Сьюзан Флетчер оказалась одной из умнейших женщин, каких ему только доводилось встречать. Обсуждая шифры и ключи к ним, он поймал себя на мысли, что изо всех сил пытается соответствовать ее уровню, - для него это ощущение было новым и оттого волнующим. Час спустя, когда Беккер уже окончательно опоздал на свой матч, а Сьюзан откровенно проигнорировала трехстраничное послание на интеркоме, оба вдруг расхохотались. И вот эти два интеллектуала, казалось бы, неспособные на вспышки иррациональной влюбленности, обсуждая проблемы лингвистической морфологии и числовые генераторы, внезапно почувствовали себя подростками, и все вокруг окрасилось в радужные тона.

Что-то подсказывало Сьюзан, что они близки к разгадке. - Мы можем это сделать! - сказала она, стараясь взять ситуацию под контроль.  - Из всех различий между ураном и плутонием наверняка есть такое, что выражается простым числом. Это наша главная цель. Простое число. Джабба посмотрел на таблицу, что стояла на мониторе, и всплеснул руками. - Здесь около сотни пунктов. Мы не можем вычесть их все одно из другого. - Многие пункты даны не в числовой форме, - подбодрила людей Сьюзан.  - Их мы можем проигнорировать.

278 Share

Zaino spaziale jansport

На экране Танкадо рухнул на колени, по-прежнему прижимая руку к груди и так ни разу и не подняв глаз. Он был совсем один и умирал естественной смертью. - Странно, - удивленно заметил Смит.  - Обычно травматическая капсула не убивает так. Иногда даже, если жертва внушительной комплекции, она не убивает вовсе. - У него было больное сердце, - сказал Фонтейн. Смит поднял брови. - Выходит, выбор оружия был идеальным.

Фонд электронных границ усилил свое влияние, доверие к Фонтейну в конгрессе резко упало, и, что еще хуже, агентство перестало быть анонимным. Внезапно домохозяйки штата Миннесота начали жаловаться компаниям Америка онлайн и Вундеркинд, что АНБ, возможно, читает их электронную почту, - хотя агентству, конечно, не было дела до рецептов приготовления сладкого картофеля. Провал Стратмора дорого стоил агентству, и Мидж чувствовала свою вину - не потому, что могла бы предвидеть неудачу коммандера, а потому, что эти действия были предприняты за спиной директора Фонтейна, а Мидж платили именно за то, чтобы она эту спину прикрывала. Директор старался в такие дела не вмешиваться, и это делало его уязвимым, а Мидж постоянно нервничала по этому поводу. Но директор давным-давно взял за правило умывать руки, позволяя своим умным сотрудникам заниматься своим делом, - именно так он вел себя по отношению к Тревору Стратмору. - Мидж, тебе отлично известно, что Стратмор всего себя отдает работе. Он относится к ТРАНСТЕКСТУ как к священной корове. Мидж кивнула. В глубине души она понимала, что абсурдно обвинять в нерадивости Стратмора, который был беззаветно предан своему делу и воспринимал все зло мира как свое личное. Попрыгунчик был любимым детищем коммандера, смелой попыткой изменить мир.

Он был добрым и честным, выдержанным и безукоризненным в общении. Самым главным для него была моральная чистота. Именно по этой причине увольнение из АН Б и последующая депортация стали для него таким шоком. Танкадо, как и остальные сотрудники шифровалки, работал над проектом ТРАНСТЕКСТА, будучи уверенным, что в случае успеха эта машина будет использоваться для расшифровки электронной почты только с санкции министерства юстиции. Использование ТРАНСТЕКСТА Агентством национальной безопасности должно было регулироваться примерно так же, как в случае ФБР, которому для установки подслушивающих устройств необходимо судебное постановление. Программное обеспечение ТРАНСТЕКСТА по раскрытию кодов должно храниться в Федеральной резервной системе и министерстве юстиции. Это должно было гарантировать, что АНБ не сможет перехватывать частную переписку законопослушных граждан во всем мире. Однако когда настало время загрузки программного обеспечения, персоналу, работавшему с ТРАНСТЕКСТОМ, объявили, что планы изменились. В связи с чрезвычайной обстановкой, в которой обычно осуществляется антитеррористическая деятельность АНБ, ТРАНСТЕКСТ станет независимым инструментом дешифровки, использование которого будет регулироваться исключительно самим АНБ.

Это были простые воспоминания: как он учил ее есть палочками, как они отправились на яхте к Кейп-Коду. Я люблю тебя, Сьюзан, - подумал.  - Помни это…. Ему казалось, что с него сорваны все внешние покровы. Не было ни страха, ни ощущения своей значимости - исчезло. Он остался нагим - лишь плоть и кости перед лицом Господа. Я человек, - подумал. И с ироничной усмешкой вспомнил: - Без воска. Беккер стоял с закрытыми глазами, а человек в очках в металлической оправе приближался к .

Тело Колумба покоится здесь, в Испании. Вы ведь, кажется, сказали, что учились в университете. Беккер пожал плечами: - Наверное, в тот день я прогулял лекцию. - Испанская церковь гордится тем, что ей принадлежат его останки. Испанская церковь. Беккер отлично знал, что в Испании только одна церковь - римско-католическая. Католицизм здесь посильнее, чем в самом Ватикане. - У нас, конечно, не все его тело, - добавил лейтенант.  - Solo el escroto.

 Ключ, Чед. Бринкерхофф покраснел до корней волос и повернулся к мониторам. Ему хотелось чем-то прикрыть эти картинки под потолком, но. Он был повсюду, постанывающий от удовольствия и жадно слизывающий мед с маленьких грудей Кармен Хуэрты. ГЛАВА 66 Беккер пересек зал аэропорта и подошел к туалету, с грустью обнаружив, что дверь с надписью CABALLEROS перегорожена оранжевым мусорным баком и тележкой уборщицы, уставленной моющими средствами и щетками. Он перевел взгляд на соседнюю дверь, с табличкой DAMAS, подошел и громко постучал. - Hola? - крикнул он, приоткрыв дверь.  - Con permiso. Не дождавшись ответа, он вошел. Типичная для Испании туалетная комната: квадратная форма, белый кафель, с потолка свисает единственная лампочка.

357 Share

Zaino spaziale jansport

 Это совсем просто, Сьюзан, мы позволим правде выйти за эти стены. Мы скажем миру, что у АНБ есть компьютер, способный взломать любой код, кроме Цифровой крепости, - И все бросятся доставать Цифровую крепость… не зная, что для нас это пройденный этап. Стратмор кивнул: - Совершенно.  - Повисла продолжительная пауза.  - Прости, что я тебе лгал. Попытка переделать Цифровую крепость - дело серьезное и хлопотное. Я не хотел тебя впутывать. - Я… понимаю, - тихо сказала она, все еще находясь под впечатлением его блистательного замысла.

Ты готов на это пойти. - Отпусти.  - Голос послышался совсем. - Ни за. Ты же меня прихлопнешь. - Я никого не собираюсь убивать. - Что ты говоришь. Расскажи это Чатрукьяну. Стратмор подошел ближе.

Мы обыскали обоих. Осмотрели карманы, одежду, бумажники. Ничего похожего. У Халохота был компьютер Монокль, мы и его проверили. Похоже, он не передал ничего хотя бы отдаленно похожего на набор букв и цифр - только список тех, кого ликвидировал. - Черт возьми! - не сдержался Фонтейн, теряя самообладание.  - Он должен там. Ищите.

Он принял решение. Под визг покрышек, в снопе искр Беккер резко свернул вправо и съехал с дороги. Колеса мотоцикла подпрыгнули, ударившись о бетонное ограждение, так что он едва сумел сохранить равновесие. Из-под колес взметнулся гравий. Мотоцикл начал подниматься по склону. Колеса неистово вращались на рыхлой земле. Маломощный двигатель отчаянно выл, стараясь одолеть подъем. Беккер выжал из него все, что мог, и отчаянно боялся, что мотоцикл заглохнет в любую минуту. Нельзя было даже оглянуться: такси остановится в любой момент и снова начнется стрельба.

Пуля отскочила от голой стены и чуть не попала в него. Он стремительно развернулся и едва сдержал крик. Никого. Дэвид Беккер исчез. Тремя пролетами ниже Дэвид Беккер висел на вытянутых руках над Апельсиновым садом с наружной стороны Гиральды, словно упражняясь в подтягивании на оконном выступе. Когда Халохот поднимался по лестнице, Беккер, спустившись на три пролета, вылез через один из проемов и повис на руках. Сделал он это как раз вовремя - убийца промчался мимо в ту же секунду. Он так торопился, что не заметил побелевших костяшек пальцев, вцепившихся в оконный выступ. Свисая из окна, Беккер благодарил Бога за ежедневные занятия теннисом и двадцатиминутные упражнения на аппарате Наутилус, подготовившие его мускулатуру к запредельным нагрузкам. Увы, теперь, несмотря на силу рук, он не мог подтянуться, чтобы влезть обратно.

 Я действую по инструкции, сэр.  - Пилот повернулся и скрылся в кабине. Дверца за ним захлопнулась. Беккер спустился вниз, постоял, глядя на самолет, потом опустил глаза на пачку денег в руке. Постояв еще некоторое время в нерешительности, он сунул конверт во внутренний карман пиджака и зашагал по летному полю. Странное начало. Он постарался выкинуть этот эпизод из головы. Если повезет, он успеет вернуться и все же съездить с Сьюзан в их любимый Стоун-Мэнор. Туда и обратно, - повторил он.  - Туда и обратно.

133 Share

Zaino spaziale jansport

Глаза ее не отрывались от экрана. Мозг лихорадочно искал какое-то другое объяснение, но не находил. Перед ее глазами было внезапно появившееся доказательство: Танкадо использовал меняющуюся последовательность для создания функции меняющегося открытого текста, а Хейл вступил с ним в сговор с целью свалить Агентство национальной безопасности. - Это н-не… - заикаясь, произнесла она вслух, - невероятно. И, словно возражая ей, в ее мозгу эхом прозвучали слова Хейла, сказанные чуть раньше: Танкадо не раз мне писал… Стратмор сильно рисковал, взяв меня в АНБ… Рано или поздно я отсюда слиняю. Но Сьюзан физически не могла примириться с тем, что увидела. Да, Грег Хейл противный и наглый, но он же не предатель. Зная, чем грозит агентству Цифровая крепость, не мог же он участвовать в заговоре по ее созданию. И все же Сьюзан понимала, что остановить Хейла могут только его представления о чести и честности.

За свою долгую историю оно стало свидетелем переворотов, пожаров и публичных казней, однако большинство туристов приходили сюда по совершенно иной причине: туристические проспекты рекламировали его как английский военный штаб в фильме Лоуренс Аравийский. Коламбия пикчерз было гораздо дешевле снять эту картину в Испании, нежели в Египте, а мавританское влияние на севильскую архитектуру с легкостью убедило кинозрителей в том, что перед их глазами Каир. Беккер перевел свои Сейко на местное время - 9. 10 вечера, по местным понятиям еще день: порядочный испанец никогда не обедает до заката, а ленивое андалузское солнце редко покидает небо раньше десяти. Несмотря на то что вечер только начинался, было очень жарко, однако Беккер поймал себя на том, что идет через парк стремительным шагом. Голос Стратмора в телефонной трубке звучал еще настойчивее, чем утром. Новые инструкции не оставляли места сомнениям: необходимо во что бы то ни стало найти канадца. Ни перед чем не останавливаться, только бы заполучить кольцо.

 Полезный груз? - предложил Бринкерхофф.  - Количество жертв. Ущерб в долларах. - Нам нужна точная цифра, - напомнила Сьюзан.  - Оценки ущерба всюду приводятся разные.  - Она еще раз взглянула на текст.  - Элементы, ответственные… У Дэвида Беккера, находившегося в трех тысячах миль от комнаты оперативного управления, загорелись. - Элементы! - воскликнул.  - Мы говорим о математике, а не об истории. Головы повернулись к спутниковому экрану.

Никакой Северной Дакоты нет и в помине. Энсей Танкадо - единственный исполнитель в этом шоу. Единственный исполнитель. Сьюзан пронзила ужасная мысль. Этой своей мнимой перепиской Танкадо мог убедить Стратмора в чем угодно. Она вспомнила свою первую реакцию на рассказ Стратмора об алгоритме, не поддающемся взлому. Сьюзан была убеждена, что это невозможно. Угрожающий потенциал всей этой ситуации подавил. Какие вообще у них есть доказательства, что Танкадо действительно создал Цифровую крепость. Только его собственные утверждения в электронных посланиях.

Она смотрела на него невинными глазами, и Беккер почувствовал, что она держит его за дурака.  - Да будет. На вид вы человек состоятельный. Дайте немножко денег, чтобы я могла вернуться домой. Я вам все верну. Беккер подумал, что деньги, которые он ей даст, в конечном счете окажутся в кармане какого-нибудь наркоторговца из Трианы. - Я вовсе не так богат, я простой преподаватель. Но я скажу тебе, что собираюсь сделать… - Скажу тебе, что ты наглая лгунья, вот что я сделаю.  - Пожалуй, я куплю тебе билет.

 - А мы так и не узнаем, как это сделать. - Захватчики у ворот. Джабба взглянул на экран. - Вот и все! - По его лицу стекали ручейки пота. Последняя защитная стенка на центральном экране почти совсем исчезла. Черные линии, сбившись в кучу вокруг ядра, настолько сгустились, что их масса стала совсем непрозрачной и легонько подрагивала. Мидж отвернулась. Фонтейн стоял очень прямо, глядя прямо перед .

Quanto ГЁ grande uno zaino da 25 litri

About Tozil

Она понимала, что коммандер заплатил огромную цену за ее избавление. - Простите меня, - сказала. - За .

Related Posts

945 Comments

Post A Comment